Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 5

1670 г., май — август. Сказка иеромонаха Тихона

|л. 550| Список с скаски усть-тунгусского черного попа Тихона, какову подал Корнилию, митрополиту сибирскому и тобольскому, мангазейский воевода Родион Павлов за его, черного попа Тихона, рукою.

А в скаске написано:

178 году марта против 22 числа нощию приехал усть-тунгуской троецкой черной поп Тихон ис Туруханского зимовья в Мангазейской город по первому явлению мангазейского чюдотворца, как явился в Мангазейском городе февраля против третьего числа мангазейскому служилому человеку Ивашку Есецкому. И он де, Ивашка, извещал в Мангазейском городе в съезжей избе мангазейским приказным людям, сыну боярскому Микулаю Малиновскому с товарищи, а в скаске его написано.

В прошлом месяце во 178 году февраля против третия числа стоял он, Ивашко, в Мангазеи на карауле ночной караул. И вышел на крыльце от полуночи и хотел в палки колотить. И увидел: стоят де у крыльца два человека. И он, Ивашка, в сие /л. 551/ время стал вне ума, не мог слова молвить.

А каковы в лицо и что на них платья, страха ради не помнит. И те де дв[а] человека взяли его под руки и поставили у лесницы колокольные, а сами пошли к чюдотворцу в часовню. И он де, Ивашко, хотел с того места бежать или кричать, а не мог рукою ни ногою пошевелить, ни языком слова молвить. И немного врем[я] спустя вышли из часовни те же предиреченныя два человека, и взяли ево, и привели к чюдотворцу в часовню. А в часовне де пред иконами свещи горят ясно, а за дверьми де стоит человек, аки черной священник, оболчен в ризах священнических черных, а в руках держит книгу. А против его стоит налой, и свеща пред ним светитца воску черного, и огонь у свещи черной же. И он де священник взял его, Ивашка, за голову и наклонил и выдернул из головы три волоса, И положил себе в книгу промеж листья. И говорил ему: скажи де ты чюдеса во всем миру, что б взяли Туруханского зимовья усть-тунгуского троицкого черного попа Тихона со всем крылосом, и в часов[не] б у чюдотворца молебствовать. И как де он, черной поп Тихон, в Монгазейской город приедет, и ты де ему скажи три слова. А ныне до тех трех слов в миру никому не сказывай.

И как он, черной /л. 552/ поп Тихон, марта против 22 числа приехал с Турухану на Таз, и тот Ивашко Есицкой сказал от явления чюдотворцова: велено де ему, черному попу Тихону, у чюдотворца в часовне над святыми его мощами молебствовать за звоном, и ево чюдотворцовы мощи во гробу досмотреть, и открыть с северную страну, потому что де на северную страну лежит гроб его покато и ему де во гробу [138] лежать гораздо скорбно. И кроме де его, черного попа Тихона, его чюдотворцовы мощи досматривать и молебствовать над ним некому. И как де он, черной поп, его чюдотворцовы мощи во гробу досмотрит, и от ево де чюдотворцовых мощей благодать святаго духа и благоухание изыдет.

И марта против 24 числа нощию пришел он, поп Тихон, в часовню помолитися спасу и пречистей богородице и его чюдотворцову гробу поклонитися. И помыслих во уме своем, как ему дерзнуть на такое страшное дело, что мощи чюдотворцовы досмотреть, и преложить в новый гроб, и принести на Турухан на Усть-Тунгуски в Троицкой монастырь. И от того ж часа ево, черного попа Тихона, невидимою силою божиею ударило о помост часовенный и учало тружать страшно у его чюдотворцева гроба. И от того де времяни он, черный поп, был вне ума в часовне невед[о]мо сколько времяни. И как де он, черной поп, во ум пришел и, стоя плакася, воздремав. И прииде к нему от чюдотворцова /л. 554/ гроба глас: «Досмотри де ты меня во гробу, что положили меня мучена с наруганием, всего скорчена, и глава моя приклонена в углу от полуденной страны к левому плещу, да от северныя страны нижняя гробовая доска осела на землю накось, а с полуденные страны у тое доски край высок. Да с северные ж страны, что долная доска раскололась, и та пала на ноги мои». И ему де ныне лежать гораздо скорбно и немощно от токоваго утеснения, потому что положен с наруганием. А досмотря де его, чюдотворцовы, мощи, положить в новый гроб и пренести на Усть-Тунгуску в Троицкой манастырь.

И марта против 27 чис[ла] нощию пришел он, черной поп Ти[хон], в часовню всемилостивому спасу и пречистей богородице помолитися и чюдотворцову гробу поклонитися. И ево де, чер[но]го попа, учала невидимая божия сила тако же тружить паче перваго. И он, черной поп Тихон, обещался тако у[чи]нить, его чюдотворцовы мощи досмотреть и над святыми мощами молебен отпеть.

И апреля против 2 числа в ночи взял с собою духовного своего сына, мангазейского приказного человека Никифора Никифорова См[и]рного, и оболокся во священнический чин, и молебствовал, и воду святил. И, покадив гроб и водою святою покропив, вкупе с сыном своим духовным с Никифором открыл гроб и мощи де его /л. 553/ перстию обложены. И он де, черной поп Тихо[н], мощи святаго от четырех стран окадил и святою водою окропил. И от его чюдотворцовых мощей благодать святаго духа и благоухание изыде. И не токмо де в то время, но и после де приходящи[м] с верою. И как де ему, черному попу Тих[о]ну, было в первом явлении от чюдотв[ор]цова гроба, так он и положен: мучен с наруганием. И апреля во 2 день с моле[б]ным пением, и со кресты, и с честными ик[о]нами, и со всем народом пренес ис ч[а]совни мощи чюдотворные на Таз в соборную церковь и [139] молебствовал. И с [Та]зу на Усть-Тунгуску перенес и поставил в церкви живоначальныя [Троицы].

ЦГАДА, ф. 214, Сибирский приказ, стб. 348, л. 550-552, 554, 553. Копия 1671 г.