ЛИЧНЫЙ СОСТАВ И СЛУЖБА ВОЕВОД ГОРОДА ЦАРЕВОКОКШАЙСКА В XVIII веке

В отечественной историографии изучению личного состава воеводских и губернских канцелярий посвящены труды исследователей дореволюционного периода В. А. Евреинова, Е. П. Карновича, С. А. Корфа, М. П. Павлова-Сильванского и др. 1. В трудах историков и юристов изучены вопросы механизма формирования бюрократии, уровня дворянской занятости в гражданской службе, эволюции политики государства в отношении дворян как чиновников и канцелярских служителей. Особо надо отметить исследования Ю. В. Готье, специально посвященные изучению местного государственного управления в 1727-1775 гг. Используя богатый источниковедческий материал воеводских, провинциальных и губернских канцелярий центральных губерний страны он подробно рассмотрел службу личного состава присутственных мест, их деятельность в области административной, хозяйственной, судебной и финансовых властей 2. В советской и современной историографии исследования по данной теме представлены такими историками как С. М. Троицкий, Г. П. Енин, А. Г. Иванов, И. В. Фаизова и др. 3

Как известно, в начале XVIII в. произошли существенные изменения в области местного государственного управления. По реформе 1708 г. Россия была разделена на 8 губерний, в 1719 г. губернии были разделены на провинции. Интересующий нас Царевококшайский уезд оказался в составе Свияжской провинции Казанской губернии.

В силу сложившейся внутриполитической обстановки после смерти Петра I правительство решило возвратиться к старой практике местного управления, т.е. к воеводской. Весной 1727 г. стали назначать воевод в провинции и уезды. В Царевококшайскую воеводскую канцелярию первым воеводой назначили подполковника Гаврилу Репьева 4. Здесь, как и в других городах на воеводу возлагалась организация работы канцелярий. Первые воеводы принимали власть от земского и судебного комиссаров под контролем свияжского провинциального воеводы и казанского губернатора. Если провинциальным воеводам назначили в помощники товарища, а также секретаря, то ситуация в уездных воеводских канцеляриях обстояла так: воевода правил единолично, а заведующего канцелярией назначили подьячего с приписью 5. Воевода руководствовался воеводским наказом от 12 сентября 1728 г. Общие положения этого закона позволяют сказать, что в руках воеводы концентрировались административно-полицейские, судебные и финансово-хозяйственные функции 6. Надо отметить, что новый наказ носсит отпечаток воеводских наказов XVII в.

Список царевококшайских воевод 1701-1710 гг. свидетельствует о полной преемственности предыдущего века. Воеводы направлялись из Приказа Казанского дворца на 1-2 года. Двое из воевод этого времени имели чин стольника. Кандидаты в уездные воеводы более позднего времени также представляли собой поместное дворянство низших рангов. Воеводы с 1727 по 1781 гг. были из числа отставных офицеров (от прапорщика до подполковника) и гражданских чинов (от титулярного советника до коллежского асессора). По ранговому составу воеводы расположились следующим образом: 1 подполковник, 4 майора (из них по 2 премьер- и секунд-майора), 2 капитана, 2 поручика, 4 прапорщика, 1 отставной гвардии сержант; из гражданских чинов 4 коллежских асессора, 1 титулярный советник и 1 надворный советник. Всего в XVIII в. в Царевококшайске сменились 25 воевод (см. табл.1).

Уездные воеводы в XVIII в. представляли абсолютную власть на местах и были облечены огромными властными полномочиями. Причем, власть их была единоличной до 1763 г. Лишь после введения штатов в уездах появляется должность воеводского товарища. Назначением воевод занимался исключительно Сенат. В своеобразном банке данных Герольдмейстерской конторы находились личные дела дворян, а также список дворян, не занятых на [232] государственной службе. После утверждения кандидатуры новоиспеченному воеводе вручался указ о назначении, паспорт и подорожная. О назначении сообщалось также в губернскую канцелярию. В историографии вопрос о назначении рассматривался как принудительное обязательство. По принципам петровского времени все дворяне должны были служить. В то же время в 1760 г. отмечен факт добровольной подачи прошения в Герольдмейстерскую контору Сената с просьбой назначить воеводой коллежским асессором А. В. Поздеевым 7. Факт неожидан еще тем, что произошел до издания Манифеста о вольности дворянства 1762 г. Поэтому вопрос о назначении в аспекте принудительного или добровольного подхода остается дискуссионным.

Таблица 1

Личный состав воевод города Царевококшайска в XVIII веке

Годы

Фамилии воевод

Чины

1701

Алексин Иван Борисович

стольник

1701-1703

Арсентьев Петр

стольник

1703-1704

Гурьев Афанасий

неизвестен

1704-1707

Шарапов Г.Н.

неизвестен

1707-1727

В это время управляли коменданты, ландраты и уездные судьи

1727-1730

Репьев Гаврила

подполковник

1730-1732

Венгерский Андрей Федорович

капитан

1733-1735

Сытин Данила Никифорович

майор

1735-1737

Кононов Прокофий

майор

1738-1740

Матюшкин Прокофий

капитан

1740-1742

Алфимов Василий

гвардии сержант

1742-1744

Доможиров Михаил

неизвестен

1744-1748

Тарбеев Аким

колежский асессор

1748-1749

Амачкин Михаил Ильич

титулярный советник

1749-1750

Воейков Василий

порутчик

1750-1752

Шишкин Василий

колежский асессор

1752-1754

Купреянов Иван

порутчик

1755-1759

Веригин Артамон

прапорщик

1759-1760

Буланов Василий

прапорщик

1761-1765

Поздеев Алексей Васильевич

колежский асессор

1765-1767

Галафеев Евграф

надворный советник

1767-1772

Матов Матвей Александрович

премьер-майор

1772-1778

Веригин Егор

колежский асессор

1778-1781

Марин Дмитрий

секунд-майор

Источники: РГАДА, ф.598, оп. 1, д. 1, лл. 1-3; д.6, лл. 14-16об; д.12, лл.54-54об.; д.15, лл. 1-1об.; д.14, л.28; д.39, лл. 12-12об.; д.49, лл.2-2 об.; д.54, лл. 2-2об.; д.64, лл. 2-2об.; д.90, лл.1-2об.; д.88, лл. 7-7об.; д. 93, лл. 1-2об.; д. 95, лл. 6-7; д.96, лл. 2-4; д. 103, лл. 1-5; д. 105, л.14; д.122, лл. 2об.-6; д. 131, лл. 1-2; д. 140, лл. 1-7; д. 127, лл. 12об.-13; д. 132, лл. 1-1об.; д.187, лл. 19-21; д. 172, лл. 30-31об.; д. 175, лл. 2-17; д.204, лл. 2-3об.; д.176, лл. 281—281об.; д.101, лл. 2-3об.; д.283, лл. 230-231; д. 248, лл. 15—15об.; д. 351, лл. 4-4об.; оп. 2, д. 94, лл. 4-8об.; ф. 1174, оп. 1, д. 1, лл. 1-5об.; ф. 291, оп.1, д.687, лл. 8-9об.; ф. 441, оп.1, д. 181, лл. 29- 30, д. 737, л.47; ф. 407, оп.1. д.225, лл. 1-1об.; ГАРМЭ, ф.237, оп.1, д.14, лл.106-106об., 107-107об; Йошкар-Оле - 420 лет. (1584-2004). Документы и материалы по истории города. 2-е изд. Йошкар-Ола, 2004; Крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева в Марийском крае. Док. и мат. / Сост. А. Г. Иванов. Йошкар-Ола, 1989; Айплатов Г. Н., Дорожкова Г. В., Иванов А. Г. Географическое описание Царевококшайска и Кокшайска с их уездами 1767 г. // Марийский археографический вестник. 1994. Вып.4. С. 105-112; Енин Г. П. «Праздничное кормление» царевокошайского воеводы в 60-х гг. XVIII века // Марийский археографический вестник.1993. Вып. 3. С.23-33; он же. Новый источник о воеводском кормлении // Марийский археографический вестник. 1995. Вып.5. С.114-140; он же. Воеводский словесный суд. (Исследование и источник) / Рукописные памятники. Вып.2. СПб., 1995; Иванов А. Г. Очерки по истории Марийского края ХVIII века. Йошкар- Ола, 1995; он же. Система воеводского управления в Марийском крае во второй половине ХVI-ХVIII вв. // Марийский археографический вестник. 2000. Вып. 10. С. 14-31. [233]

Важным аспектом в исследовании воеводской должности является срочность службы. В 1727-1730 гг. воеводы служили 3 года, а с 1730 г. - 2 года. Но именно с этого времени встал вопрос о продлении воеводских полномочий. Этот вопрос был вызван нехваткой людских ресурсов вследствие частых военных действий и огромной бюрократической работой при назначениях и сменах. В 40-х гг. XVIII в. данный вопрос, видимо, начал решаться положительно. Так, на второй срок разрешили остаться царевококшайскому воеводе А. Тарбееву (1744-1748 гг.) и козьмодемьянскому воеводе Дубенскому. Кроме того, подобные факты отмечались во многих воеводских канцеляриях России 8.

Следует отметить, что только до середины 40-х гг. XVIII в. царевококшайские воеводы менялись в соответствии с законом, через каждые 2 года. Начиная с 1744 г., когда, как уже было отмечено, правил два срока воевода А. Тарбеев. По нашим данным, сколько-нибудь четкой смены не наблюдалось вплоть до 1760 г. В 1748 - 1750 гг. сменилось 3 воеводы. После правления А. Тарбеева в 1748 г. казанская губернская канцелярия направила временно исполнять обязанности титулярного советника М. Амачкина. Прибывший по назначению Сената в 1749 г. поручик В. Воейков после полутора лет правления по неизвестным причинам сдал должность в 1750 г. временно прибывшему из губернской канцелярии прапорщику М. Владыкину. Лишь с 1760 г. по новому закону воеводы стали править по 5 лет 9.

При приеме дел воевода руководствовался росписным списком, т.е. наличным списком канцелярского хозяйства и личного состава. Среди нормативных документов воеводский росписной список занимал особое место. Акт приемки осуществлялся как и в XVII в. составлением наличного списка канцелярского хозяйства и личного состава. Основными регламентирующими документами в канцелярии были Соборное Уложение 1649 г., воеводская инструкция 1719 г., наказ 1728 г., именной список приказных людей и другие нормативные документы. Перечисляется широкий перечень распорядительной, фискальной, податной и др. документации: книги присланным указам, приходам и расходам, записная приговорам, челобитным, доношениям, входящим письмам, исходящим по указам, отпускам, явочным челобитным, «щетным выпискам», крепостного сбора и пошлинам, купчим, заемным, сделочным, подрядным, а также «столп следственным делам», многочисленным «решенным» судебным делам, росписи книг подушного сбора за 1749-1752 гг., ведомости денежной казны при воеводской канцелярии, собранных с оброчных мельниц, домовых бань, таможен, кабаков, соляной продажи и др. оброчных статей, в том числе с «иноверных свадеб».

Немаловажным вопросом для воеводы являлось наличие жилья, где воевода мог расположиться с семьей и прислугой. С воеводским жильем в Царевококшайске дела обстояли не лучшим образом. В 1761 г. «указом велено за совершенною ветхостию бывшей канцелярии перейти в пустовой школьный двор». А в 1765 г. после присоединения Кокшайского уезда, канцелярия перешла в воеводский дом, а воевода в школьный двор. После этого еще в ближайшие десять лет ничего не было предпринято. В 1778 г. воевода Е. Веригин в рапорте в казанскую губернскую канцелярию писал: «А ныне в том доме без починки, особливо в зимнее время жительство иметь никак невозможно» 10.

Добирались воеводы вместе с семьей и прислугой в зимнее время санным путем, т. к. до 50-х г. XVIII в. воеводы приступали к службе с 1 января. В последующие годы ситуация меняется. Например, А. В. Поздеев спустился по Волге до Кокшайска на судне в мае 1761 г. 11

Каждый день службы воеводы проходил следующим образом. В канцелярию царевококшайский воевода подходил к 5-6 часам утра и завершал службу к 12-13 часам дня. Из исследования протоколов виден порядок ведения дел - чтение указов, затем промемориев и рапортов. После слушания бумаг переходили к разбору челобитных. Присутствие заканчивалось подписанием протоколов, содержавшими мотивированные решения по важнейшим из рассматриваемых дел. Вот наглядный пример одного заседания в присутствии от 12 августа 1759 г.:


«Августа 12 числа, то есть вторник господин прапорщик Буланов в канцелярию вошел по полуночи в 6 часов.

По указу ис Казанской губернской канцелярии при котором прислан оной Царевококшайской воеводской канцелярии воеводы прапорщика Артамона Веригина в правление воеводской должности прапорщик же Василий Буланов. И велено ему Буланову город [234] и городовые ключи тако ж канцелярию и приказных служителей денежную казну и дела все от означенного Веригина принять по росписному списку. А Веригина выслать в Нижегородскую воеводскую канцелярию.

Слушал опробовал и подписал журнал того числа Василий Буланов.

Из канцелярии вышел по полудни в 1-м часу» 12.


Вышеприведенный пример примечателен и тем, что это был первый служебный день нового воеводы. Суббота, воскресенье, церковные праздники, именины и дни рождения царских особ по Генеральному регламенту являлись выходными днями.

Назначенные воеводы не имели права оставлять службу даже на короткое время. До 60-х гг. XVIII в. временно отлучится или получить официальный отпуск для уездных воевод было очень тяжело. Лишь после издания указа о вольности дворянства 1762 г. и с назначением воеводских товарищей в уездных канцеляриях появилась возможность получить официальный отпуск. Например, воевода колежский асессор Егор Веригин в ноябре 1776 г. по приказу казанской губернской канцелярии выехал в Казань на 2 недели. В это время в присутствии вел дела воеводский товарищ титулярный советник Никита Федоров 13.

Касаясь истории приказной службы надо отметить, что в XVII в. приказные люди были вынуждены с просьбой об отпуске обращаться к царю, т.е. отпуск был очень редким и только в экстренных случаях. При Екатерине II с целью регламентации отпусков в 1765 г. был издан указ, разрешавши четырехмесячные отпуска с разрешения Сената. В 1775 г. подтверждено право губернаторов предоставлять отпуска, на этот раз кратковременные, до 29 дней воеводам и их товарищам, также и секретарям 14.

Воевода находился под постоянной мелочной опекой правительства. Регламентация была отличительной чертой местного государственного управления XVIII в. Воеводские инструкции и наказы 1727-1728 гг. предусматривали постоянные доклады, рапорта и другие виды отчетной документации, которые должны были поступать в вышестоящие инстанции. При этом воеводы должны были в точности соблюдать распорядок донесений.

За воеводскую службу фиксированной оплаты до 1763 г. не имелось, т.к. по законам петровского времени дворяне должны были служить безвозмездно. Лишь после реформы 1763 г. воевода начал получать 300 руб. в год. Так, в 1772 г. воеводе Е. Веригину выдали за майскую треть 125 руб. Вознаграждение за службу было немаловажным обстоятельством, т.к. уездные воеводы в большинстве своем были мелкими помещиками или совсем не имели поместий. Статистика, приведенная Ю. В. Готье, ясно выявляет их материальную обеспеченность. По его подсчетам из 359 воевод на 1730-1740-е гг. подавляющее большинство уездных воевод (37,3%) были владельцами душ от 11 до 50 человек. По данным на 1745 г. 34,6% обладали числом крепостных от 11 до 50 человек и 31,2% воевод - от 51 до 100 человек 15. По нашим данным у царевококшайского воеводы М. Матова имелись 30 душ крестьян в Воротынском и Малоярославском уездах 16.

Если вступление в должность была регламентирована единым законом, то отставка от должности - логическое завершение воеводства - могла наступить при различных обстоятельствах. Обычно отставка происходила при завершении законного срока. Чрезвычайные случаи - арест, отдача под суд, болезнь или смерть - также имели место быть. Перед смещенным воеводой лежало еще одно важное и очень затруднительное дело: необходимо было отчитаться за весь срок нахождения в должности. После приема должности новоиспеченный воевода направлял прежнего воеводу в губернскую канцелярию. К отчету вместе с воеводой ехали и командированные секретари и подьячие с приписью, они составляли канцелярию подотчетного воеводы и как ближайшие помощники отчитывались сами 17. В этой связи Ю. В. Готье отмечал, что нередко воеводы отчитывались месяцами и даже годами 18. Иногда воеводский срок завершался скандально. Такое бывало в результате каких- либо противоправных деяний и проступков. Например, за годы воеводства в Царевококшайске А. Веригина (1755-1759 гг.) на него накопилось много жалоб, что послужило основанием для его отзыва казанской губернской канцелярией для разбирательства. Под челобитным подписались выборные от купечества, от дворцовых и «ясашных» крестьян 14 волостей. Комиссия выявила много неточностей в книгах [235] различных сборов, нехватку большой суммы денег. Еще драматичней сложилась ситуация при сдаче Веригиным полномочий: «...он в озарте своем в кое время и не подлежало надел на себя шпагу и без всякой причины взяв за ефес вознамерился из ножен вынуть тоя шпагу к чему и не допущен был и потом брося, он, Веригин, тоя шпагу, кои и ныне здесь осталось под реверсом, едва подписался». Окончание «счета» освобождало бывшего воеводу и открывало перспективу дальнейшей службы или завершения ее насовсем.

Если рассмотренные выше условия касаются обычного завершения службы, то в экстренных случаях - аресте, смерти и других, воевод замещали воеводские товарищи или офицеры при подушном сборе. Кроме того, в 40-50-х гг. XVIII в. направлялись из губернских канцелярий дворяне для исполнения обязанностей уездных воевод. «Временными» воеводами в истории Царевококшайска XVIII в. были титулярный советник М. Амачкин и прапорщик М. Владыкин.

В целом, личный состав уездных воевод в принципе назначения был случайным. Никакой подготовки к управлению регионом не велось и не могло вестись. Воеводы набирались опыта на своих ошибках и опираясь на грамотность канцелярских служащих. Согласно нашего списка 14 человек из 21 воеводы были военными в отставке. И неудивительно, что армейские порядки царили в подотчетных канцеляриях и в отношении к уездному населению. Поэтому, как нельзя больше подходит определение режима применительно методов управления как военной бюрократии. Лишь в редких случаях воеводы обладали опытом административно-финансовой работы.


Комментарии

1. Евреинов В. А. Гражданское чинопроизводство в России. СПб., 1887; Карнович Е. П. Русские чиновники в былое и настоящее время. СПб., 1897; Корф С. А. Дворянство и его управление за 100 лет. 1762-1855. СПб., 1906; Павлов-Сильванский М. П. Сочинения. СПб., 1909. Т. 1.

2. Готье Ю. В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II: В 2 т. М., 1913. Т.1; 1941. Т.2.

3. Троицкий С. М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII веке. М., 1974; Енин Г. П. Праздничное кормление царевококшайского воеводы в 60-х гг. ХУШ века // Марийский археографический вестник. Йошкар-Ола, 1993. Вып.3. С. 25-33; он же. Новый источник о воеводском кормлении // Марийский археографический вестник. Йошкар-Ола, 1995. Вып. 5. С. 114-140; он же. Словесный воеводский суд (исследование и источник) / Рукописные памятники. Вып.2. СПб., 1995; Иванов А. Г. Очерки по истории Марийского края XVIII века. Йошкар-Ола, 1995; он же. Система воеводского управления в Марийском крае во второй половине XVI - XVIII вв. // Марийский археографический вестник. Йошкар-Ола, 2000. Вып. 10. С.14-31; Фаизова И. В. «Манифест о вольности» и служба дворянства в XVIII столетии. М., 1999.

4. РГАДА, ф. 598, оп. 1, д. 1, л. 1 - 1 об.

5. Иванов А. Г. Система воеводского управления в Марийском крае во второй половине XVI - XVIII вв. С. 123; Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Т. УШ. № 5333.

6. ПСЗ. T.VIII. № 5333.

7. Енин Г. П. «Праздничное кормление» царевокошайского воеводы в 60-х гг. XVIII века // Марийский археографический вестник. Йошкар-Ола, 1993. Вып.3. С. 25-33.

8. Готье Ю. В. Указ. соч. С. 150.

9. ПСЗ. Т. XIV. № 11131.

10. РГАДА, ф. 598, оп. 1, д. 284, л. 17-18 об.

11. Енин Г. П. «Праздничное кормление» царевококшайского воеводы в 60-х гг. XVIII века // Марийский археографический вестник. Йошкар-Ола, 1993. Вып.3. С. 25-33.

12. Там же, д. 103, л. 182-182 об.

13. Там же.

14. ПСЗ. Т. XVII. № 12383; Т. XX. № 4278.

15. Готье Ю. В. Указ. соч. С. 231.

16. РГАДА, ф. 441, оп. 1, д. 225, л. 37 об. - 38.

17. ПСЗ. Т. IX. № 6414.

18. Готье Ю. В. Указ. соч. С. 198-201.

Текст воспроизведен по изданию: Личный состав и служба воевод города Царевококшайска в XVIII веке // Марийский археографический вестник, № 15. 2005

© текст - Кузьмин Е. П. 2005
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Станкевич К. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Марийский археографический вестник. 2005