ДОКУМЕНТЫ О ПОЛТАВСКОМ БОЕ

В центральных государственных архивах СССР имеется большое количество материалов о Северной войне 1700-1721 годов и о сражении под Полтавой 27 июня 1709 года.

Особенно богаты архивохранилища Москвы и Ленинграда. Так, в Центральном военно-историческом архиве (ЦВИА) сосредоточены фонды высших военных учреждений этого периода: Военного приказа (1701-1711 г.г.), Главной Военной Канцелярии (1711-1718 г.г.), Военной Коллегии (1718-1812 г.г.) и многочисленных подчиненных ей управлений. Очень интересны также документы из коллекции бывшего Военно-Ученого Архива, особенно подлинные письма Петра I.

Ценные материалы о Северной войне хранятся также в Государственном архиве феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ).

Исключительную важность для изучения Полтавской битвы имеют так называемые «шведские дела» Посольского приказа, кабинетские дела бывшего Государственного архива Российской империи, личный фонд А.Д. Меншикова и ряд других материалов ГАФКЭ.

В ленинградских архивах (Государственном архиве внутренней политики, Государственном Центральном Военно-Морском архиве) сконцентрированы архивные фонды Сената, так называемые «Именные высочайшие повеления царствования императора Петра I (1704-1725 г.г.)» и ряда высших военно-морских учреждений: Приказа воинского морского флота (1654-1718 г.г.), Адмиралтейской канцелярии (1697-1728 г.г.), Приказа Большой Казны, Азовской приказной палаты и Царского шатра в Воронеже, материалы которых охватывают период с 1693 по 1708 год; Адмиралтейств-Коллегии (XVIII-начало XIX века), а также фонды военно-походных канцелярий генерал-адмирала Ф.М. Апраксина (1699-1762 г.г.) и адмирала К.М. Крюйса (1704-1727 г.г.). Наряду с материалами военно-морских учреждений в Морском архиве хранится коллекция «Бумаг Петра I», в которой собраны многочисленные письма, указы, резолюции и записки о русском флоте и армии.

Помимо этих основных архивов материалы, имеющие важное значение, хранятся в Артиллерийском историческом музее РККА (фонд Штаба генерал-фельдцейхмейстера) и Архиве Академии Наук СССР.

Документация перечисленных выше фондов и коллекций позволяет с достаточной полнотой и объективностью восстановить ход военных действий, организацию, комплектование и снабжение русской армии; планы и намерения русского и шведского командования и многочисленные примеры высокой доблести и героизма русского народа.

Петр I придавал исключительно большое значение хранению и опубликованию документов Северной войны и в особенности Полтавского боя. Вечером 27 июня 1709 года «из лагеря от Полтавы» он собственноручно написал Алексею письмо, в котором сообщал первые итоги генерального сражения.

Это известие было получено в Москве 2 июля 1709 года и немедленно отпечатано 1.

После сдачи шведских войск у Переволочны в штабе русской армии была составлена официальная «обстоятельная реляция о главной баталии межь войск его царского величества российского и королевского величества свейского учинившейся неподалеку от Полтавы сего июня в 27 день, 1709-го лета», подробно описывавшая важнейшие перипетии боя под Полтавой и разгром и сдачу шведской армии. Реляция и план сражения были затем отпечатаны и опубликованы.

В 1713 году Петр I издал «Книгу Марсову», куда были включены реляции о важнейших сражениях Северной войны. Собранные в «Марсовой книге» реляции послужили затем главным источником для составлявшейся в XVIII веке истории Петра I и его времени, причем авторы не мудрствуя лукаво переписывали и пересказывали целые страницы «Марсовой книги» 2.

В 1766 году «Марсова книга» была переиздана, причем второе издание в ряде деталей разнилось от первого. В дальнейшем [122] включенные в «Марсову книгу» документы неоднократно перепечатывались преимущественно из второго издания. При позднейшем копировании в текст документов был внесен ряд существенных изменений.

В ЦВИА хранится рукописная копия «Марсовой книги», в которой помещена «обстоятельная реляция» о Полтавском сражении, озаглавленная следующим образом:

«Обстоятельная реляция о главной баталии межь войск его царского величества российского и королевского величества свейского (которыми войсками командовали сами их величества) учинившейся неподалеку от Полтавы сего июня в 27 день 1709 лета».

Слова, взятые в скобки, были вставлены переписчиком в середине XVIII века.

В XIX и начале XX в.в. документы о Северной войне и Полтавской битве не раз печатались в многочисленных сборниках и журналах; из важнейших изданий укажем на «Сборники русского исторического общества». Тома 20, 25, 39, 50 и 61. «Чтения в обществе истории и древностей российских», кн. 2(69). М. 1869; кн. 3(78) М. 1871; «Северная война 1705-1708 годов». СПБ. 1892; «Северная война на Ингерманландском и Финляндском театрах 1708-1714 годов» (документы Государственного архива). СПБ. 1893; Труды Военно-Исторического Общества. Тома I и III (последний целиком посвящен Полтавскому бою). СПБ. 1909; «Материалы по истории русского флота». СПБ. 1865; «Доклады и приговоры, состоявшиеся в правительствующем сенате». СПБ. 1880-1892. Тома I-V; «Письма и бумаги императора Петра Великого». СПБ. 1897-1912. Тома I-VI; И.Ф. Павловский «Битва под Полтавой 27 июня 1709 года и ее памятники». Полтава. 1908. «Полтавская битва 1709-1909». СПБ. 1909; и другие.

Публикуемый ниже документ представляет интерес во многих отношениях.

В этом документе, составленном при ближайшем участии Петра, дается детальное описание сражения.

Это описание легло в дальнейшем в основу всей литературы о Полтавской битве. Кроме того документ написан характерным для петровской эпохи ярким и динамичным языком.

Документ хранится в Центральном военно-историческом архиве. Он печатается по светокопии оригинала реляции 1709 года. Этот документ был перепечатан затем в «Марсовой книге»; по сравнению с подлинником текст «Марсовой книги» имеет ряд незначительных отличий, например: «Оба» вместо «сеа», «тысящь» вместо «тысяч», «Европе» вместо «Еуропе» и т. д.; Орфография документа очень своеобразна и изобилует рядом ошибок против тогдашнего правописания. Все стилистические особенности документа оставлены без изменений. Все вставки в прямых скобках принадлежат нам и введены для пояснения текста.


* * *

1. «Обстоятелная реляция 3 о главной баталии 4, межь войск его царского величества российского и королевского величества свейского учинишейся неподалеку от Полтавы, сего июня в 27 день. 1709-го лета».

Сего месяца 20 дня, перешла вся наша армия через Ворсклу и по ту сторону оной с малую милю от неприятелской армеи, стали.

Потом же, 24 числа, пошли далее со всею армеею и стали с четверть мили от неприятеля и да бы оной на нас нечаянно не напал, оучинили около обозу транжамент 5. Наша-же кавалерия, на правой руке между лесов поставлена была и пред оного несколко редут 6 зделано. И людьми и пушками осажены (над которыми командовал брегадир Августов).

А в 25 и в 26 день, рекогнос(ц)ировать оную ситуацию и неприятелской лагарь изволил его царское величество и всякое предуготовление чинить к нападению на неприятеля. Однакожь оной по своей обыкновенной запалчивой отваге, в том нас оупредил.

И 27 числа поутру, весма рано, почитай при бывшей еще темноте (из дефилеев 7, в которых (неприятель), во всю ночь свое все войско в строю поставленное имел) на нашу кавалерию, как конницею, так и пехотою своею, с такого фуриею 8 напал, чтоб конечно не точию конницу нашу разорить, но и редуты веема все овладеть. Однакожь в том много оной противности нашел, и толко два редута (который той ночи зачаты были и не отделаны) овладел, а протчим никакой вреды оучинить не мог, так что шесть баталионов пехоты и несколко десятков шквадрон 9 кавалерии его с правова крыла от главной армии оторваны, и в лес оуйтить принуждены. Главное же войско, с немалою тратою пробилось, где четырнатцать знамен и штандартов от неприятеля наша кавалерия получила, и многократно конницу неприятелскую сбивала, но всегда от пехоты неприятелская конница сикурс 10 получала (где генерал-порутчик Рен [123] в том жестоком бою ранен), а нам так скоро из транжамента пехотою своей кавалерии выручать тогда было невозможно. Того ради дан оуказ генерал-порутчику Боуру, да бы оной с кавалериею оуступил в право от нашего ретранжамента 11 да бы тем время получить к вывождению нашей пехоты из ретранжамента, однакожь приказано оному (Боуру) крепко того смотреть, чтоб гора оу оного во фланке, а не ззади была, да бы неприятель не мог нашу кавалерию под гору оутеснить. И тако оной (Боур) по оуказу тотчас так оучинил. И когда оной (Боур) с нашею кавалериею стал ретироватца, а неприятель на оною наступал, тогда неприятель получил наш транжамент во фланку себе, от которого из пушек гораздо трактован 12, и тако неприятель оувидел, что его гоньба за конницею не весма ему прибылна, от оной престал и в некотором логу (далее пушечной стрельбы), в порат 13 стал.

Меж темже послан господин генерал от кавалерии князь Меншиков и генералы-лейтенанты Геншхин и Ренцель с шестью полками и с пятью баталионами пехоты на оную вышеупомянутую оторванную пехоту и конницу в лес, который (русские) пришед оных (шведов) атаковали и вскоре с помощью божиею наголову побили и генерала-маеора Шлиппенбаха взяли, а генерал-маеор Розен ретировался к своим апрошам 14 под гору, за которым (Розеном) последовал генерал-лейтенант Ренцель, который редуты неприятелские оступил 15, и послал барабанщика, что оныя (шведы) здались, которыя (шведы) просили сроку, но оной (Ренцель) им боле полу часа того не дал. Потом генерал-маеор Розен со всеми при нем будучими из редут вышед ружье положили, и на дискрецию 16 его царскому величеству здались.

В тоже время из транжаменту на обе стороны выведена на фланки пехота, того для ежелиб неприятель дерзнул атаковать транжамент, чтоб оным (этим) со фланков оного (неприятеля) обернуть. По том и прочая болшая часть пехоты выведена, а в транжаменте оставлены генерал-маеор и полковник, от артиллерии Гинтер, да полковник Бой, при котором были полки дивизии генерала князя Меншикова: Гранадирской, Лафортовской, Ренцелев, Троицкой, Ростовской, Опраксин, да из прочих дивизии по несколку сот. И из оных три баталиона послано с полковником Головиным в монастырь на гору для коммуникации 17 с городом, да с гетманом Скоропадским: генерал-маеор Волконской с шестью полками драгун и шесть полков нашей кавалерии взято с правого крыла и позади пехоты обведены и поставлены на левом берегу.

И тако наша армея стала в ордер де баталии 18, что видя неприятель, тот час из оного логу вышел и стал фрунтом пред нами також в ордер баталии.

По том во имя господне неприятеля атаковали, которой недожидаяся на месте, сам такожде на нас пошел. И тако в 9 часу пред полуднем генералная баталия началась. В которой хотя и зело жестоко, во огне сеа войска бились, однакожь далее дву часов не продолжалась, ибо непобедимыя господа шведы, скоро хребет показали и от наших войск с такою храбростью вся неприятелская армея (с малым осуроном наших войск иже при том найвящше 19 оудивительно) как кавалерия, так и инфантерия весма опровергнута, так что швецкое войско ниединожды потом не остановилось, но без остановки от наших шпагами, багинетами 20 и пиками колота, и даже до обретающагося в близу лесу гнаны и биты.

При том в начале генерал-маеор, Штакелберх, потомже генерал-маеор Гамелтон, такожде после фелтмаршал Рейншелт н принц Виртенберской купно со многими полковники и иными полковыми и ротными офицеры и несколко тысячь рядовых, которые болшая часть с ружьем и с лошадми отдались и в полон взяты.

В погоню же за оуходящим неприятелем последовала наша кавалерия болши полуторы мили, а именно пока лошади ради оутомления итти могли, так что почитай от самой Полтавы, в циркумференции 21, мили на три и болши, на всех полях и лесах мертвые неприятелские телеса обретались и чаем оных от десяти до тринадцати тысячь побито (ибо перечтено на боевом месте и оу редут девять тысячь двести двадцать четыре), а сколко пушек, знамен и литавр взято, також сколко и с нашей стороны людей побито и ранено, тому последует роспись.

И тако милостию всевышшаго совершенная виктория 22 (которой подобной мало слыхано) с легким трудом и малою кровию против гордого неприятеля, через его царского величества славное оружие и персоналной храброй и мудрой привод 23 и храбрости началных и солдат одержана. Ибо его величество в том случае свою храбрость, великодушие и воинское искусство, не опасаясь никакого страха своей высокой особе, вы вышнем градусе показал и при том шляпа на нем пулею прострелена.

Под его же светлостию князем Меншиковым, который токмо мужество свое при том доволно показал, три лошади ранены.

При семже и сие ведати надлежит, что из нашей пехоты такме одна линия, в которой с десять тысячь не обреталось с неприятелем в бою была, а другая до того бою не дошла, ибо неприятели будучи от [124] нашей первой линии совершенно опровергнуты и побиты и прогнаны.

Тогож числа, по окончании счастливого бою, в вечеру за неприятелем в след посланы генерал порутчик и полковник от гвардии князь Голицын с гвардиею, да генерал-порутчик Боур с драгунскими полки. На завтра же в 28 день июня, его светлость князь Меншиков тудаж послан.

Також в 30 день его царское величество сам высокою особою своею, тудаж поход свой восприять изволил и хотя всякое прилежание чинено да бы неприятеля как скорее догнать, однакож оного (неприятеля) (который оставя болшую часть своего багажу наскоре к Днепру бежал) не могли прежде 30 июня нагнать, которого числа, его недалеко от Переволочни в зело крепком месте под горою при Днепре стоящаго обрели и от взятого в полон полкового квартирмистра и несколких валах 24 оуведемился, что король шведский до того за три часа с несколько стами конных чрез Днепр переправился с великою трудностию и генералов-маеоров Шпара и Лагеркрона с (со)бою взял. Генерала же Левенгаупта с оставшимся от побитой армеи войском, по сей стороне Днепра оставил (понеже за скудостию судов переправится не могли).

И по расположению, повелел его светлость генерал князь Меншиков, без потеряния времени обретающемуся под своею командою войску, которого не болши девяти тысячь было к неприятелю приближатися.

И понеже от взятых полоняников было оуведано, что неприятели иногда на сучиненой оговор здадутся. И того ради его светлость посылал к той здаче их наговаривать и при том им объявить велел, чтоб они разсудя, что все оубежище и спасение оу них пресечено - здались.

В противном же случае они не ожидалиб себе квартиру или пощады, но все побиты будут. И после того неприятели, генерала-маеора Крейца, полковника Дукера, подполковника Траутфетера и генерала адъютанта графа Дукласа к его светлости прислали и о акорде 25 трактовать велели, которой по некоторым разговорам тотчас и оучинен и о его светлости князя Меншикова и генерала графа Левенгоупта подписан. По которому неприятель (состоящей еще паче всех чаяния в четырнадцати тысячах тритцати человеках вооруженных, болшая часть кавалерии) ружье свое яко воинские полоняники положа здались. И оное еще тогож дня купно со всею артилериею и принадлежащею к тому воинскою казною, канцелярией), и всеми знамены, штандарты, литавры и барабаны, посланному генералу-лейтенанту Боуру отдали.

Изменник же Мазепа еще за несколько часов прежде короля купно с некоторыми из своих изменнических единомышленников через Днепр перешел. Многиеж из оных здались и просили оу его царского Величества милостивого прощения.

И тако божиего помощию вся неприятельская толь в свете славная армея (которая бытием в Саксонии, немалой страх в Еуропе чинила) его царскому величеству в руки досталась.

Ибо от оной кроме не многих сот, которые с королем чрез Днепр в турецкую землю оушли (из которых по том с двесте побито, також более дву сот штидесят человек от посланных взяты, при которых генерал аудитор и иные знатные), никто не оубежал, но все его царского величества победоносному оружию здатяся принуждены, так что ни единной человек в свое отечество немог возвратитися. А что от неприятеля пушек, штандартов, знамен також и прочего в добычю получено, тако-ж сколко подлинно людей в полон взято, и сколко из войск его царского величества при том побито и ранено тому последует при сем роспись 26.

В приложенных к реляции ведомостях, содержатся сведения о потерях шведов и русских и трофеях, взятых русскими войсками в боях под Полтавой и Переволочной.

Под Полтавой:

взяты в плен 2 880 чел., в том числе - первый министр, генерал-фельдмаршал, 4 генерал-майора, штаб и обер-офицеров 186, пушек взято 4, знамен 142; из них - 14 кавалерийских штандартов, 29 драгунск. знамен, знамен пехоты 93 и 6 знамен лейб-гвардии. Взяты также 4 пары литавр (одна серебряная).

Под Полтавой и Переволочной вместе взято пленных: 18 746, из них штаб и обер-офицеров 1 161, орудий взято 32, из них 18 медных пушек, 2 гаубицы, 8 мортир, штандартов и знамен 269.

Со стороны русских войск в кавалерии и пехоте убито 1 353 чел., ранено 3 303 чел.


Комментарии

1. Н. Лихачев «Каталог летучих изданий и их переизданий», стр. 254-255. СПБ. 1898.

2. См. например «Историю Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии и взятия в плен остальных шведских войск при Переволочне включительно». Соч. Феофана Прокоповича, стр. 141-145, 206-217 и др. СПБ. 1773.

3. Описание военных действий.

4. Сражение.

5. Вид полевого укрепления.

6. Вид полевого укрепления.

7. Теснина.

8. Неистовство.

9. Эскадрон.

10. Поддержка.

11. Вид полевого укрепления.

12. Обстрелян.

13. В порядке.

14. Рвы, образующие траншеи; имеется в виду укрепление, окружавшее лагерь шведов под Полтавой.

15. Окружил.

16. На милость победителя.

17. Для связи.

18. Боевой порядок.

19. Наиболее.

20. Вид колющего оружия.

21. Окружность.

22. Победа.

23. Предводительство.

24. Валахов, состоявших на шведской службе.

25. Условия сдачи.

26. ЦВИА. Фонд ВУА, оп. № 2, д. № 1497.

Текст воспроизведен по изданию: Документы о Полтавском бое // Исторический журнал, № 7. 1939

©текст - Рабинович М, Линшиц И. 1939
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Бабичев М. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Исторический журнал 1939