Комментарии

1 Следует привести данные о происхождении пяти сохранившихся в архивных фондах текстах протокола показаний Е.И. Пугачева на допросе в следственной комиссии в Симбирске.

В конце сентября 1774 г. находившийся в Казани начальник секретных следственных комиссий генерал-майор П.С. Потемкин получил из Яицкого городка от гвардии капитан-поручика С.И. Маврина протокол яицкого допроса Пугачева (док. № 1). Опираясь на этот документ, а также на материалы дознания над Пугачевым в Малыковской управительской канцелярии (см. приложение II), в Казанской губернской канцелярии (см. приложение III), на следственное дело о побеге Пугачева из Казанского острога (1773 г.), на допросы его сподвижников и причастных к его делу лиц, Потемкин составил план предстоящего допроса Пугачева в Симбирске, написав “Вступление к распросу” и шесть вопросных пунктов (ЦГАДА. Ф.6.Д.506.Л.447 — 450). Показания Пугачева на допросе, производившемся в Симбирске 2 — 6 октября 1774 г. главнокомандующим карательными войсками генерал-аншефом П.И. Паниным и Потемкиным, собственноручно протоколировал Потемкин. “Потемкинский” экземпляр протокола (ЦГАДА. Ф.6.Д.506.Л.451 — 466) был переписан набело, с включением в текст “Вступления к распросу” 6 основных и 12 дополнительных вопросных пунктов следователей. Составленный таким образом беловик — подлинник протокола (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.2.Л.46 — 66) — был послан с полковником Ю.Б. Бибиковым в Петербург при донесении Панина от 10 октября 1774 г. Подлинник протокола впервые был опубликован Р.В. Овчинниковым в подборке документов “Следствие и суд над Е.И. Пугачевым” (Вопросы истории. 1966. №5.С.109-118).

Перед отправлением в Петербург подлинника протокола с него была снята полная копия (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.15 — 25). Эту копию Потемкин отправил 13 октября 1774 г. в Москву генерал-аншефу князю М.Н. Волконскому, поскольку на Волконского рескриптом Екатерины II от 27 сентября 1774 г. было возложено руководство следствием в Москве над Пугачевым и ближайшими его сподвижниками.

Капитан-поручик Маврин, сопровождавший партию арестованных пугачевцев из Яицкого городка в Москву, в конце октября 1774 г. прибыл в Казань, где собственноручно снял для себя копию с “потемкинского” экземпляра протокола симбирского допроса Пугачева. “Мавринская” копия протокола (ЦГАДА. Ф.6.Д.663.Л.59 — 75об.) сохранилась в собрании бумаг Маврина, освещающих его деятельность на посту чиновника секретных следственных комиссий в Казани, Оренбурге и Яицком городке (ЦГАДА. Ф.6.Д.661-663).

В середине XIXв. неким неустановленным лицом, получившим доступ к бумагам Маврина, сняты были копии с ряда документов, в том числе и с “мавринской” копии протокола симбирского допроса Пугачева. Из-за трудности прочтения почерка Маврина копиист допустил при переписке ряд погрешностей: пропустил отдельные строки и слова, неточно воспроизвел некоторые имена, географические названия, цифры и др. Ныне эта копия середины XIXв., необоснованно присоединенная к коллекции дел походной канцелярии генерала П.И. Панина по “Пугачевской экспедиции”, хранится в Отделе рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (ОР ГБЛ. Ф.222.Д.9.Ч.1.Л.55 — 69). Именно по этой неисправной копии была осуществлена первая публикация протокола симбирского допроса Пугачева в журнале “Чтения в имп. Обществе истории и древностей российских”. 1858. Кн.2.С.37 — 50.

2 Панин Петр Иванович, граф, генерал-аншеф, командующий карательными войсками с августа 1774 г. по август 1775 г. (см. о нем прим. 34 к док. №1).

3 Потемкин Павел Сергеевич (1743 — 1796), генерал-майор, ветеран Русско-турецкой войны 1768 — 1774 гг. 11 июня 1774 г. назначен начальником Казанской и Оренбургской секретных следственных комиссий, участвовал в боях под Казанью (12 — 15 июля) против войска Е.И. Пугачева. При следствии над Пугачевым в Симбирске Потемкин пристрастным допросом и истязанием вынудил подследственного на дачу вымышленных показаний и на ложный оговор ряда лиц, причастных будто бы к принятию им на себя имени Петра III и к подготовке восстания. При последующем дознании в Москве все эти измышления, инспирированные Потемкиным, были опровергнуты показаниями привлеченных к следствию лиц, дезавуированы признаниями Пугачева на очных ставках с ними, а также на допросе 18 ноября 1774 г. (см. док. №9). В конце декабря 1774 г. Потемкин участвовал в судебном процессе над Пугачевым и ближайшими его сподвижниками.

4 Речь идет о церемонии представления Е.И. Пугачева генералам П.И. Панину и П.С. Потемкину 1 октября 1774 г. в Симбирске в штаб-квартире Панина (в доме симбирского купца-заводовладельца И.С. Мясникова-Пустынникова), где Пугачев принес “покаяние” перед чиновниками, офицерами, дворянством и “лучшими” гражданами.

5 Имеется в виду церемония публичного представления Е.И. Пугачева народу в Симбирске 1 октября 1774 г.

6 Петр III Федорович (1728 — 1762), российский император (1761 — 1762), под именем которого выступал Е.И. Пугачев в дни Крестьянской войны 1773 — 1775 гг.

7 Кузнецов Андрей Федорович, донской казак Глазуновской станицы, раскольник. В октябре 1772 г. на его хуторе ночевали Е.И. Пугачев и А.С. Логачев, ехавшие с Добрянского форпоста в Симбирск. На допросе в Тайной экспедиции Сената 2 декабря 1774 г. Кузнецов категорически отверг выдвинутые против него Пугачевым обвинения (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.418-421) и был полностью оправдан.

8 На “Большом” допросе в Москве (4 — 14.ХI.1774) Е.И. Пугачев повторил свое симбирское показание об А.Ф. Кузнецове, заявив, что он всецело поддержал идею об уводе казаков Яицкого войска на Кубань. Следствие признало показания Пугачева неосновательными и полностью оправдало Кузнецова.

9 Павлов Симон Никитич, зять Е.И. Пугачева, муж его сестры Федосьи (см. прим. 7 к док. №1).

10 Речь идет о протоколе показаний Е.И. Пугачева на допросе 16 сентября 1774 г. в Яицкой секретной комиссии (см. док. №1).

11 О неудавшейся попытке побега С.Н. Павлова, В. Кусачкина и двух других казаков на Терек см. протоколы показаний Е.И. Пугачева на допросах в Яицком городке и в Москве (док. №1 и №3).

12 Худяков Лукьян Иванович, донской казак Цимлянской станицы (подробнее о нем см. прим. 42 к док. №1).

13 Речь идет о протоколе показаний Е.И. Пугачева на допросе в Яицкой секретной комиссии 16 сентября 1774 г. (док. №1).

14 Сын Л.И. Худякова — Прокофий Лукьянович Худяков. Об его отъезде в марте 1772 г. с Е.И. Пугачевым из Цимлянской станицы в Черкасск и о бегстве Пугачева с пути туда рассказал Л.И. Худяков на допросе 2 декабря 1774 г. в Москве (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.425-428).

15 Показания Е.И. Пугачева на допросе в Симбирске, а также на допросе в Яицком городке о том, что Л.И. Худяков велел своему сыну отпустить его, Пугачева, с дороги в Черкасск, — недостоверны (см. об этом прим. 42 и 43 к док. №1).

16 Речь идет о Кабаньей слободе (см. прим. 44 к док. №1).

17 Коровка Осип Иванович, житель Кабаньей слободы, раскольник (см. прим. 45 к док. №1).

18 Ветка — слобода на реке Сож (см. прим.50 к док. №1).

19 Коровка Антон Осипович (подробнее см. прим. 47 к док. №1).

20 О.И. Коровка на допросе 18 ноября 1774 г. в Москве утверждал, что он дал Пугачеву свой собственный паспорт, выданный ему осенью 1771 г. Изюмской провинциальной канцелярией для торговых поездок, и что его сын Антон никакого фальшивого паспорта Пугачеву не писал и не вручал (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.338-341об.).

21 Бендеры — крепость на реке Днестр, отбитая русскими войсками у турок штурмом 16 сентября 1770 г. (в осаде и штурме Бендер принимал участие Е.И. Пугачев). В июне 1772 г. Пугачев, будучи в Кабаньей слободе, уговорил О.И. Коровку отпустить сына Антона в поездку под Бендеры, где, судя по слухам, власти разрешили селиться старообрядцам.

22 Е.И. Пугачев и А.О. Коровка, отправившись в июне 1772 г. из Кабаньей слободы под Бендеры, добрались до Кременчуга, где узнали, что никаких селений раскольников под Бендерами не существует. Из Кременчуга Пугачев и Коровка направились за рубеж, куда и прибыли в конце июня 1772 г.

23 Речь идет о протоколе допроса Е.И. Пугачева 16 сентября 1774 г. (док. №1).

24 Добрянск (Добрянка) — порубежное селение восточнее Гомеля, где находилась русская пограничная застава — Добрянский форпост. Е.И. Пугачев явился туда в конце июня 1772 г.

25 Речь идет о протоколе допроса Е.И. Пугачева 16 сентября 1774 г. (док. №1).

26 “Иргис” — речь идет о реке Большой Иргиз (левый приток Волги), берега которой были отведены для поселения старообрядцев (см. прим. 52 к док. №1).

27 Е.И. Пугачев выдержал шестинедельный противочумной карантин в Добрянском форпосте со 2 июля по 12 августа 1772 г., что было удостоверено паспортом, выданным Пугачеву 12 августа (см. прим. 53 к док. №1).

28 “Великия выгоды” старообрядцам, вышедшим из-за рубежа и поселившимся в России, на Иргизе и в других специально отведенных для того районах, — это суждение Е. И. Пугачева основывалось, видимо, на слухах о содержании указов Сената от 16 октября и 14 декабря 1762 г. (Полное собрание законов Российской империи. Т. XVI. № 11683,11720,11725).

29 Е.И. Пугачев приехал в Кабанью слободу к О.И. Коровке в конце сентября 1772 г. и, пробыв тут два или три дня, отправился в дальнейший путь к Иргизу.

30 Беглый солдат — Логачев (Семенов) Алексей Семенович, спутник Е.И. Пугачева в поездке из Добрянского форпоста к Иргизу в августе — ноябре 1772 г. (см. прим. 54 к док. №1).

31 Речь идет о протоколе допроса Е.И. Пугачева 16 сентября 1774 г.

32 Речь идет о волнениях в Яицком казачьем войске в третьей четверти XVIIIв., а в особенности о восстании, происходившем в январе — июне 1772 г.

33 Мечетная слобода — селение на реке Большой Иргиз (ныне город Пугачев Саратовской области).

34 Филарет — игумен старообрядческого Введенского, или Филаретова, скита вблизи Мечетной слободы (см. прим. 56 к док. №1).

35 А.Ф. Кузнецов на допросе 2 декабря 1774 г. категорически отвергал показание Е.И.Пугачева о том, будто он, Кузнецов, подал Пугачеву идею об уводе яицких казаков на Кубань и советовал обратиться за содействием в этом деле к Филарету (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.418-420об.). О том же говорил Кузнецов на очной ставке с Пугачевым, уличая его в вымысле (там же. Л.421).

36 А.Ф. Кузнецов на допросе 2 декабря 1774 г. утверждал, что никаких денег Е. И. Пугачеву он не давал (ЦГАДА. Ф.6.Д.412.Ч.1.Л.420об.).

37 Е.И. Пугачев и А.С.Логачев приехали в Мечетную слободу в начале ноября 1772 г.

38 Игумен Филарет на допросе в Казанской секретной комиссии 8 февраля 1774 г. показал, что при встрече с Е.И. Пугачевым в ноябре 1772 г. речь у них шла о возможности поселения Пугачева либо во Введенском ските в Мечетной слободе, либо в каком-то другом селении старообрядцев на Иргизе (ЦГАДА. Ф.6.Д.506.Л.26).

39 Е.И. Пугачев и С.Ф. Филиппов отправились в Яицкий городок в середине ноября 1772 г.

40 Филиппов (Сытников) Семен Филиппович, крестьянин Мечетной слободы, старообрядец (см. прим. 58 к док. №1).

41 С.Ф. Филиппов на допросе 3 декабря 1774 г. подтвердил, что Е.И. Пугачев в ноябре 1772 г. открыл ему свое намерение подговорить яицких казаков к побегу на Кубань (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.450-451об.).

42 Е.И. Пугачев и С. Филиппов приехали в Яицкий городок 22 ноября 1772 г., где в течение недели квартировали в доме казака Д.С. Пьянова.

43 Пьянов Денис Степанович, отставной яицкий казак (см. прим. 59 к док. №1).

44 На допросе в Оренбургской секретной комиссии 10 мая 1774 г. Д.С. Пьянов показал, что Е.И. Пугачев, встретившись с ним в ноябре 1772 г., открыл ему свое намерение увести яицких казаков на Кубань (Пугачевщина. Т.2.С.116).

45 Речь идет о доношении Малыковской управительской канцелярии в Симбирскую провинциальную канцелярию от 19 декабря 1772 г. о препровождении под конвоем в Симбирск Е.И. Пугачева, арестованного по доносу С. Ф. Филиппова, который сообщил, что во время поездки в Яицкий городок Пугачев подговаривал казаков бежать на Кубань (ЦГАДА. Ф.6.Д.414.Л.197-197об.).

46 При дознании в Симбирске Е.И. Пугачева били плетьми, и он, стремясь избегнуть дальнейшего истязания, вынужден был дать вымышленные показания. Полтора месяца спустя, в показаниях, данных на допросе в Москве 18 ноября 1774 г. М.Н. Волконскому и С.И. Шешковскому, Пугачев сообщил, что при допросе в Симбирске “как стали его стегать”, то он, “боясь” дальнейшего нещадного “наказания”, не зная сперва “кого б ему оговаривать”, а потом “ложно показывал” на встречавшихся с ним в его странствиях людей, которые в действительности не были причастны ни к его самозванству, ни к подготовке восстания (см. док. №9). Опираясь на вымышленные показания Пугачева, навязанные ему Потемкиным, следственная комиссия составила список на 20 человек, которых следовало разыскать, арестовать и доставить под конвоем в Москву, в Тайную экспедицию Сената, где должно было идти основное следствие над Пугачевым и ближайшими его соратниками (ЦГАДА. Ф.6.Д.490.Ч.2.Л.138-139).

47 Речь идет о допросе Е.И. Пугачева 16 сентября 1774 г. (док. №1).

48 На допросе в Яицком городке Е.И. Пугачев говорил, что решение о присвоении себе имени и титула Петра III он принял в августе 1773г, находясь на Таловом умете, и впервые назвал себя царем в беседе с уметчиком С.М. Оболяевым, а потом и в разговорах с яицкими казаками (см. док. №1). На самом же деле Пугачев впервые назвал себя “Петром III” в беседе с казаком Д.С. Пьяновым в конце ноября 1773 г. в Яицком городке.

49 В действительности ни протокол показаний Е.И. Пугачева на допросе 18 декабря 1772 г. в Малыковской управительской канцелярии, ни донос С. Филиппова, ни другие документы, связанные с тем делом, не обличают Пугачева в том, что он будто бы уже в 1772 г. выступал или пытался выступать под именем Петра Третьего. При дознании в Малыковке и в Казани Пугачеву инкриминировалось лишь то, что он сделал попытку подговорить яицких казаков к уходу на Кубань (см. приложения II и III).

50 Кожевников Петр, купец из Добрянки, раскольник. При дознании в Москве Кожевников категорически отрицал свою причастность к самозванству Е.И. Пугачева (см. ниже, прим. 53). На допросе 18 ноября 1774 г. Пугачев отказался от прежних показаний относительно Кожевникова, (см. док. №9). 11 января 1775 г. Кожевников был освобожден из Тайной экспедиции Сената с оправдательным паспортом.

51 “Беглый солдат” — речь идет об Алексее Семеновиче Логачеве (см. о нем прим. 54 к док. №1).

52 На допросе в Тайной экспедиции Сената 13 декабря 1774 г. А.С. Логачев показал, что летом 1772 г. он бывал вместе с Е.И. Пугачевым в Добрянке у купца П. Кожевникова, но он, Логачев, не говорил тому купцу, что находит в облике Пугачева “подобие покойного государя Петра Третьего”. Это показание было вымышленным, что и признал сам Пугачев на очной ставке с Логачевым (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.3.Л.70, 72).

53 Показание о том, что П. Кожевников будто бы советовал Пугачеву принять на себя титул и имя “Петра III” и подговорить яицких казаков к побегу на Кубань, обещая поддержку со стороны раскольников, было вымышленным. П.Кожевников на допросе 27ноября 1774 г. решительно отвел от себя такое несправедливое обвинение (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.371-371об.).

54 В ноябре 1774 г. в Добрянке вместе с Кожевниковым были арестованы купцы-раскольники Григорий и Федор Крыловы и в конце того месяца доставлены в Москву. Оба Крылова при допросе 27 ноября в Тайной экспедиции Сената не только решительно отводили выдвинутое против одного из них обвинение, но и утверждали, что они вообще не знакомы с Е.И. Пугачевым (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.372). 8 декабря 1774 г. г. и Ф. Крыловы были освобождены из заключения с выдачей им оправдательных паспортов.

55 См. выше, прим. 19.

56 См. выше, прим. 7 и 8.

57 См. прим. 54 к док. №1.

58 См. выше, прим. 44.

59 Е.И. Пугачев, находясь 22 — 28 ноября 1772 г. в Яицком городке, как великую тайну открыл Д.С. Пьянову то, что он, Пугачев, в действительности не кто иной, как “император Петр III”.

60 Имеется в виду протокол показаний Д.С. Пьянова на допросе 10 мая 1774 г. в Оренбургской секретной комиссии, где речь шла об обещании Е.И. Пугачева выдать по 12 рублей каждой казачьей семье, согласившейся уйти за ним с Яика на Кубань, и о крупных денежных суммах, которыми он будет “коштовать” Яицкое войско, если оно согласится бежать с ним (Пугачевщина. Т.2.С.116).

61 Д.С. Пьянов скончался в оренбургском остроге 12 августа 1774 г.

62 Речь идет о письме, написанном по просьбе Е.И. Пугачева крестьянином села Терса Василием Ивановичем Поповым, который в декабре 1772 г. вместе с другими малыковскими крестьянами конвоировал арестованного Пугачева из Малыковки в Симбирск. В материалах следственного дела Пугачева сохранился подлинник письма (ЦГАДА. Ф.6.Д.506.Л.15 — 16; опубликован в кн.: Дубровин Н.Ф. Пугачев и его сообщники. СПб., 1884. Т.1.С.160). В письме содержалась просьба к Филарету возвратить якобы находящиеся у него на сохранении собственные его, Пугачева, деньги — 470 рублей, которые спешно необходимы для подкупа чиновников Симбирской провинциальной канцелярии, будто бы обещавших за то освободить его, Пугачева. Поверив в истинность всего этого, Попов взялся доставить письмо Филарету, рассчитывая получить от Пугачева за эту услугу 100 рублей. Попов отправился к Филарету, которого встретил в Березовом поселке. Ознакомившись с письмом, Филарет заявил, что Пугачев не оставлял ему никаких денег на сохранение и, более того, сам он, Пугачев, задолжал ему, Филарету, 100 рублей. В мае 1774 г. Попов был задержан, содержался в заключении в тюремном остроге в Саратове, позднее находился под следствием в Казанской секретной комиссии, в конце ноября того года доставлен в Москву в Тайную экспедицию Сената (протоколы показаний Попова на допросах в Казани и Москве — ЦГАДА. Ф.6.Д.506.Л.5-14; Д.512.Ч.1.Л.440-447). 12 января 1775 г. Попов был освобожден из заключения с выдачей оправдательного паспорта.

63 Речь идет об аресте Е.И. Пугачева в Малыковке 18 декабря 1772 г.

64 Малыковский управитель — Позняков Алексей Степанович (см. о нем прим. 55 к док. №1).

65 Имеется в виду паспорт, выданный Е.И. Пугачеву 12 августа 1772 г. комендантом пограничного Добрянского форпоста (см. прим. 53 к док. №1).

66 Конвой с арестованным Е.И. Пугачевым и еще тремя колодниками отправился из Малыковки 19 декабря 1772 г. и прибыл в Симбирск 28 декабря.

67 По дороге из Малыковки в Симбирск Е.И. Пугачев вступил в переговоры с двумя конвоировавшими его крестьянами В.И. Поповым и В. Шмоткиным, чтобы они за денежное вознаграждение освободили его. Сошлись на ста рублях каждому из двух этих конвойных, но так как таких денег у Пугачева не было, сделка не состоялась. Подробности этих переговоров изложены в протоколе показаний Пугачева на допросе 28 ноября 1774 г. (см. док. №11) и в протоколах показаний Попова на допросах в Казани и в Москве в ноябре-декабре 1774 г. (ЦГАДА. Ф.6.Д.506.Л.6об.-10; Д.512.Ч.1.Л.440-447).

68 На допросе в Москве 3 декабря 1774 г. Е.И. Пугачев показал, что в то время, когда его конвоировали из Малыковки в Симбирск, у него было “денег мелких один рубль денежек и полушек” (см. док. №14).

69 Речь идет о письме Е.И. Пугачева к Филарету от декабря 1772 г. (см. выше, прим. 62).

70 В январе 1773 г. Филарет заявил явившемуся к нему с письмом Е.И. Пугачева крестьянину В.И. Попову, что Пугачев у него, Филарета, 470 рублей не оставлял.

71 Показание вымышленное. При допросе в Тайной экспедиции Сената 18 ноября 1774 г. О.И. Коровка показал, что в начале октября 1772 г., при отъезде Е.И. Пугачева из Кабаньей слободы в Малыковку, он, Коровка, дал Пугачеву всего лишь пять рублей (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.340). Это подтвердил и Пугачев на очной ставке с Коровкой 18 ноября 1774 г. (см. док. №9).

72 Показание вымышленное. Казак Луганской станицы Иван Астафьевич Долотин на допросе 2 декабря в Тайной экспедиции Сената заявил, что он, Долотин, Пугачева никогда не знал, замыслов его не ведал и никаких денег ему не давал (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.429). Это признал и Пугачев, заявив на допросе 18 ноября 1774 г., что он на Долотина “ложно показывал” (см. док. №9). 8 декабря 1774 г. Долотин был освобожден из заключения с выдачей оправдательного паспорта.

73 Показание вымышленное. Казак Глазуновской станицы А.Ф. Кузнецов на допросе 2 декабря 1774 г. в Тайной экспедиции Сената заявил, что в октябре 1772 г., при отъезде Е.И. Пугачева и А.С. Логачева в Малыковку, он, Кузнецов, отдал Пугачеву в обмен на его “худую кобыленку” свою лошадь, дал им на дорогу “мяса, а может быть, и пирогов”, но никаких денег не давал (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.420-420об.).

74 Вершинин Степан Никитич, донской казак Островской станицы. К нему на хутор в октябре 1772 г. заезжали Е.И. Пугачев и А.С. Логачев, направлявшиеся в Малыковку. На допросе в Тайной экспедиции Сената 2 декабря 1774 г. Вершинин решительно отверг выдвинутые против него обвинения в пособничестве Пугачеву (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.422-423об.). Ордером Тайной экспедиции Сената Донской войсковой канцелярии от 5 февраля 1775 г. Вершинин был освобожден из заключения вместе с племянником Пугачева — Федотом Мартиновичем Пугачевым, ибо, “по изследованию, никакой вины их не оказалось” (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.3.Л.185).

75 Подьячий — речь идет, видимо, о канцеляристе Симбирской провинциальной канцелярии Евграфе Баженове. Попов ничего не говорил на допросах об обращении к Баженову с просьбой об освобождении Е.И. Пугачева за взятку ему, Баженову, и старшим чиновникам провинциальной канцелярии. В пользу этого показания Пугачева как будто бы свидетельствует его письмо к Филарету, где говорится о Федоре Григорьевиче [Кудрине] — воеводском товарище в Симбирске и других симбирских чиновниках, в том числе о воеводе и секретаре, коим он, Пугачев, “чрез людей...посулил для своего освобождения... триста рублев” (ЦГАДА. Ф.6.Д.506.Л.15об.).

76 Симбирский воевода коллежский советник Николай Васильевич Панов.

77 Асессор — речь идет о товарище симбирского воеводы Федоре Григорьевиче Кудрине, который в действительности был не асессором, а надворным советником.

78 Секретарь Симбирской провинциальной канцелярии Петр Зайцев, который составил и подписал бумаги, касающиеся отправления Е.И. Пугачева из Симбирска в Казань.

79 См. выше, прим. 75.

80 В действительности письмо к Филарету начерно написал В.И. Попов, а набело переписал земский подьячий Малыковской слободы П.И. Удалов.

81 “Первое твое показание” — имеется в виду протокол показаний Е.И. Пугачева на допросе 16сентября 1774 г. (см. док. №1).

82 Речь идет о побеге Е.И. Пугачева и П.П. Дружинина из казанского острога 29 мая 1773 г.

83 Дружинин Парфен Петрович (см. о нем прим.78 к док. №1).

84 Дружинин Филимон Парфенович (см. о нем прим. 81 к док. №1).

85 Щолоков (Щелоков, Щолохов) Василий Федорович (А не Григорьевич, как ошибочно сказано в протоколе), казанский купец, знавший игумена Филарета. В феврале 1773 г. Щолоков получил письмо от Филарета, который просил предпринять шаги к освобождению Е.И. Пугачева. С этой целью Щолоков обратился к секретарю канцелярии А.П. Аврамову, но, встретив отказ, более по этому делу не ходатайствовал. Позднее Щолоков был арестован, доставлен в Москву, где 15 ноября дал показание на допросе Тайной экспедиции Сената (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.213 — 218об.). 12 января 1775 г. Щолоков был освобожден из заключения с оправдательным паспортом.

86 В таком именно свете, но в более подробном изложении, описал В.Ф. Щолоков первую встречу и беседу с Е.И. Пугачевым в казанском остроге в начале марта 1773 г. (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.216 — 216об.). Подробно рассказал об этом и Пугачев в показаниях на допросе 4 — 14 ноября 1774 г. (см. док №3).

87 В. Ф. Щолоков посылал в казанский острог съестные передачи Е. И. Пугачеву, а дважды вручал ему в милостыню деньги, в первый раз дал 1 рубль, а во второй раз — 5 рублей.

88 Брант Яков (Иаков) Ларионович (1716 — 1774), генерал-аншеф, губернатор Казанской губернии. В январе 1773 г. вел следствие над Е.И. Пугачевым, содержавшимся в казанском остроге (январь — май 1773 г.); при взятии Казани Пугачевым (12 июля 1774 г.) Брант с войсками сумел отстоять Казанский кремль; умер 3 августа 1774 г.

89 Секретарь Казанской губернской канцелярии Андреян Пантелеевич Аврамов (см. о нем прим. 74 к док. №1).

90 В.Ф. Щолоков обманывал Е.И. Пугачева, когда говорил ему, что он, Щолоков, будто бы обращался к казанскому губернатору Я.Л. Бранту с просьбой об освобождении Пугачева.

91 Вскоре после первой встречи с Е.И. Пугачевым в казанском остроге В.Ф. Щолоков, обратившись к секретарю Казанской губернской канцелярии А.П. Аврамову, обещал ему денежную взятку за освобождение Пугачева, но тот отказался пойти на это.

92 “Хлебников” — в действительности это был Седухин Иван Иванович, московский купец, раскольник. В середине марта 1773 г. Седухин, явившись в казанский острог для раздачи колодникам милостыни (100 рублей), встретился с Е.И. Пугачевым и, разговорившись с ним, выведал, что он донской казак и содержится в заключении будто бы “за раскол”. После того Седухин дважды встречал Пугачева на улицах Казани, где он в сопровождении конвойного солдата ходил для “испрошения милостыни”. Во вторую из этих встреч Пугачев, зайдя на квартиру к Седухину, передал ему свое письмо к Филарету, которое было вручено Седухиным игумену в Малыковке осенью 1773 г. В ноябре 1774 г. Седухин был арестован и взят под следствие в Тайную экспедицию Сената, где дал показания на допросах 4 и 15 ноября (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.33об.; 208-212). 12 января 1775 г. он был освобожден из заключения с оправдательным паспортом.

93 Замшев (Шамшев) Федор, крепостной крестьянин княгини Голицыной, мастер-кожевник и обойщик, содержался некоторое время в казанском остроге, где познакомился с Е.И. Пугачевым, а потом свел его с купцом И.И. Седухиным.

94 Бичегов (Бичагов, Бичюгов) Иван Никитич, симбирский купец, в январе — начале апреля 1773 г. находился в заключении в казанском остроге, где познакомился с Е.И. Пугачевым и, по его просьбе, написал письмо к игумену Филарету. В январе 1774 г. Бичегов явился в ставку Пугачева под Оренбургом, служил в повстанческом войске, погиб в сражении у Татищевой крепости 22 марта 1774 г.

95 Сходное показание о содержании письма Е.И. Пугачева к Филарету привел на допросе и И.И. Седухин (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.211-212).

96 В материалах казанского следственного дела (ЦГАДА. Ф.6.Д.414) документально зафиксирована лишь одна встреча Е.И. Пугачева с секретарем Казанской губернской канцелярии А.П. Абрамовым — 7 января 1773 г., когда производился допрос Пугачева.

97 См. выше, прим. 91.

98 О причастности А.П. Аврамова к смягчению режима тюремного содержания Е.И. Пугачева (снятие ручных кандалов, замена тяжелых ножных кандалов на легкие, позволение выхода в город за милостыней) см. прим. 76 к док. №1.

99 В марте 1773 г. шли работы по сносу обветшавшего каменного здания Казанской губернской канцелярии и находящейся при ней “черной” тюрьмы. В связи с этим Казанская губернская канцелярия вынесла 12 марта определение о переводе колодников из “черной” тюрьмы на общий тюремный двор, находившийся вблизи Кремля. 27 марта туда была переведена последняя партия из 15 колодников, в числе которых были П.П. Дружинин и Е.И. Пугачев, причем последний значился в именном реестре как “казак безызвестной Емельян Иванов” (ЦГАДА. Ф.6.Д.414.Л.124 — 124об.).

100 Речь идет о сговоре Е.И. Пугачева с П.П. Дружининым о побеге из казанского острога.

101 Имеется в виду Иван Ефимов, священник Благовещенского собора в Казани (см. о нем прим. 82 к док. №1).

102 Речь идет о протоколе допроса Е.И. Пугачева 16 сентября 1774 г. (док. №1).

103 “Несогласный солдат” — Денис Григорьевич Рыбаков, солдат-конвоир, который не знал о намерении Е.И. Пугачева и П.П. Дружинина в сговоре с другим солдатом г.А. Мищенковым бежать из Казани (см. прим. 86 к док. №1).

104 В действительности Д. г. Рыбаков умер 3 августа 1773 г.

105 “Яицкой казак Астафей Трифонов” — в действительности то был не Астафий Трифонов и не яицкий казак, а Долгополов Астафий Трифонович (1725 — не ранее 1797), ржевский купец, раскольник, в 1758 — 1762 гг. поставщик фуража ко двору Петра III. В 1774 г. Долгополов, человек по складу характера весьма предприимчивый и авантюрный, стремясь поправить пошатнувшееся материальное состояние, отважился на опасную политическую игру, надеясь извлечь выгоды из общения с Е.И. Пугачевым, а затем и с Екатериной II, обманывая при этом как ту, так и другую стороны. 21 июня 1774 г. явился в повстанческий лагерь под пригородом Осой, где и представился Пугачеву московским купцом Иваном Ивановым и “посланцем” от цесаревича Павла Петровича, который-де послал своему “отцу” подарки (сапоги, шляпу, перчатки, два полудрагоценных камня), а впредь намерен оказать ему военную и иную помощь. Долгополов не забыл напомнить о давнем денежном долге (1500 рублей) за поставленный им Петру III овес. Пугачев сразу разгадал авантюру “цесаревичева посланца” и, предупредив Долгополова, чтобы он не болтал лишнего, оставил его в своей ставке. Оба они, Пугачев и Долгополов, исполняли свои роли по “сценарию”: Долгополов — признавая Пугачева за “Петра III” и публично убеждая в том повстанцев, а Пугачев — принимая “Ивана Иванова” (Долгополова) за “посланца” цесаревича Павла. В середине июля 1774 г. Пугачев, уступая настоятельной просьбе Долгополова, отпустил его будто бы к цесаревичу Павлу, чтобы потом возвратиться вместе с ним к “Петру III”, и дал купцу 50 рублей на дорогу. Не сумев поправить свое состояние службой у Пугачева, Долгополов решил поживиться за счет правительства. Еще находясь в повстанческом лагере, он задумал новую аферу: добравшись до Петербурга, сообщить
Екатерине II о имевшейся будто бы среди восставших группы “заговорщиков” (во главе с А.А. Овчинниковым, А.П. Перфильевым и др.), которые, опираясь на своих сторонников из числа яицких казаков, выражают готовность арестовать Пугачева и выдать его, получив в вознаграждение за это по сто рублей каждый. Покинув ставку Пугачева и остановившись где-то неподалеку от Чебоксар, Долгополов сочинил “из своей головы” и написал письмо якобы от имени 324 яицких казаков — “заговорщиков”, адресованное генерал-адъютанту князю г. г. Орлову, с предложением выдать Пугачева. В начале августа 1774 г. Долгополов явился в Петербург к Орлову и, назвавшись “яицким казаком Астафьем Трифоновым”, представился посланцем “заговорщиков”. Орлов тотчас же отвез его в Царское Село к Екатерине II. Не разгадав обманного замысла Долгополова, императрица согласилась с предложенным им и “заговорщиками” планом захвата Пугачева, распорядилась выдать Астафию 2000 рублей за “усердие”, на его дорожные издержки и на оплату долгов. Вскоре для приема Пугачева от “заговорщиков” была снаряжена во главе с гвардии капитаном А.П. Галаховым секретная экспедиция (в нее вошел и Долгополов), которая отправилась в путь к низовьям Волги, взяв с собой 32 тысячи рублей золотыми империалами для вручения “заговорщикам”. 1 сентября 1774 г. экспедиция добралась до Царицына, где получила известие, что Пугачев бежал в заволжскую степь. Несколько дней спустя Долгополов упросил Галахова выдать ему из казенной суммы 3100 рублей и отпустить с несколькими надежными людьми на поиски Пугачева. Вскоре стало известно, что Пугачев арестован и доставлен в Яицкий городок. Долгополов, узнав о том и предчувствуя скорое разоблачение своей авантюры, скрылся от своих спутников и бежал на родину, в Ржев. Там он появился 1 октября 1774 г., день спустя был арестован и 12 октября доставлен в Петербур г. Следствие над Долгополовым производилось в Тайной экспедиции Сената, сперва в Петербурге, а затем в Москве. Проводивший дознание в Москве генерал-аншеф князь М.Н. Волконский в одном из донесений Екатерине II писал, что Долгополов — “человек не только коварный, но и весьма дерзкий и не робкий” (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.36об.). По определению Сената от 10 января 1775 г. Долгополое был бит кнутом, заклеймен и сослан на пожизненные каторжные работы в Балтийский порт (ныне г. Палдиски в Эстонии). Последнее прижизненное документальное известие о Долгополове относится к июлю 1797 г.

106 Пугов Василий Александрович (а не Кондратьевич!) — он же и Качалов — имя не существовавшего в действительности царицынского купца. О нем впервые упомянул Долгополов при встрече с Екатериной II и г. г. Орловым в Царском селе в начале августа 1774 г. При этом Долгополов сообщил, что Е.И. Пугачев, расставаясь с ним, велел ему искать его, “Петра III”, в Царицыне у купца Пугова.

107 Ходин Василий (1724 г. р.), яицкий казак, примкнул к Е.И. Пугачеву в октябре 1773 г., служил в его войске. В середине июля 1774 г., после переправы Пугачева на правый берег Волги, Ходин, отделившись от него, собрал в поволжских уездах крупный отряд из 700 крестьян, дворовых людей и заводских работников. Следуя с этим отрядом по пути главного повстанческого войска, он 8 августа 1774 г. соединился с Пугачевым в Саратове. 16 сентября 1774 г. Ходин явился с повинной в Яицкий городок, находился под следствием в секретной комиссии, а потом содержался в тюремном заключении в Оренбурге. Определением Тайной экспедиции Сената от 14 марта 1775 г. Ходин вместе с группой других пугачевцев освобожден из заключения.

108 На допросе в Москве 4 ноября 1774 г. Е.И. Пугачев заявил, что человека по фамилии Долгополов (“Астафий Трифонов”) он не знает, а знает другого купца, который привез ему подарки (якобы от цесаревича Павла Петровича), и звали его “Иван Иванов”.

109 “Иван Иванов” — имя, под которым был известен в ставке Е.И. Пугачева ржевский купец А.Т. Долгополов (см. о нем выше, прим. 105).

110 Е.И. Пугачев ошибался утверждая, что “Иван Иванов” (А.Т. Долгополов) приехал в ставку к нему в то время, когда он, Пугачев, “был в Уралах” (т. е. в мае — начале июня 1774 г.). В действительности, как о том свидетельствуют показания самого Долгополова, а также пугачевцев А.П. Перфильева, Канзафара Усаева, И.А. Творогова и Ф.Ф. Чумакова, Долгополов явился к Пугачеву в день взятия пригорода Осы — 21 июня 1774 г.

111 Канзафар Усаев (1738 — 1804), сотник татар-мишарей деревни Бузовьязовой Ногайской дороги Уфимского уезда. Примкнул к восстанию в октябре 1773 г., позднее в чине полковника был направлен для организации повстанческого движения в северную Башкирию, захвачен в плен карателями 4 августа 1774 г., содержался под следствием в Бугульме, в Казанской секретной комиссии, а в ноябре доставлен для дознания в Москву, в Тайную экспедицию Сената. По определению Сената от 10 января 1775 г. Канзафар Усаев был бит кнутом, заклеймен и сослан на пожизненные каторжные работы в Прибалтику, в Балтийский порт (ныне г. Палдиски в Эстонии), где и умер 10 июля 1804 г.

112 К началу дознания над Е.И. Пугачевым в Симбирске следственная комиссия помимо показания Канзафара Усаева об А.Т. Долгополове располагала свидетельствами других пугачевцев, в частности, И.Н. Белобородова, Ф.Д. Минеева, А.П. Перфильева, И.А. Творогова и Ф.Ф. Чумакова о пребывании Долгополова в ставке Пугачева. Все они говорили, что Долгополов не раз убеждал их в том, что предводитель восставших не кто иной, как сам Петр Третий.

113 Речь идет о поражении войска Е.И. Пугачева в битве против корпуса генерала И.А. Деколонга под Троицкой крепостью 21 мая 1774 г. (см. прим. 390 к док. №1).

114 “Иван Иванов” — А.Т. Долгополов — появился в ставке Е.И. Пугачева 21 июня 1774 г., месяц спустя после битвы у Троицкой крепости.

115 Вряд ли соответствует действительности показание Е.И. Пугачева о том, что “Иван Иванов” — А.Т. Долгополов — “первый подал ему мысль” и “совет” идти к Казани и далее к Москве. Идея похода к Казани возникла у Пугачева и его ближайших сподвижников задолго до появления Долгополова в стане восставших. Об этом свидетельствует, в частности, маршрут движения войска Пугачева в мае-июне 1774 г. от Троицкой крепости на северо-запад — через Исетскую и Уфимскую провинции — к Каме, а далее, вдоль ее берегов к Осе и к Казани.

116 Два дня спустя после переправы повстанческого войска на правый берег Волги, Е.И. Пугачев отпустил “Ивана Иванова” — А.Т. Долгополова — из своей ставки. Событие это происходило, видимо, 18 июля 1774 г. в лагере под Цивильском.

117 “...ожидает подкрепления себе” — речь, видимо, идет о военной помощи, которую, по словам А.Т. Долгополова, будто бы обещал цесаревич Павел Петрович предоставить “Петру III”.

118 Генералу П.С. Потемкину, игравшему ведущую роль в производстве симбирского дознания по делу Е.И. Пугачева, удалось решить не столь уж хитрую загадку, идентифицировав “Астафия Трифонова” с “Иваном Ивановым”, по сходству свидетельств о их появлении и пребывании в ставке Пугачева и отъезде оттуда. Удивляет то, что Потемкин остановился на полпути к истине, не подумав даже о возможности установления личности того человека, который действовал под псевдонимами “Астафий Трифонов” и “Иван Иванов”. А это и не требовало трудоемких разысканий; недель за шесть до симбирского дознания не кто иной, как сам Потемкин, допрашивая 22 августа 1774 г. в Казанской секретной комиссии Канзафара Усаева, услышал от него о приезжавшем в ставку Пугачева “цесаревичевом посланце” — ржевском купце Астафий Долгополове. Зная об этом, не столь уж трудно было путем сопоставления известных Потемкину фактов установить, что Долгополов как раз и был тем человеком, который действовал у Пугачева под личиной “московского купца Ивана Иванова”, а при Екатерине II и ее сотрудниках играл роль “яицкого казака Астафия Трифонова”.

119 Поляков Василий, царицынский купец, с которым Е.И. Пугачев будто бы встречался в 1772 г. на Дону. Сразу же по завершении симбирского допроса Пугачева генерал П.С. Потемкин отдал распоряжение о розыске В. Полякова и о доставлении его в Москву, в Тайную экспедицию Сената. С такой фамилией купцов в Царицыне не оказалось, но, по подозрению, был арестован купец Василий Калинович Качалов (который, видимо, имел уличное прозвище — Поляков) и отправлен в Москву. На допросе 18 ноября 1774 г. Сената Качалов заявил, что он никогда на Дону не бывал и Пугачева не знает. На состоявшейся в тот день очной ставке Пугачев, глядя на Качалова, сказал, что этого человека он никогда прежде не встречал и видит его впервые. 11 января 1775 г. Качалов был освобожден из заключения с выдачей оправдательного паспорта.

120 Пугов Василий Александрович (см. о нем выше, прим. 106).

121 Примерно так же свой прощальный разговор с А.Т. Долгополовым изложил Е.И. Пугачев на допросе 4 — 14 ноября 1774 г. (док. №3).

122 Речь идет о поражении карательного корпуса генерал-майора В.А. Кара в боях с войском Е.И. Пугачева под Оренбургом 7 — 9 ноября 1773 г. (см. прим. 256 к док. №1).

123 Шванвич (Шванович) Михаил Александрович (подробнее о нем см. прим. 259 к док. №1).

124 Речь идет о протоколе показаний М.А. Шванвича на допросе в Оренбургской секретной комиссии 17 мая 1774 г. (Пугачевщина. М.-Л., 1931. Т.3.С.207-215).

125 Шигаев Максим Григорьевич (см. о нем прим. 126 к док. №1).

126 Речь идет о Государственной Военной коллегии Е.И. Пугачева (см. прим. 283 к док. №1).

127 Имеется в виду составленный М.А. Шванвичем на немецком языке именной указ Е.И. Пугачева оренбургскому губернатору И.А. Рейнсдорпу от 19 декабря 1773 г. (см. прим. 262 к док. №1, а также: Овчинников Р.В. Манифесты и указы Е.И. Пугачева. Источниковедческое исследование. М., 1980. С.88-91).

128 М.А. Шванвич отрицал то, что он скреплял манифесты и указы Е.И. Пугачева латинской подписью имени “Петра III”. Сопоставление графики немецких рукописей Шванвича с латинскими подписями указов и манифестов Пугачева показало, что подписи эти сделаны не Шванвичем.

129 Горшков Максим Данилович, секретарь Е.И. Пугачева и повстанческой Военной коллегии (см. о нем прим. 228 к док. №1).

130 Думным дьяком Военной коллегии был не М.Д. Горшков, а Иван Яковлевич Почиталин (см. о нем прим. 155 к док. №1).

131 М.А. Шванвич показал на допросе, что кроме упомянутого выше указа от 19 декабря 1773 г., он “более у Пугачева писем никаких не писал” (Пугачевщина. Т.3.С.213). Нет упоминаний об этом и в протоколах показаний пугачевских секретарей М.Д. Горшкова и И.Я. Почиталина.

132 Очные ставки М.Д. Горшкова с Е.И. Пугачевым и с М.А. Шванвичем не проводились.

133 “...Разбит вторично... под Сакмарою” — здесь Е.И. Пугачев говорит о поражении своего войска в битве против карательного корпуса генерал-майора П.М. Голицына под Сакмарским городком 1 апреля 1774 г. (см. прим. 363 — 366 к док. №1).

134 Речь идет о прапорщике гарнизона Карагайской крепости Гавриле Аникеевиче Вавилове, который 13 мая 1774 г. сдал крепость войску Е.И. Пугачева (см. прим. 386 к док. №1).

135 Имеется в виду поражение войска Е.И. Пугачева в битве против карательного корпуса генерал-поручика И.А. Деколонга под Троицкой крепостью 21 мая 1774 г. (см. прим. 390 к док. №1).

136 Речь идет о взятии пригорода Осы войском Е.И. Пугачева 21 июня 1774 г. (см. прим. 408 к док. №1).

137 Секунд-майор Федор Васильевич Скрипицын (см. о нем прим. 407 к док. №1).

138 Капитан Сергей Максимович Смирнов (1740 — 1774), офицер казанского гарнизона, был в составе отряда майора Ф.В. Скрипицына, сдавшего 21 мая 1774 г. пригород Осу войску Е.И. Пугачева; будучи изобличен в измене, Смирнов вместе со Скрипицыным казнен 21 июня под Осой (см. прим. 412 к док. №1).

139 Подпоручик Федор Дмитриевич Минеев (см. о нем прим. 410 к док. №1).

140 В Бугульме располагался Томский пехотный полк во главе с полковником Н.Н. Кожиным. Имеются различные свидетельства о документах, захваченных при аресте Ф.В. Скрипицына, С.М. Смирнова и их сообщников (см. прим. 411 к док. №1).

141 Имеется в виду протокол показаний Ф.Д. Минеева на допросе в Казанской секретной комиссии в июле 1774 г. (опубл.: Пушкин А.С. Полн. собр. соч. Л., 1940. Т.9. Кн.2.С.701-704).

142 Речь идет о Федоре Агафоновиче Неустроеве, крестьянине Ливенского уезда, отставном солдате, служившем в июле-августе 1774 г. в войске Е.И. Пугачева. После поражения Пугачева в битве под Черным Яром (25.VIII.1774) Неустроев бежал на Украину, но вскоре был схвачен, содержался под следствием в Краснокутске и в Харькове, где, замученный при допросах истязаниями и пытками, вынужден был пойти на вымышленные показания о том, будто он, Неустроев, и шестеро других повстанцев были посланы Пугачевым в селения Воронежской губернии и Украины с указами к проживавшим там отставным офицерам (в том числе и к поручику А.М. Гриневу) с тем, чтобы они уговаривали крестьян к поддержке Пугачева и отправляли добровольцев в указанные им пункты Нижнего Поволжья. Неустроев умер в харьковском остроге 24 сентября 1774 г. Когда при допросе в Симбирске П.С. Потемкин ознакомил Е.И. Пугачева с показаниями Неустроева, то он, Пугачев, зная, что эти показания (в том числе и в отношении посылки указа к Гриневу) вымышлены, тем не менее счел возможным признать их за достоверные, чтобы этим признанием оградить себя от дальнейших расспросов и истязаний.

143 Гринев Алексей Матвеевич, отставной поручик, помещик Старооскольского уезда. 27 сентября 1774 г. Гринев был арестован по оговору Ф.А. Неустроева, доставлен в Харьков, где на допросе в губернской канцелярии решительно отвергал выдвинутое против него обвинение в получении указа от Е.И. Пугачева (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1. Л.381 — 381об.). Аналогичные показания Гринев дал и на допросе в Москве, в Тайной экспедиции Сената 28 ноября 1774 г. (там же. Л.437 — 439об.). 12 января 1775 г. Гринев был освобожден с выдачей оправдательного паспорта.

144 Речь идет о протоколе показаний Ф.А. Неустроева на допросе в Украинской Слободской губернской канцелярии 18 сентября 1774 г. (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.378-380).

145 Имеется в виду протокол показаний Ф.А. Неустроева на допросе в канцелярии Краснокутского комиссариатства 17 сентября 1774 г. (ЦГАДА. Ф.6.Д.512.Ч.1.Л.375-377об.).

146 Утром 21 августа 1774 г. войско Е.И. Пугачева пыталось атаковать Царицын, но, будучи остановлено огнем неприятельской артиллерии, отошло от города и направилось на юг, к Черному Яру (см. прим. 463 — 466 к док. №1).

147 Речь идет о сражении войска Е.И. Пугачева против корпуса полковника И.И. Михельсона у Солениковой ватаги под Черным Яром 25 августа 1774 г., где повстанцы потерпели полное поражение (см. прим. 475 к док. №1).

148 Вечером 25 августа 1774 г. Е.И. Пугачев с остатками своего войска переправился на левый берег Волги в 20 верстах выше Черного Яра (см. прим. 476 к док. №1).

149 Здесь речь идет не о рядовых яицких казаках-повстанцах, находившихся в конце августа — начале сентября 1774 г. в заволжской степи с Е.И. Пугачевым, а о главарях противопугачевского заговора И.А. Творогове, Ф.Ф. Чумакове, И.П. Федулеве и других (см. прим. 484 к док. №1).

150 К настоящему времени известны данные о 165 указах и манифестах Е.И. Пугачева (см.: Овчинников Р.В. Манифесты и указы Е.И. Пугачева. Источниковедческое исследование. М., 1980).

151 Филиппов Семен, крестьянин Мечетной слободы, подавший 17 декабря 1772 г. донос на Е.И. Пугачева (см. прим. 58 к док. №1).

152 Речь идет о доношении Малыковской управительской канцелярии в Симбирскую провинциальную канцелярию от 19 декабря 1772 г. об аресте и допросе Е.И. Пугачева (ЦГАДА. Ф.6.Д.414.Л.197 и об.).

153 Пьянов Денис Степанович, отставной казак, в доме у которого в Яицком городке останавливался Е.И. Пугачев в ноябре 1772 г. (см. прим. 59 к док. №1).

154 См. протоколы показаний Е. И. Пугачева на допросе 18 декабря 1772 г. в Малыковской управительской канцелярии и 6 января 1773 г. в Казанской губернской канцелярии (приложения II и III).

155 Эта часть вопроса сформулирована генералом П.С. Потемкиным на основе показания И.Н. Зарубина на допросе в Казанской секретной комиссии в сентябре 1774 г., где Зарубин говорил, что яицкие казаки, узнав о гостившем у Д.С. Пьянова в ноябре 1772 г. “Петре III”, который обещал возвратиться в Яицкий городок весной 1773 г., ждали его приезда, “все уже о том думали и дожидались весны; где не сойдемся, говорили войсковые все: “Вот будет государь!” И, как приедет, готовились ево принять” (Пугачевщина. Т.2.С.128 — 129).

156 Вторая часть вопроса генерала П.С. Потемкина, начинающаяся словами: “И когда открыл ты прямое звание свое, Емельки Пугачева”, — построена на использовании показания И.Н. Зарубина на допросе в Казанской секретной комиссии в сентябре 1774 г. Зарубин говорил, что будучи с “Петром III” в начале сентября 1773 г. в лагере у речки Усихи, он заявил новоявленному “императору”, что тот в действительности донской казак Емельян Пугачев, и Зарубин знает об этом со слов Д.К. Караваева. После этого “Петр III” признался в том, что он и действительно донской казак Пугачев (Пугачевщина. Т.2.С.131).

157 “Чика” — Зарубин Иван Никифорович (см. о нем прим. 127 к док. №1).

158 Караваев Денис Константинович (см. о нем прим. 114 к док. №1).

159 Внося этот вопрос в протокол дознания, генерал П.С. Потемкин опирался на свидетельство яицкого казака Еремея Косицына, который в сентябре 1774 г. рассказывал в Яицком городке гвардии капитан-поручику С.И. Маврину, а потом и в Казани Потемкину, что он, Косицын, слышал от некоего донского казачьего сотника Федорова, будто Пугачев, “находясь в последнюю войну с Турцией в Крыму (Пугачев в действительности никогда в Крыму не бывал), называл себя крестным сыном императора Петра Первого” (ЦГАДА. Ф.6.Д.662.Л.61-62об.).

160 В 1770 г. Е.И. Пугачев участвовал в осаде крепости
Бендеры, которая была взята русскими войсками 16 сентября 1770 г.

161 Показание несуразное, хотя бы уже потому, что Петр I умер в 1725 г., а Пугачев родился в 1742 г.

162 Косицын Еремей, яицкий казак, в январе — апреле 1774 г. оборонял в Яицком городке крепость, блокированную повстанцами, в одном из боев получил тяжелую рану; в сентябре 1774 г. послан с донесениями гвардии капитан-поручика С.И. Маврина в Казань к генералу П.С. Потемкину.

163 Софья — речь идет о первой жене Е.И. Пугачева — Софье Дмитриевне Пугачевой (см. о ней прим. 10 к док №1).

164 Сопоставление показаний Е. Косицына с протоколом допроса С.Д. Пугачевой и материалами Донской войсковой канцелярии не проводилось. Такого рода дознание советовал провести гвардии капитан-поручик С.И. Маврин в письме к генералу П.С. Потемкину от 11 сентября 1774 г. (ЦГАДА. Ф.6.Д.662.Л.61-62об.).

165 Кутейников Ефим Дмитриевич (см. о нем прим. 33 к док. №1).

166 В черновике протокола допроса Е.И. Пугачева 16 сентября 1774 г. в Яицком городке сохранилось его показание: “Когда я , чтоб, будучи в армии, назывался государя Петра Первого крестным сыном, — о том мне никогда и в разум не приходило, и сие на него выдумано” (ЦГАДА. Ф.6.Д.663.Л.3об.).

167 Худяков Лукьян Иванович (см. о нем прим. 42 к док.№1).

168 Худяков Прокофий Лукьянович.

169 Коровка Осип Иванович (см. о нем прим. 45 к док. №1).

170 Алексеев Петр, копиист Малыковской управительской канцелярии, который вел протокол показаний Е.И. Пугачева на допросе 18 декабря 1772 г. в Малыковке (см. приложение II).

171 “...не писал настоящего допроса” — в данном случае генерал П.С. Потемкин имел в виду то, что копиист П. Алексеев при допросе Е.И. Пугачева 18декабря 1772 г. будто бы не внес в протокол наиболее важного показания подследственного о том, что он называл себя “Петром III”. Это и дало Потемкину основание заподозрить Алексеева в сокрытии части показаний Пугачева при оформлении протокола.

172 Речь идет о рыбе, закупленной Е.И. Пугачевым в Яицком городке и Мечетной слободе и привезенной на продажу в Малыковку. В беседе с В. И. Поповым (см. о нем выше, прим. 62) Пугачев говорил, что малыковский копиист П. Алексеев поживился не только четырьмя возами рыбы, но и отобрал у него при обыске большую сумму дене г.

173 Здесь имеется в виду показание Е.И. Пугачева на допросе в Симбирске относительно того, что он, Пугачев, будучи в ноябре 1772 г. в Яицком городке, назвался Д.С. Пьянову “Петром III” (см. прим. 59 к данному документу).

174 Пояснение генерала П.С. Потемкина относительно того, что управитель Малыковской дворцовой волости А.С. Позняков “убит”, — ошибочно. В действительности Позняков здравствовал в то время и, находясь в отставке, жил в Малыковке; в ноябре 1774 г. он был отправлен в Москву, где на допросе в Тайной экспедиции Сената дал показания о следствии над Пугачевым в 1772 г.

175 Копиист П. Алексеев умер 13 декабря 1773 г. (рапорт Малыковской управительской канцелярии г.Р. Державину от 27 июля 1774 г.) (ЦГАДА. Ф.349.Д.7252.Л.30).

176 Кандалинцев Алексей, крестьянин села Сарсасы, в доме у которого скрывался Е.И. Пугачев летом 1773 г. и с которым в конце июля приехал к Яицкому городку (см. прим. 99 к док. №1).

177 Речь идет о побеге Е.И. Пугачева с П.П. Дружининым из Казани 29 мая 1773 г.

178 Е.И. Пугачев жил в доме у А. Кандалинцева со второй недели июня по середину июля 1773 г.

179 Имеется в виду поражение отряда пугачевского атамана А.А. Овчинникова в бою против карательного корпуса генерала П.Д. Мансурова 15 апреля 1774 г. (см. прим. 379 к док. №1).

180 Мансуров Павел Дмитриевич (см. о нем прим. 380 к док. №1).

181 Мамаев Иван Васильевич, уроженец Москвы, канцелярист, служил писарем в армейских полках. В ноябре 1772 г. совершил побег, был схвачен и заключен в саратовский острог; в апреле 1773 г. был переведен в Казань, где содержался в тюремном остроге вместе с Е.И. Пугачевым (см. прим. 80 к док. №1). В августе 1773 г. Мамаева отправили этапным порядком в Москву, но с дороги он бежал, в ноябре месяце явился в Яицкий городок к подполковнику И.Д. Симонову, назвавшись беглым солдатом Петром Богомоловым, был определен в гарнизонную команду. С января по март 1774 г. находился во внутренней крепости Яицкого городка, осажденной повстанцами; 23 марта бежал из крепости, служил писарем в войсковой канцелярии пугачевского атамана Н.А. Каргина, но накануне вступления в Яицкий городок карательного корпуса генерала П.Д. Мансурова бежал в заволжскую степь. В конце апреля 1774 г. Мамаев был схвачен и доставлен в Саратов, где на одном из допросов, когда его стали “сечь батоги”, он, “не стерпя побои”, дал показания самого фантастического свойства как о себе самом, так и о Пугачеве. Он сообщил, в частности, что будто бы с первых дней восстания он служил тайным кабинет-секретарем у Пугачева, составлял все его манифесты, указы и воззвания, через него же, Мамаева, будто бы шла переписка Пугачева с раскольниками в Москве и других местах (ЦГАДА. Ф.6.Д.460.Л.41 — 49об.). В конце мая — начале июня 1774 г. следствие по делу Мамаева вели секретные комиссии в Казани и в Оренбурге (там же. Л.123 — 129, 131 — 146), где он отказался от ряда прежних своих измышлений и сообщил достоверные автобиографические данные. 7 июля 1774 г. Тайная экспедиция Сената определила: сослать Мамаева на каторгу в Таганрог “в тяжкую работу вечно, где содержать его во всю жизнь в оковах”.

182 Речь идет о показании И.В. Мамаева на допросе в Саратове 3 мая 1774 г. (ЦГАДА. Ф.6.Д.460.Л.41-49об.).

183 Кожевников Петр, добрянский купец, раскольник (см. о нем выше, прим. 50).

184 Показание недостоверное. Никаких обещаний Е.И. Пугачеву относительно приглашения “всякого рода староверов” к “вспоможению” ему П. Кожевников не давал (см. выше, прим. 50 и 53).

185 Е.И. Пугачев, видимо, запамятовал, что И.В. Мамаев в апреле-мае 1773 г. находился вместе с ним в заключении в тюремном остроге в Казани.

186 Огородников Александр Иванович, казанский купец. 12 июля 1774 г., при взятии Казани войском Е.И. Пугачева, Огородников с сотнями других казанцев был выведен в
повстанческий лагерь к селу Царицыну, а оттуда ушел с пугачевцами в село Сухая Река, после поражения Пугачева в битве 15 июля возвратился в Казань. В сентябре 1774 г. Огородников был привлечен к следствию по делу И.С. Аристова (см. о нем ниже, прим. 187), который вымышленно обвинил архиепископа казанского и свияжского Вениамина и его служителей в поднесении денежного подарка Пугачеву. На допросе в Казанской секретной комиссии, где Огородникова “секли жестоко в кольцах плетьми”, он показал, что подарок Пугачеву передал будто бы дьякон С.Ф. Львов, библиотекарь Вениамина (ЦГАДА. Ф.6.Д.468.Л.89 — 90). На допросе в Тайной экспедиции Сената 3 января 1775 г. Огородников отказался от прежних своих показаний на Вениамина и Львова (там же. Л.110 — 115). Определением Тайной экспедиции Сената от 27 января 1775 г. Огородников был приговорен к пожизненной солдатской службе в Лифляндской дивизии.

187 Аристов Илья Степанович, костромской дворянин, с 1746 г. служил в армии, сержант. В ноябре 1773 г. Аристов бежал из полка, в начале марта 1774 г. задержан на Дону, где разглашал слухи о появлении войска Е.И. Пугачева под Казанью, находился под следствием в Донской войсковой канцелярии, а затем и в Казанской секретной комиссии. 12 июля 1774 г., при взятии Казани повстанческим войском, Аристов был освобожден из тюрьмы, доставлен в ставку Пугачева и определен в один из его полков. После переправы повстанцев на правый берег Волги Аристов, отделившись от Пугачева, поехал с семью повстанцами к Нижнему Новгороду, по пути туда, назвавшись полковником “Петра III”, поднял восстание крестьян сел Семьяны и Воротынец, а оттуда направился в приволжское село Фокино, где и был схвачен карательной командой. На допросах в Нижегородской губернской канцелярии Аристов, не выдержав жестоких истязаний, вынужден был пойти на измышления, заявив, что в ставку Пугачева под Казанью явился будто бы некий семинарист, посланный от архиепископа Вениамина, и вручил Пугачеву “вязаной кошелек з золотыми деньгами, по примечанию тысяч до трех” (Пугачевщина. Т.2.С.356 — 360). Следствие по делу Аристова, острием своим направленное против архиепископа Вениамина, пристрастно нагнетаемое неумеренным рвением генерала П.С. Потемкина, породило серию вымышленных показаний других привлеченных к дознанию лиц — купца А. Огородникова, дьякона А. Ионина, библиотекаря С.Ф. Львова. Пока шло следствие, архиепископ Вениамин был подвергнут домашнему аресту. Но в декабре 1774 г. выяснилось, что показания Аристова и других подследственных были вымышлены. Архиепископ Вениамин был полностью оправдан, и Синод, отмечая его заслуги в противопугачевской агитации, произвел его в сан митрополита. Доставленные в Москву Аристов, Огородников, Львов и Ионии на допросах в Тайной экспедиции Сената отказались от прежних своих показаний. По определению Тайной экспедиции Сената от 27 января 1775 г. Львов и Ионин были освобождены из заключения, Огородников приговорен к пожизненной солдатской службе в Прибалтике, а Аристов наказан кнутом и сослан на пожизненные каторжные работы в Балтийский порт (ныне г. Палдиски в Эстонии), где его и предписывалось “вечно содержать скованного” кандалами.

188 Речь идет о ставке Е.И. Пугачева у села Царицына под Казанью 12 июля 1774 г.

189 Игумен Филарет (см. о нем прим. 56 к док. №1) с 8 января 1774 г. содержался в тюрьме при Казанской секретной комиссии, откуда был освобожден повстанцами при взятии Казани 12 июля 1774 г., доставлен в ставку Пугачева, беседовал с ним, а несколько дней спустя скрылся.

190 Щолоков (Щолохов) Василий Федорович (см. о нем выше, прим. 85).

191 Речь идет о показании И.С. Аристова, данном им на допросе в Нижегородской губернской канцелярии 25 июля 1774 г. (Пугачевщина. Т.2.С.359 — 360).

192 Ульянов Илья Иванович (1744 — не ранее 1775), яицкий казак, участник восстания 1772 г. на Яике, примкнул к Е.И. Пугачеву в ноябре 1774 г. В конце этого месяца отправлен с И.Н. Зарубиным на Воскресенский завод для налаживания производства артиллерийских орудий и снарядов; некоторое время спустя Зарубин и Ульянов, получив новое задание от Пугачева, обосновались под Уфой, где взяли на себя руководство повстанческими отрядами. Ульянов был захвачен карателями 28 марта 1774 г., содержался под следствием в Казани и в Москве. По определению Сената от 10 января 1775 г. Ульянов был бит плетьми, заклеймен и сослан на пожизненные каторжные работы в Балтийский порт (ныне г. Палдиски в Эстонии).

193 Имеется в виду Ульянов Иван Иванович, яицкий казак, один из предводителей восстания 1772 г. на Яике, походный атаман восставших; после подавления восстания содержался в следственной комиссии в Оренбурге. По приговору Военной коллегии от марта 1773 г. Ульянов был бит кнутом, заклеймен и сослан на пожизненные каторжные работы в Сибирь, на Нерчинские заводы.

194 Генерал П.С. Потемкин сформулировал 12-й вопрос, опираясь на показания И.Н. Зарубина и И.И. Ульянова, данные ими на очной ставке в Казанской секретной комиссии в сентябре 1774 г. Зарубин показал, что “Пугачев называл Ульянова племянником, и о том Ульянов сам ему, Зарубину, сказывал”. Ульянов подтвердил это и добавил, что “Пугачев действительно племянником его называл, но он [Ульянов], не смел у него спросить — с чего он ево называет племянником, — а спросил у Почиталина, который ему ответствовал, что за двенатцать лет уже был некто, называющейся купцом, на Яике в бытность свою побратался с отцом Ульянова, дав ему золотой крест, и что еще тогда слух пронесся, якобы с Ульяновым побратался государь, но сей слух исчес” (ЦГАДА. Ф.6.Д.422.Л.33,34).

195 “Чика” — уличное прозвище И.Н. Зарубина, о котором здесь и идет речь.

196 “...Станичное и войсковое правительство” — имелись в виду Зимовейское станичное правление и Донская войсковая канцелярия.

197 Речь идет о донских казачьих полках, перешедших на сторону Е.И. Пугачева под Царицыном 21 августа 1774 г. (см. прим. 464,467 и 468 к док. №1).

198 Здесь говорится о сражении, происходившем 25 августа 1774 г. у Солениковой ватаги под Черным Яром, где карательный корпус полковника И.И. Михельсона разгромил войско Е.И. Пугачева (см. прим. 475 к док. №1).

199 Речь идет об именном указе Е.И. Пугачева атаману и казакам Березовской станицы и всему Донскому войску от 15 августа 1774 г., посланном на Дон с волжскими казаками Антиповской станицы Иваном Черниковым и Кирсаном Тарасовым (Овчинников Р.В. Манифесты и указы Е.И. Пугачева. С.142 — 144).

200 В день взятия войском Е.И. Пугачева города Петровска (4 августа 1774 г.) на сторону повстанцев перешла команда из 60 донских казаков (см. прим. 441 к док. №1).

201 Утром 6 августа 1774 г. в предместье Саратова на сторону Е.И. Пугачева перешла команда из 80 волжских казаков (см. прим. 442 к док. №1).

202 В Саратове, взятом войском Е.И. Пугачева 6 августа 1774 г., на сторону повстанцев перешло до 300 саратовских казаков, из которых был сформирован полк, участвовавший в походе с Пугачевым в низовья Волги.

303 Речь идет о частях саратовского гарнизона (артиллерийская команда, гарнизонный батальон), перешедших на сторону Е.И. Пугачева при штурме его войсками Саратова 6 августа 1774 г. (см. прим. 446 к док. №1).

204 Салманов Андрей Михайлович, саратовский дворянин, ветеран Русско-шведской войны 1741 — 1743 гг., Семилетней войны 1756 — 1762 гг. В 1774 г. командир гарнизонного батальона в Саратове, 6 августа 1774 г. при штурме Саратова повстанческим войском Салманов вместе со своим батальоном перешел на сторону Е.И. Пугачева. Салманов дал присягу на верную службу “Петру III”, был назначен командиром полка саратовских гарнизонных солдат, в составе войска Пугачева проделал поход в низовья Волги, захвачен в плен карателями в битве у Солениковой ватаги 25 августа 1774 г., содержался под следствием в Царицыне. По определению Тайной экспедиции Сената от февраля 1775 г. Салманов был лишен дворянского достоинства и офицерского чина и сослан на поселение в Сибирь.

205 Перфильев Афанасий Петрович, пугачевский полковник (см. о нем прим. 426 к док. №1).

206 Речь идет о поражении войска Е.И. Пугачева в битве с карательным корпусом полковника И.И. Михельсона у Солениковой ватаги под Черным Яром 25 августа 1774 г. (см. прим. 475 к док. №1).

207 Баратаев Андрей Михаилович, князь, капитан, командир артиллерийской команды в Саратове, перешел со своими солдатами к Е.И. Пугачеву при взятии его войском Саратова 6 августа 1774 г.

208 Капитан А. Баратаев был убит под Камышином в ночь с 13 на 14 августа 1774 г.

209 Утром 12 августа 1774 г., когда повстанческое войско подошло к Камышину, к Е.И. Пугачеву явился хорунжий И.Попов с 50 волжскими казаками, а также сержант И.С. Абызов с депутацией горожан, в полдень Пугачев вступил в Камышин (см. прим. 449 — 451 к док. №1).

210 Выступив 13 августа 1774 г. в поход к Царицыну, Е.И. Пугачев оставил казачью команду хорунжего И. Попова в Камышине, а 16 августа послал указ Попову с предписанием выступить с его командой из Камышина в станицу Дубовку. Два дня спустя, к Пугачеву в Дубовку прибыл Попов, но без своей команды, оставшейся в Камышине.

211 Войско Е.И. Пугачева вступило в Дубовку 17 августа 1774 г. (см. прим. 459 к док. №1).

212 Персидский Иван Макарович, отставной волжский казак Дубовской станицы, старший брат войскового атамана В.М. Персидского.

213 Персидский Василий Макарович, атаман Волжского казачьего войска. Узнав о разгроме войском Е.И. Пугачева царицынского карательного корпуса в битве у реки Пролейки 16 августа 1774 г., В.М. Персидский вместе с некоторыми старшинами бежал в Царицын, поручив управление Дубовкой и казачьей командой старшине Григорию Полякову.

214 Выступив 19 августа 1774 г. из Дубовки к Царицыну, Е.И. Пугачев взял с собой до 250 волжских казаков, составивших Дубовский полк во главе с хорунжим А.Д. Толмачевым, произведенным тогда же в полковники. Дубовский казачий полк участвовал в боях 20 — 21 августа 1774 г. под Царицыном и в битве у Солениковой ватаги под Черным Яром 25 августа 1774 г.

215 Речь идет об уходе в январе 1771 г. из России в Джунгарию 170 тысяч калмыков во главе с ханом Убаши. Свидетельство Е.И. Пугачева о посылке указа этим калмыкам не находит подтверждения в документальных источниках.

216 Нуралы-хан, правитель Младшего казахского жуза (см. о нем прим. 166 к док. №1). Е.И. Пугачев трижды обращался с указами к хану Нуралы, в сентябре и декабре 1773 г. и в марте 1774 г. (Овчинников Р.В. Манифесты и указы Е.И. Пугачева. С.32-35,184-187,204).

217 Дусали, султан Младшего казахского жуза. Е.И. Пугачев дважды посылал свои указы султану Дусали, в октябре и декабре 1773 г. (Овчинников Р.В. Манифесты и указы Е.И. Пугачева. С.55-56,184-186).

218 Имеется в виду султан Саидали, находившийся в ставке Е.И. Пугачева с октября 1773 г. по март 1774 г.

219 “...до разбития его” — речь идет о поражении войска Е.И. Пугачева в битве 22 марта 1774 г. у Татищевой крепости.

220 По свидетельствам ряда источников, султан Саидали после поражения Е.И. Пугачева в битве 22 марта 1774 г. бежал в ставку своего отца султана Дусали.

221 Овчинников Андрей Афанасьевич, походный атаман яицких казаков-повстанцев (см. о нем прим. 181 к док. №1). Овчинников был послан Е.И. Пугачевым из Яицкого городка в Гурьев 20 января 1774 г. и пять дней спустя вступил в него, взял штурмом городовой кремль и, забрав здесь порох, направился в обратный путь к Яицкому городку, куда и возвратился в первых числах февраля 1774 г. (см. прим. 312 и 314 к док. №1).

222 Имеется в виду пугачевский атаман Гурьева городка Евдоким Струняшев, назначенный на этот пост А.А. Овчинниковым 27 января 1774 г. Струняшев управлял Гурьевым до конца апреля 1774 г., 1 мая он капитулировал со своей командой, сдав Гурьев карательному отряду подполковника Д.И. Кандаурова. 1 ноября 1774 г. Струняшев был допрошен в Яицкой комендантской канцелярии и отправлен в Казанскую секретную комиссию, откуда вскоре освобожден без наказания. В показаниях Струняшева не имеется упоминаний об указах Е.И. Пугачева, которые надлежало отправить в Астрахань, нет никаких сведений об этих указах и в других источниках.

223 Об указах Е.И. Пугачева в Астрахань см. выше, прим. 222.

224 Упоминаемое здесь письмо было ответным посланием на указ, посланный Е.И. Пугачевым 9 августа 1774 г. правителю волжских калмыков Цендену-Дарже с призывом присоединиться с калмыцкой конницей к “главной армии” “Петра III” (Овчинников Р.В. Манифесты и указы Е.И. Пугачева. С.252 — 253).

225 “Старший князь оных калмык” — правитель волжских калмыков Ценден-Даржа.

226 Посланцы Цендена-Даржи прибыли к Е.И. Пугачеву 14 августа 1774 г. в Антиповскую станицу.

227 Пустобаев Петр Алексеевич, пугачевский сотник (см. о нем прим. 479 к док. №1).

228 П.А. Пустобаев вместе с переводчиком Идеркеем Баймековым были отправлены Е.И. Пугачевым 14 августа 1774 г. из Антиповской станицы на левый берег Волги, в ставку Цендена-Даржи с указом, предписывавшим правителю калмыков следовать на соединение с войском “Петра III”, для чего ему надлежало переправиться с луговой на нагорную сторону Волги у Камышина, где были заготовлены переправочные средства и провиант. Одновременно повстанческая Военная коллегия отправила указ М. Молчанову, атаману Николаевской слободы (на левом берегу Волги против Камышина), об ограждении жителей слободы от притеснений со стороны калмыков, идущих на соединение с войском “Петра III” (Овчинников Р.В. Манифесты и указы Е.И. Пугачева. С.140 — 142).

229 Ценден-Даржа с трехтысячным отрядом калмыцкой конницы пришел в ставку Е.И. Пугачева к Дубовке 19 августа 1774 г. (см. прим. 460 к док. №1).

230 О приеме и награждении Е.И. Пугачевым Цендена-Даржи, его старшин и рядовых калмыков см. прим. 460 к док. №1.

231 В составе войска Е.И. Пугачева калмыцкая конница участвовала в походе к Царицыну и в боях под этим городом, а 22 августа 1774 г., получив позволение Пугачева, Ценден-Даржа с большей частью калмыков возвратился в свои улусы (см. прим. 460 к док. №1).

232 Речь идет о поражении войска Е.И. Пугачева в битве с карательным корпусом полковника И.И. Михельсона у Солениковой ватаги под Черным Яром 25 августа 1774 г. (см. прим. 475 к док. №1).

233 О переправе Е.И. Пугачева с двумя сотнями повстанцев с правого на левый берег Волги вечером 25 августа 1774 г. (подробнее см. прим. 476 и 480 к док. №1).

234 Горлов Трофим Иванович, яицкий казак, участник восстания 1772 г. на Яике, примкнул к Е.И. Пугачеву в сентябре 1773 г., служил в его войске хорунжим. В сентябре 1774 г. Горлов явился с повинной в Яицкий городок, находился под следствием в секретной комиссии. По определению Тайной экспедиции Сената от 14 марта 1775 г. приговорен к ссылке, отбывал это наказание на поселении в Тобольске.

235 Предложение об уходе к Каспийскому морю было подано Е.И. Пугачевым (см. прим. 482 к док. №1).

236 “...Поворотиться к Волге” — этот совет был также подан Е.И. Пугачевым. Следуя этому плану, Пугачев повел отряд вверх по левобережью Волги и 1 сентября 1774 г. достиг Николаевской слободы, но там главари заговора, взяв командование над отрядом в свои руки, избрали путь на восток, в глубь заволжской степи, к рекам Узеням, где 8 сентября и арестовали Пугачева, а неделю спустя доставили его в Яицкий городок и выдали властям (см. прим. 484 — 486 к док. №1).

237 “...некрасовским путем” — то есть следуя примеру атамана И.И. Некрасова, который в 1708 г. увел за собой донских казаков-булавинцев за Кубань (см. прим. 67 к док. № 1).

238 Вечером 14 сентября 1774 г. только что доставленный в Яицкий городок Пугачев, беседуя с гвардии капитан-поручиком С.И. Мавриным, сказал: “Что ж до намерений... итти в Москву и далее, — тут других видов не имел, как то, естли пройдет в Петербург, — там умереть славно, имея всегда в мыслях, что царем быть не мог, а когда не удастся того зделать, — то умереть на сражении: “Вить все-де я смерть заслужил, так похвальней быть со славою убиту!” (ЦГАДА. Ф.6.Д.489.Л.68 — 70). Прошло три недели, и на заседании следственной комиссии в Симбирске 6 октября Пугачев, сломленный пристрастными допросами, психологическим нажимом следователей, истязаниями, произносит иные слова, кается в содеянном, говорит, что “угрызение сердце его никогда не покидало”, что он будто бы имел “намерение пасть с чистым раскаянием пред милосердою государынею и самодержицею”, и для того якобы он и звал яицких казаков в Москву, “говоря им, что естли его не примут на Москве за государя, то уже сам в руки отдастся”. Далекие от истины, явно вымученные слова, как раз те, которые нужны были Потемкину и которые, несомненно, им подсказаны Пугачеву.

239 Веревкин Михаил Иванович (1732 — 1795), драматург, переводчик В 1774 — 1775 гг. Веревкин служил в военно-походной канцелярии генерала П.И. Панина.