Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 3

[РАПОРТ ОТ 11 АВГУСТА 1735 ГОДА О ПОЕЗДКЕ НА «ТЕПЛЫЕ ВОДЫ» РЕКИ ОНОНА (СОВМЕСТНО С ГЕОДЕЗИСТОМ А. ИВАНОВЫМ)]

Благородным господам профессорам


РЕПОРТ

Сего 735 году, июля 20 дня, дана нам от вашего благородия инструкция, в которой написано: понеже ваше благородие известились, что вверх по Онону реке, близю текущей с северо-западной стороны в Онон речки Киры, растоянием от устья оной речки, которое на китайской границе в полуторе дни конной езды, на восточной стороне той речки, от берегу в версте, имеются теплые воды, которые из-под каменной горы текут и потом в маленькое озерко собираютца, и об оных водах сказано вашему благородию, что они из-под каменной горы так горячи текут, что в них и мясо сварится может, да и в самом озерке еще нарочито горячи, и зимою около того места сажен на пятьдесят снег не улеживает, но всегда пар бывает; и живущие около тех мест тунгусы оных вод во время болезней для получения здравия употребляют, и из оных вод, для устужения их, каналы проводят, и бо оных от внешних болезней купаются, и муской же пол с женским особливые каналы имеют, также оную воду и от внутренних болезней так горячу пьют, как стерпеть могут, и происходящим от оной воды паром от головной и глазной болезни пользуются, и многие от того здравие получают. А сие лечение учреждают обретающиеся у тунгусов мунгальские ламы и приказывают, в которой день и сколько раз во оных водах купатся, или оных вод пить, [89] или сколь долго голову в пару держать надлежит. Также чтением своих книг и молитву над болными отправляют, и оное лечение как зимою, так и летом бывает, и больные около ключа, и около ручья, и озерка, и каналов по обещанию в благодарение многие шелковые и иные вещи вешают.

Того ради определили ваше благородие для освидетельствования сих вод и для описания тамошние страны нас туды отправить и нам дать одного вожа да толмача и одного беркгаура, 1 да одного стрелка и салдата и, едучи дорогою и будучи у теплых вод, нам следующее исполнять.

1

Ехать нам отсюда с помянутыми людьми, и в пути, как возможно, поспешать, и, приедучи к речке Борзе, которая в Онон течет, взять нам там несколько человек тунгусов в вожи, чтоб нам от прямой и ближайшей дороги не отстать, а ежели мы там знающих вожей не найдем, то взять из других, выше устья Борзи речки, на Ононе кочующих родов таких вожей, которые бы вышеозначенные теплые воды подлинно знали, и у имеющихся близ помянутой Борзи речки соляных озер, и с которых на Нерчинской уезд соль берется, нам побывать, и дорогу, по которой мы поедем, нам обще верно описать, и все урочища, которые мы проедем, прилежно записывать, и растояние от места до места, сколко возможно, исчислить. А особливо геодезисту Александру Иванову на каждой день, когда на небе светлая погода, где бы ни было, полуденную высоту солнца снимать. Студенту Степану Крашенинникову все, что до натуралной истории принадлежит, а имянно: зверей, птиц, рыб, травы, дерева, леса, горы, особливые роды земли, и камней, и всякие минералы; и рудные признаки, и протчее — записывать, и описать, и что возможно с собою взять и хранить, и беркгаура и стрелка всегда принуждать, чтоб они в стрелянии птиц и в обыске рудных мест всегда упражнялись. А ежели мы, кроме вышеозначенных соляных озер, которые близ речки Борзи, еще и к другим каким соляным озерам, хотя бы они сухие или в них вода была, приедем, то нам все обстоятельства оных озер записывать, а студенту показанным способом освидетельствовать, какая [90] в тех озерах соль находитца, и привезти с собою из сухих озер несколько соляной земли, а из тех озер, в которых вода имеетца, — несколко соли.

2

Приедучи на теплые воды, проведывать нам у кочующих около тех мест тунгусов всех обстоятельств оных вод, а особливо спрашивать того, что вашему благородию об оных водах сказано, и купаются ли во оных водах старые и малые, и от каких болезней, и сколь глубоко они в воду заходят, и сколко раз в день, и сколко дней сряду купаются. И ежели мы будем случай иметь с каким ламою разговаривать, то спрашивать нам у него всяких обстоятельств ламской веры, также и о лечении и о лекарствах, которые они от различных болезней употребляют,

3

Особливо геодезисту снять с тамошнего места план и во оной внести подлинное положение ключа, ручья, озерка и каналов и все, примечания достойное, по верному масштапу, а студенту описать тамошную страну и всякие роды находящихся там минералов, а особливо приметить, нет ли в близости около ключа колчедану, и данным ему термометром освидетельствовать теплоту имеющейся в ключе, в ручье, в озерке и в каналах воды, также опустить в ключ кусок мяса и смотреть, как скоро оно поспеет и как скоро яйцо во оном ключе сварится, и прилежно примечать, не пристает ли к краям ключа, и в ручье, и в каналах к сторонам, также и в озерке к берегам какая материя, — и ежели пристает, то какая и сколь толсто, и оной материи некоторую часть с собою взять; а чтоб усмотреть, как скоро та материя пристает, то опустить в ключ полено да камень, чтобы они все в воде были, и дать им с половину суток в воде полежать, а по прошествии того времени смотреть, какая материя к ним пристала.

4

А чтоб знать, что вода в себе содержит, то зделать студенту тем способом, которой ему особливо показан, пробы теплою и студеною водою, также влить той воды [91] в сосудец и положить во оной кусок серебра да железной гвоздь, и дать им в той воде ночь перележать, и на утро посмотреть, не переменился ли цвет как у серебра, так и у железа и не пристала ли ко дну и к сторонам оного сосудца какая-нибудь материя, притом записать, какой формы и величины оной сосудец был, в котором сии пробы чинены.

5

Ему ж, студенту, спрашивать у тамошних тунгусов, какие звери, птицы, рыбы и леса в тех местах имеются, и оных зверей, птиц, рыб и лесов тунгуские и руские имена записывать. А ежели толмач руских названиев не знает, то записывать только одни тунгуские.

6

Когда мы у теплых вод все, что нам приказано, исправим, то ехать нам в самой скорости назад, вниз по Онону до соляной дороги, которая от Читинска до соляных озер имеется, и по оной дороге ехать нам в Читинск, и ожидать нам прибытия вашего благородия, и о всем, что мы по силе сей инструкции в дороге и у теплых вод приметим, подать вашему благородию обстоятельной репорт, в котором объявить, как в которой день ехали, и что делали, и что видели и приметили, и оной репорт нам своеручно подписать.

7

При сем даются нам прогонные деньги на четыре подводы, а имянно: геодезисту на две подводы, студенту на одну подводу, да беркгауру Григорию Самойлову на одну ж подводу. И понеже мы по такой дороге поедем, по которой меры верстам от болшей части еще не было, то даются нам помянутые прогонные деньги так, как оные в Нерчинской воеводской канцелярии приняты, а имянно: отсюду чрез Цурухай-Каларское устье, соляные озера и чрез Нерчинск до Читинска на девятьсот на пятнатцать верст, по копейке на версту, всего тритцать шесть рублев шестьдесят копеек, и что мы оных прогонных денег по нашему исчислению верст издержим, то нам записывать, а что за [92] росходом в остатке будет, в казну возвратить. А вож, толмач и стрелок прогонные деньги за свои подводы по вышеобъявленному тракту от нерчинской воеводской канцелярии сами получили.

И по силе вышеписанной инструкции мы, того же июля 20 дня, из помянутых серебреных заводов в надлежащий путь отправились и ехали через Серебренку, Чалбучу, Килгу и Нижную Борзю, до Середней Борзи речки. А с Середней Борзи речки, июля 21 дня, ехали через Верхную Борзю до Норту речки, а от Норту речки 22 июля ж ехали через Куркиру и Уруленгуй речки до Олон-Булаку; а 23 дня от Олон-Булаку ехали мимо Цаган-Нора озера и Ике-Булака, а от Ике-Булака через Игечень хребет на Баичу речку, которая из помянутого Игечена хребта вышла, и ехали по оной речке вниз, и, немного не доехав до устья в впадающую в Онон речку Борзю, от нее отворотили и ехали того дни до Бокхатологой сопки, которая над речкою Борзею. А 24 дня июля от Бокхатологой сопки ехали вниз по помянутой Борзе, до того места, где ездящие из Нерчинска по соль через нее переежжают, и от переезду — на соляное озеро, из которого на Нерчинской уезд соль берется. Приехавши на помянутое соляное озеро, геодезист Александр Иванов оное озеро смерял и нашол вкруг его 3 версты 295 сажен. А соли в ту пору на соляном озере не было, потому что от частых дождей вся соль во оном озере растаяла. И наехали мы там на людей, которые из Аргунского острогу на оное озеро по соль приехали, и оные уже третью неделю там жили и ожидали, как соль во оном озере сядет. От помянутого соляного озера того же дня пополудни отъехали и, приехавши к вышеписанной речке Борзе, ехали вниз по ней до Конге сопки, а от Конге сопки следующего 25 дня ехали вниз же по оной речке верст с 9. И понеже в данной нам инструкции написано, чтоб нам, приехавши на Борзю речку, которая в Онон течет, взять там несколко человек тунгусов в вожи, чтоб нам от прямого и ближайшего пути не отстать, того ради по силе помянутой инструкции мы здесь двух человек в вожи взяли, которые хотя сами у теплых вод и не бывали, однакож про оные слыхали и к ним ближайшую дорогу знали. И ехали от речки Борзи степью на Кулусутай, Каранор и Кубухай озеры, да на баликагерской, гунорской и окжонской пограничные караулы. 2 А с оджонскаго [93] караулу выехали на вершину речки Очирки и ехали вниз по ней с 46 верст, и, переехав через нее, ехали вверх по Онону до устья впадающей в Онон Бутува речки, чрез которую переехавши, версты с 2 от нее отъехавши, приехали к Онону реке, где, зделавши плот, и 28 числа июля чрез помянутую Онон реку переправились и ехали мимо первого Улкуна сопки, и через Хоролгу, Улятай и Каралгу речки, до Середня Улкуна сопки. Здесь в то время кочевал тунгуской зайсан Контон. Он по нашему требованию дал нам вожа, которой у теплых вод бывал и к оным водам дорогу ближайшую знал. Будучи у сего зайсана, видели мы из дерева вырезанные идолы, из которых один звериной, другой птичей, а третей рыбьей образ имели. 3 И как мы об оных идолах у помянутого зайсана спрашивали, то он нам чрез толмача сказал, что де звериной образ зделан на имя бобра зверя, а птичей на орла большого рода, а рыбьего звания руского толмач не знает. А понеже отсюду, по оказыванию помянутого вожа, телегами ехать было можно только до половины дня, то мы, телеги помянутому зайсану на руки отдавши и лошадей обовьючивши, 29 дня оттуду поехали и ехали через Тарбалзи речку до Хокто пади, а по оной пади отъехали в сторону от Онону реки до хребта, чрез которой переехавши, выехали на речку Торин, а с Торина речки ехали через Чоке и чрез Бырче речки до впадающей в помянутую Бырче речки Улятая, и по оной Улятаю речке ехали мы до самой ее вершины, а от вершины помянутой речки 30 числа выехали на вершину впадающей в Быляру речку Улятая ж речки, и ехали вниз по ней до ее устья, а от устья ее ехали вверх по речке Быляре и, переехав через нее, ехали вверх же по ней до устья впадающей в нее речки Колон-Усу, по которой мы ехали вверх до устья впадающего в нее теплого ручья, на которой мы того же дня пополудни приехали. И понеже ради поздого времени того дня мы иного ничего не делали, толко камень да полена и мяса кусок в ключ опустили да, наливши теплой воды в ценинную чашку, серебра кусок и железной гвоздь во оную чашку положили.

А июля 31 дня, как мы оные воды свидетельствовали, 4 то мы великое несходство нашли между теплыми водами и между описанием оных вод, которое в Нерчинске жители вашему благородию в бытность вашу в Нерчинске словесно предъявили, а имянно. [94]

1. Сказали они, что де теплые боды имеются на восточном берегу текущей в Онон речки Киры, от берегу в версте, а по сказыванью бывших с нами вожей — от теплых вод до речки Киры целой день езды.

2. Теплые де воды текут ручьем из-под каменной горы и потом в маленькое озерко собираютца, а оные де воды из горы так горячи текут, что в них и мясо свариться может, да и на самом озерке еще нарочито горячи. А по нашему следствию, оные воды с полудни на север из-под каменной горы двемя ручьями выходят и потом вместе соединяются, и текут ручьем до самого своего устья, где они в речку Колон-Усу впадают, а оные воды ни в какое озерко не собираются, и мясо в них свариться не может, потому что вышеписанной кусок мяса, которой мы июля 30 дня в вечеру во оной ключ опустили, поутру сырой выняли, и оные воды не так горячи, чтоб рука не терпела, но такие, какая живет в банях теплая вода, которая ни очень горяча, ни студена, но умеренную теплоту имеет.

3. Что де зимою около тех мест сажен на 50 снег не улеживает, но всегда пар бывает. А по оказыванию помянутых вожей, хотя и всегда пар бывает, однакож снег от вершины до устья сего ручья сажени на 4 только не улеживает.

4. Живущие де около тех мест тунгусы оных вод во время болезней для получения здравия употребляют, и из оных вод для устужения их каналы проводят, и во оных от внешних болезней купаются, и мужеской де пол с женским особливые каналы имеют. А мы, будучи там, никаких проведенных из ручья каналов не видали, кроме того, что на обеих ключах, близ вершин их, каменья, великие от натуры, тут лежат, которые помянутых ключей течение отчасти остановляют, отчего зделалось, что в тех местах помянутые ключи глубины на ¼ аршина имеют. Из оных мест то, которое на западном ключе, кругом бревнами четверауголно огорожено и сверху прутьями покрыто, и в том месте мужеской пол купается, а то, которое на восточном ключе, кругом не огорожено, но толко сверху прутьями же покрыто, и в сем месте женской пол купается. У обеих вышеописанных мест ход, которым болные в помянутые места заходят, с западной стороны зделан, а кроме сих мест, никаких каналов не имеется. [95]

5. Что же оную воду от внутренней болезни так горячу пьют, как стерпеть могут, и происходящим от оной воды паром от головной и глазной болезни ползуются, и многие от того здравие получают, а сие де лечение учреждают обретающиеся у тунгусов мунгалские ламы; и приказывают де, в которой день и сколко раз во оных водах купаться, или оных вод пить, или сколь долго голову в пару держать надлежит, также де чтением своих книг и молитву над больными отправляют, и сие де лечение как зимою, так и летом бывает. Сие правда есть, что оное лечение мунгалские ламы учреждают, потому что больные (как о сем тунгусы сказывают) к оным теплым водам всегда ламу с собою привозят, и что оное лечение летом и зимою продолжается, и что многие от них здравие получают, а о сем, пьют ли они от внутренних болезней ту воду, и ползуются ли происходящим от нее паром от головной и глазной болезни хотя мы и спрашивали, однакож бывшие с нами тунгусы толко то нам сказали, что они от всякой болезни, какая бы ни была, внутренная или внешняя, глазная или головная, во оных водах лежат и пьют их, а кроме сего, они ничего не делают; и как молодые, так и старые ко оным водам для получения здравия приходят, а малых никогда не бывает, потому что их ко оным водам провозить трудно, а сколько раз они в день купаются, о сем ничего написать не можно, понеже у них сего не уставлено, сколко раз от какой болезни купатся надлежит, но сие зависит от ламского веления, а сколь глубоко они в воду заходят, сие явственно есть, что и вся глубина оных бань только на ¼ аршина.

6. Больные де около ключа, ручья, озерка и каналов по обещанию в благодарение многи шелковые и иные вещи вешают. И мы там в трех местах повешенные по обещанию вещи приметили:

1) повыше немного мужеской бани есть лиственица, вышиною сажень в 7, вкруг которой березовые и лиственничные прутья наставлены и к ней прислонены;

2) над западным ключом, на восточном его берегу, несколько березовых прутьев поставлены и на запад наклонены;

3) на том же берегу над помянутыми прутьями, аршинах в 2 повыше их, в горе лиственичные прутья поставлены и на запад же наклонены. [96]

И на всех помянутых местах навешаны обрезки китайчетые, и на многих из тех обрезков, неведомо каким писмом, написано, на одном из оных обрезков нарисован был на китайке же чернилами змей; и у коренья помянутой лиственицы, имеющейся близ мужеской бани, несколко стрел мы видели. А болше нигде таких мест нет, и толковых вещей нигде там не вешено.

И по 3 пункту данной нам инструкции геодезист Александр Иванов снял план с вышеписанного ручья, которой при сем репорте прилагается, а студент Степан Крашенинников теплоту оной воды термометром [измерил], и, что оная вода в себе содержит, показанным ему способом освидетельствовал, и материи часть, по которой тот ключ течет и которая поверху ключа плавает, собрал, и в бумагу положил и спрашивал, какие звери, рыбы, птицы и леса около тех мест имеются, и оных руские и тунгуские имена записывал. Также описал здесь принесенную ему от стрелка птицу, называемую жолку, которой описание вместе с описанием сих вод при сем репорте прилагаетца. А колчедану около ручья нигде не имеется, и к берегам ключа, ручья никакой материи не пристает, и к опущенному в ключ полену по 12 часах никакой материи не пристало, и у положенного в налитую в ценинной сосудец теплую воду серебра и железнаго гвоздя по 12 ж часах цвет не переменился, и ко дну того сосудца их краям ничего не пристало, а будучи здесь, с ламою разговаривать случая не имели. И как мы по силе данной нам инструкции все, что возможно было, исправили, то мы августа 1 дня оттуду назад поехали и ехали тою же дорогою до помянутого Контона зайсана, к которому мы 2 дня августа приехали. Мы, на оставленные у сего зайсана телеги опять убравшись, пополудни от него выехали и ехали по тем же урочищам до впадающей в Онон Улачи речки, против которой едучи, мы на теплые воды через Онон переправлялись, и 3 дня августа от речки Улачи ехали чрез Ангочан, Окше, на Каланду и через Улачи, Толута и Тарбагатай до Джупкогена речки, а от Джупкогена ехали через Уладиналту, Долдору и через Илю речки, а от Илю речки ехали вверх по впадающей в нее Таптанаю речке, по которой мы, верст 12 отъехавши, ночевали. Здесь нам такое нещастие учинилось, что данный нам от вашего благородия стрелок Дуркага Гантимуров так жестоко занемог, что нам ево с собою вести никоим образом невозможно [97] было, то мы помянутого стрелка у кочевавшего в то время здесь братского мужика Саватая оставили и ему писмо дали, в котором написали, ежели он скоро оздоровеет, чтоб ехал в Читинск немедленно, а ежели долго немочи будет, то б ждал от нас известия, куды ему ехать, как от той болезни свободится.

Братских мужиков там кочевали тогда около ста юрт, а зайсана у них нет, токмо помянутого Саватая вместо началника почитают, потому что он верблюдами, лошадьми, рогатым скотом и овцами богатее всех братских мужиков своего рода, и мы видели у оного мужика двух идолов, у которых лицы деревянные, а вместо глаз гвозди у них вколочены, оные идолы з головы до ног в черные овечьи кожи одеты. 5 От сего места следующего 4 дня ехали вверх по той же речке до ее вершины, а от вершины через хребет на нижную Агу речку и ехали вниз по ней до устья впадающей в нее Камугуля речки, а от устья сей речки ехали вверх по ней до ее вершины, а от вершины ее выехали на вершину Камугули ж речки, которая с того места, где в нее Аргали речка впала, Аргали называетца, и ехали вниз по ней до переезду Аргали речки, а переехав через помянутую речку, выехали на читинскую соляную дорогу и ехали по ней до переезду Аргали речки, которая с вершины Камугули называетца. Августа 5 дня от переезду Аргали речки ехали через Туру, Джилбыре, Балтасун, Сигалджур и Анадзикан речки и около полудни в Адзиканскую деревню приехали, которая над Ингодою рекою. Того же дня оттуду отъехавши и переправясь через Ингоду реку, ехали через Улгур, Яровдю, Сухую и Болену речки до Кручинской деревни. А от Кручинской деревни 6 дня ехали через Кручину, Глубокую, Яровдю и через Микишиху, Пещанку и Антипину речку до Читинского острогу, в которой мы того же дня около полудни приехали. И едучи дорогою, всегда, когда на небе светло было, геодезист брал полуденную высоту солнца, и все реки и речки, озера и горы, чрез которые дорога была, мы записывали 6 и разстояние от места до места, сколко возможно было, изчисляли, которых реестры при сем репорте прилагаются.

А что до данных нам от вашего благородия прогонных денег касается, то мы, хотя и гораздо болше того ездили, нежели на сколко нам верст оных денег выдано было, однакож мы оные прогонные денги подводчикам так [98] делили, чтоб нам оных денег до самого Читинска стало, а сколко в котором месте оных прогонных денег выдано, тому за неимением в степе грамотных людей росписок взять невозможно было.

Геодезист Александр Иванов.
Студент Степан Крашенинников.

Августа 11 дня 1735 году.
В Читинске.

[ААН СССР, ф. 21, оп. 5. № 131, лл. 5-12.]


Комментарии

1. Беркгаур (берггаур) — горнорабочий, занимавшийся добыванием руды или разработкой рудника; так же назывались и низшие служители при заводах (см.: В. де Геннин. Описание уральских и сибирских заводов. М., 1937, стр. 636).

2. баликагерской, гунорской и окжонской пограничные караулы. Пограничные караулы конных; тунгусов Баликагирского, Гуновского и Одзонского (Оджонского) рядов.

3. Об идолах у тунгусов см.: А. Ф. Анисимов. Религия эвенков в историко-генетическом изучении и проблемы происхождения первобытных верований. М.-Л., 1958, стр. 20-24. Интересно отметить, что у А. Ф. Анисимова среди «зооморфных идолов» у тунгусов фигурируют только лось, медведь и рыба. Данные С. П. Крашенинникова говорят также об идолах — изображениях птиц.

4. Обследованные Крашенинниковым «теплые воды» близ, р. Онона, — по-видимому, углекислые источники в долине р. Дарасуна, на базе которых сейчас функционирует курорт Дарасун (недалеко от Онона).

5. Речь идет об изображении духов (онгонов), широко распространенных в религии бурят в XVIII-XIX вв.

6. и все реки и речки, озеря и горы, чрез которые дорога была, мы записывали. См. ниже — «Описание пути от Аргунских серебреных заводов до имеющихся вверх по Онону реке теплых вод и оттуду до Читинского острогу».