Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 16

[ТРЕТИЙ РАПОРТ ГМЕЛИНУ И МИЛЛЕРУ ОТ 1ОКТЯБРЯ 1737 г.]

Благородным господам профессором

ЧЕТВЕРТОЙ РЕПОРТ

Во 2 пункте данной мне от вашего благородия инструкции написано: чтоб мне, едучи от Якуцка, описать наледь, Капитан-Тарын называемую, по ее величине и положению, а стужу освидетельствовать данными мне термометрами, и того ради, не доежжая до той наледи дни за три и отъехав оттуды дни с три ж, на всяком стану вешать термометры и записывать, сколь высоко в них ртуть поднимается, и прочая.

И по силе вышеписанного пункта от реки Юны вешал я термометры на всяком стану. А на которых урочищах станы имел, и сколь высоко ртуть в помянутых термометрах подымалась или опущалась, то писано в сочиненном мною от города Якуцка до Охоцкого острогу путевом журнале.

Приехавши к наледи, Капитан-Тарын называемой, августа 3 дня ввечеру, повесил два термометра № 13 и № 16 на стану, которой был саженях во 100 от наледи; следующего августа 4 дня в 5 часу пр. п[олудни] в термометре № 13 ртуть стояла против 150°, а в термометре № 16 против 151°; в 9 часу пр. п[олудни] в термометре № 13 ртуть стояла против 113°, а в термометре № 16 против 115°.

Чтоб мне узнать разности стужи между тем местом, где мы стояли, и между наледью, то я в 5 часу по п[олудни] перенес термометр № 13 и повесил его на [188] самой наледи, в котором 3 часа по п[олудни] ртуть стояла против 113°, а в повешенном на стану термометре — против 115°, 8 часов по п[олудни] в повешенном на наледи термометре ртуть стояла против 135°, а в повешенном на стану — против 133°, следующего августа 5 дня в 5 часу по п[олудни] в повешенном термометре на наледи ртуть стояла против 147°, а в повешенном на стану — против 150°.

А понеже помянутые оба термометры, как тот, которой на стану, так и тот, которой на наледи, повешены были на NO, то меня в сумнение привело, отчего в повешенном на наледе термометре ртуть ниже другого 4° стояла, ибо в термометре № 13 обыкновенно стояла ртуть одним градусом ниже термометра № 16, а особливо для того, что того же 5 августа в 7 часу по п[олудни] в повешенных обеих вышеозначенных термометрах верстах в 30 ниже Капитан-Тарына вышина ртути против прежнего сходна была, а имянно: в термометре № 13 ртуть стояла против 123°, а в термометре № 16 — против 124½.

В Охоцком остроге сентября 9 дня просил я доношением его высокоблагородия господина капитана коммандора Беринга, чтоб мне приказал дать одну четыречасовую склянку, которую б мне здесь оставить тому человеку, которой метеорологические инструменты в Охоцком остроге продолжать будет. И по силе помянутого моего доношения четыречасовая склянка сентября 22 дня мне выдана, но негодная, потому что песок в ней застаивается, и оную склянку отдал я возвратно морской комманде. По прибытии охоцкого управителя Григорья Григорьевича господина Скорнякова-Писарева требовал я вторично, чтоб для продолжения в Охоцке метеорологических обсерваций удобной человек определен был, на что он ответствовал, что де у него иного удобного к тому делу человека не имеется, кроме Михайла Попова, которой де имеется в комманде господина капитана Шпанберга.

По получении вышеозначенного ответствия сентября 20 дня представлял я доношением его высокоблагородию господину капитану коммандору Берингу, что метеорологическим обсервациям и в небытность мою в Охоцке неотменно продолжаться надлежит, а Охоцкое правление к чинению оных обсерваций иного удобного человека не имеет, кроме Михайла Попова, которой в комманде его высокоблагородия. Того ради просил, чтоб его [189] высокоблагородие к чинению метеорологических обсерваций удобного человека определить изволил.

Того же сентября а 20 дня подал я доношение в канцелярию Охоцкого порта, в котором объявил, что по силе данной от вашего благородия инструкции велено мне в Охоцком остроге купить ламуцкое платье, муское и женское, самое лучшее, со всем прибором, и оное до отъезду моего на Камчатку выслать к вашему благородию для отсылки оного платья в ее императорского величества Кунсткамеру, а за оное платье велено мне давать данной мне из Якуцкой воеводской канцелярии казенной табак шар; а понеже иноземцы объявили, что им ныне платья зделать не из чего, а обещали оное платье изготовить зимою, а мне по силе инструкции нынешней осени надлежит ехать на Камчатку, того ради просил канцелярию Охоцкого порта, дабы в небытность мою здесь помянутое иноземческое платье, муское и женское, самое лучше, со всем прибором купить и отослать к вашему благородию с прилучившимися ездоками, а на покупку оного платья данного мне казенного табаку шару, сколько будет потребно, принять с роспискою повелела.

И по силе вышеозначенного доношения канцелярия Охоцкого порта определила на покупку ламутского муского и женского самого лучшего [платья] принять от меня табаку шару пять фунтов, которые я и отдал с роспискою Охоцкого порта целовальнику Николаю Сторожеву.

А по силе доношения, которое подано его высокоблагородию господину капитану коммандору Берингу, сентября 29 дня учинено определение, чтоб служивому Михайлу Попову, которой от Охоцкой канцелярии определен был, принять от меня метеорологические инструменты, которому я помянутые инструменты, а имянно один барометр санктпетербургской, один термометр № 13, флюгер, компас, проволоки железной два аршина, тоненькой проволоки поларшина, солнечные часы, ртути 17¾ золотника, бумаги серой пять листов, и письменное наставление отдал с роспискою.

Сентября 24 дня словесно предлагал я его высокоблагородию господину капитану коммандору Берингу, чтоб его высокоблагородие приказал мне, ежели имеется, выдать два заступа, одну напарью большую, одну средней [190] руки, две напарьи малой руки, одну скобель, два долота, 15 пар петель, 50 гвоздей в 3 дюйма, 100 гвоздей в 1½ дюйма, две склянки четыречасовые, одну склянку получасовую, два струга, в том числе один глаткой. По которому моему прошению выдано мне пятдесят гвоздей в 3 дюйма, одна напарья большая, две напарьи малых, одна скобель, а о часовых склянках и о прочем его высокоблагородие объявить изволил, что при морской комманде за лишком ничего не имеется. И так я прилив и отлив морской воды на Камчатке, в светлые дни по солнечным часам, а в пасмурные дни на пример замечать намерен, а служивому Михаилу Попову, приказал, чтоб он в ясные дни по солнечным же часам замечал, а нощной прилив и в пасмурные дни по песошным часам, которые у господина капитана Шпанберга на крыльце повешены, а иного способа к вернейшему замечанию прилива и отлива не знаю, разве ваше благородие оной чрез милостивейшей ордер показать изволите.

В бытность мою в Охоцком остроге сентября с 1 дня чинил я метеорологические обсервации октября по 1 число, а сентября с 12 чинил обсервации приливали отлива морской воды 9 по 1 же октября, которой два раза по всякие сутки бывает. У денного прилива примечал я, в котором часу он начинается, до которого часу продолжается и сколько воды прибывает, а у нощного только то примечал, в котором часу начинается и сколько воды прибывает, потому что ночью того, когда вода на убыль пойдет, ради темноты невозможно приметить, особливо в нынешнее осеннее время, да сверх того и столб поставлен от квартеры моей около версты, а ближе удобного места не нашлося. У помянутого же столба проведена и полуденная линея, где в светлые дни ставятся солнечные часы, а к ночи оттуды снимаются, потому что ежели помянутые солнечные часы там утвердить, то б надлежало у них караулу стоять, для того чтобы их не изпортили, понеже близ того столба строятся пакетботы и людей там всегда бывает немалое число. А в пасмурные дни помянутой прилив и отлив замечаю по песошным часам, которые имеются у господина капитана Шпанберга на крыльце, где стоят часовые. Обсервации прилива и отлива при сем репорте к вашему благородию посылаются.

В Охоцком же остроге написал я слова ламутского языка и сочинил реэстр, сколько при Охоцком и [191] Тавуйском острогах платежных ламуток, 10 на сколько они родов разделены, как имяны в каждом роду князцы, сколько в коем роду платежных, по чему с человека ясаку идет и на каких урочищах которой род кочюет, о чем вашему благородию и в третьем моем репорте объявлял.

Также сочинял я реэстр зверям, птицам, рыбам, морским зверям и выбрасывающимся из моря вещам, из которых описал я принесенные мне от ламуток три рыбы, 11 а имянно ломка, мальму и кунжу, да из птиц двух чаек и морской хмель, которые рыбы я хлопчатою бумагою набил, морской хмель высушил, а чаек не набивал для того, что они кровью очень вымараны были. И оных вещей описания к вашему благородию с описанием пути от Якуцка до Охоцка с путевым журналом и с чиненными мною в Охоцке метеорологическими обсервациями при сем репорте посылаются, а вышеозначенные набитые рыбы я с собою взял, потому что они еще не очень высохли, а ежели б их в ящик скласть и послать к вашему благородию, то б может быть они заплеснели и испортились.

Сентября 30 дня подал в канцелярию Охоцкого [порта] доношение, в котором написал, что сентября 29 дня указом ее императорского величества из канцелярии Охоцкого порта определенный для продолжения в Охоцком остроге метеорологических обсерваций служилой Михайло Попов от его высокоблагородия господина капитана коммандора Беринга отдан, которому я метеорологические инструменты сдал с роспискою. А понеже помянутому Попову надлежит чинить вспоможение, а имянно: 1) чтоб ему Попову в помощь определен был грамотной человек для всякого случая, дабы, ежели он, Попов, занеможет, метеорологические обсервации оставлены не были; 2) чтоб ему, Попову, по предложению ево из канцелярии Охоцкого порта потребное число бумаги давано было; 3) чтоб на всякой месяц по две свечи сальных выдавать повелено было, потому что вбив 10 часу пополудни велено ему Попову замечать вышину ртути в метеорологических инструментах; 4) чтоб ежели случится, что поставленный близ устья реки Охоты для примечания прилива и отлива морской воды столб пошатнется или весною его сломит и унесет, то б новой столб зделать и к укреплению его в том же месте потребное число людей дано было; 5) чтоб близ того места, где поставлен флюгер, велено было поставить столб, где для замечания ветров [192] компас прибит будет, того ради просил канцелярию Охоцкого порта, чтобы в вышеобъявленном ему, Попову, вспоможение учинить соблаговолила, а у него б, Попова, по всякой месяц с журнала метеорологических обсерваций и с журнала прилива и отлива морской воды по две копии принимать, из которых одну в Сибирскую губернскую канцелярию для отсылки в высокоправительствующий Сенат, а другую к вашему благородию отсылать изволила.

Сентября ж 30 дня отдан приказ от охоцкого управителя господина Скорнякова-Писарева, чтоб на судно грузиться. И того ради октября 2 или 3 дня судно «Фортуна» всеконечно в путь отправится.

С Камчатки при нижайшем моем репорте намерен я, ежели бог щасливо чрез море перенесет, прислать к вашему благородию описанные здесь рыбы, также и которых зверей и птиц в Камчатке достану и высушу.

Студент Степан Крашенинников.

Октября 1 дня 1737 году.

[ААН СССР, ф. 21, оп. 5, № 34. лл. 45-48 об.]


Разночтения

а. В тексте описка: июля.


Комментарии

1. Крашенинников прибыл в Якутск в то время, когда шла отправка провианта и снаряжения в Охотск для экспедиции Беринга (см.: С. Ваксель. Вторая Камчатская экспедиция Витуса Беринга. М.-Л., 1940, стр. 33).

2. Магарская волость — обычно в документах XVII-XVIII вв. называется Малягарской, одна из «подгородных» якутских волостей, к юго-западу от Якутска, по течению р. Лены.

3. Словник был назван «Лексикон тунгусский (ламутский)» (ЦГАДА, портфели Г.-Ф. Миллера, № 513, тетр. 17, лл. 1-12; см.: Г.-Ф. Миллер. История Сибири, т. I. М.-Л., 1937, стр. 562).

4. сочинил всем имеющимся около здешнего острогу зверям, птицам, рыбам, морским зверям и выметывающимся из моря вещам. Эти материалы, относящиеся к 1737 г., пока не известны. Имеются аналогичные материалы Крашенинникова, относящиеся к более позднему времени — 1738-1740 гг. (см.: А. И. Андреев. Список научных трудов С. П. Крашенинникова. «Советский Север», № 2, 1939, стр. 59, № 57).

5. сочинил я описание пути. «Описание пути от города Якутска до Охотского острога».

6. также вел особливой журнал. «Путевой журнал от города Якутска до Охотска» (ААН СССР, р. 1, оп. 13, лл. 56-62 об.). 

7. Г. Г. Скорняков-Писарев — начальник Охотского порта.

8. Урацкое плодбище было сооружено в 15 верстах от устья Урака для строительства судов, для сплавки провианта для экспедиции Беринга (Описание земли Камчатки, стр. 159).

9. «Обсервации прилива и отлива морской воды в реке Охоте» (ААН СССР» р. 1, оп. 13, № 10, лл. 56-62).

10. Реэстр, сколько при Охоцком и Тавуйском острогах платежных ламуток. Печатается в данном издании на стр. 194.

11. Описал я принесенные мне от ламуток три рыбы. Имеется в виду «Descriptiones piscium et avium. (Lamok piscis. Malma piscis. Kunscha. Larus. Larus Gamli lamuthis)».

Описание морских уток по сказыванию ламутскому (ААН СССР, р. 1, оп. 13, № 10, лл. 203 об. — 207 об,; ф. 21, оп. 5. № 96, лл. 2-5 об.).