Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 25

А на другой день, то есть в 6 де[нь] того ж июля, пред полуднем, [150]

За отъездом канцлера в Санкт-Петербург для трактования шведскаго посла, вышепомянутыя к докладу изготовленныя дела чрез вице-канцлера поднесены были, из которых

1. Изготовленную для отдачи послу дацкому Голштейну записку на его домогателства о начатии с ним конференцей для возобновления прежняго с его двором союза соизволила Ее Императорское Величество слушать и всемилостивейшую апробацию на ней подписать.

2. Подписать же соизволила указ Сенату о изготовлении к означенным в том указе срокам денег — четырехсот тысяч рублев, Швеции в четыре года платимых, и о выдаче оных по ассигнациям Коллегии Иностранных дел.

3. Указ же адмиралитейской коллегии об отправлении из находящейся в эксерциции эскадры трех фрегатов для присмотрения и арестования в Балтическом море появившагося под француским флагом капера, на котором шведской капитан де Генер находится, и других каперов, буде какия попадутся.

Причем донесено, что и шведской министр граф Барк о поимании помянутаго капера де Генера, чтоб в том с здешней стороны старание приложено было, вице-канцлеру предлагал, предъявляя при том, что и шведских два карабля для того же в море отправлены.

4. Подписать же соизволила указ Военной коллегии о определении в команду генерала-маиора Ганибала для порученнаго ему разграничения земель с[о] Швециею секунд-маиора Валуева и столко же воинских людей и минеров с инструментами, как то пред сим генералу князю Репнину для сей же коммиссии дано было.

5. Указ же обер-шталмейстеру князю Куракину о даче отправляющемуся в Персию послу князю Голицыну верховых лошадей с богатыми уборами из старинных.

6. Указ же Сенату о новокрещенной калмыцкой Дундук-омбиной ханше, чтоб ей писатся княгинею, а дочерям ее — княжнами, и сыновьям — князьями Дундуковыми, и

7. Грамоту к имперскому городу Франкфорту кредитивную для пребывающего тамо тайнаго советника и полномочнаго министра графа Кейзерлинга.

8. Еще сама Ее Императорское Величество читать и подписать же соизволила, по всемилостивейшему пред сим повелению изготовленную, грамоту х кронпринцу швецкому для увещевания его от намеряемаго произвождения в сувереинство и для воздержания от советов и конфиденции недоброжелателных персон, и чтоб он с королем в добром согласии всегда пребывал. [151]

9. Також де слушать и потом подписать соизволила рескрипт к генералу Любрасу в Стокголм, при котором оная грамота посылается и наставление дается, что ему при подаче оной кронпринцу говорить и чего примечать надлежит.

10. Поднесены были для отправления с[о] шведским послом Цедеркрейцом изготовленныя две партикулярныя грамоты от Его Императорскаго Высочества государя Великаго князя (одна к шведскому королю, а другая х кронпринцу) на француском языке в ответ на их грамоты, которыя оной посол с собою привез.

И Ее Императорское Величество соизволила сама оныя француския грамоты читать и всемилостивейше повелела оныя на российском языке написать, а при них переводы приложить, да и впредь всегда от Его Императорскаго Высочества, яко всероссийскаго Великаго князя, грамоты на российском же языке отправлять.

11. Докладывано о изготовленной записке для отдачи францускому министру Далиону, что присланная от короля его грамота о медиации ныне у него хотя примется, однако, дабы впредь всегда уже в королевских грамотах Ея Величества императорской титул внесен был.

И Ее Императорское Величество, выслушав оную записку, соизволила указать, приняв тое грамоту, не на писме сие, но на словах токмо ему, Далиону, сказать. А при том разсуждать изволила, что партикулярныя, из собственнаго королевскаго кабинета отправляемыя, грамоты, как он и к римским императорам пишет (кроме, кредитивных о министрах и других тому подобных церемониалных грамот), хотя и без императорскаго титула внутри оных, принять можно.

12. Докладывано ж по промемории Коммерц-коллегии, что шведской посол барон Цедеркрейц при нынешнем своем отъезде, нагружаемаго к отвозу на галиоте, екипажа своего (по силе регламента и указов) обыкновеннаго чрез таможенных служителей досмотра учинить не допускает. И толко от себя атестат дал, что тот галиот с екипажем его отправляется. И хотя о сем ему, Цедеркрейцу, чрез канцлера говорено будет, однако ж, для известия доносится, яко Коммерц-коллегия опасается, чтоб ей во упущение сего причтено не было.

И Ее Императорское Величество соизволила указать ему, Цедеркрейцу, сказать, что сие необходимо потребно, дабы он такой досмотр допустил, яко здесь обыкновенно у всех, что привозится или отвозится, досматривают, да и в чужих краях везде, и у самих у них в Швеции, тоже чинится.

Граф Михайла Воронцов.

АВПРИ, ф. 2, оп. 2/6, д. 814, л. 158-161.