Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 13

В 9 де[нь] апреля 1745-го, о полудни, при докладе у Ея Императорскаго Величества происходило.

1. Соизволила Ее Императорское Величество разсуждать, что по прочтении вчерашняго дня поднесенных Ее Величеству экстрактов из реляцей тайного советника Ланчинского из Вены и князя Щербатова из Лондона, також де своеручнаго писма, вновь к Ее Императорскому Величеству от короля прускаго писанного, со удивлением о поступках сего короля усмотреть изволила, что с одной стороны оной здесь свою будто истинную дружбу предъявляет и також де от дружбы Ея Императорскаго Величества безопасности своей ищет, а с другой стороны в противность тому при турецком дворе к побуждению онаго интриги производит. И в разсуждении того, Ее Императорское Величество соизволила указать ко оному королю в ответ на помянутое вновь от него присланное писмо отписать, ссылаяся в том, что до его требования о вспоможении и защищении земель его касается, на прежде учиненной о сем же от Ея Императорскаго Величества ответ и упоминая при том, коим образом вновь сие произошло, что Оттоманская Порта к примирению воюющих держав медиацию свою представляет, о чем уже столко подлинно известно, что ко всем дворам, в том числе и ко двору Его Величества прускаго, от везиря турецкаго писано, яко же и сюда х канцлеру лист от него прислан. И понеже некоторыя при том обстоятелства знать дают, будто и начало сему новому произшествию при Порте внушениями от стороны Его Величества короля прускаго или его союзников учинено, а министр его здесь недавно именем Его Величества обнадеживал, что Его Величество король никогда с Портою Оттоманскою корреспонденции не имел, да и впредь иметь не намерен, того ради желателно есть, дабы для избежания всякой недоверки и сумнителства сие уверение наилутче от Его Величества короля писменно засвидетелствовано и подтверждено [было], или же инако о сем деле, по имеющей к Ее Императорскому Величеству соседственной и союзнической дружбе, откровенность учинена была. И яко Ее Императорское Величество не уповает, чтоб в том какая политика употреблена быть могла, тако и особливо от дружбы Его Величества дружеское изъяснение скрыто не будет.

По содержанию же реляции Ланчинскаго о бывшем разговоре с ним одного тамошняго велможи (еже, чаятелно, граф Улефелд 1 разумеется) Ее Императорское [110] Величество при сем случае упомянуть соизволила, что сожалетелно есть, что Ланчинской не ответствовал в том разговоре добрым маниром, чтоб тамо знали, что здешней двор не менше их разсмотрения имеет. Еже бы Ланчинской по поводу такого разговора весма выговорить мог. Однакож, и здесь послу венгерскому о сем выговорить можно, что нигде не обыкновенно и непристойно к чюжестранному акредитованному министру такия разговоры с указыванием, да и с некоторою укоризною двора его иметь, а толь менше еще здесь такого поступка от министерства венскаго ожидаемо было.

2. Докладывано о сообщенной в 22 де[нь] минувшаго марта от баварскаго министра барона Нейгауза копии с грамоты курфирста баварскаго о преставлении отца его, императора римскаго, по разсмотрении которой, понеже титулатура в оной грамоте недостаточна находится, а, в пример, тому равномерно от такого же курфирста саксонского, ныняшняго короля полского, в 1733-м году по преставлении отца его 2, короля же полскаго, писанныя грамоты приисканы, которые, как в титулатуре, так и во окончателных комплиментах гораздо учтивее, нежели ныне от помянутаго курфирста баварскаго писаны, и для того оная грамота его без соизволения Ея Императорскаго Величества принята быть не может.

И Ее Императорское Величество соизволила указать о таком оной непринятии барону Нейгаузу объявить. И чтоб оная вновь по примеру саксонского курфирста грамот написана была. А ежели не похотят в комплименте написать, как саксонской писал («служебно-охотнейший», «верно обязателный слуга»), то доволно будет и того, чтоб вначале «высокопочтеннейшая государыня тетка», выключая «приятелница», а в комплименте вместо слова «слуга» «племянник» написано было.

3. Слушать и подписать соизволила грамоту к собранию курфирстов и членов имперских при избрании новаго императора кредитивную для полномочного министра графа Кейзерлинга, и

4. Грамоту ж х королю францускому кредитивную для советника канцелярии Гроса, которой при тамошнем дворе министром без характера определяется.

5. И при сем определении о пожаловании ему, Гросу, на екипаж докладывано, всеподданнейше представляя, что напредь сего при таких определениях резидентам некоторым по 1 000 ру[блев], а иным по 1 500 ру[блев] и по 2 000 ру[блев] давано, а для онаго Гроса на всемилостивейшее соизволение двоякия указы изготовлены — на 1 500 ру[блев] и на 2 000 ру[блев].

И Ее Императорское Величество в разсуждении знатности тамошних екипажев всемилостивейше соизволила указать ему 2 000 ру[блев] дать. И о том изготовленныя указы, один в Коллегию Иностранных дел, другой в Статс-кантору, подписать изволила. [111]

Однакож при том Ее Императорское Величество разсуждать изволила, что француской двор, чаятелно, недоволен будет таким определением, того ради надобно будет впредь туда министром кого познатнее отправить, да и лутче, чтоб тамо кто из российских был.

6. Подписать же соизволила к марграфу бранденбургскому Карлу 3 в ответ на его нотификацию о кончине брата его грамоту. И при том донесено, что такая грамота пред сим уже подписана была и отправлена, но по домогателству прускаго двора вновь написана затем, что во оной, прежде отправленной, недостает в комплименте слова «тетка».

7. Поднесена была на всемилостивейшую апробацию изготовленная грамота от Его Императорскаго Высочества государя Великаго князя к Его Светлости принцу Цербстскому, объявителная, о имеющем быть вскоре супружестве.

Но Ее Императорское Величество соизволила указать такую ж грамоту и от Ея Императорскаго Высочества государыни Великой княжны изготовить и обе вместе к апробации поднести.

8. Поднесены же на всемилостивейшую апробацию изготовленныя тремя концептами грамоты х королеве венгерской в ответ на ее собственноручную об окончании Боттова дела грамоту ж, которую из оных трех соизволено будет отправить.

И Ее Императорское Величество оные купно же и копию с той королевиной грамоты с переводом для прочтения у себя оставить соизволила.

9. Поднесены ж были два указа — один в обер-егермейстерскую канцелярию об отправлении с посолством в Персию к шаху 4 в подарок птиц и для отвозу их кречетников, и о снабдении сих последних жалованьем, мундиром и прочими приборами, а другой в Статс-кантору об отпуске для того во оную канцелярию 4 000 ру[блев].

Но Ее Императорское Величество соизволила указать для докладу со временем оныя указы барону Черкасову отдать. Еже и учинено.

10. Соизволила ж Ее Императорское Величество указать докторам Саншесу 5 и Бургаву 6 на волю дать, ежели они похотят по своему генерал-маиорскому рангу при будущем торжествовании в церемонии свои екипажи иметь. А ежели не похотят, то их от приуготовления екипажев уволить. И в таком случае ехать им в церемонии с прочими придворными персонами в дворцовых каретах.

Граф Алексей Бестужев-Рюмин.

При сих докладах Его Сиятелство вице-канцлер не присутствовал за болезнию. [112]

АВПРИ, ф. 2, оп. 2/6, д. 814, л. 73-77.


Комментарии

1. Улефельд Антон Корфиц (1699-1760), с 1727 г. надворный советник, с 1733 г. австрийский посланник в Голландии, с 1739 г. по 1741 г. — в Турции, с февраля 1742 г. по 1753 г. государственный канцлер Австрии.

2. Карл VII, император Священной римской империи его сын Максимилиан-Иосиф (1727-1777), курфюрст Баварский с 1745 г. Курфюрст саксонский Фридрих Август Сильный с 1697 г. король польский под именем Августа II (1670-1733), его сын Фридрих-Август II (1696-1763), с февраля 1733 г. курфюрст Саксонский, с сентября 1733 г. король Польши под именем Августа III.

3. Карл-Фридрих-Вильгельм (1712-1757), с 1723 г. маркграф Бранденбург-Ансбахский.

4. Надир-шах Афшар (?-1747), с 1736 г. шах Персии.

5. Санхес (Саншес) Антониу Нуньес де Рибейро (1699-1782), португальский медик, с 1731 г. на русской службе, 2-й лейб-медик императрицы (1742-1747), после отставки — почетный член российской Академии наук с 1747 г. по 1748 г. Исключен из академиков по личному распоряжению Елизаветы Петровны, узнавшей о его иудейском происхождении.

6. Каау-Бургаве (Бургав) Герман (1705-1753), голландский медик, с 1741 г. на русской службе, 3-й лейб-медик императрицы (1742-1747). После отъезда Санхеса во Францию в сентябре 1747 г. — 2-й лейб-медик императрицы, после ареста Лестока в ноябре 1748 г. — 1-й лейб-медик и главный директор Медицинской канцелярии. Официально утвержден в должностях 6 декабря 1748 г.