Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 388

1774 г. августа 12. – РЕСКРИПТ ЕКАТЕРИНЫ II П. А. РУМЯНЦЕВУ С ПРИЗНАНИЕМ ЕГО ЗАСЛУГ В ДЕЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРА С ТУРЦИЕЙ

С.-Петербург.

Возвещая мир, рук ваших творение, возвестили вы нам в то же время чрез оной и знаменитейшую вашу услугу пред нами и пред отечеством. Мы объемлем ее во всем пространстве тех трудов и подвигов, коими вы чрез все время воины ополчаться долженствовали к преломлению сил и высокомерия неприятеля, обыкшего доныне в щастливых своих войнах предписывать другим законы жестокие. Мера благоволения нашего к вам и к службе вашей стала теперь преисполнена, и мы, конечно, не упустим никогда из внимания нашего, что вам одолжена Россия за мир славной и выгодной, какого по известному упорству Порты Оттоманской, конечно, никто не ожидал, да и ожидать не мог с рассудительною вероятностию. Самая зависть не может оспорить сей истины, ибо с одной стороны турки, лишившись Крыма и всех татарских орд, лишились впредь на время военное и знатного числа войск, тем паче Порте полезных, что они содержанием своим ей тогда ничего не стоили бы, а с другой – доставление нам трех пристаней на Черном море – может впредь служить к сугубому предмету, то-есть и к связанию взаимных подданных узлом собственной их корысти чрез беспосредственные на обе стороны торги и к вящей нам способности вредить Порте в самых для нее чувствительных местах, естьли б она когда-либо, пренебрегая сие уважение, покусилась или вновь на войну с нами в угодность посторонним проискам или же на возвращение под власть свою Крыма и татар, одаренных ныне совершенною свободою и независимостию в гражданском и политическом их положении. Не станем мы исчислять здесь других от заключенного вами мира произрастающих выгод, течение времени покажет их скоро во всей их важности, но для того самого, что они в существе своем важны и таковыми всегда существовать будут, приемлем мы за систему настоящего нашего политического поведения в рассуждении Порты Оттоманской показывать ей во всех до нее относительных случаях и делах наших всю возможную умеренность и искреннее желание вяще и вяще утверждать возобновленной ныне вечной мир чрез пристойные к стате и ко времени снисхождения к ее справедливым требованиям чрез уклонение от нашей стороны всяких и малейших поводов к каковому-либо неудовольствию или же недоверке, а напоследок чрез скорейшее заведение беспосредственной торговли между взаимными областями, дабы в прибытках оной учинить [772] турецких подданных участниками, а в сем собственные корысти качеств и прямыми ревнителями о лучшем впредь сохранении драгоценного мира.

Для начала в исполнении сего политического правила, которое мы туркам для возбуждения их к нам доверенности, везде открыто являть хотим, небесполезно будет по мнению нашему поспешить ныне разменою ратификации, предоставленною в трактате до прибытия ко дворам взаимных торжественных посольств, дабы сим способом последней формалитет к совершению блаженного мира мог еще совершиться в остальное время близкой вашей и верховного визиря между собою бытности. Мы оставляем вашей прозорливости и практическому вашему знанию турецких склонностей, а особливо сего Оттоманского министра, решить поколику от вас некоторой потому отзыв учинен быть может с надеждою успеха, хотя мы здесь и не усматриваем, чтоб от оного какое-либо неудобство родиться могло. Вы поступили между тем при постановлении мирного трактата весьма осмотрительно и весьма благоразумно, что сроки испражнения войсками нашими турецких земель, определили постепенно и нескорые. Конечно, турки наступления их ждут с алчностию, почему кажется далее без ошибки можно предугадывать, что и сам верховной визирь ускорению оных весьма бы рад был. Нельзя ли же, как и выше сказано, вследствие сей не неосновательной догадки отозваться вам к верховному визирю письменно, или же словесно, как вы то за лучшее найдете, с предложением о размене взаимных государских ратификацей собственно между вами как совершителями самого мира на соглашаемой короткой срок, дабы тем выиграть время к скорейшему освобождению из неволи остающихся в оной и после войны пленников, вопреки самому намерению мира, собственному вашему и визирскому человеколюбию и алчной нетерпеливости страждущих, внушая притом или же и действительно обещая искусным образом, что вы сроки испражнения потщитесь к удовольствию Порты по крайней возможности сократить, естьли она с своей стороны поступит прежде и независимо от взаимных торжественных посольств на действительную размену ратификацей, в чем лучшее ваше на месте усмотрение удобностей и неудобностей возвратного армии похода имеет в свое время определить меру надобности и удобвозможного снисхождения в жертву желаемому нами пункту; что вы по вашему требованию получили уже от двора нашего в запас на всякой случай здешние инструменты, и имеете их у себя в руках к действительному употреблению, ежели только верховной визирь испросит себе и действительно получит на такой же конец султанские; что такая посольствам предшествующая размена ратификаций не долженствует однакож взаимному отправлению оных препятствовать, но паче надобно им по точной силе трактата непременно исполниться быть немедленно назначенным, отправленным и разменно в одну пору принятым на обе стороны где-либо [773] в Польше как постороннем месте, о котором ныне же и условиться следует, и привесть с собою на обе стороны, как пристойные подарки, так и дружественные, от государя к государю грамоты в подтверждение восстановленного мира и основанной на оном вечной дружбы между обеими империями, что вы от двора нашего уведомлены уже, что с здешней стороны полномочной посол вскоре назначен будет знатнейшего чина и что оной в показание нашей атенции к восстановленной ныне доброй дружбе и для запечатления оной сим торжественным поступком вскоре же и отправится в действительной путь, и что напоследок вы с своей стороны не отречетесь в уравнение тому, что мирной трактат заключен и подписан в вашей ставке, поступит на размену ратификацей в ставке верховного визиря, и что для сего торжественного обряда, естьли оной место иметь может вследствие получаемых султанских ратификаций, намерены вы отправить в турецкой лагерь уполномоченную от вас особу знатного чина с достаточною свитою, дабы сею учтивостию заменить пред публикою ту, которую Порта в рассуждении нас первая исполнила с тою разнотою, что мы из доброй воли оную учинить хотим в показание искреннего нашего отныне дружелюбия к Порте Оттоманской.

В надежде, что верховной визирь согласится на такое с вашей стороны предложение, дабы ему самому с оконченным уже делом в Царьград возвратиться, повелели мы действительно приложить здесь ратификации наши как на самой трактат, так и на сепаратные его артикулы в двух экземплярах, одни за собственноручным нашим подписанием, а другие с одною только государственною печатью. Вверяя и те и другие той особе, которая от вас при настоянии случая к верховному визирю для исполнения размены послана и акредитована будет, не оставите вы ей именно предписать, чтоб с нашей стороны в отдачу туркам употреблены были экземпляры в такой форме, в каковой их ратификации будут, с подписанием ли султанским или же без оного.

Впрочем всемилостивейше апробуя все вами учиненные распоряжения, как в рассуждении Дунайской флотилии, о которой ныне же посылаются наши повеления к генералу князю Долгорукову, так и относительно отправления с известием о мире курьеров ваших обще с турецкими во все нужные места, ссылаемся мы, что принадлежит до будущего распределения полков армии вашей на апробованную нами репарацию, которую вы из нашей Военной коллегии получить имеете, и пребываем вам с отличнейшим благоволением, особливою нашею императорскою милостию навсегда благосклонны.

Екатерина.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 2011, л. 43-49 об. Копия. Опубл. в кн. А. Петрова «Война России с Турцией в польскими конфедератами 1769-1774 гг.», т. V, 1874 г., стр. 204-207. [774]