Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СКАСКИ ЕЛИЗАВЕТИНСКОЙ РОССИИ

Что мы знаем о современниках дочери Петра Великого, людях, окружавших августейшую оптимистку? Не слишком лестные отзывы царицы Екатерины о холопствующих придворных, грубых, пронырливых, невежественных, подчас неграмотных. Поверхностные оценки европейских дипломатов и вояжеров, за редким исключением не заметивших возле Елизаветы Петровны особ, достойных уважения. Будоражащие воображение предания стариков пушкинского века о головокружительных карьерах, роскошных празднествах и беззаботно-вольготной жизни вельмож веселой императрицы. Слившись воедино под пером талантливых исследователей и литераторов эти три главных источника сформировали в общественном сознании потомков сказочный образ о благополучном, радостном елизаветинском периоде русской истории и о легкомысленной, думающей только о развлечениях государыне, которой сказочно повезло и с подданными, и с министрами, и, прежде всего, с отцом. Ведь его великие реформы снабдили русское государство таким солидным запасом прочности, что оно десятилетиями могло управляться без активного участия первого лица, всецело полагаясь на профессионализм и добросовестность новой, петровской бюрократии.

Подобная трактовка реалий елизаветинской России сродни волшебной сказке, ибо вырисовывается странная картина. На троне восседает ленивый, избегающий встреч с министрами монарх. Личность, исполняющая за лентяя роль координирующего центра, отсутствует. Министры, каждый в своем ведомстве, хозяйничают на манер удельных князей. Однако, если в других странах аналогичная чехарда заканчивалась крупными неприятностями, то в елизаветинской России наблюдался прямо противоположный эффект. Экономика переживала подъем. Объемы промышленного производства и торгового оборота росли. Международный статус империи достиг уровня самой влиятельной державы на континенте, дипломаты которой успешно защищали ее интересы, как на Западе, так и на Востоке. Русская армия побеждала лучшую армию мира (прусскую). Наука, литература и искусство процветали под ненавязчивым покровительством двора. На обширной территории от Днепра до Камчатки и от Архангельска до Астрахани царил пусть и не идеальный, но вполне надлежащий порядок.

И что же стояло у истоков этого чуда? Уникальное умение соперничавших за лидерство Шуваловых, Бестужевых, Воронцовых и иже с ними договариваться друг с другом?! Или загадочный потенциал петровских преобразований, спасший от кризисов двадцатилетнее правление дщери Петровой, но не сумевший уберечь от бесславия десятилетний режим Анны Иоанновны и шестимесячный Петра III?! Не правда ли, оба обоснования, как минимум, не очень убедительны, а, в принципе, просто мифичны. Почему есть все резоны считать справедливым третье объяснение превращения [65] сказки в быль — наличие у царицы Елизаветы Петровны таланта государственного деятеля, предопределившего позитивность метаморфоз, произошедших тогда с Россией.

Впрочем, политический талант главы государства ничего или почти ничего не значит без постоянной поддержки тех, кого принято называть общественным мнением. Для елизаветинской России — это тысячи придворных и чиновников всех рангов, десятки тысяч военных, столичных жителей, дворян разного состояния, предприимчивых купцов и заводчиков. О них, воплощавших в жизнь царские замыслы и вердикты, наши знания весьма туманны. Примеры большей или меньшей осведомленности о судьбах русских елизаветинцев — единичны. Подавляющее большинство россиян, творивших в те годы Историю, до сих пор является для потомков безличной народной массой.

Между тем, в архивах хранится богатый материал, позволяющий подробно изучить биографии современников дщери Петровой. Причем, главный тип документа, проливающий свет на деятельность окружавших императрицу персон, именуется (не парадокс ли!) «скаской». Скаски XVIII столетия — аналог нынешних автобиографий. Они собирались Герольдмейстерской конторой и отражали те или иные факты из жизни русского дворянина. Все зависело от того, какая цель ставилась перед конкретным опросом. Самый масштабный императрица провела в 1754-1756 гг., когда по высочайшему распоряжению поголовному анкетированию подверглись статские чины империи — от генеральских до обер-офицерских.

18/29 декабря 1753 г. кабинет-секретарь И. А. Черкасов сообщил генерал-прокурору Н. Ю. Трубецкому о желании императрицы произвести переучет кадров. 27 января (7 февраля) 1754 г. августейшее намерение подкрепил указ Сенату, обязавший учреждение заняться сбором и обработкой «скасок». Сенат перепоручил комиссию Герольдмейстерской конторе, которая и приступила к реализации царской воли. «Скаски» чаще писались по месту службы, после чего в виде копий включались в общую ведомость и за визой начальника отсылались в здание Двенадцати коллегий. Изредка к ведомости прилагались оригиналы «скасок» главных командиров. Иностранная коллегия и Придворная контора — единственные, кто переправил на Васильевский остров весь комплекс добытых от подчиненных подлинных признаний. Доля тех, кого опросили непосредственно в Герольдии, была невелика. Но почему-то именно там предпочитали «исповедываться» придворные высшего звена — камергеры и камер-юнкеры.

Опрос 1754-1756 гг. зафиксировал следующую информацию: возраст человека, стаж и важнейшие вехи прохождения службы, сведения о детях мужского пола и крепостных. Многие добавляли к непременному минимуму что-нибудь от себя, подчас крайне любопытное. Ниже публикуются «скаски» сановников и сотрудников госучреждений, известных широкому читателю по упоминанию в исторической литературе, а также ряда придворных, занимавших руководящее положение при дворе Елизаветы Петровны. «Скаски» сохранились в двух фондах РГАДА — Сената (№ 248, оп. 1/102, д. 8122, ч. 1-3) и Герольдмейстерской конторы (№ 286, оп. 1, д. 439). Оригинал одной «скаски» — А. М. Обрескова — удалось обнаружить в фондах АВПРИ (ф. 89, оп. 89/1, 1754, д. 3). Документы расположены по алфавиту с указанием места хранения. Курсивом выделены строки, написанные собственноручно автором скаски. Ее полная принадлежность перу сочинителя оговаривается особо. Уточняющая и корректирующая воспроизводимый текст информация дана в примечаниях. [66]

Полные даты жизни (годы, месяцы, дни рождения и смерти) приводятся по изданным великим князем Николаем Михайловичем Романовым некрополям — Петербургскому (Т. 1-4. СПб., 1912-1913.), Московскому (Т. 1-3. СПб. 1907-1908.) и Русскому Провинциальному (Т. 1. М., 1914.).

Публикация К. А. Писаренко

Текст воспроизведен по изданию: Скаски елизаветинской России // Российский архив, Том XV. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2007

© текст - Писаренко К. А. 2007
© сетевая версия - Фундаментальная электронная библиотека "Русская литература и фольклор" (ФЭБ).
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2007

Электронный текст взят в
Фундаментальной электронной библиотеке "Русская литература и фольклор" (ФЭБ)