Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 145

1770 г. июня 13. – РЕЛЯЦИЯ П. А. РУМЯНЦЕВА ЕКАТЕРИНЕ II О ПРИЧИНАХ ОСТАВЛЕНИЯ БУХАРЕСТА И ФОКШАН И О ТРУДНОСТЯХ СНАБЖЕНИЯ ВОЙСК ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ

Лагерь против Рябой Могилы.

Высочайшею милостию и возободрением удостоен я будучи во всемилостивейшем [рескрипте] от 25-го майя 1 почитаю за долг принесть вашему императорскому величеству чистосердечную и всеподданнейшую признательность так, как великодушной монархине и всемилостивейшей своей покровительнице. Не можно искреннее, всемилостивейшая государыня, ни трудиться ни желать, как я то чинил, имев толь высочайшую доверенность в делах, чрез которые отечество наше возводите, ваше величество, к венцам славы и благоденствию. Не моего усердия или попечения недоставало исполнить все ваши высочайшие к тому предположения, но стечение непреоборимых препятствий и недостаток сил не дозволили простерти подвиги более настоящего их состояния, что и питает во мне чувствительность бесконечную.

Мне причитается медление в походе, но воззрите, всемилостивейшая государыня, опоздал ли я ко времени притить в свою позицию? Ничего мне не остается говорить против изъяснений, идущих в полном движении и большими шагами, как только, что ваше императорское величество сами получаете известия, коликая еще осталась даль до предположенного им предмета и сколько я поздным, как считают, и медленным выступлением (ранее коего не было способу мне двинуться, не подвергая людей и лошадей потере неминуемой) прошел уже расстояние, в которое не скоро досягнет взаимное от второй армии содействие. Я осмеливаюсь пред вашим императорским величеством и теперь и вперед отвечать не словами, но делом, что я всегда поспею и ничего не упущу в предположениях, что сопряжены с возложенною на меня должностию. Труды настоящие и действия, что производили войски вашего императорского величества, мне вверенные, собою дали бы пример мужества самим римлянам, есть-ли бы тех веки позже нашего наступили.

Настоящие устремления на Молдавию собравшегося неприятеля, что я описываю во всеподданнейшей моей [реляции, посланной] с сим куриером, коим соединенным всем корпусом едва мог противустоять князь Репнин, на всякой день требуя от меня [307] помощи, сами по себе выводят очевидное заключение, которое склонило меня, предвидя сии действия, отозвать свои войски из Букорест и Фокшан, и естьли бы соединением их я не ускорил, то бы Молдавия от нашествия неприятельского пострадала и части там бывших войск, отдаленные реками и неудобными проходами от взаимной друг другу помощи, в нынешнее время усиленному неприятелю одна за другою неминуемою были бы жертвою.

Что касается до пропитания изобильной на полях жатвы, которую якобы мы оставили в Валахии в пользу неприятелю, то я беру смелость вашему императорскому величеству включить здесь оригиналом репорт князя Репнина, сколь не было там в самой вещи такого достатка, ниже надежды к продовольствованию бывших наших войск. Осмеливаюсь также, всемилостивейшая государыня, со клятвою и в правде, относящейся к священному обязательству верного подданного своей монархине, повторить и здесь, что я ни малейшей возможности отнюдь не предвижу, способствующей запасти в сих местах пропитание ни на настоящее время, а тем боле для будущих на зимные квартеры расположений войск, что ваше императорское величество предъозначать соизволите. Во власти вашего императорского величества наведаться и особливо о истине моего в сем случае представления, а я не отваживаюсь дело сие и наименьше поставлять удобным, или представить оное не превосходящим мои силы. Земля здесь во всем достатке истощена, селения пусты, а жители, то от неприятеля, то от возникшей заразы переселяясь в горы, совсем опустили поля, и не видно, чтоб и для пищи их собственной был каков-либо на оных посев; то какие же можно изобрести тут средства приготовить пропитание для войск? Уже и те способы, что имели мы оное доставлять сюда из Польши, от времени не обещают надежды, ибо во всей Покуции и в воеводстве Руском, непрестанно употребляя от сентября месяца прошлого года и поднесь подводы к перевозке провиянта, чем одним довольствовался во все время здесь находившийся корпус, лишили обывателей тамошних и лошадей и волов по дальнему, а больше еще по худому пути; ибо собственное обозрение предвозвещает мне довольно, сколько понесть должна будет трудностей армия в следующую осень при ненастливой погоде, когда в сих местах, глубоких и гористых, пролившийся и невеликий дождь непроходным путь делает, и когда в суше самой толь тягостно есть движение...

Граф Петр Румянцов.

ЦГАДА, ф. б. Госуд. архива, разряд V, д. 103, л. 117-119. Подлинник. Опубл. в сб. «Чтения в Обществе истории и древностей российских», 1865 г., кн. 2, стр. 92-94. [308]


Комментарии

1. Рескрипт не обнаружен.