Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 36

В 27 де[нь] сентября 1745-го, пред полуднем, при докладе у Ея Императорскаго Величества чрез канцлера о делах происходило.

1. Поднесен по всемилостивейшему Ее Императорскаго Величества в 25 де[нь] сего месяца состоявшемуся повелению изготовленной для посылки с подпорутчиком гвардии Измайловым в Стокголм к генералу Любрасу указ о забрании у секретаря Шривера и о присылке сюда партикулярных его всяких писем и о подробном и обстоятелном доношении о поступках и разговорах его, и о содержании его до указу под надзиранием, не допуская до канцелярских дел, которой Ее Императорское Величество слушать и подписать, а при том указать соизволила с помянутым Измайловым еще ундер-офицера гвардии отправить в таком намерении, дабы отправление сюда шриверовых писем тамо наилутче скрыто быть могло. И чтоб генерал Любрас с теми писмами наперед сюда того ундер-офицера отправил, а Измайлова, якобы ожидающаго тех писем, при себе недели на две удержал, а потом бы его сюда с доношениями своими отпустил, когда тот ундер-офицер в границы российския приедет. А при отпуске Измайлова разгласил бы в Стокголме, что те писма давно уже сюда отправлены, дабы потому его на дороге какия люди не подстерегали и поймать не покусились.

И о сем генералу Любрасу в прибавление к помянутому указу при Ее Императорском Величестве написан поскрипт, которой Ее Императорское Величество читать и подписать же соизволила. А прежде подписанныя о сем деле в 24 де[нь] сего месяца указы (один подпорутчику Измайлову и два к генералу Любрасу) при сем случае поднесены, которыя соизволила Ее Императорское Величество сама изодрать. [186]

2. Поднесена полученная при реляции генерала Любраса от 6 сего ж месяца грамота Его Высочества кронпринца шведскаго в ответ на отправленную к нему от Ея Императорскаго Величества увещателную от неполезных ему от некоторых тамошних персон внушаемых намерений и поступков грамоту ж.

И оную Ее Императорское Величество разпечатать и, посмотря, для переводу обратно отдать соизволила.

3. Поднесен же был перевод с реляции генерала Любраса от 13-го сего ж месяца, в которой он, что при сочинении и по сочинении помянутой ответной грамоты в Сенате шведском и при объявлении оной королю происходило, також де и о намеряемом тамо вскоре собрании сейма, доносит.

И оной перевод сама Ее Императорское Величество читать изволила.

По всеподданнейшему при том представлению, что для престережения здешних интерессов при будущем сейме в Швеции наилутче бы тамо по искуству в делах камергер Корф употреблен быть мог, нежели камергер Пушкин, Ее Императорское Величество изволила указать в то время, когда сейм начинаться будет, в Швецию камергера Корфа из Копенгагена перевесть, а на его место Пушкину ехать велеть.

По содержанию же помянутой генерала Любраса реляции, что граф Тессин, по получении тамо от Ея Императорскаго Величества увещателной грамоты и по объявлении оной в Сенате, великое возчювствование оказал, признавая, что в том деле и в возбуждениях кронпринца к неполезным намерениям на него, Тессина, нарекается, а понеже об нем, Тессине, генералу Любрасу повелено было токмо на словах и уединенно кронпринцу внушить, дабы от него остерегался, того ради Ее Императорское Величество, разсуждая, что, знатно, кронпринц о сем оному Тессину знать дал, соизволила указать к генералу Любрасу отписать, дабы он ему, кронпринцу, уединенно же поговорил, что Ее Императорское Величество с[о] своей стороны ему не для того об оном Тессине тогда внушить повелела, чтоб то ему и объявлено было. Но из особливой Ея Императорскаго Величества к нему, кронпринцу, благосклонности, для его же собственной ползы, чтоб он единственно сам толко, ведая об нем, Тессине, от его вредителных присоветований и интриг оберегался, то учинено.

4. Поднесена была реляция обер-гофмаршала и действителнаго тайнаго советника графа Бестужева-Рюмина из Дрездена от 10-го сего сентября о старателствах прускаго и францускаго дворов при Порте к учинению от оной силной диверзии в венграх и что пруской король партикулярную аллианцию с Портою заключить домогается.

И оную реляцию сама Ее Императорское Величество читать изволила. [187]

5. Поднесен же был экстракт из реляции канцелярии советника Гроса из Парижа от 29 августа (9 сентября) о разговорах его с маркизом Даржансоном 1 и о затруднениях в допущении его, Гроса, к аудиенции с кредитивом его. И оной экстракт сама же Ее Императорское Величество читать и поступок его, Гроса, что он по примеру дозволенной тамо напредь сего шведскому министру Шеферу 2 аудиенции того же домогался, всемилостивейше апробовать и указать соизволила к нему, Гросу, писать, чтоб он неотменно того домогался.

6. Докладывано об акте, которой от Их Императорских Высочеств государя Великаго князя и государыни Великой княгини Ангалт-Цербстскому дому для отрицания от наследства их во оном дан быть имеет, что оной наперед в проекте показан был Ее Светлости принцессе Цербстской и по возвращении от Ея Светлости с некоторою малою поправкою набело к подписанию Их Высочеств изготовлен. Но пред несколким временем Ее Светлость принцесса Цербстская сперва вице-канцлеру, а потом и канцлеру говорить изволила, чтоб они оба при том акте свидетелями подписались. А ныне еще полный мочи от Его Светлости принца Цербстскаго для прускаго министра Мардефелда и камер-юнкера Латорфа присланы, чтоб и они к тому ж акту свидетелями подписались. Но разсуждается, что весма непристойно было б, дабы каким свидетелям, особливо же и чужестранному министру при таком акте подписатся, которой за собственноручным толь высоких особ, как Их Императорския Высочества суть, подписанием дан быть имеет. Причем и переводы с тех полных мочей поднесены.

И Ее Императорское Величество, посмотря оныя, и також де за непристойно быть сие свидетелство разсуждая, изволила указать без всяких свидетелей, токмо одним Их Императорским Высочествам, оной акт подписать.

7. Поднесен перевод с полученного от графа Кейзерлинга из Франкфурта описания церемоней, бывших во время избрания новаго императора римскаго, которой перевод Ее Императорское Величество у себя оставить изволила.

8. Поднесен же экстракт из писма венгерскаго резидента Пенклера, из Констянтинополя от 13/24 прошедшаго августа х канцлеру писаннаго, о кончине здешняго резидента Вешнякова, и что по той причине от везиря турецкаго с листом нарочной чегодарь сюда х канцлеру отправлен, и

9. Перевод со онаго везирскаго листа, в котором он тоже о Вешнякове и о присылке на его место другова министра пишет, поднесен же.

И оныя оба у себя же Ее Императорское Величество оставить изволила.

10. Докладывано при том, что от оставших тамо в свите Вешнякова переводчика Пиния 3 да порутчика Обрескова 4 краткой щет сюда прислан, по которому является на Вешнякове по смерти ево оставших долгов казенных 34 700 да [188] партикулярных 12 567, итого 47 267 левков, еже на здешния денги учинит 28 360 ру[блев].

И Ее Императорское Величество со удивлением сие услышать изволила: на что бы ему, Вешнякову, толь великия долги наживать? На что всеподданнейше донесено, что неизвестно, по каким причинам такия долги ему приключились хотя ему при жизни его посыланными Из коллегии указами крепкия о збережении денег и о умеренных росходах увещании учинены и обстоятелныя щеты об оных требованы были, токмо от него не присланы. А жена его, Вешнякова, прислала ныне сюда прошение, чтоб те денги, которыми он казне и, партикулярно бывшим у него, иностранным служителям должен остался, всемилостивейше за него заплатить повелено было.

Но Ее Императорское Величество, не соизволяя на заплату оных долгов из казны, разсуждать изволила, что ежели так же непорядочно и другия министры в чужих краях жить и в долги входить станут, то все оныя казною оплачивать непристойно, чего ради и на Вешнякове такия, оставшия долги надлежит его собственными имениями платить.

При том докладывано, что соизволено ль будет те 3 000 ру[блев], кои по смерти его, Вешнякова, на содержание оставших в свите его здешних людей тамо у венгерскаго резидента заняты, заплатить, и, сверх того, еще для будущаго их содержания на жалованье несколко денег туда перевесть.

И Ее Императорское Величество на сие всемилостивейше соизволила.

11. При том же донесено по доношению переводчика Пиния и порутчика Обрескова от 15-го прошедшаго августа о произшедшем тамо в Констянтинополе слухе, якобы помянутой резидент Вешняков от шведскаго резидента Карлсона по злобе отравлен. Еже некоторым образом подтверждает и то, что оной Карлсон по смерти Вешнякова присоветовал порутчику Обрескову, знатно для оправдания своего, у доктора атестат взять, что никакого сумнителства в такой его, Вешнякова, кончине нет. О чем написанное в доношении Пиния и Обрескова произшествие и приложенную при том копию с писма ко оному Обрескову от Карлсона соизволила Ее Императорское Величество выслушать и разсуждать, что и подлинно такой карлсонов поступок, что он присоветовал за нужно атестат у доктора взять, подозрение подает. А инако бы ему в том присоветовании нужды не было.

12. Докладывано о шведском медалере, что он докучает об отпуске его отсюду, ежели не будет ему дела.

Но Ее Императорское Величество соизволила указать еще его во дворец прислать для делания воскового партрета Ея Императорскаго Величества.

13. Докладывано ж о вознамеренном отправлении камер-юнкера графа Захара Чернышева: объявить ли ему ныне о сей поездке? [189]

И Ее Императорское Величество соизволила указать ему объявить и отправить его ныне к графу Кейзерлингу во Франкфурт.

При том же докладывано, не соизволено ль будет для канцелярских дел отправить с ним из Коллегии Иностранных дел студента Витинскаго 5, которой недавно из Парижа приехал?

И Ее Императорское Величество на сие всемилостивейше соизволила.

Еще соизволила Ее Императорское Величество всемилостивейше указать.

14. С отъезжающим в Дрезден камер-юнкером Лялиным отправить бывшаго кабинетнаго министра и генерала графа Ягушинскаго сына графа Сергия 6. И быть ему тамо для наук под смотрением обретающагося тамо министра обер-гофмаршала графа Бестужева-Рюмина, о чем к нему и указ изготовить. А на содержание его, графа Ягушинского, потребныя денги отсюду из дому его посыланы будут.

15. Отписать к генералу Любрасу в Стокголм, чтоб он велел кому-нибудь искусному в инженерстве срисовать тамошней королевской дом или замок и, зделав оному окуратной план с профилем и фасадом и со означением всех покоев, в которых сам король и в которых кронприц и его кронпринцесса живут, прислал бы сюда.

16. В разсуждении, что сначала возшествия Ея Императорскаго Величества на престол многия уже в разных чужестранных газетах ложныя слухи разсеяны были о чинимых будто в здешней империи революциях и замешателствах, как и ныне недавно такия же разглашении в газетах и в Дрездене между народом произошли, того ради и с здешней стороны разгласить во все чужестранныя места газетами ж, в которых несостоятелство таких ложных и злостных слухов обстоятелно и таким образом показать, чтоб и авторам оных за такия их безбожныя и злодейския вымышлении доволно чувствително было и, объявляя, что здесь божеским благословением всегда толь спокойно и благополучно состоит, что по справедливости желать можно, дабы и во всех других странах таково было.

17. При том же Ее Императорское Величество всемилостивейше разсуждать изволила, что по желанию вице-канцлера, о чем он з дороги его сюда х канцлеру писал, можно из коллегии, выбирая такия известии, которыя б неважныя были, к нему посылать, да и те в цифирях писать.

Граф Алексей Бестужев-Рюмин.

АВПРИ, ф. 2, оп. 2/6, д. 814, л. 237-245 об.


Комментарии

1. Д’Аржансон (Даржансон) Рене Луи де Палми (1694-1757), маркиз, с 7/18 ноября 1744 г. министр иностранных дел Франции.

2. Шефер Карл-Фридрих (1715-1786), граф, с 1741 камергер короля Швеции, с 1743 г. по 1752 г. шведский посланник при французском дворе.

3. Пиний Александр Александрович (1718-?), итальянец, сын доктора-флорентийца на венецианской службе, с 1739 г. переводчик российского посольства в Турции.

4. Обресков Алексей Михайлович (1718-1787), с 1741 г. поручик и помощник российского резидента в Турции.

5. Витинский Петр, студент Коллегии Иностранных дел, с сентября 1745 г. помощник российского посланника при имперском сейме в Регенсбурге З. Г. Чернышева, с апреля 1746 г. студент российского посольства при прусском дворе, с сентября 1746 г. студент российского посольства при английском дворе.

6. Ягужинский Сергей Павлович (1731-1806), граф, сын генерал-прокурора и кабинет-министра П. И. Ягужинского. После ссылки в 1743 г. матери — А. Г. Бестужевой-Рюминой — в Якутск, остался на попечении императрицы Елизаветы Петровны, долго решавшей, где и как должно ему учиться. Первоначальный вариант с посылкой во Францию в конечном итоге ее не удовлетворил. Возможно, царицу смутила сумма, необходимая для «умеренно среднего» проживания учащагося в Париже: около 16 000 ливров или 4 000 рублей в год (в том числе 2 300 ливров на оплату уроков всего четырех учителей — французского языка, истории, математики и танцев). Подсчеты произвел и сообщил в Петербург российский посланник А. Д. Кантемир в реляции от 10/21 ноября 1743 г.

В 1745 г. Елизавета решила отправить мальчика к отчиму, М. П. Бестужеву-Рюмину, в Дрезден. Однако и от этого плана в последний момент государыня отказалась. Так что П. В. Лялин покинул Петербург ориентировочно 20 октября 1745 г. без юного графа, который за границу выехал только 31 января (11 февраля) 1748 г. в свите супругов Андрея и Авдотьи Бестужевых-Рюминых, сына и невестки канцлера, спешивших с дипломатической миссией в Вену. Там они и оставили своего подопечного посланнику Л. Ланчинскому, под чьим присмотром молодой человек занимался у разных педагогов в течение трех лет — с весны 1748 г. до весны 1751 г. (Архив Воронцова. М., 1871. Т. 2. С. 123, 127; АВПРИ, ф. 2, оп. 2/1. д. 3086, л. 23, 24; ф. 93, оп. 93/1, 1743, д. 3, л. 447-448).