Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ПИСЬМА БРИТАНСКОГО КУПЦА Я. С. ВУЛЬФА БАРОНУ И. А. ЧЕРКАСОВУ

Поздним вечером 9 февраля 1744 г. в Москву примчался экипаж с двумя важными гостями русской императрицы Елизаветы Петровны — принцессой Иоганной-Елизаветой Ангальт-Цербстской и ее юной дочерью Софией-Фредерикой-Августой. С их приездом в Белокаменную из Санкт-Петербурга, куда они через Ригу и Нарву прибыли 3 февраля, торопились, чтобы обе дамы смогли 10 числа принять участие в праздновании шестнадцатой годовщины со дня рождения племянника царицы и престолонаследника, великого князя Петра Федоровича. К счастью путешественницы успели к назначенной дате, и потому торжества прошли по высшему разряду, без досадных накладок и недоразумений.

Впрочем, одна накладка, судя по всему, имела место. Дело в том, что 10 февраля 1744 г. Елизавета Петровна пожаловала каждой из приехавших немок орден Святой Екатерины. Императрица лично надевала новым кавалерам красные с золотой каймой орденские ленты с большим крестом, а усыпанные бриллиантами звезды на левую сторону груди прикалывали статс-дамы — Анна Карловна Воронцова (Иоганне-Елизавете) и Мария Симоновна Чоглокова (Софии-Фредерике). Вот только начертанный на звезде девиз ордена («За любовь и Отечество») прочесть самостоятельно у награжденных не получилось, ибо по-русски ни мать, ни дочь не понимали.

Иностранцам полагались орденские знаки с цитатами на латинском языке, однако вояж ангальт-цербстских принцесс в Россию осуществился слишком стремительно. Требующиеся наградные комплекты просто не сумели изготовить в срок. Кроме того, в государевой сокровищнице не сохранилось ни единого экземпляра ордена в иноземном варианте, почему даже императрице на его мгновенную выдачу рассчитывать не приходилось.

Поэтому 19 января 1744 г. кабинет-секретарь императрицы И. А. Черкасов распорядился отправить в Петербург британскому купцу Я. С. Вульфу рисунок, по которому английским ювелирам надлежало, как можно быстрее, смастерить два комплекта ордена Святой Екатерины с латинской надписью. Британцам понадобилось чуть менее полугода и 30 июня курьер привез в Москву первую орденскую пару, 22 июля — вторую. Елизавете качество английской работы понравилось. Российские екатерининские знаки двух немецких принцесс тут же обменяли на вновь приобретенные. А барона Вульфа государыня решила обременить собственным спецзаказом. 25 июля 1744 г. помощник Черкасова, Василий Иванович Демидов, уведомил Якова Семеновича о желании императрицы, чтобы тот поручил своим корреспондентам «в Англи[и] зделать к ордину Святаго Апостола Андрея звезду такую ж, как ныне при ордине Святыя Екатерины последняя [10] прислана, токмо в средине с крестом, как употребляетца к тому ордину Святаго Андрея, да еще ордин Святыя Екатерины, [с] звездою против последняго, сюда присланного».

Англичанин за реализацию высочайшей воли взялся, запросив у барона Черкасова изображение звезды ордена Андрея Первозванного. Пока в Британии компаньоны купца корпели над третьей екатерининской копией, а в Москве рисовали андреевский «чертеж», дочь Петра Великого осенило: почему бы не совместить два в одном?! Выписать из Лондона не две звезды, а одну, но зато с двумя сменяющимися сердцевинами к ней — екатериниской и андреевской. 1 ноября 1744 г. глава царского кабинета проинформировал Вульфа об изменениях, которые императрица намерена внести в заказ: «чтоб орден Святой Екатерины был менше того, как прежния два зделаны и... чтоб средняя фигура в той звезде с подписью была выемная, дабы свободно было оную и вставливать с закрепкою и вынимать, а на то место вставливать приложенную при сем фигуру в звезде ордена С[вятаго] Андрея».

Увы, оригинальная идея у государыни возникла поздновато. 12 ноября Яков Семенович предупредил Черкасова, что ничего из данной затеи не выйдет, ибо третий комплект ордена Святой Екатерины практически завершен и вскоре прибудет в Петербург. Иван Антонович от имени расстроенной императрицы ответил 19 ноября: «Тому быть так», после чего поинтересовался, нельзя ли «в звезде, к ордену С[вятыя] Екатерины делаемому, прибавить вкладную фигуру, употребляемую в звезде ордена С[вятаго] Андрея, какую я к вам послал, дабы тем убежать убытку в делани[и] лишней звезды ордена С[вятаго] Андрея и ордена С[вятыя] Ека[терины]». К сожалению, и эта попытка наверстать упущенное обернулась иллюзией. Казне дешевле обошлось бы производство по новому проекту дополнительной четвертой звезды, чем переделка и улучшение готовой третьей. 27 января 1745 г. ее вкупе с орденским крестом доставили в Москву. Елизавета кавалерские знаки приняла, заплатив по счету (7 506 фунтов стерлингов за три ордена). Что же касается ордена Святого Апостола Андрея Первозванного, то тратить деньги на еще одну звезду царица не захотела.

Ниже публикуются письма Я. С. Вульфа И. А. Черкасову за 1744 г., посвященные в основном либо изготовлению звезд ордена Святой Екатерины, либо отправке в Москву к императорскому двору разных заграничных товаров. При публикации сохранены все особенности письма автора, курсивом выделены строки, написанные непосредственно Я. С. Вульфом. Если выделение отсутствует, значит, все письмо является его автографом. Все письма хранятся в Российском Государственном Архиве Древних Актов (PГAДА), в фонде «Дворцовый архив» (№ 1239, опись № 3, дело № 61591). Кроме того, в приложении приведены три письма Я. С. Вульфа И. А. Черкасову, хранящиеся там же, но написанные в 1742 и 1753 гг.

В основу вступления положены документы из того же дела (смотри л. 168, 38, 42, 60-61 об.).

Публикация К. А. ПИСАРЕНКО