ЗАПИСИ ДОПРОСОВ 14 БОЛДИНСКИХ КРЕСТЬЯН — УЧАСТНИКОВ ВОССТАНИЯ ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ Е. П. ПУГАЧЕВА

Фонд Арзамасской провинциальной канцелярии, хранящийся в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА), содержит много документов, которые освещают события крестьянской войны 1773-1775 годов на территории Нижегородского края. Среди этих интересных материалов, рассказывающих о борьбе угнетенного крестьянства против произвола и насилия крепостников, особое внимание привлекают записи допросов 14 болдинских крестьян. Это — важный и редкий источник для изучения классовой борьбы в феодальной России. Кроме того, из материалов допросов можно извлечь некоторые сведения по истории села Болдина, принадлежавшего в те годы Л. А. Пушкину — деду великого поэта.

В «Истории Пугачева», написанной в Болдине, и среди материалов, использованных Пушкиным для ее написания, нет упоминаний об участии в восстании болдинских крестьян. Нет и прямых свидетельств о том, что Пушкин слушал болдинцев о восстании. Имеются лишь сведения о том, что в то время, когда «История Пугачева» находилась в печати, Пушкин записал рассказ одного болдинского крестьянина о Пугачеве. Однако можно предположить, что если он предпринял специальные поездки в разные районы и записывал рассказы казанских, оренбургских и уральских старожилов, то, возможно, он слушал и рассказы болдинских крестьян.

Включенные в данную публикацию записи допросов 14 крестьян с. Болдина печатаются впервые. Они значительно расширяют круг известных источников о восстании болдинских крестьян. Эти записи допросов не исчерпывают следственных материалов о крестьянах с. Болдина, принимавших участие в восстании под предводительством Е. И. Пугачева1. Но они представляют все из известных пока нам показаний, которые касались событий в самом селе Болдине.

Записи допросов производились властями, поэтому в них получило отражение враждебное отношение к народному движению. Следует учитывать также, что оказавшиеся в руках властей крестьяне, зная об ожидавшем их суровом наказании, пытались скрыть, а иногда исказить факты своего участия в восстании. Это обязывает исследователей тщательно и критически анализировать следственные дела, уметь выделить из этого сложного источника то, что говорит об отношении крестьян к восстанию, о взглядах и психологии его участников.

Записи допросов во многом повторяют фактическую сторону событий. Но это не снижает их ценность. Напротив, дает в руки исследователей убедительный материал о конкретной истории восстания в селе Болдине. В то же время из каждого документа можно извлечь сведения, которые отсутствуют в остальных. Материалы допросов — это источник, который заслуживает внимания не только историков, но и литературоведов.

Записи допросов сохраняют орфографию подлинников.


№ 1. Показания в Арзамасской провинциальной канцелярии крестьян Михаила Прокофьева, Гаврилы Иванова, Ефима Тимофеева, Ильи Иванова, бурмистра Семена Семенова о действиях повстанцев в селе Болдино.

«1774 года сентября 1-го дня объявленный при доношении вотчины артилерии подполковника Льва Александрова сына Пушкина села Болдина от служителя Матвея Петрова того села крестьяне четыре человека, ис коих один бывший в злодейской известного [98] варвара Пугачева партии, а трое в согласии с злодеями к разграблению господского дому и в протчем в силу состоявшегося в 1763-м году февраля 10 дня указу в Арзамасской провинциальной канцелярии со увещеванием и с пристрастием под битием плетьми допрашиваны, а в допросе сказали:

1. Михайлою ево зовут Прокофьев сын, отроду ему дватцать лет, крепостной он крестьянин означенного артилерии подполковника Пушкина села Болдина, в коем и в подушной оклад написан. Сего 774 года в июле месяце, в котором числе не знает, когда в село Болдино приехали воровской известного злодея Пугачева партии четыре человека, тогда он, Михайла, был в доме своем и никуда не выходил. И что те злодеи на господском дворе делали и как прикащика увезли, не видел. А потом как уже на третий день приехала в село Болдино упоминаемого злодея Пугачева партия человеках во сте, ис коих казаков было только шесть человек, а протчие все крестьяня, а которых уездов и жительств, не знает, и ездя по селу Болдину проговаривали, что нет ли в их партию охотников. Почему он, Михайла, не имев ни с кем села своего с крестьяны согласия, а один самовольно в ту злодейскую партию и пристал с таким намерением, чтоб им по приказу их во всем помогать. И из села их Болдина вышед, Починковской волости в село Язь, в коем кроме питья безденежно в питейном доме вина и протчаго, никакого ж разграбления не делали. А от туда приехали в село Кемелю, где начевали. И так же в питейном доме вино безденежно пили. А из села Кемели приехали в село ж, а как ему звание, так же и которых оное и село Кемеля уездов помещиков, не знает. Только в том селе господской дом еще до приезда их бывшею злодея Пугачева партиею был уже разграблен. И он, Михайла, с тою злодейскою партиею в том селе начевали ж. А на третей день, как пришли под село Сучкино, а коего оное уезда, не знает, то под оным командою господина подполковника Михельсона их злодейская партия разбита, при чем из них шездесят два человека, да и он, Михайла, взяты и представлены были к нему, подполковнику Михельсону, который по наказании их плетьми роспустил и велел итти каждому в свои жительства. Почему он, Михайла, в село Болдино в дом свой пришед явился к выборному. А от него отдан по приезде в оное село Болдино господина их служителю Матвею Петрову, от коего уже объявлен в здешнею канцелярию. А более вышеписанного с тою злодейскою шайкою нигде он, Михайла, не был и никаких как со оною, так и напред сего смертных убивств. воровства и протчих злодейств не чинивал и в сем допросе сказал самую сущую правду. К сему допросу секунд-майора Александра Степановича Соловцова служитель ево Иван Ефремов вместо Михайлы Прокофьева по ево прошению руку приложил.

2. Гаврилою его зовут Иванов сын, отроду ему двадцать пять лет, крепостной он крестьянин помещика Льва Александрова сына Пушкина села Болдина, где и в подушной оклад написан. Как в село Болдино приехали воровской злодея Пугачева партии четыре человека и вошли на господской двор, тогда и он, Гаврила, да еще крестьяня Илья Иванов, Ефим Тимофеев, Федор и Егор Тимаковы, Фрол Григорьев, Лука Васильев. Захар Артамонов. Гаврила Тиханов, Иван да Антон Ивановы, Андрей Андронов, Михайла Романов к тем злодеям пришли и согласились прикащика Ивана Александрова отдать в злодейскую партию, при чем и бурмистр села их Болдина Семен Семенов находился ж. И те злодеи, разграбя ево пажить, взяли оного прикащика с собою. А притом он, Гаврила, да крестьяня ж Федор Тимаков и Ефим Тимофеев приговаривали, чтоб ево, прикащика, повесить. Однако те злодеи (не сделали), а увезли с собою в село Ларионово и из оного от тех злодеев отпущен. А на другой день, как уже во множественном числе злодейская партия в село их приезжала, тогда он из дому своего не выходил и, что при том происходило, не видал. Напред сего ни в каких приводах не бывал, воровства и протчих [99] злодейств не чинил и в сем допросе сказал сущую правду. Допросу салдаской сын Петр Акшинцов вместо Гаврилы Иванова по ево прошению руку приложил.

3. Ефимом ево зовут Тимофеев сын, отроду ему сорок лет, крепостной он крестьянин означеного помещика Льва Александрова сына Пушкина села Болдина, где и в подушном окладе написан. Как в село их злодейского варвара Пугачева партии четыре человека приехали, тогда он, Ефим, был в поле, а пришед в село, увидел, что те злодеи, взяв прикащика Ивана Александрова, везли с собою вон из села. И как он к ним подошел, стал с прикащиком прощатца, то ис тех злодеев один ударил ево плетью, почему он и ушел в дом свой. А никого притом ис крестьян господина своего не видал и кто из них ево, прикащика, повесить приговаривали, не знает. И сам х тому согласия ни с кем не имел. А как на другой день злодейская партия во многом числе в поле их начевала, то он, Ефим, в ночное время был в доме, а в день ушел в поле, и что тогда происходило, не знает. Напред сего в приводах не был, смертных убивств и никаких злодейств не чинивал и в сем допросе сказал сущую правду. К сему допросу арзамаской житель Иван Санинской вместо Ефима Тимофеева по ево прошению руку приложил.

4. Ильею ево зовут Иванов сын, отроду ему семдесят лет, крепостной он крестьянин помещика Льва Александрова сына Пушкина села Болдина, где и в подушном окладе написан. Как в село их злодейской варвара Пугачева партии четыре человека приехали, тогда он, Илья, ушел в поле и что от них, как же и от бывшей другой во многом числе партии происходило, не видел, ибо он в дом свой не приходил, а начевал в поле. И ни с кем ис крестьян господина своего, чтоб прикащика повесить, согласия он, Илья, не имел. Напред сего в приводах не бывал, смертных убивств, никаких злодейств не чинил. В сем допросе сказал сущую правду. К сему допросу подъяческой сын Григорей Оловенишников вместо крестьянина Ильи Иванова по ево прошению руку приложил.

Да сверх вышеписанных крестьян против показательства от Гаврилы Иванова тое ж вотчины бурмистр Семен Семенов со увещеванием в присудствии и с пристрастием же под битием плетьми, а в допросе сказал:

Как де в село их приехали воровской известного злодея Пугачева шайки четыре человека, то он, Семенов, находился на господском дворе, на который пришед те злодеи. А потом сошлись и господина ево крестьяня Ефим Тимофеев, Гаврила Иванов, Илья Иванов, Федор и Егор Тимаковы, Фрол Григорьев, Лука Васильев, Захар Артамонов, Гаврила Тиханов, Иван да Антон Ивановы, Андрей Андронов, Михайла Романов, при коих те злодеи прикащика Ивана Александрова пажить грабили, и по согласию означенных крестьян взяв ево, прикащика, повезли с собою, при чем из вышеписанных крестьян первые начинщики Ефим Тимофеев, Гаврила Иванов, Федор Тимаков приговаривали, чтоб ево повесить, а от протчих он, Семенов, того не слыхал. Он же, Семенов, по небытности кроме тех протчих села Болдина крестьян в домех, ис коих находились в лесных дачах и по полям для работы, объявленных бунтующих крестьян унять не мог. И сам он с ними никакого согласия не имел и прикащика повесить не приговаривал. Как же он, прикащик, из села вон и куда был повезен, он не видал, а остался тогда на господском дворе. И так что с ним в то время происходило, не знает, а только услышел уже, что он, прикащик, из села Ларионова теми злодеями отпущен. А на другой день вторично в село их приехала злодейская партия во множественном числе людей с ружьи и саблями и дротиками. Пришед в господский дом, оставшую прикащикову пажить пограбили, а недопущения в том им, злодеям, ему, бурмистру, села своего с крестьяны по устрашению их зажигатсльством всего села и смертным убивством зделать было не можно. Напред сего он, Семенов, никаких злодейств не чинивал и в сем допросе сказал сущую правду. К сему допросу секунд-майора Александр [100] Степановича Соловцова служитель ево Иван Семенов вместо бурмистра Семена по ево прошению руку приложил».

ЦГАДА, ф. Арзамасской провинциальной канцелярии (419), оп. 5, д. 119, л. 4-6. Подлинник.

№ 2. Показания в Арзамасской провинциальной канцелярии крестьян села Болдина Гаврилы Тихонова, Михаила Романова, Ивана Иванова.

«1774 года сентября 11-го дня объявленные при доношении вотчины артилерии подполковника Льва Александрова сына Пушкина села Болдина от служителя Матвея Петрова того села крестьяня три человека в бытии преклонными к приехавшим в село их воровской шайки злодеям и в протчем в силу состоявшегося в 1763-м году феврале 10 дня указа в Арзамаской провинциальной канцелярии со увещеванием и с пристрастием под битием плетьми дапрашиваны, а в допросе сказали:

1) Гаврилою зовут Тиханов сын, отроду ему сорок пять лет, 2) Михайлою зовут Романов сын, отроду ему двадцать два года, крепостные они помещика Льва Александрова сына Пушкина села Болдина, где и в подушной оклад написаны. Сего 774-го года в июле месяце, а в котором числе, не знают, как в село Болдино приехали воровской злодея Пугачева шайки четыре человека и вошли на господской двор, тогда они, Тиханов и Романов, да еще крестьяня ж Гаврила Иванов, Илья Иванов, Ефим Тимофеев, Федор и Егор Тимаковы, Фрол Григорьев, Лука Васильев, Захар Артамонов, Иван да Антон Ивановы, Андрей Андронов к тем злодеям пришли и согласились прикащика Ивана Александрова отдать в злодейскую шайку, при чем и бурмистр села их Болдина Семен Семенов находился. И те злодеи, разграбя оного прикащика пажить, взяли ево с собою. А притом из означенных крестьян Гаврила Иванов, Федор Тимаков, Ефим Тимофеев и Фрол Григорьев приговаривали, чтоб ево, прикащика, повесить. Однако те злодеи не повесили, а увезли в село Ларионове, и из оного от тех злодеев отпущен. Они же, Тиханов и Романов, прикащика повесить не приговаривали и от протчих помянутых крестьян того не слыхали. А на другой день как уже во многом числе злодейская шайка в село их приезжала, тогда они, Гаврила и Михаила, из домов своих и не выходили и что при том происходило не видали. Напред сего ни в каких приводах не бывали, воровства и протчих злодейств не чинили и в сем допросе сказали сущую правду. К сему допросу поташной канторы канцелярист Андрей Макаров вместо вышеписанных крестьян Гаврилы Тихонова и Михаилы Романова по их прозьбе руку приложил.

3) Иваном зовут Иванов сын, отроду ему тридцать лет, крепостной он означенного помещика Пушкина села Болдина, в коем и в подушной оклад написан. Показал то ж, что вышеписаиные крестьяня, да сверх того припомнил, что как злодеи прикащика из села их повезли с собою на крестьянской лошади, то и он, Иван, по принуждению тех злодеев был в подвотчиках. И будучи дорогою к селу Ларионову от побои теми злодеями он, Иван, ушел от них в лес и пришел в дом свой. Напред сего ни в каких приводах не бывал, воровства и протчих злодейств не чинил и в сем допросе сказал сущую правду. К сему допросу подьяческой сын Петр Горяинов вместо вышеписанного крестьянина Ивана Иванова по ево прошению руку приложил».

Сверху на л. 11 помета: Записать в реестр.

ЦГАДА, ф. 419, оп. 5, д. 119, л. 11-12. Подлинник.

№ 3. Показания в Арзамасской провинциальной канцелярии крестьян села Болдина Луки Васильева, Андрея Андронова, Егора Тимакова, Захара Артамонова, Антона Иванова.

«1774 года сентября 29 дня объявленные при доношении вотчины артилерии подполковника Льва Александрова сына Пушкина села Болдина от служителя Матвея Петрова того села крестьяня пять человек в бытии преклонными к приехавшим в село их воровской шайки злодеям и в протчем в силу [101] состоявшагося в 1763-м году февраля 10 дня указа в Арзамасской провинциальной канцелярии со увещеванием и с пристрастием под битием плетьми допрашиваны, а в допросе сказали:

1) Лука Васильев, отроду ему пятдесят лет, 2) Андрей Андронов — шестидесяти, 3) Егор Иванов сын Тимаков — двадцати пяти, 4) Захар Артамонов — тридцети, 5) Антон Иванов — тридцети пяти лет, крепостные они помещика Льва Александрова сына Пушкина села Болдина, где и в подушном окладе написаны. Сего 774 года в июле месяце, а в котором числе не знают, как в село Болдино приехали воровской злодея Пугачева шайки четыре человека и вошли на господской двор, тогда они пять человек, да еще крестьяня ж Гаврила Иванов, Илья Иванов, Ефим Тимофеев, Федор Тимаков, Фрол Григорьев, Иван Иванов, Гаврила Тиханов и Михайла Романов к тем злодеям пришли и согласились прикащика Ивана Александрова отдать в злодейскую шайку, при чем и бурмистр села их Болдина Семен Семенов находился ж. И те злодеи, разграбя оного прикащика пажить, взяли ево с собою. А при том означенных крестьян Гаврила Иванов, Федор Тимаков, Ефим Тимофеев и Фрол Григорьев приговаривали, чтоб ево, прикащика, повесить. Однако те злодеи не повесили, а увезли в село Ларионово, и из оного от тех злодеев отпущен. Они ж, Васильев, Андронов, Тимаков, Артамонов и Иванов, прикащика повесить не приговаривали. А на другой день, как уже во многом числе злодейская шайка в селе их находилась и что при том происходило, не видели, потому что тогда они все пять человек в селе Болдине не были, а имелись для разных своих работ в лесу и в поле. Напред сего ни в каких приводах не бывали, воровства и протчих злодейств не чинивали и в сем допросе сказали сущую правду. К сему допросу копеист Петр Оловенишников вместо вышеписанных крестьян Васильева, Андронова, Тимакова, Антонова и Иванова по их прошению руку приложил».

Сверху на л. 14 помета: Записать в реестр.

ЦГАДА, ф. 419, оп. 5, д. 119, л. 14-15. Подлинник.

№ 4. Показание в арзамасской провинциальной канцелярии крестьянина с. Болдина Фрола Григорьева.

«1775 года генваря 24 дня объявленной при доношении артилерии подполковника Льва Александровича сына Пушкина села Болдина от земского Гаврилы Козлова того села крестьянин Фрол Григорьев в бытии преклонным к приехавшим в село их злодеям и в протчем в силу состоявшего в 1763 году февраля 10 дня указа в Арзамаской правинциальной канцелярии со увещеванием и с пристрастием под битием плетьми допрашиван, а в допросе сказал:

Подлинно Фролом ево зовут Григорьев сын, отроду ему тридцеть пять лет, крепостной он означенного помещика Пушкина села Болдина, где и в подушном окладе написан. Прошлого 774 году в ыюле месяце, а в котором числе не знает, как в село Болдиио приехали воровской бывшаго злодея Пугачева шайки четыре человека и вошли на господской двор, тогда он, Фрол, и еще крестьяня ж Ефим Тимофеев, Федор Тимаков, Гаврила Иванов, Илья Иванов, Иван Иванов. Гаврила Тиханов, Егор Тимаков. Захар Артамонов, Антон Иванов к тем злодеям пришли и согласились прикащика Ивана Александрова отдать в злодейскую шайку, при чем и бурмистр села их Болдина Семен Семенов находился ж. И те злодеи, разграбя оного прикащика пажить, повезли ево с собою. А при том он, Фрол, да крестьяня Ефим Тимофеев, Гаврила Иванов и Федор Тимаков приговаривали, чтоб ево, прикащика, повесить. Однако те злодеи не повесели, а увезли в село Ларионово, и из оного от тех злодеев отпущен. А на другой день, как уже во многом числе злодейская шайка в селе находилась и что при том происходило, не видал, потому что тогда он, Фрол, в селе Болдине не был и весь тот день имелся в лесу. А потом пришед в дом свой и жил недели с четыре. Как же означенной села их прикащик Александров от господина их в то село приехал, то он, Фрол, одни из села Болдина бежал. [102] И, во-первых, жил недель с восем в лесных села Болдина дачах потаенно, а потом как стали быть заморозы, то уже пришел Алаторского уезда в деревню Красногорье, Расказон тож, и жил у новокрещена Сергея Вилдяева заведомо что беглой. От вышеписанной продерзости и живучи у того новокрещена делал сани и всякую работу на него работал. И в одно время з живущим у того ж новокрещена Вилдяева Алаторского ж уезда села Чусал новокрещеном Ефремом, а по отчеству и прозвания не знает, ездил он, Фрол, на лошеди в село Болдино и в ночное время. Из состоящего на гумне крестьянина господина ево Андрея Андронова погреба взяли кражею говяжьего мяса один перед и один зад да небольшую кадушку крошеной капусты и привезли к упоминаемому новокрещену Вилдяеву заведомо краденного...2. Генваря I числа раскаясь он, Фрол, о укрывании своем и пришед в село Болдино, явился к означенному прикащику Ивану Александрову и объявлен в Арзамаскую канцелярию. И окроме вышеписанного в злодейской шайке на воровствах и разбоях не бывал, смертных убивств и пожегов не чинивал, да и где имянно крестьянин Федор Тимаков находится, не знает. И в своем допросе сказал самую сущую правду. Допросу прежних служб пушкарь Александр Щеголков вместо вышеписанного крестьянина по ево прошению руку приложил».

ЦГАДА, ф. 419, оп. 5, д. 119, л. 23-24. Подлинник.

№ 5. Показание крестьянина с. Болдина Ивана Торгашева.

«1775 году марта 17 дня присланные из Свияжской провинциальной канцелярии для пересылки в здешнею правинциальную канцелярию от Царицына по ведомству при указе Нижегородской губернской канцелярии бывшие в злодейской государственного вора и варвара Пугачева толпе Арзамаского уезда разнопоместных вотчин, а имянно...3 полковника Льва Александрова сына Пушкина села Болдина крестьянин Иван Александров сын Торгашев в Арзамаскую провинциальную канцелярию приняты и в разбоях домов господских и в грабежах пожитков и в протчих злодействах... в силу имянного ея императорского величества указа, состоявшегося в прошлом 1763-м году февраля 10 дня, со увещеванием при присудствии допрашиваны, а в допросе сказали:...четвертой полковника Льва Александрова сына Пушкина села Болдина крестьянин Иван Александров сын Торгашев от роду ему двадцать девять лет. Прошлого 1774 году в летнее время приехав он, Торгашев, ис показанного своего села Болдина по отпуску прикащика Ивана Александрова в село Черновское и имел промысел к продаже печеных калачей и был во оном селе. До праздника происхождения честнаго креста дни за три из того села пошел в дом свой и, как идучи дорогою, отошед верст с семь, поблиску деревни Тимашевы встретилась на дороге воровская злодейская пугачевская шайка человек с сорок и взяли ево усильно и велели быть у обозу при лошадях, где и ехал и лошадей кормил. А проезжали самыми глухими дорогами по наслышности, что изыскивает ту воровскую шайку искоренить полковник Михельсон, упредил прежде их к Царицыну. А они незнав на ево команду и наехали, почему и захватили тою командою под караул и привезли в Царицын х коменданту, которой приняв и отослал по ведомству в Арзамаскую провинциальную канцелярию. А он де, Торгашев, будучи в той воровской злодейской шайке, воровства никакого не имел и домов господских ничьих нигде и ни в которых местах не разбивал и смертных убивств не чинивал. И в сем допросе сказал самую сущую правду. К сему допросу села Выездной Слободы земской Николай Захаров вместо вышепнсанного крестьянина по ево прошению руку приложил.

ЦГАДА. ф. 119. оп. 6, д. 66. л. 12. 14об. Подлинник.


Комментарии

1. Овчинников Р. 13. История кистеневского пугачевца. — «Записки краеведов», Волго-Вятское кн. изд-во. 1973. с. 131-135.

2. Слово утрачено.

3. Пропущены фамилии крестьян, не являвшихся жителями села Болдина.

Текст воспроизведен по изданию: Записи допросов 14 болдинских крестьян - участников восстания под предводительством Е. И. Пугачева // Записки краеведов: очерки, статьи, воспоминания, документы, хроника. Горький. Волго-вятское издательство. 1975

© текст - Курмачева М. Д. 1975
© сетевая версия - Thietmar. 2011
© OCR - Николаева Е. В. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Волго-вятское издательство. 1975