Повало-Швыйковский

сподвижник Михельсона, в 1773–1774 гг.

Николай Захарович Повало-Швыйковский, мой родной дед по отцу, принимал самое деятельное участие в поимки Пугачева, за что и получил, как это видно из указа сената от 28-го января 1775 г., имение в Невельском уезде, Витебской губернии, в количестве 7 тыс. десятин и около 450 душ, чин секунд-маиора и 5-ть золотых лично от государыни императрицы Екатерины на орехи, чем он более дорожил против других наград. Деда своего я помню, потому что он умер когда мне было 9 лет и сам слышал от него изустно как он, будучи капитаном гвардии и считаясь расторопным офицером, был назначен полковым командиром в опасную командировку, по некоторой к нему ненависти, кажется по ревности. (Дед мой был весьма статный офицер и высокого роста). Я его часто видел в его зеленом Екатерининском, с разрезом на груди, мундире. Послан он был в самый стан Пугачева для разведания позиции и для приискания способа захватить Пугачева врасплох. Команд для охранения офицера, ему не дано, тогда дед мой переоделся конюхом и нанялся у Пугачева в услужение; прожил там несколько дней, многое узнал и подметил, но когда приближенные Пугачева, начали в нем сомневаться и подозревать, то он ночью убежал; за ним последовала самая отчаянная погоня, так что единственное спасение оставалось броситься в ближайшее большое озеро. В этом озере его караулили около 3 дней; стреляли в него, ловили сетями, но он так хорошо нырял, что как скоро направлялись в одну сторону озера, он очутится в противуположной. Крепостной его человек с большими предосторожностями кормил его в воде; человека этого звали Иван и он пережил своего барина несколькими годами, ему было около 100 лет, а дед мой прожил до 120 лет, т. е. долго еще жил, после сидения в воде. От долгого сидения в воде, он был долго болен... Умер он в 1842 году 31-го октября в своем имении Смоленской губернии, Духовщинского уезда, в с. Мореве, где постоянно жил вышедши в отставку, вскоре после поимки Пугачева. В жалованном имении он не жил, но нередко посещай его. Имение это находится в моем владении, по наследству от отца; дед мой похоронен 7-го ноября того же года в с. Ратчине при большой каменной церкви Божией матери Одигитрии, в фамильной часовне. Церковь же сам достроил, и при жизни оная освящена. Старожилы и по сие время зовут его истребителем Пугачева. Многочисленная его вотчина, без всякого понуждения со стороны наследника и близких, которые были в отлучке, с поразительным единодушием, все до единого человека, собрались для похорон любимого своего владельца и буквально на головах несли 3 версты гроб. Дед мой был чрезвычайно добрый человек и владелец. Некоторые сведения о деде моем, тогда капитане гвардии Повало-Швыйковском, есть в «Истории Пугачевского бунта», А. С. Пушкина.

Витебск.

Сообщ. в 1876 г. П. Т. Повало-Швыйковский.

Текст воспроизведен по изданию: Повало-Швыйковский сподвижник Михельсона, в 1773–1774 гг. // Русская старина, № 4. 1879

© текст - Повало-Швыйковский П. Т. 1879
© сетевая версия - Тhietmar. 2018
© OCR - Андреев-Попович И. 2018
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Русская старина. 1879