ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ СПРАВОЧНИКИ XVII в.

«ПОВЕРСТНАЯ КНИГА» И «ОПИСАНИЕ РАССТОЯНИЮ СТОЛИЦ, НАРОЧИТЫХ ГРАДОВ СЛАВНЫХ ГОСУДАРСТВ И ЗЕМЕЛЬ... ОТ ГРАДА МОСКВЫ»

Конец XVI и начало XVII в. отмечены широким развитием географических знаний в России. Это было естественной потребностью молодого централизованного государства, заинтересованного в изучении своей страны, в укреплении связей между ее различными частями и в поднятии ее международного значения. Ярким памятником этой эпохи является известный Большой Чертеж Московского государства, составленный на рубеже XVI и XVII в.

Как известно, Большой Чертеж не был первым опытом русских географических работ. В описи царского архива XVI в. имеется указание на целый ряд чертежей, старейшие из которых восходят к первой четверти XVI в. 1

В XVII в., в связи с ростом внутренних экономических связей и образованием всероссийского рынка, возросло значение географических работ. Среди рукописей географического характера мы встречаем уже не только документы официального характера, но и материалы, имевшие достаточно широкое распространение среди самых разнообразных слоев русского общества того времени. Как отмечает исследователь, изучавший дошедшие до нас списки Книги Большого Чертежа, во второй половине XVII в. появляются неофициальные редакции Книги, показывающие, что она в это время получает [75] значение труда, могущего удовлетворить возросшую любознательность людей того времени в области географии родной страны. 2 Этим объясняется значительное количество дошедших до нас списков Книги.

Важным дополнением Книги Большого Чертежа является так называемая Поверстная книга, также дошедшая до нас в ряде списков конца XVII и XVIII в.

На существование этого памятника указал еще первый издатель Книги Большого Чертежа Н. И. Новиков в предисловии к изданию этой Книги, вышедшей в 1773 г. под заглавием «Древняя Российская Идрография». В этом предисловии он говорит о своем намерении издать отысканную им Поверстную книгу, которую он склонен был считать 2-й частью Книги Большого Чертежа, основываясь на предисловии к одному из списков этой книги (так наз. Хлебниковскому). 3

Хотя из предисловия к рукописи едва ли можно сделать такой вывод, тем не менее несомненно, что находящиеся в Книге Большого Чертежа сведения о местоположении городов и расстоянии между ними не могли удовлетворить потребности в полном справочнике, содержащем систематический перечень русских городов, точное определение расстояния между ними и указания важнейших сухопутных и водных путей.

Такого рода справочником и являлась Поверстная книга. Своего намерения опубликовать Поверстную книгу Н. И. Новиков не осуществил. Однако через 4 года после издания Н. И. Новиковым Книги Большого Чертежа Поверстная книга была опубликована в составе изданного С.-Петербургским почтамтом справочника «Дорожник чужеземный и российский и Поверстная книга Российского государства...» (СПб., 1777).

Редактором Дорожника был член Вольного Российского собрания при Московском университете В. Г. Рубан, известный также как публикатор своеобразной энциклопедии технических знаний XVII в., составленной Анисимом Михайловым и опубликованной в 1777 — 1782 гг. под наименованием: [76]

«Старинный военный устав ратных, пушкарских и других дел, касающихся до воинской науки».

Поверстная книга находится на стр. 130 — 186 Дорожника. Напечатана она по близкому к привлеченному нами к изданию списку VI (о нем см. ниже). Издатель Поверстной книги выпустил ряд ценных данных о вариантах путей в Сибирь и Поволжье, а также некоторые указания на источники составления книги. Текст Поверстной книги был отредактирован, введена нумерация маршрутов и городов. Издание В. Г. Рубана осталось, однако, вне поля зрения исследователей, писавших затем о Поверстной книге.

Издание В. Г. Рубана, помимо того, что оно само является сейчас библиографической редкостью, не может претендовать на научный характер, тем более, что издателем использован был лишь один поздний список, опубликованный при этом со значительными пропусками. Поэтому нам представляется целесообразным опубликовать этот памятник по нескольким дошедшим до нас спискам, а также попытаться сделать некоторые выводы о его составе и времени составления.

В целом ряде рукописей Поверстная книга сопровождается другим справочником — Описанием расстояния от Москвы до важнейших городов иностранных государств. Обе эти части в некоторых рукописях объединены общим оглавлением. Второй географический справочник также давно обратил на себя внимание исследователей. Как видно из указаний, имеющихся в большинстве списков этого произведения, оно составлено было в 1667 году А. А. Виниусом, бывшим тогда переводчиком Посольского приказа.

Биограф А. А. Виниуса И. П. Козловский приписывает ему составление обоих этих справочников. 4 В другой своей работе И. П. Козловский уже называет А. Виниуса автором лишь второго справочника. 5 Правда, в противоречии с этим указанием находится утверждение И. П. Козловского о том, что Поверстная книга составлена в начале XVII в. и содержит [77] подробное перечисление городов Московского государства с указанием расстояний их от Москвы и друг от друга, а также от Москвы до различных заграничных городов. 6

Наличие списков, содержащих только один первый или второй справочник, а также данные о составе и времени составления первого справочника, которые можно получить путем изучения отдельных его списков, заставляют признать оба эти справочника самостоятельными произведениями, объединенными друг с другом лишь впоследствии.

Остановимся сначала на первом из этих справочников — Поверстной книге. Обширный заголовок определяет источники составления и целевое назначение справочника — определение количества прогонных денег, выдаваемых гонцам и «всяких чинов людем».

Книга сначала перечисляет расстояние от Москвы до дворцовых сел и замосковных волостей, затем от Москвы до первых ямов, после чего следует перечень важнейших городов по девяти выходящим из Москвы дорогам. После указания на расстояние этих пунктов от Москвы дается перечень их расстояния от других городов. Под дорогами разумеется совокупность нескольких разветвляющихся дорог, идущих в определенном направлении.

Одному из дошедших до нас списков — списку Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина (0 IV 9 — Толст., II, № 51) еще в 1890 г. была посвящена специальная работа А. С. Лаппо-Данилевского, 7 ставившая своей задачей привлечь внимание исследователей к этому памятнику.

Автор определяет назначение Поверстной книги, подробно останавливается на ее содержании и высказывает соображения об источниках сведений, включенных в нее. Автор, однако, не пытается определить время составления исследуемого им памятника, а также не привлекает к его изучению других сохранившихся списков.

Не делают этого и последующие исследователи. Данные, опубликованные А. С. Лаппо-Данилевским, использованы [78] были в работе А. С. Николаева. 8 В этой работе Поверстная книга используется наряду с другими источниками без специального ее обследования, причем автор основывается лишь на данных, опубликованных Лаппо-Данилевским.

Упоминает Поверстную книгу и автор исследования о ямской гоньбе. 9 Однако он лишь использует имеющиеся в списке Публичной библиотеки данные о размере оплачиваемых прогонов. В цитированной уже выше книге И. П. Козловского по истории почвы в России отмечено, что с начала XVII в. существовала Поверстная книга, как дополнение к Книге Большого Чертежа, составленная для дьяков и подьячих Ямского приказа, которые руководствовались ею при вычислении прогонных денег. Попытки точнее определить время составления книги автор и этой работы не делает.

Для нашего издания привлечено 6 списков, относящихся к одной редакции Поверстной книги и хранящихся в ленинградских рукописных хранилищах. Кроме этих списков к той же редакции может быть отнесено еще 6 списков, из числа обследованных нами в московских хранилищах. Извлеченные из этих последних списков данные использованы также в настоящем введении. Имеющиеся во всех этих списках разночтения, а также помешенные в отдельных списках данные позволяют сделать некоторые соображения об источниках и времени их составления.

Об источниках составления Поверстной книги говорится в самом ее заглавии: «Выписываны версты ис прогонные книги 114-го году, а иные справлены по выпискам из загонных ямских книг и по скаском розных городов ямщиков» (в списке IV вместо 114-го ошибочно написано 204-го).

О загонных или изгонных книгах говорит И. Гурлянд в цитированной книге о ямской гоньбе. В эти книги, по его словам, записывалось, сколько и по какой дороге было отпущено подвод. Полемизируя с другими авторами, утверждающими, что эти книги были введены при Борисе Годунове, И. Гурлянд считает, что, поскольку уплата денег за подводы [79] введена была еще в начале XVI в., то к этому времени можно отнести я введение загонных книг. 10 Загонные книги представлялись на ревизию в Москву. Что касается до прогонной книги 114-го (1606) г., то под ней, вероятно, следует разуметь книгу, содержащую расчеты оплаты прогонов по отдельным маршрутам. Нечто подобное имеем мы в составе рукописи I, где исчислены прогоны, платимые за проезд по ямским дорогам разных маршрутов. Такие же данные находятся в рукописи Всесоюзной биб-ки им. В. И. Ленина, Рум., № 366 (XXIV). В прогонной книге 114-го года, несомненно, наряду с суммой прогонов было указано и расстояние между городами в верстах. В списке V сведения о прогонах находятся в тексте самой Поверстной книги, а не в отдельном приложении, как в списке I. Такой вид, вероятно, я имела прогонная книга начала XVII в.

Заглавие книги говорит об официальном ее происхождении и назначения. Сообщая данные о расстоянии между городами, книга позволяла определять количество прогонных денег, уплачиваемых за служебные командировки по ямским дорогам. Но подобно Книге Большого Чертежа, Поверстная книга входит в числе пособий, удовлетворявших интерес русских людей к географии своей страны. Такое значение, несомненно, имели рукописи III, IV, V, XV (см. их описание в конце введения).

Последняя из указанных рукописей включает в себя частную редакцию Книги Большого Чертежа в соединении с Поверстной книгой — «Список с Поверстной книги всех городов». Этот Список составляет 78-ю главу книги, содержащей, наряду с Книгой Большого Чертежа и Поверстной книгой, еще ряд глав: «О резанских городах, которые городы вновь построены», «список лествиц соборным властем», «роспись старая белым властем и степенным монастырям».

Сравнение этого списка Поверстной книги со всеми другими показывает, что в нем отсутствуют города, возникшие с конца 30-х годов XVII в. или присоединенные к России после этих годов. Другой особенностью списка XV является другое наименование дорог. Вместо дорог, называемых во всех [80] других списках порядковыми номерами от первой до девятой — в списке XV этим дорогам присвоено наименование: Ярославская (включающая в себя как 1-ю, так и 2-ю дороги), Коломенская (3-я), Тульская (4-я), Колужская (5-я), Можайская (7-я), Волоцкая (6-я), Новгородская (8-я) и Дмитровская (9-я).

Этот описок отличается от других списков также распределением городов по отдельным дорогам. Так, например, город Углич указан в этом списке в составе Ярославской (1-й) дороги, а во всех остальных списках — 9-й (Дмитровской); города Боровск, Алексин, Мценск, Курск и Белгород указаны в составе Калужской (5-й) дороги, а в прочих списках Боровск — в составе 7-й (Можайской), а остальные — 4-й (Тульской) дороги и т. п. Имеются значительные расхождения в самой последовательности расположения городов в пределах каждой дороги. Наконец, количество включенных в XV, список городов значительно меньше, чем в других списках. В нем упоминается 261 географическое наименование, в то время как в большинстве других списков (I, II, III, IV) число этих названий равно 427. Кроме отмеченных уже выше городов, возникших или присоединенных к России после конца 30-х годов XVII в., в XV списке не упомянут целый ряд старых городов, которые лишь в более позднее время стали обслуживаться ямскими подводами. Это значительное количество таких северных городов, как Вага, Архангельск, Кевроль, Мезень, Чаронда, Яренок, Соль-Вычегодская, Кунгур, Верхотурье, Тобольск, поволжские города: Симбирск, Самара, Саратов, Царицын, Астрахань, города Слободской и Левобережной Украины: Сумы, Чугуев, Ахтырск, Изюм, Глухов, Батурин, Нежин, Переяславль, Киев. Все эти особенности XV списка дали нам основание считать этот список принадлежащим к наиболее ранней из дошедших до нас редакций Поверстной Книги, возникновение которой должно быть отнесено к 30-м годам XVII в.

Так как все включенные в эту редакцию географические названия, за небольшим исключением (10 названий), входят в последующую более полную редакцию Книги, нам не представлялось целесообразным публиковать особо эту раннюю редакцию книги. [81]

Данные, извлеченные из сравнения двух редакций Поверстной книги, позволяют определить и время возникновения более поздней редакции, к которой относится большинство использованных нами списков. Наличие во всех этих списках городов, возникших в начале 80-х годов XVII в., позволяет связать составление книги с реформами ямского дела, которые, в частности, отразились в указе 1680 г. об установлении новой окладной единицы ямских денег.

Упорядочение ямского дела и в частности мероприятия по проведению новых дорог, улучшению старых, создание новых ямов начинается с 50-х годов XVII в. В 1659 г. происходит общий пересмотр дороги от Москвы через Калугу до Севска. Было предписано «в которых городах ямов нет, и в селах и в деревнях в сорока и в пятидесяти верстах для посылки скорых государевых дел расписать станы и на тех станах быть посадским и уездным людям по десяти человек с подводой наготове». 11

С 60-х годов начинается развитие внешних и внутренних почтовых сообщений. Это увеличивает потребность в улучшении дорожного дела — ямской гоньбы. С 1663 г. организуются регулярные почтовые отправления через Ригу и Вильно, в 1678 г. устанавливается почтовая связь с Украиной; в 1686 г. — с Запорожьем; в 1693 г. — с Архангельском; в 1695 г. — с Воронежем, в 1697 г. — со Смоленском и Псковом. 12 В 1683 г. были изданы указы о починке дорог, используемых для почтовых связей. 13

Несомненно, что к этим годам и относится новая редакция Поверстной книги. Важным источником для нее были «сказки» ямщиков, как об этом говорится в самом заглавии книги. В списках сохранились ссылки на ряд таких «сказок». Кроме «сказок» ямщиков, встречаются указания на «сказки» и других сведущих людей. При сообщении о расстоянии между Мезенью и Пустозерском читаем: «От Мезени до Пустоозерского острогу зимним путем месяц ходу, а верстами неведомо. А по скаске пустоозерского стрельца Федьки [82] Перемыслова от Мезени до Пустоозерского острогу 1500». «Сказки» упоминаются и в других местах: при указании о расстоянии от Кевроли до Колмогор, от Устюга до Кевроли, от Тобольска до Демьяновского яму, от Инсары до Пензы. В качестве лиц, дававших сведения, упоминаются кеврольский пристав, демьяновский ямщик, писарский ямщик.

Поверстная книга вообще не мыслилась как нечто завершенное. Предполагалось, что она должна была постояино дополняться. В списке I для дальнейших дополнений были даже оставлены пустые места. В отдельных случаях, как это мы увидим ниже, такие дополнения в списке имеются; сделаны они другим почерком. Места для дальнейших дополнений текста имеются и в некоторых других описках.

Одна из сохранившихся в списке VI записей имеет указание на дату. В перечислении расстояния от Москвы до дворцовых сел и замосковных волостей имеется такая запись, отсутствующая в других списках: «189-го августа в 11 день по скаеке московских ямских пяти слобод старост до Хомутова 25 верст» и т. д. Все записанные далее данные в других списках имеются без ссылки на эти «скаски». Датировка «скаски» — 11 августа 1681 г. — лишний раз подтверждает высказанную уже нами мысль о составлении этой редакции Поверстной книги в 80-х годах XVII в.

В списке VI, содержащем целый ряд новых сравнительно с другими списками дополнений, в одном месте приводится даже целиком текст «сказки» ямщиков: «727-го году декабря 23 дня Ямской Тверской слободы староста Игнатка Шелобуров с товарыщи сказали: От Москвы до деревни Черной 30, от деревни Черной до села Шашиикова 12, от Чашникова до села Пешек 13, от Пешек до Клину 30, от Клину до Завидова 27, от села Завидова до Городни 28, от Городни до Твери 30. К сей скаске ямской Переславской слободы ямщик Иван Степанов вместо Ямской Тверской слободы старосты Игнатья Шелабурова и товарищей по их велению руку приложил». Из этой «сказки» видно, что расчет всего расстояния между двумя пунктами определялся путем предварительной проверки расстояния между ближайшими смежными пунктами — станами. В нескольких местах Поверстной книги сохранились такие расстояния по станам. [83]

Помимо «сказок» ямщиков у составителей Поверстной книги были сведения и официального характера. В том же списке VI, например, при исчислении расстояния от Москвы до Воронежа и от Воронежа до Павловского делается ссылка на ведомость «ис Кабинета».

Такие сведения могли быть заимствованы из различных других официальных источников.

Во всех шести списках, привлеченных нами к изданию, имеются разночтения: пропуски, вставки, редакционные поправки. Эти особенности совпадают у нескольких списков, что позволяет сближать их друг с другом. Наблюдение над особенностями списков может помочь определить и хронологическую последовательность списков или их протографов.

Список VI явно выделяется, как более поздний. В нем находим много дополнений по сравнению со всеми другими списками: расстояние до новых городов — С.-Петербурга, Шлиссельбурга, подробный перечень населенных пунктов на польской границе за Смоленском и у Пскова, дополнение пути до Кольского острога, до Хоперской крепости от Тамбова и до Павловского от Воронежа и др. Со списком VI совпадает список XXIII, имеющий с ним лишь очень незначительные разночтения.

Списки VI и XXII, наряду со списком V, имеют одну особенность, которая отличает эти списки от других — указание на маршрут следования до того или другого пункта. Например, вместо записи: «От Москвы до Мезени 1770» в описках I, II, III, IV в списке V читаем: «От Москвы до Архангельского города до Кевроли и до Мезени 1770», а в списках VI и XXIII еще подробнее: «От Москвы до Переславля Залеского и до Ярославля и до Вологды и до Верховажья и до Шенкурска и до Пянды и Колмогор и до Архангельского города и до Кевроли и до Мезени 1770». Указания на такие маршруты особенно подробны в списках VI и XXIII, например, очень подробный маршрут «водяным путем» в Дауры (к Албазинскому острогу) или же несколько вариантов путей до Саратова. Близки списки V и VI поздним написанием наименования города Астрахани (во всех других ленинградских списках — «Астарахань»). По составу 2-й части (Описание расстояния столиц...) список V тоже следует отнести к более поэдюим спискам (в списке VI 2-й части нет). [84]

Время составления списка VI, благодаря наличию в нем ссылок на «сказки» 1727 г. и указ 1731 г., может быть отнесено к началу второй четверти XVIII в. Список V — более ранний (конец XVII — начало XVIII в., до времени основания Петербурга), особенностью его является указание на количество уплачиваемых прогонов.

Некоторые редакционные особенности — объединение нескольких населенных пунктов, имеющих одинаковое расстояние от того или другого города — сближают со списком V списки III и IV. Например, при указании расстояния от Костромы в списках III, IV, V написано: «до Большие и Малые Соли и до Нерехты до села Вяцкого до села Красного по 30». В списках I, II расстояние каждого из этих пунктов от Костромы указано отдельно. Такого рода объединение однородных данных в списке V встречаем чаще, чем в списках III и IV.

В московских списках XX, XXI, XXII подобного же рода объединение однородного материала встречаем значительно чаще, чем в списках III, IV, V. В московском списке XIX, очень близком по своему составу к списку IV, вместо повторения одинакового расстояния от определенного города, во втором и следующих случаях написано «тож» (например, вместо «до Воронежа 150, до Шацка 150» — «до Воронежа 150, до Шацка тож»). Список II имеет ряд дефектов — прежде всего отсутствует несколько листов (см. ниже его описание). Кроме того в текст его внесено то, что в списке I является явно позднейшей вставкой.

Все приведенные данные послужили для нас основанием выбрать список I в качестве основного списка для публикации. Состав рукописи, включающей в себя этот описок Поверстной книги, как это видно из приводимого далее описания ее, показывает официальный характер этого списка, несомненно связанного с Ямским приказом и с почтовыми учреждениями. На это указывает и имеющаяся запись: «сия книга подчтарная». Весь текст объединен общим оглавлением, в котором, правда, последние разделы вписаны другим почерком. Во 2-й части сборника (Указная книга Ямского приказа) имеется указание на время ее составления — декабрь 1680 г. Некоторые позднейшие добавления к этой рукописи, как указано в ней самой, относятся к 1688 г.[85]

Несомненно, что с 80-х годов XVII в. начат был пересмотр и состава Поверстной книги, о чем свидетельствует приведенная нами выше датированная 11 августа 1681 г. «сказка» старост ямских слобод о расстоянии некоторых дворцовых сел от Москвы. Эти сведения вошли в текст всех 6 списков. Составленная, невидимому, после 1683 г. (время основания Керенска, внесенного во все списки) и до 1689 г. (время уничтожения Албазинского острога согласно Нерчинскому договору), Поверстная книга была объединена затем сначала с «Описанием расстоянию столиц...», а затем и с Указной книгой Ямского приказа.

Как уже отмечено было выше, составлялась книга в расчете на дальнейшие добавления, для чего в ней оставлено было для этого определенное место. Одно из таких сделанных в книге последующих добавлений лишний раз подтверждает правильность принимаемой нами хронологической последовательности списков. Я имею в виду место, относящееся к данным о расстоянии отдельных населенных пунктов от г. Инсары. В списке I имеются вставки, сделанные в самом тексте и на полях другим почерком. Эти вставки входят в основной текст в списке II. В списках III, IV, V, VI, XIX — XXIII эти вставки тоже входят в основной текст, — правда в разных редакционных оформлениях.

Особый характер имеет один из списков Всесоюзной биб-ки им. В. И. Ленина, Рум., № 366 (по нашей нумерации XXIII). В нем все города расположены в алфавитном порядке, отмечается маршрут следования до этого города, а иногда и расстояние от него других населенных пунктов. Например, «Астрахань сухим путем 2500 верст, путь к ней на Коломну, на Переславль Рязанской, на Касимов, на Муром, на Нижней, на Ваоиль, на Кузмодемьянск, на Чабаксары, на Свияжск, на Казань, на Симбирск, на Самару, на Саратов, на Царицын, на Черной Яр. А сухим путем на Володимер, на Муром, на Арзамас, на Алатар, на Синбирск; от Синбирска вышеписанным путем. А другой сухой путь на Касимов, на Темников, на Инсару, на Пензу, на Саратов, а от Саратова по вышеписанному пути». Еще пример: «Арзамас 380 верст. Путь на Володимер. От него ж до Курмыша 120, до Нижнего 120, до Алатыря 220, до Темникова 70, до Кадома 150, до [86] Терюшева 60, до Мурашкина 60, до Лыскова 80, до Касимова 160, до Балахны 145, до Мурома 120, до села Ваду 30, до села Чернова 70, до Елатьмы 145 в.».

В конце помещено расстояние от Москвы до дворцовых сел и замосковных волостей. Все села и волости расположены в строгом алфавитном порядке. Этот список имеет особый заголовок, включающий указание как на Поверстную книгу, так и на Описание расстояниям столиц до града Москвы. «Книга поверстная великого Российского государства от царствующего града Москвы, сколько до которого города верст, так же и до знатных мест и до окрестных государств сухим путем и водами и как к ним через которые города и в коликих верстах расстояние путь надлежит, росписано по алфавиту».

В этом списке Поверстной книги встречаются наименования городов, которые находим лишь в одном из поздних списков редакции 80-х годов (V).

Наконец, имеется еще краткая редакция Поверстной книги. Она представляет собою алфавитный перечень городов с указанием их расстояния от Москвы. Отмечено наличие водного и сухого пути. Такую редакцию находим в рукописи Библиотеки Академии Наук СССР, Архангельское собр., Д. 418. Этой редакции Поверстной книги предшествует такой заголовок: «Описание градов всего Московского государства, колико расстояние верст от царствующего града Москвы, сухим и водяным путем, имут собранное по алфавиту» лл. 212 об. — 215 об.). Состав включенных в этот перечень городов в общем соответствует оглавлению к пространной редакции Поверстной книги.

В рукописи Архангельского собрания Д. 419 имеется та же краткая редакция Поверстной книги. Список не законченный. Доведен до буквы П. Заглавие не написано, для него лишь оставлено место (лл. 250 об. — 260).

Краткую редакцию Поверстной книги находим также в составе хронографа начала XVIII в. (БАН — 34. 4. 15), где она помещена под заголовком: «Государства Российского грады с розмером» (лл. 651 — 652 об.).

Кроме этой краткой редакции Поверстной книги имеется в одной рукописи (ГПБ, р. XVII. № 7 — Толст., II, №451) краткий перечень городов другого типа, составленный по [87] Поверстной книге. Этот перечень объединяет города по их расстояниям от Москвы. Перечень помещен в указанной рукописи на лл. 96 — 105 об. Начинается он таким заголовком: «В Ямском приказе выписано ис Поверстной книги, что от Москвы до которого города верст и то писано ниже сего». Далее следует: «40 верст до Звенигорода; по 60 верст — до Троицкого Сергиева монастыря, до Дмитрова» и т. д. Последняя запись: «6700 верст до Тоболска».

В конце запись: «Такова книга взнесена в Ближную канцелярию апреля в 23 д.». (Ближняя канцелярия была открыта в 1705 г.).

В 20-х гг. XVIII в. данные о маршрутах и расстоянии между городами были включены И. К. Кирилловым в его известный труд «Цветущее состояние Всероссийского государства...», опубликованный лишь в 1831 г. Погодиным. Сравнение Поверстной книги с материалами Кириллова убеждает, что в его руках были дополнительные источники. Особенно большое расхождение с Поверстной книгой дает описание южных дорог. Как мы уже указывали, один из списков Поверстной книги был напечатан в 1777 г. в официальном справочнике Петербургского почтамта («Дорожник чужеземный и Российский и поверстная книга Российского государства...»). В предисловии к справочнику отмечается, что материалы для этого дорожника заимствованы «из разных книг, письменных известий и словесных преданий, собранных и на иждивении... С.-Петербургского почтамта напечатанных». Напечатанный текст Поверстной книги, как указывалось, близок к списку VI по расположению материала и по составу включенных в него городов. Отсутствуют в нем лишь дополнительные статьи о путях в Сибирь, к Саратову, ссылки на сказки ямщиков. Помещение книги в справочнике 1777 г. показывает, что она к этому времени не потеряла своего практического значения. В 1796 г. вышел еще один почтовый дорожник: «Новейший дорожник, верно показующий все почтовые пути Российской империи и новоприсоединенных от Порты Оттоманской и Республики Польской областей, собранный чрез переписку со всеми почтовыми конторами».

С 1824 г. начинает выходить почтовый дорожник, издаваемый почтовым департаментом (2-е издание его вышло в [88] 1829 г.). Впоследствии он получил наименование «Почтовый дорожник Российской империи» и неоднократно переиздавался. Сравнивая данные Поверстной книги с данными Дорожника 1796 г., мы находим, что в отдельных случаях указанное в Поверстной книге расстояние между городами очень близко подходит к указанию Дорожника. Однако встречаются иногда и довольно значительные расхождения: Тула — 160 (по Дорожнику — 185); Мценск — 100 (по Дорожнику — 135). Особенно крупные расхождения встречаем при сравнении расстояний от Москвы до более отдаленных пунктов, например, Архангельск — 1500 (по Дорожнику — 1239; правда, здесь возможен другой маршрут).

Полная сверка Поверстной книги и Дорожника, конечно, была бы крайне полезна для оценки достоверности внесенных в Поверстную книгу данных. Но и без такого обследования Поверстную книгу, первые редакции которой относятся к началу XVII в., с полным правом можно считать достаточно точным путеводителем по России и непосредственным предшественником широко распространенного, начиная с XVIII в., печатного почтового дорожника.

Подведем некоторые итоги нашим наблюдениям. Книга Большого Чертежа — важнейшее справочное географическое пособие конца XVI в. — при всем ее большом значении не могла удовлетворить чисто практической потребности иметь данные о всех важнейших русских городах, точные сведения о расстоянии между ними и о путях следования к ним. В начале XVII в., несомненно в связи с реформами ямской гоньбы, появилась «Прогонная книга», дающая такого рода сведения по дорогам, обслуживаемым ямскими учреждениями. К сожалению, у нас нет сейчас данных о составе этой книги. Несомненно, на ее основе была составлена Поверстная книга, дошедшая до нас в редакции 30-х годов XVII в. в одном из привлеченных к изданию списков (XV).

Возникнув независимо от Книги Большого Чертежа, Поверстная книга становится затем естественным добавлением к последней, что подтверждается, между прочим, наличием рукописей, содержащих оба эти памятника в органической связи.

Публикуемая нами новая редакция Поверстной книги 80-х годов XVII в. связана с важным этапом в развитии ямских [89] учреждений, когда значительно расширилась сеть обслуживаемых ими дорог. Особенное значение имеет развитие в эти годы постоянных почтовых связей, как внешних, так и внутренних.

В Поверстной книге редакции 80-х годов XVII в. был значительно пополнен перечень включенных в нее географических пунктов путем использования сведений, собираемых у ямщиков, а также путем привлечения источников официального порядка. Была произведена некоторая перегруппировка городов по дорогам. Эти последние стали нумероваться порядковыми номерами, начиная с бывшей Ярославской (теперь первой) дороги по часовой стрелке вокруг Москвы. Количество включенных в эту новую редакцию Поверстной книги географических пунктов увеличилось с 261 до 427.

Большое практическое значение этого географического справочника обусловило широкое его распространение. Справочник продолжал постоянно расти, дополняясь новыми сведениями. Он не утратил своего практического значения не только в начале второй четверти XVIII в., о чем свидетельствуют дошедшие до нас прямые указания на его пополнение (количество упоминаемых географических пунктов доходит до 482), но и в 70-х годах XVIII в., когда он был полностью включен в составленный Петербургским почтамтом Дорожник.

На прилагаемой к нашему изданию карте нанесены важнейшие маршруты Поверстной книги 80-х годов XVII в. с позднейшими ее дополнениями. Для составления этой карты не пришлось использовать Почтовую карту, изданную Академией Наук в 70-х годах XVIII в., так как эта карта включает лишь самые основные пути сообщения, не указывая всю разветвленную сеть дорог. Эта сеть дорог показана лишь на некоторых картах отдельных территорий России (например, на карте Московской провинции). Ввиду этого в основу нашей карты пришлось положить подробную Почтовую карту начала XIX в. (издание 1812 г.).

В вариантах к нашему изданию использованы все списки подробной редакции, с которыми нам удалось познакомиться в ленинградских хранилищах рукописей. Использован также в вариантах и Дорожник 1777 г. Значительные разночтения в [90] отдельных географических наименованиях, ввиду того, что они повторяются неоднократно, мы считали более целесообразным выделить в особое приложение. В вариантах отмечаются все фактические дополнения к основному описку, каковым принят нами список гос. публ. биб-ки им. Салтыкова-Щедрина 0. № IV. 9 (список I по нашей нумерации).

Обследованные нами списки московских рукописных хранилищ не дают чего-либо существенно нового для текста памятника, поэтому в вариантах они нами не приводятся. Все они относятся к более поздним спискам, по сравнению с основным использованным для публикации списком I.

Особенности всех московских списков отмечены в кратком их описании в конце вводной части.

Перейдем теперь ко второму из публикуемых нами справочников.

На этот справочник было обращено внимание в литературе уже давно. О нем говорит П. Пекарский, 14 А. И. Соболевский, 15 И. А. Шляпкин, 16 наконец, И. П. Козловский (в указанных выше работах). Время составления этого справочника — 1667 г. — указано в большинстве из дошедших до нас списков. Год издания справочника связан с очень важным событием в дипломатической истории России XVII в. — Андрусовским миром, закончившим собою длительную войну России с Польшей за украинские и белорусские земли. Одним из итогов этого мира было возросшее международное значение России, усиление дипломатических связей с иностранными государствами и первые опыты налаживания постоянных почтовых связей с заграницей. В составленном в 1667 г. справочнике помещены сведения о 54 крупнейших городах иностранных государств, с указанием расстояния их от Москвы и путей следования к ним. Дошедшее до нас значительное количество списков этого справочника показывает своевременность его появления, большое практическое его значение и живой интерес к нему. [91]

В заглавии рукописи указан источник помещаемых в ней сведений: «по размеру книги, именуемые Водный мир». На это было обращено внимание исследователей. Перевод предисловия к голландскому атласу «Водный мир» сохранился в ряде рукописей. 17 В предисловии к атласу нет указания на расстояние между городами. Эти данные, несомненно, извлечены составителем «описания» путем самостоятельной работы над картами атласа. Составителем справочника, как уже указано, был А. А. Виниус, тогда переводчик Посольского приказа, с 1675 по 1701 г. руководивший почтовым делом, находившимся в ведении Посольского приказа. Этот справочник встречаем среди рукописных книг наших книгохранилищ еще более часто, чем Поверстную кяигу. В некоторых случаях, как мы видели, он объединен с Поверстной книгой. Встречается он и в виде отдельных статей в сборниках, наконец, находится также в соединении с такими работами, как Космография Меркатора и Ортелиуса.

Почти во всех сборниках, содержащих «Описание разстоянию столиц...», находим статьи географического характера, показывающие интерес русского читателя XVII и XVIII вв. к такого рода материалу.

Из привлеченных к изданию этого памятника 14 списков при выборе основного текста для издания пришлось отказаться ог списка I, по которому публикуется текст Поверстной книги. Этот список дефектный: отсутствует заключительная часть, в порядке расположения городов не выдержан алфавит и пр. По тем же соображениям пришлось отказаться принять за основной список и списки III, IV, XII, XIII. Слиски V, XI, XIV, XVII имеют значительные дополнения и несомненно должны быть признаны списками более поздними. Из оставшихся списков VII, VIII и IX близки между собой по стилистическому оформлению и по порядку расположения городов. По тем же соображениям могут быть сближены друг с другом списки X и XV, которые, однако, имеют значительные расхождения. Мы остановили свой выбор на группе списков VII, VIII, IX, хотя они по порядку расположения [92] городов, может быть, и являются более поздними, чем X и XV (в алфавите выделены буквы «и» и «i»).

В основу издания положен нами один из трех наиболее исправных списков — список VIII. Текст Описания расстоянию столиц находим и в московских списках XVIII (отрывок), XIX, XX, XXI и XXIII. 18

При публикации текста мы считали необходимым отмечать в вариантах лишь наиболее существенные дополнения к основному тексту, а также особенности в написании географических названий. Это последнее позволяет ознакомиться с постепенным уточнением географической номенклатуры, что, нам казалось, небезынтересно и для истории языка.

В заключение остановимся на одном варианте «Описания расстоянию столиц...», сохранившемся в рукописи БАН 32.15.22.

Материал представлен здесь в виде таблицы, в которой с левой стороны указано расстояние от Москвы в верстах, с правой в кругах — наименование городов. В середине между количеством верст и названием города указан маршрут.

Первым указано расстояние до С.-Петербурга.

Особым вариантом этой редакции является широко распространенная в рукописях XVIII в. статья «о столичных градах разных государств» в составе сборников, содержащих родословия, «хронологию вещей достопамятных» и другие справочные сведения подобного рода. Один из таких сборников носит наименование: «Сия книга, именуемая летописец библейской и всероссийский вкратце». 19

В одном из списков основной редакции «Описания» (XIII) есть указание на то, что он списан «с печатного листа с настенного 1748 года марта 29 дня». К сожалению, такого печатного листа или хотя бы указания на него нам обнаружить не удалось. [93]

В заключение приводим краткое описание всех использованных для издания рукописей.


Комментарии

1. К. Н. Сербина. Источники Книги Большого Чертежа — «Исторические записки», т. 23, стр. 299-300.

2. Ее же. Книга Большого Чертежа и ее редакции — «Исторические записки», т. 14, стр. 139-143.

3. Мысль о том, что Поверстная книга является дополнением Книги Большого Чертежа, нашла свое отражение в заметке о Поверстной книге в Энциклопедическом словаре Брокгауза-Эфрона, т. XXIV, стр. 1.

4. И. П. Козловский. Андрей Виниус, сотрудник Петра Великого (1641-1717 гг.), СПб., 1911, стр. 45-46. Ту же мысль высказывает и П. Пекарский. Наука и литература при Петре Великом, т. I, СПб., 1862, стр. 201.

5. Его же. Первые почты и первые почтмейстеры в Московском государстве, т. I, Варшава, 1913, стр. 226.

6. Там же, стр. 25.

7. Поверстная и указная книга Ямского приказа, СПб., 1890 (изд. журнала «Библиограф»).

8. Общий очерк развития русских путей сообщения до конца XVII в. (в книге: «Краткий исторический очерк развития водяных и сухопутных сообщений и торговых портов в России», СПб., 1900, стр. 1-102).

9. И. Я. Гурлянд. Ямская гоньба в Московском государстве до конца XVII в., Ярославль, 1900.

10. Там же, стр. 64.

11. И. Я. Гурлянд. Указ. соч., стр. 232; И. П. Козловский. Первые почты..., стр. 146.

12. И. П. Козловский. Первые почты..., стр. 388.

13. Там же, стр 397.

14. П. Пекарский. Указ. соч., т. I, стр. 201.

15. А. И. Соболевский. Переводная литература Московской Руси XIV-XVII веков, СПб., 1903, стр. 66.

16. И. А. Шляпкин. Св. Димитрий Ростовский и его время (1651-1709), СПб., 1891, стр. 84-85; автор ссылается на 2 рукописи Погод., № 1583 (по нашей нумер. IX и Толст., II, № 51/1).

17. А. И. Соболевский. Указ. соч., стр. 65-67; перевод книги был напечатан в 1710 г. См. П. Пекарский. Указ. соч., т. II, стр. 239.

18. Текст «Описания» расстояния столиц, находящийся в составе хронографа начала XVIII в. (см. его описание под № 24) интересен тем, что этот список может быть датирован 1704 — 1705 гг. В нем имеется особая дополнительная статья — «Путь к Стеколне», содержащая указание пути к ряду шведских городов и их краткое описание. Перечисляются также отвоеванные у шведов русские города Орешек, Ям. Ивангород, Копорье.

19. Рукописи Библиотеки Академии Наук СССР 17.2.8, 17.2.9, 38.7.19, текущ. поступл. № 226.

Текст воспроизведен по изданию: Географические справочники XVII века // Исторический архив, Том V. М-Л. 1950

© текст - Петров В. А. 1950
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Пархоменко А. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Исторический архив. 1950