№ XIX.

Журнал начатый кампании 1743 года мая от 6 числа, держанной при галерной эскадре, состоящей в двадцати одной галере и дву прамов, находящийся в шкерах близ финляндских берегов, состоящей в команде генерала, лейб-гвардии подполковника и кавалера, Кейта.

Мая 6-го, по полученному мною в Абове рапорту от генерал-лейтенанта и кавалера Хрущова, усмотрел я, что он [с шестадцатью] к Ангуту с вышеобъявленною эскадрою прибыл; почему я, в третьем часу по утру, отправясь из Абова, прибыл и нашол оного, прошед Ангутский мыз в полуторы мили к стороне веста; того ж утра, в учиненном в присутствии моем господином генералом-лейтенантом Хрущевым, господами полковниками и подполковниками и от флота капитаном и поручиками, согласно положено: в рассуждении, что неприятель не более шестьнадцати галер, одного брегантина и одной дубель-шлюпки, на которых(?) шестьнадцать пушек состоят и сверх того еще в двух или трех малых судах находятся и оного без упущения времени стараться улучить и его атаковать, не допустя его к ожиданию из Швеции наиболее к приусилению его сикурска; вследствие чего со всем к учинению над оным поиска и к выступлению в поход надлежащие приказы даны были, и того вечера, в сигнал вечерний зари, в неприятельском флоте, в сторону вест-норд-веста, - слышан был в расстоянии, по мнению, около четырех шведских миль.

7-го, по данному вчерашнего числа приказу, по благополучной и теплой погоде, мы, подняв якоря, прамы наши буксировали, из коих, отошед от прежнего нашего лагеря три четверти шведских мили, один незапно на подводный камень взошол, которое принудило нас всех лечь на якорь, но сбуксировав оной без вредно, с благостию Господнею, еще от того места вечером, около полумили, отошли и в открытом море, за наступившею ночью, на якорь лечь принуждены нашлись. Около половины дня авангардом нашим усмотрено одно шведское судно, которое, увидя нас, так скоро [59] ретировалось и паки тот-же брегантин к вечеру, лежащим нам на якорях, в расстоянии одной мили, крейсирующа видим был.

Шведская миля содержит в себе десять российских верст и около десяти оных на градусах счисляется.

8-го, по утру в пятом часу, имеючи ветер зюйд-зюйд-вест в путь, свои мы, буксируя прамы, по прежнему отправились, и хотя ветер был нам способен, но за множеством подводных камней, на гребле, не подымая парусов, путь наш продолжали. В восьмом часу по утру-ж, в авангарде следующая галера учинила сигнал о усмотрении неприятеля, почему я с моею галерою к впереди следующей приближился, откуда усмотрел шведский флот, лежащий на якоре, в расстоянии от нас около одной мили и, видев меня с галерою прибывшего, несколько раз с пушек выпалили, почему и я, с моей стороны, о скорейшем ближении галерной экскадры сигнал учинил; но он, видя нас приближающихся к ним около половины мили, немедленно, подняв якоря и паруса, немедленно стали пробиратся между дву островов, где, за недовольною глубиною воды, наши прамы провести было невозможно; итако мы принуждены нашлись, для способного проводу оных, взяв левую сторону, старатся оных там захватить; но сильный ветер, переменясь вдруг на норд-вест, не дозволил нам более путь наш продолжать и принудил лечь на якоре у Гитис-Кирки. Того вечера неприятель для сигналу вечерней зари из пушек не палил.

9-го числа продолжающейся противный нам ветер норд-вест принудил до половины дня лежать на якоре, но учинившаяся было в то время малая штиль побудила нас к отправлению в путь наш, точию-ж отошед от прежнего места полмили, учинившийся противный ветер необходимо понудил нас лечь на якорь и понеже я не ведал, в которую сторону неприятель путь свой предприял, чего для на шести шлюпках, сколь для рекогносирования оного, столько и для сыску в ближайших деревнях лоцманов, при пристойных офицерах, сотную команду вперед отправил, ибо между не исчисленным числом находящихся видимых и подводных камней, не имея знающих и искустных лоцманов, ни одной сажени без крайней опасности идтить невозможно.

10-го числа, в третьем часу по утру, мы, подняв якорь, около половина дни, в Юнферзунт благополучно прибыли, где и возвратившихся в партию шесть шлюпок нашли; точию оные нам ни единого лоцмана не привезли, объявляя яко во всех найденных ими деревнях ни одного человека обывателей не нашли, при чем [60] репортовали, что при выходе их в Юнферзунт, одно стоящее тут неприятельское судно, которое ими видимо было, увидя оных ретировалось. Того-же вечера, мы, отошед от помянутого зунта (или тесного прохода), около половины мили вперед, на якорь стали и перед заседанием солнца, в расстоянии одной мили, усмотрели одну шведскую дубель-шлюкку, крейсирующую перед нами, к стороне норд-веста.

11-го числа, в третьем часу по утру, имея благополучную тихую погоду, мы, подняв якорь, около трех миль вперед подались, но, за учинившимся паки противным ветром, нашлись принуждены стать на якорь, откуда я несколько шлюпок для рекогносцирования неприятеля вперед отправил, а и таковых-же несколько вблиз лежащие острова для сыску лоцманов послал-же, из которых последних - одною, на острову, за бывшей шведцкой конштатель, найден и ко мне приведен, который объявил, что неприятель в числе пятнадцати галер и толикого-ж числа эспингов, которые суть малые суда, имеющие каждая десять пушек, по двадцати человек и одной дубель-шлюпки состоят и что еще сверх оного числа ожидают к себе из Корпо к приусилению, с прамом Геркулесом, две галеры, да сверх того во ожидании-ж из Швеции восьми галер, якобы оные в пути уже были объявил. На вечер и посланные вперед шлюпки к нам возвратились со объявлением, что, в курсе своем, в полуторы мили в расстоянии от нашего галерного флота, видели они одну неприятельскую галеру, которая, сколь скоро их усмотрела, немедленно ретировалась; и при том с одного нашего прама, с мачты, усмотрено-ж неприятельских три галеры, около полумили от нас впереди кроющихся за островами. Сего числа мы имели ветер норд-норд-вест.

12-го числа, взятый пред сим шведцкий конштатель, между прочим, объявил, что неприятель намерен в случае получения ожидаемого им сикурса в Корпо нас ждать; вследствие чего прежде отданные мои приказы, о очищении галер и приуготовлении к действию против неприятеля наистрогше паки подтверждено и чтоб мы ко употреблению в буксирование прамов наиболее галер иметь могли, для лучшей к тому способности, мостовые суда в Абов дру-гою, безопасною дорогою я отправил; того-ж дня с разными ордеры в Абов шлюпку отправил, за противною-ж продолжающуюся сильною погодою, которою прамы буксировать никак было возможно, все утро на якоре стоять принуждены были; а в девятом часу того утра, для рекогносцирования неприятеля, шесть шлюпок с [61] канчибашем, так как и для мерения дороги и постановления вехов, кои все шведами сняты были, наперед отправил; около-ж половины дня погода немножко утишилась, галеры в поход отправились, после чего, спустя мало, усмотрев что неприятель с одною галерою и двумя дубель-шлюпками за посланными вперед нашими шлюпками гонится, немедленно приказал авангардным галерам с возможною силою и поспешением к поддержанию наших шлюпок гресть; и видя неприятель приближающихся нас, поворотясь за остров, немедленно ретировался, укрепившийся-же ветр вышедшим нашим из устья прамам, будучи противен, принудил их лечь на якорь; однако я с генерал-лейтенантом Хрущевым и несколько галерами около полумили вперед подались, откуда неприятельскую арриергардию, состоящую в трех галерах и нескольких малых суднах усмотрели; на вечер и прамы наши к нам прибуксировались, по соединении которых, я немедленно четыре галеры, со всеми имеющимися при флоте шлюпками, для прогнания неприятельского арриергарда, который от нас в трех четвертях мили находились, отправил, который, усмотря наши галеры, выпалив три раза из пушек для сигнала своему флоту, который от них еще в трех четвертях мили находился, - немедленно ретировались; а наши галеры место, которое они оставили - заступили, прибыв куда репортовали меня, что видим оным ретирующейся неприятельский флот. Ветер ныне вступает в румб - норд-вест-норд.

13-го числа, в исходе третьего часа по утру, учинил я к походу сигнал с двумя галерами, взял из авангардии, прибыв в то место, где вчерашнего числа галеры наши, прогнав шведских, пост свой заняли, а за учинившимся вдруг прежде поднятия якоря противным ветром, за которым прамов наших буксировать никак было невозможно, оные на прежнем месте чрез все продолжение целого дня, простоять принуждены были; в сем месте получили мы известие, якобы неприятель находится в Корпо и в сикурс себе прам, называемый «Геркулес», получил. Ветер продолжался норд.

14-го числа, посланная к генерал-майору Браткену от меня на встречу шлюпка возвратилась с известием, что накануне его (sic) отправления из Ангута, он отправился, где, по случившемуся сильному ветру, на галере его большую мачту сломило, и тем-же репортом объявляет, что уповает сего числа со мною соединиться; и хотя бесперерывно противная погода продолжалась, однако я, в пятом часу по утру, в надежде, чтоб к вечеру в Корпо прибыть, [62] где неприятель по известиям находился, в путь мой и отправился; но отошед от прежнего места с милю, прибыв к одному тесному проходу, который подводными каменьями и мельми окружен был; итако противною погодою, нанесши прамы наши на мели, мы в сымании их со оных целый день употребить принуждены были, а чтоб толь вернее и свободнее из того узского прохода прамы наши провесть, от неприятельского иногда воспрепятствия, было можно, я сам, прошед оной, с генерал-лейтенантом Хрущевым и восьмью галеры, ввиду у неприятеля пост мой занял, который в расстоянии от нас около шести русских верст на яко-рях лежал. Около шестого часу по полудни господин генерал-майор фон Братке с пятью галеры в соединение ко мне прибыл, коему я немедленно пройтить узский проход и за мною построится велел; равным образом и прамы, прошед благополучно то трудное место, перед галерным флотом состоящим с прибывшими с генерал-маиором Браткеном всего в числе двадцати одной, за прибытием которого я новое расписание учинил, по которому, оставя себе кордебаталию, господину генерал-лейтенанту и кавалеру Хрущову авангард, господину генерал-майору фон Браткену арриергард, каждую разделя равночисленно на семь галер, - поручил. Ветер имели мы от норды на норд-вест.

15-го числа, на самом рассвете, усмотрели мы впереди от нас неприятельскую с вице-адмиральским флагом галеру в расстоянии около шести верст и купно близ оной видимы были и других несколько галер мачты, коих подлинного числа сколько тут было, за прикрывающими их островами, совершенно присмотреть их было невозможно; почему, увидев оных, сигнал к походу всему флоту немедленно от меня дан был; точию-ж, усмотря предприятие наше, неприятель намерение, сколь скоро мы якоря вынули, увидели оного всем флотом с поспешением ретирующегося к стороне Оланта, за которым я, для высматривания его сил, с десятью шлюпками и одним кончибашем, под поддержанием дву галер, одного морского офицера отправил, который воротясь рапортовал меня, якобы видел неприятельский флот в числе семнадцати галер, одной полугалеры, одного галиота и дву шмаков, вооруженных и под вымплами и многих других малых суден, и что вице-адмирал позади всех в арриергардии галерою своею следовал; а за противною погодою все оные галеры рейтераду свою не на парусах, но на гребли чинили. За которою усилившуюся погодою и я, в десять часов по утру, в том месте, где шведы прошлой ночи стояли на [63] якоре - лег; за недостатком-же на прамах свежей воды, все малые от флота суда для привозу оной употребить велел. Кейт.