Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 2

Перевод с писма обер-гофмейстера барона Минниха к принцесе Ангалт-Цербстской из Санкт-Петербурга от 7/18 генваря 1746.

Имею честь поздравить Вашу Высококняжескую Светлость щастливым окончанием 1745-го года, достопамятного навсегда в гистории для тех бедств, коими болшая часть Европы, а особливо Германия, толь немилосердно утеснена 1, где пламя войны толико провинцей опустошило, пролитие крови толиких тысяч людей нанесло и толико фамилей разорило, и где что война пощадила, то [60] падежем скота изтребилось, которой жителей моего отечества между протчими в такое неимущество привел, что уже долго от того поправится не могут.

Ваша же Высококняжеская Светлость милостию Божиею сей год по болшей части в торжествах и радости препроводили. Главнейшие Ваши желании исполнились. Вы отпущены от Ея Императорского Величества достойнейшим одной и другой образом 2. При возвращении Вашем никакого печалного приключения в дороге не случилось, и Вы от неминуемых толь долгаго пути утомленей уже поправится могли тем времянем, кое Вы препроводили с наиболшим приятством с фамилиею и великолепным двором, где на лицах каждого толко радость видима была о благополучном Вашем к ним возвращении и излиянных на Вас во время отсудствия Вашего божеских благословениях.

Все сие подлинно заслуживает воздать Богу благодарение, праздники Рождества Христова с благоговением препроводить и прилежно службе Божией предпочтително всякой другой вещи предстоять. Вы не можете инако чинить, милостивая государыня, как наилутчую резолюцию при всех случаях принимать. Вы же и сию избрали, коя есть непрекословно нужнейшая. Для удостоверения же себя о том надобно толко разсудить то, еже глаголет Господь Бог наш, Матвея в главе 16-й, стих 26-й.

Начало сего писма, может быть, причинит удивление Вашей Высококняжеской Светлости, ибо мне и самому является быть наподобие казанья 3. Однакож, я ласкать себя дерзаю, что Вы мне сии разсуждении простите, когда я Вам припомню, что писмом Вашим от 29-го прошлого декабря, на которое я ответствовать честь имею, Вы мне к тому повод подали, говоря, что Вы себе неподвижное правило положили поступать противно пословице: «Государева служба прежде Божией отправляется». Боже Вас сохрани в толь христианнейших мнениях и в том Вас вяще и вяще да утвердит! Пример великих возбуждает и других к тому ж. И понеже сие есть сугубое достоинство, то удивление Вашей Высококняжеской Светлости (буде есть) я чаю вовсе пресечется, когда я еще возимею честь Вам донесть, что я третьяго дни, в воскресенье, приобщался Святых тайн. И потому сии разсуждении суть весма натуралным следствием толь торжественнаго действа благоговения, которым я за должно чаял начать год, которой Бог мне паче чаяния моего даровал и которой я ему со осталною моею жизнию посвятил.

Помянутое Вашей Высококняжеской Светлости писмо так наполнено знаками Вашей ко мне милости и благоволения, что я покусился засвидетелствовать Вам о том мое наиболшее признание. В суботу, яко день моей исповеди, Ея Императорское Высочество государыня великая княгиня, из рук которой я сие писмо получить честь имел, усматривая, что я по тому трудность имею, сама собою и таким милостивым сердцем мне сказать изволила, что она писмо от Вашей Высококняжеской Светлости имеет, к Вам писать и те резоны показать хощет, кои меня писать возпрепятствовали. Еже и учинить меня обнадежила. И сии резоны без сумнения апробованы и законными признаны будут. [61]

Сегодня Ея Императорское Высочество мне сказать изволила, что она писать не будет. А я то учинить в сугубой должности нахожусь, дабы Вам засвидетелствовать, коликим я признанием проницаем за отличные Ваши знаки милости, и дабы удостоверить о точности моей, повинуясь Вашим повелениям писать к Вам вместо Ея Императорского Высочества. Я по тому ж резону смелость принял нумер на сем писме поставить. Которым не долженствую я преминуть благодарить Вам с глубочайшей венерациею за великодушные Ваши и милостивые сентименты ко мнейшему из Ваших прославлятелей, которыми Вы меня удостоили чрез две моносиллабы 4, коими Вы писмо Ваше окончали.

Ежели бы что могло присовокуплено быть к той ненарушимой ревности и совершенной девоции 5, кои я к Вам имею, то бы сие новою к тому было притчиною. Но статся тому нелзя. Вы толко изволте милостивая государыня меня искусить и к засвидетелствованию Вам того случай мне подать. Может быть, я столко щастлив буду, что возмогу Вас удостоверить, что, по меншей мере, добрая воля мне не недостает и что Вы не весма худо доверенность свою употребили.

Я признаваюсь, однакож, при сем в моей слабости, и что сей раз я очень покусился преступить повеление Вашей Высококняжеской Светлости, ваши писма не показывать, когда я читал артикул, касающейся до августейшей государыни, которая толь славно над сею обширною империею государствует, и упоминающей [62] о сей несравненной самодержице толь достойным ей образом, что я надежен, что чтение онаго угодность бы причинило. Ибо толь изрядно составленные похвалы, происходящие от великой принцесы, которая говорит с[о] знанием о делах, инаго действа произвесть не могут. Но я себе правило положил слепо Вам повиноватся, во что б мне ни стало, и хотя бы я и погрешил. А о том, что Ваша Высококняжеская Светлость у меня спрашиваете, где найти виргилиево злато 6, обойтись не могу Вам ответствовать, что сей артикул свидетелство подает, что для искания его очень далеко ходить нужды нет. Во отнятие сумнителства, дошли ли до меня те писма, коими Вы меня по ныне удостоить изволили, я доношу о получении пяти — из Риги от 12-го декабря (правильно — октября. К. П.), из Столпе от 8-го ноября и три из Цербста от 6-го, 15-го и 29-го декабря. Вот уже столко онаго накоплено, что то сокровищем сего злата быть может, котораго бы втуне искать во сте других было.

Разсуждение Вашей Высококняжеской Светлости о предусмотрении Ея Императорского Величества, чтоб позорищи зимою ни безпокойны, ни здравию вредителны не были, столко ж справедливо, коль изрядно есть. Приуготовлении к опере, коя после завтре представится, притчиною были, что после последняго моего от 28-го декабря ни француских комедей, ни интермедей не играли. Но следующие после того малые ведомости произошли, кои, однакож, Вашей Высококняжеской Светлости весма индиферентны быть не могут.

На другой день, то есть в воскресенье, милорд Гиндфорт 7 аудиенцию у Ея Императорского Величества и у Их Императорских Высочеств имел для учинения нотификации о рождении принца 8, которым принцеса Валская 9 от бремяни разрешилась. Я чаю, что сей посол столко ж желал бы сообщить о розбитии болшаго претендентова сына 10 или поймании меншаго 11, о чем уже разглашали, но ни один, ни другой слух не подтвердился. И видится, что от того еще весма удалено. Но заключенной в Дрездене мир, котораго, может быть, менше ожидали, сего дня бароном Мардефелдом 12 таким образом объявлен, что о том болше сумневатся не можно. Я нижайшие благодарении при сем случае Вашей Высококняжеской Светлости приношу, что соизволили мне також сами сию великую ведомость доверить и к тому присовокупить обстоятелства кровопролитнаго сражения, бывшего под Дрезденом, и что Его Высококняжеская Светлость брат Ваш, принц Георгий 13, щастие имел из онаго цел и здрав вытти, отличным себя показать и кровь, от которой он происходит, знать дать.

В воскресенье в вечеру, о котором я упоминал, при дворе был великой съезд. Но Ея Императорское Величество при том не являлась. 30-го числа Ея Императорское Величество около вечера с отобранною компаниею на Смолной двор ездить изволила, откуду она в Зимней дворец уже 31-го числа около 6 часов возвратилась. Сей последней день года кончился приятною ведомостью, а имянно, что Ея Императорское Величество срок поездки в Ригу до маия месяца отложить изволила. Натурално, что тогда сия поездка с болшею удобностию и приятством учинится, и, как я чаю, что всякой, к тому назначенной, о сей резолюции радуется. [63]

Праздник Новаго Года обыкновенным образом торжествован. Ввечеру после бала в галерии был великой фигурной стол в Болшой зале, где званные послы и иностранные министры имели честь с Их Императорскими Высочествами ужинать и сидели по билетам. А Ея Императорское Величество ужинала в Гермитаже. Сомороков 14 пожалован генералом-лейтенантом, а молодой Куракин 15 прапорщиком Преображенского полку. Других повышеней и пожалованей не было.

2-го числа я получил писмо от Воронцова 16 из Венеции. Он туды 27-го ноября приехал, а 1-го декабря с[тарого] шт[иля] оттуда поехал. Ввечеру при дворе был балет и малые игры.

3-го числа Ея Императорское Величество с великим князем была восприемницею дочери генерала-прокурора 17. Ввечеру тамо для придворных был бал в масках.

4-го и 5-го числа, то есть накануне Богоявления, отправлялась девоция. И тако при дворе съезда не было, хотя тогда и воскресенье было. Но толко освящение воды в придворной церкве торжественно отправлялось.

6-го числа после литургии Ея Императорское Величество пошла на реку, как называют, на Иордань, в препровождении Их Императорских Высочеств и многочисленной свиты. 10-ть тысяч гвардии и другие полки стояли в круг, и после пушечной палбы учинен троекратно беглой огонь с обыкновенною исправностию. По возвращении с реки в покои Ея Императорское Величество приняла от [64] иностранных министров поздравлении. Ввечеру съезду не было. Однакож многие столы в галерии для игры поставлены были, где Ея Императорское Величество сама и Их Императорские Высочества до 11-ти часов играли.

Сегодни приготовляются к публичному завтра маскарадному балу. А мне бумаги не остается, как толко обнадежить, что я до гроба есмь. Минних 18.

АВПРИ, ф. 6, оп. 6/1, д. 100, л. 7-14 об. Беловой вариант (черновой вариант с пометкой («получено 11-го генваря»), л. 15-22 об.; французская копия с оригинала с пометкой («полу[чено] в 11 де[нь] генваря»), л. 1-6).


Комментарии

1. Речь идет о войне за австрийское наследство 1740-1748 гг., когда Австрии пришлось защищать собственные земли от притязаний Пруссии и Франции. Боевые действия велись в Нидерландах, в Италии и в центре Германии. Особенно пострадали от стремительных передвижений разных армий Бавария и Богемия. После разгрома австро-саксонских войск пруссаками при Кессельсдорфе 4/15 декабря 1745 г. и полной оккупации солдатами Фридриха II Саксонии австрийцы согласились подписать вместе с саксонцами мирный трактат, признававший Силезию прусской территорией. Соответствующий договор был заключен в Дрездене 14/25 декабря 1745 г.

2. Принцесса Ангальт-Цербстская Иоганна-Елизавета покинула Санкт-Петербург 28 сентября 1745 г. Императрица перед отъездом оплатила ее долги и пожаловала ей 50 тысяч рублей наличными, а также мех соболей и черной лисицы, китайские обои и разные дорогие ткани на большую сумму, а мужу помимо прочего — гарнитур бриллиантовых пуговиц, шпагу и табакерку, усыпанные драгоценными камнями.

3. То есть проповеди.

4. То есть «односложное слово» — от лат. «monosyllabum».

5. То есть благоговению, поклонению, от фр. — de votion.

6. Публий Вергилий Марон (70-19 до н. э.), античный поэт, основатель римской классической поэзии, автор «Буколик» и «Энеиды».

7. Кармайкл Джон, 3-й граф Гиндфорт (1701-1767), с 1741 г. британский посланник при прусском дворе, с 1744 г. британский посланник, с 1745 г. по 1749 г. посол при русском дворе.

8. Генри-Фридрих (1745-1790), шестой ребенок принца Уэльского Фридриха-Льюиса, с 1766 г. герцог Кумберлендский. В своей грамоте от 11/22 ноября 1745 г. (копию с нее английский посол вручил А. П. Бестужеву-Рюмину 20 декабря 1745 г.) король Георг II сообщал русской императрице, «что принцесса Валская, наша любезнейшая невестка, в 27 де[нь] про-шедшаго месеца от бремяни четвертого принца благополучно разрешилась» (АВПРИ, ф. 35, оп. 35/1, д. 696, л. 301-304; в оригинальном тексте русского перевода ошибочно написано «в 25 де[нь]»).

9. Августа (1719-1772), принцесса Саксен-Готская, с 1736 г. жена принца Уэльского Фридриха-Льюиса (1719-1751).

10. Карл-Эдуард Стюарт (1720-1788), сын претендента на английский престол Джеймса Стюарта (1688-1766), сына короля Якова II, проживавшего в эмиграции в Риме. В 1745 г. при некотором содействии французского министерства предпринял знаменитый поход на Лондон через Шотландию, окончившийся неудачей. После поражения, осенью 1746 г., вернулся во Францию, где находился до осени 1748 г.

11. Генри Стюарт (1725-1807), младший брат Карла-Эдуарда. В декабре 1745 г. вместе с доверенным лицом французского короля герцогом Ришелье находился в Дюнкерке, завершая подготовку французского корпуса к высадке десанта в Англии. Однако после отступления армии старшего брата из центра Англии обратно в Шотландию французы отказались от идеи форсировать Ла-Манш.

12. Мардефельд Аксель (1691 или 1692-1748), с 1728 г. прусский посланник при русском дворе. 30 июня (11 июля) 1746 г. в седьмом часу вечера канцлер А. П. Бестужев-Рюмин объявил ему о прекращении официальных сношений с ним в связи с тем, что Фридрих II умышленно затягивает назначение преемника на его место. 15/26 августа 1746 г. на отпускной аудиенции простился с императрицей; 1/12 октября 1746 г. приехал в Ригу и вскоре покинул пределы России (АВПРИ, ф. 2, оп. 2/1, д. 3084, лл. 194, 194 об., 186; ф. 6, оп. 6/1, д. 113, л. 140-141, 172).

13. Георг (1719-1763), принц Гольштейн-Готторпский.

14. Сумароков Петр Спиридонович, с 1742 г. шталмейстр императрицы, с 1 января 1746 г. в ранге генерал-поручика.

15. Куракин Борис Александрович (1733-1764), сын обер-шталмейстера А. Б. Куракина, с 1743 г. солдат, с 1744 г. сержант л.-гв. Преображенского полка.

16. Воронцов Михаил Ларионович (1714-1767), с 1744 г. вице-канцлер Российской империи. С разрешения императрицы в сентябре 1745 г. выехал на лечение за границу по маршруту Рига, Берлин, Дрезден, Прага, Вена, Венеция, Рим, Неаполь, Париж, Гаага, Берлин, Рига. Вернулся в Россию в августе 1746 г.

17. Трубецкая Елена Никитична (1745-1832), младшая дочь генерал-прокурора Н. Ю. Трубецкого, родилась 27 декабря 1745 г., впоследствии вышла замуж за генерал-прокурора A. A. Вяземского.

18. Помета в левом нижнем углу на л. 14 об.: «Возвращено сверху 28-го марта 1746-го».