Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 236

1771 г. августа 29. – ИЗ РЕЛЯЦИИ П. А. РУМЯНЦЕВА ЕКАТЕРИНЕ II ОБ УСПЕШНЫХ ДЕЙСТВИЯХ ЛОДОЧНОЙ ФЛОТИЛИИ ЗАПОРОЖЦЕВ В НИЗОВЬЯХ ДУНАЯ И НЕУДАВШЕМСЯ ПОИСКЕ Ф. В. БОУРА ПРОТИВ ГИРСОВА

№ 53

Лагерь при д. Фальтешти.

Из рапортов, ко мне дошедших после отправленной всеподданнейшей моей [реляции] под № 52-м 1, имею честь вашему императорскому величеству всенижайше донести: употребленные на пресечение неприятелю водного сообщения по Дунаю запорожские казаки на своих шести лодках были отправлены на сих днях с под Браилова от флота капитана Нагаткина под предводительством секунд-майора Белича для поиску против судов турецких, ходящих от Исакчи в Мачин. Сей майор от посту нашего Галацкого ночью против 25-го числа августа взял свой путь по реке Микуле и чрез озеро Плоское вошел в два часа [474] пополуночи в реку Алалуй против горы Буджака, тут он показанные свои шесть лодок, на коих только было 300 человек казаков запорожских, расставил по той между собою в версте, вниз и вверх помянутой реки, а с правой и левой своей стороны возложил стражу о неприятеле на пикеты, отделенные на малых лодках, и скрывшись в таком расположении от примечания неприятельского с своими судами в кустарниках, дожидался проходу турецких судов. Поутру того ж числа показалась неприятельская флотилия в числе 4-х галер, 3-х канчебасов и во множестве малых судов и лодок. Открыл оную вдали особливо посланный вниз по Дунаю и по речке Чулинце разъезд из Галац от поручика Ахтырского гусарского полку Пятковича. И по уведомлению предварительному от него, реченный майор Белич вскоре увидел и сам оную идущую вверх к Мачину на парусах по над берегом своим, по которому ехали 100 человек конных для прикрытия. Он дал спокойно ей поравняться с срединою расставленных его лодок. А дождавшись того, внезапно с обеих сторон с своими казачьими лодками, выступя из кустарников, повел на сию неприятельскую флотилию атаку. Неприятель, видев себя кругом охваченного, и что его стрельба пушечная и оружейная, которую он бесплодно, хотя и найжесточайше производил, нимало не остановила наступающих на него, сколько с персональною смелостию, так и действием пушечного и оружейного огня, принужден был искать своего спасения, бросаясь из судов в воду к своему берегу. Наши, преодолев храбростию его сначала сильное сопротивление, овладели вскоре всею флотилиею. И как сошедшая на берег часть команды майора Белича поражала бегущих турков, к тому времени неприятель от Мачина, услыша стрельбу, в 200-х человек конницы подоспел на помощь своим, чем разбитые возободрясь, покушались от берегу с наибольшим напряжением овладеть по-прежнему своею флотилиею, но майор Белич, обратя на них как собственные, так и отбитые пушки, опровергнул тем их предприятие, и высаженные наши войски на берег, вспомогаемые действием артиллерии, сего неприятеля немедленно за гору Буджак прогнали.

Сим образом отбитая и приведенная к Браилову с знаменами и флагами неприятельская флотилия состоит в 4-х галерах, 3-х канчебасах и 3-х малых шлюпках, первая о 5-ти больших медных пушках, из коих три с гербами цесарскими, на второй также 5 медных пушек, а 3-я и 4-я имеют токмо по одной медной же пушке и по два фалкенеты. Сих последних и на 3-х канчебасах взято 10. Получили довольное число на сих судах принадлежащих к оным запасов, то-есть парусов, якорей, весел и прочего. Сверх взятых, еще три небольшие судна и несколько малых лодок, кои были у неприятеля, отбиты, но повреждены в сражении от пушечных выстрелов, как уже негодные к употреблению, майор Белич приказал на том же месте истребить. [475]

Толь полезной поиск майор Белич совершил не потеряв из своей команды ни одного человека убитым и раненым. А урон неприятеля, бывшего на судах и на берегу до 1000 человек, щитает он убитыми и потопленными до 150 человек, в плен взят капитан, командовавший сею флотилиею, Гаджа Ассан и 2 турка. Майор Белич похваляет с ним бывших и отличившихся храбростию в сем деле поручика Пятковича и Новгородского пехотного полку подпоручика Николая Пиери.

Я осмеливаюсь всеподданнейше просить вашего императорского величества удостоить медалями, подобно даваемыми за храбрость солдатам, на знак высочайшего благоволения вашего, каждого из сих запорожских казаков, которые на 19-ти лодках из Сечи с великою отвагою прошли в Дунай и здесь во всякое дело мужественно употребляются; к чему и вящшее бы они от таковой к себе милости монаршей поощрение возымели; а теперь за вышеписанной их подвиг в отбитии турецкой флотилии 6 атаманам по 10 рублей, а рядовым 300 по 2 рубли выдал я из экстраординарной суммы в награждение.

Генерал-квартермистр Боур приготовил было свои распоряжения на истребление неприятельских пристани и магазейна при Гирсове и уведомляет меня от 26-го сего месяца, что он на то решился, упреждая предузнаваемой по прибывшему неприятельскому в его стан подкреплению при 20-ти знаменах на свой пост покушение. И для того за три дни пред тем отрядил он в ночи запорожские суда вверх Дуная, придав к ним несколько лучших бомбардиров с каркасами. Им он повелел поднять якори при наступлении ночи и после полуночи с возможною скоростию войти в пристань между неприятельские суда, отхватить оных сколько можно будет, а прочие сжечь и тому же предать магазейн и город. Сто человек лучших охотников должны были сделать нападение на замок, а два прохода из Дуная в пристань занять двумя галерами и острова Гиску баталионом Розена, которой долженствовал, увидя успех в пристани, тотчас стараться завладеть неприятельскою батареею. Баталион подполковника Левашева приготовлен был на нашем берегу, и остаток корпуса реченного генерала по обстоятельствам имел подавать с наибольшим стремлением помощь свою в то место, где оная полезна бы была. Всякая часть свое действие повинна была ознаменить разными сигналами, которые могли привлекать неприятельское внимание во все стороны. Все сие сделано было так, как хотелось генералу-квартермистру Боуру. И уже авангард запорожской, где были бомбардиры, вошел в пристань, не имев на себя от неприятеля ни одного выстрела, но не успели они еще зажечь город и магазейн и забрать суда, коих было до 50-ти, как другие запорожцы прежде времени зачали стрелять из пушек по неприятелю, который до того не знал об них, и встревожили турков в лагере как сим, так и видом в разных местах наших сигналов. Неприятель встревоженный, оставя город, бросился в [476] замок, открыл из оного и из своих на высоте и у пристани батарей жестокую пушечную пальбу. Действие оной хотя не вредило наших, но от произшедшего от того в ночную пору замешательства, не возымело сие предприятие желаемых следствий. Запорожцы отступили назад без потеряния и едного человека. Суда наши могли еще до свету войти в устье Яломицы, не открыв неприятелю в темноте ночной подлинного своего намерения и действий. Генерал Боур обнадеживает меня сыскать еще случай, где уже предостережет, чтоб подобное сему не случилось в другой раз.

В Валахии не престают и доселе происходить разглашения о движении неприятельских великочисленных войск из-за Ольты под предводительством паши Мусун оглу, но никаких видов, чтобы в том удостоверять могли, еще нигде не познаем. Явился недавно на пост генерала-майора Гудовича прапорщик гусарской Милкович, взятой турками в плен под Турном 23-го майя. Он ушел из Никополя и выведен на наш берег сербами. Сказывает, что Никопольской паша призывал его раз несколько пред себя и всегда угрожал в разговорах с ним нашим войскам шествием на Букарешт реченного Мусун оглу, который ведет с собою войски от Румелии и Боснии. Из сего самого я заключаю, что неприятель, конечно, на страх нам разглашает поход реченного паши, ибо никому неполезно прямых своих намерений открывать противным завременно. Да и сей офицер по пути не видел нигде в великом собрании турецких войск. В одно время как и упомянутый прапорщик пришел к войскам нашим в Валахию донской калмык Шерип, который пред начатием войны с турками послан был от Донского атамана с письмом к хану крымскому и там по разрыве мира удержан и продан был турку, с которым он напоследок приехал в Силистрию и оттуду бежал. Он объявил слышанное от турков, что уже паша Мусун оглу и в Турнов приехал, но один сам, а войска еще к себе ожидает. 2

Граф Петр Румянцов.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 1925, л. 240-244 об. Подлинник.


Комментарии

1. Реляция от 23-го августа 1771 г. не публикуется (см. ф. ВУА, Д. 1925, лл. 238-239 об.).

2. В непубликуемой части реляции П. А. Румянцев доносил о незначительных действиях против турок и польских конфедератов.