Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 77

Михаил Григорьевич Собакин

Советник канцелярии Михайла Григорьев сын Собакин. От роду ему сороковой год. Написан в Кадецкой корпус в конце 1731-го года, откуды в 1738-м годе из сержантов выпущен с протчими в порутчики, и был в 1740-м году от покойнаго фелтьмаршала графа Лессия с секретною комисиею посылан в Новгород, а оттуда с тою ж комисиею указом из бывшаго Кабинета посылан в Сибирь. В том же году указом из Военной коллегии определен к покойному генералу Бисмарку флигель-адъютантом капитанскаго ранга и от помянутаго фелтьмаршала графа Лессия посылан с комисиею ж из бывшаго Кабинета в Польшу к обретавшемуся при королевско-польском и кур-саксонском дворе министру графу Кейзерлингу.

В 1741-м году по отлучке генерала Бисмарка и уволнении его, Собакина, от военной службы определением Правительствующаго Сената пожалован он, Собакин, коллежским ассессором, а резелюциею бывшаго Кабинета велено быть ему тем чином в государственной Коллегии Иностранных дел по знанию его чужестранных языков. Потом он розбирал и описывал государственной архив. А 1747-го года декабря 4-го дня имянным Ея Императорскаго Величества за подписанием собственныя руки в Правительствующий Сенат указом пожалован в советники канцелярии с всемилостивейшим жалованьем по тысяче рублев на год из Статс-канторы. И от коллегии определен в Малороссийскую экспедицию первым членом, в которой и ныне обретается 1.

Детей не имеет. Дворовых людей и крестьян, положенных в подушной оклад, имеет в Московском, Кузмодемьянском, Ярославском, Кашинском, Орловском [уездах] четыре тысячи пятьсот пятьдесят душ.

Михайла Собакин 2.

В бумагах М. Л. Воронцова сохранились три письма советника, адресованные вице-канцлеру, о случившемся с ним зарубежом. Ниже, в качестве приложения, они воспроизводятся полностью.

РГАДА, ф. 248, оп. 1/102, д. 8122, ч. 2, лл. 748, 748 об.

Приложение

«Милостивый государь,

Вашему графскому Сиятельству имел я честь доносить, что за позным приездом моим в Акен я всю зиму без употребления вод и бань проводить был обязан, лечася другими лекарствами. С мая месяца зачал пить воду в Акене, а с июня здесь, в Спа. Но нещастием моим и весна в здешних местах необыкновенно худая была. Докторы лейденския Албниус и Геициус, чему господин Щепин свидетель, а при том акенския и здешния согласно присудили мне спаданския чрез [138] долгое время в настоящую погоду употреблять воды, а при том в разсуждении слабой моей груди и особливой к простуде склонности — беречся стужи и ветру. Но срок 3 отпуску моего в феврале месяце предидущаго года окончится. А я поныне хотя некоторую от воды и бань помочь чувствую, но не токмо болезнь из корени излечена, но ни приключенныя к оной безпокойства — болезнь головы, безсонница, трепетание в груди, не варение желутка — и по сие время не отошли. А со всем тем самыя зимния месяцы в дороге и безпокойстве препроводить надобно. Для сих обстоятелств нижайше Ваше графское Сиятелство прошу милостивейше продолжение отпуска моего, хотя на полгода еще, изходата[й]ствовать.

Вы, милостивы[й] государь, без клятв и уверений моих поверить можете, что сие продолжение отпуска моего не для веселия и забав я прошу. Равным образом и не лишнее любо[пы]тство, толь менше празность и легкомыслие к тому подают мне способ. Лета мои и слабость здоров[ь]я достаточная в том порука. Самая требует нужда. Я желаю чрез лечение и хорошей воздух при милосердии Божии, ежели не совсем от болезни излечение, по малой мере, надежную получить поправку. Вы изволили видеть, в каком я состоянии из Питербурха выехал. О болезни моей и страдании вернее всяких докторских свидетелство показывало мое лицо. Я по всем изъявленным Вам, милостивый государь, доказательствам несумненно надеюсь милостивой Вашей в продолжении отпуска моего помощи и заступления, на которыя ответа во Франции, куда я для легкаго воздуха чрез две недели отсюда отъеду, ожидать буду, пребывая в глубочайшем почитании

Милостивый государь, Вашего Высокографскаго Сиятелства
нижайший и покорнейший слуга Михайла Собакин.

В Спа, 5/16 дня июля 1756».

РГАДА, ф. 1261, оп. 3, д. 1208, лл. 1, 2; письмо получено М. Л. Воронцовым 25 июля / 5 августа 1756 г.

Милостивый государь,

За месяц пред сим из Спа принял я смелость Ваше Высокографское Сиятельство покорнейше просить о изходатайствовании мне продолжения отпуску моего хотя на полгода еще. Ныне, ползуяся случаем отъезда господина Мишеля, то нижайшее мое повторяю прошение.

Я сюда в вечеру вчера приехал и в надежде милосердия Божия от прежде бававшаго моего дохтура господина Саншеса ползоватся начну, последуя его советам.

Всепокорнейше Ваше Сиятелство прошу о продолжении Вашей ко мне милости, которой я всеми силами достойным зделать меня тщуся, пребывая в глубочайшем почитании

Милостивый государь, Вашего Высокографскаго Сиятелства
нижайший и покорнейший слуга Михайла Собакин.

В Париже, <30> июля / 10 августа 1756. [139]

РГАДА, ф. 1261, оп. 11, д. 188, л. 1; письмо получено М. Л. Воронцовым 31 августа / 11 сентября 1756 г.; он ответил 28 сентября / 9 октября 1756 г.

Милостивый государь,

По приезде моем вчера сюда нашол я, дожидавшееся меня, Вашего графскаго Сиятельства милостивое писмо. Оно столь меня обрадовало, что я во всю мою отлучку так приятного не имел часа. Нижайшее Вам, милостивый государь, приношу благодарение за отсрочку. Но паче за неоцененное обнадеживание высокой Вашей милости, в которую со всем меня поручаю, надеяся крепко, что Всемогущий Бог за то Вас милосердием своим наградит.

Господин дохтур Саншес присоветовал мне на зиму из Парижа выехать для стужи, и я в ожидании отсрочки за безпокойствами в немецкой земли чрез Венецию, в случае на преждней срок, возвратится намерен был или в Итали[и], получа позволение, проводить зиму. Но в Парме так силно трепетанием серца и занятиим [нрзб.] занемог, что в опасности был. Тамошней лутчей дохтур пущением силным крови, а на другой день крепким проносным, пособил было окончать жизнь. Однако Бог избавил, и, чуть возможно стало, доб[р]ался до Болонии, где дохтур Мулинали несколко мне помог. Потому я в дороге своей замедлил.

Не знаю, как проживу зиму. В Спа и в Париже я лутче находился. Но к тому летняя может быть способствовола погода. А осень и начало зимы не столь мне щаслива. Часто разными безпокойствами мучуся. А болше безсонницею, болез[н]ию головы и дрожанием серца. Побыв здесь несколко для лутчаго еще воздуха, отважусь ехать в Непаполь. Здесь сыровато. Печей нет. А в покоях от камина нагретие плохо. Они же летними все поделаны. Так нам руским и легкая да без всякого укрытия стужа не свойственна.

Здесь весь город в великом движении. Папа уже третей день от дохтуров отчаян, и с часу на час ожидают ево кончины. Весною я чрез Венецию, посмотря где способнее проезд будет, к Риге ли или к Украине возвратной мой учрежду путь, пребывая всегда в глубочайшем и искреннейшем почитании

Милостивый государь, Вашего графского Сиятелства
нижайший и покорнейший слуга Михайла Собакин.

В Риме, 6/17 декабря 1756.

РГАДА, ф. 1261, оп. 11, д. 188, л. 2, 2 об.; письмо получено М. Л. Воронцовым 11/22 января 1757 г.


Комментарии

1. «Особливая» Малороссийская экспедиция при Коллегии Иностранных дел образована 13 ноября 1749 г. (РГАДА, ф. 286, оп. 1, д. 439, л. 465).

2. 25 июня 1755 г. на куртаге в Петергофе императрица позволила канцлеру отпустить М. Г. Собакина на полтора года за границу «для лечения от его болезней». 7 августа вышло официальное разрешение. 19/30 августа 1755 г. у Риги он покинул пределы России, возвратился 22 июля (2 августа) 1757 г. (РГАДА, ф. 286, оп. 1, д. 439, л. 465; АВПРИ, ф. 2, оп. 2/1, д. 1486, л. 243; д. 3093, л. 134; д. 3095, л. 182, 183 об.; см. также Камер-фурьерский журнал за 25 июня 1755).

3. В тексте написано «строк». (Прим. публ.).