РАЗРЯДНАЯ КНИГА 1617 ГОДА

А как из за Угры воевода Князь Микита Гагарин, да Яков Дашков в Вязму в сход к стольнику и воеводе ко Князю Петру Пронскому придут; и Государевым делом велено промышляти стольнику и воеводам Князю Петру Пронскому да Князю Миките Гагарину с товарыщи.

И из Вязмы писали ко Государю стольник и воевода Князь Петр Пронской: по Государеву указу велено с ним со Князем Петром быти в товарыщех Ивану Олександрову сыну Колтовскому; а как из за Угры воеводы Князь Микита Гагарин к нему ко Князю Петру в Вязму в сход придут, и Государевым делом велено промышлять ему Князю Петру да Князю Миките Гагарину с товарыщи; и Князь Микита Гагарин с козаки в Вязму пришел, а воевода Иван Колтовской за Князем Микитою Гагариным у Государева дела не сидит, а сказывает, что ему меньши Князя Микиты быть немочно.

А Иван Колтовской присылал ко Государю бити челом, что по Государеву указу велено Князю Миките Гагарину быти в сход со Князем Петром Пронским, и Государевым делом [96] велено промышляти Князю Петру Пронскому да Князю Миките Гагарину с товарыщи; и ему Ивану не токмо что Князь Микиты Гагарина менши быть мочно, и деда Князя Микитина по многим, случаем больши быть мочно; и Государь бы ево пожаловал без сыску Гагариным выдать не велел. И бояре приговорили Государевым делом промышляти в Вязме стольнику и воеводе Князю Петру Пронскому; а писатца во всяких Государевых делах одному Князю Петру Пронскому с товарыщи.

А Августа в… день присылали ко Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичу всеа Русии бити челом из Вязмы воевода Иванъ Олександров сын Колтовской, что он в Вязме лежит болен и у Государева дела за болезнью быть ему немочно.

И Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал из Вязмы воеводу Ивана Колтовскаго для болезни отпустить к Москве, а на его место указал Государь послать с Москвы в Вязму воеводу Князя Михаила Княжъ Васильева сына Белосельскаго, а во всяких Государевых делах указал Государь писатися одному ж Князю Петру Пронскому с товарыщи.

А со Князем Михаилом Белосельским послано с Москвы атаманов и казаков.

Атаман Дружина Белой, а с ним ево станицы козаков 45 ч.

Атаман Михайло Котов, ево станицы козаков 56 человек.

Микитиной станицы Буякина козаков 30 человек.

Васильевы станицы Буйносова 27 человек.

Атаман Василей Митрофанов, ево станицы козаков 53 ч.

И всего атаманов и козаков с Москвы послано со Князем Михайлом з Белосельским.

Да в Можайску велено взять Московских стрельцов 100 ч.

А наказ Князю Михаилу Белосельскому дан таков.

Лета 7125 года Августа в 28 день, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Pycии велел воеводе Князю Михайлу Васильевичу Белосельскому, быти на своей Государеве службе для промыслу над Литовскими людьми с стольником и воеводою со Князем Петром Пронским, на Иваново место Колтовскаго; а Ивану для болезни велел Государь ехати к Москве, а людем указал Государь быти со Князем Петром и с ним [97] со Князем Михайлом дворяном и детям боярским и стрельцом и козаком, которые посланы с Москвы наперед сего со Князем Петром. Да ныне с Москвы указал Государь послати с ним со Князем Махайлом атаманов и ясаулов, и списки даны ему на Москве, и корм атаманом и козаком дан на Москве на месяц Августа с 29 числа, да из Можайска указал Государь быти с ним сту человек Московских стрельцов, а списки у сотников в Можайске. А которые дворяне и дети боярские и атаманы и ясаулы и козаки посланы на Государеву службу наперед сего со Князем Петром Пронским, и тех списки у стольника и воеводы у Князя Петра Пронскаго. И воеводе Князю Михаилу Белосельскому ехати на Государеву службу в Вязму тотчас, не мешкая, а пришед и быти со Князем Петром Пронским, и прося у Бога милости над Литовскими и над Полскими людьми под Дорогобужем Государевым делом промышлять, и поиск учинить, и Дорогобуж от них очищать сколько милосердый Бог помочи подаст. А перед собою посылати в Дорогобуж проезжие станицы и проходцов частых; и к воеводам в Дорогобуж и ко всем Государевым ратным людем от себя писати, что они идут на Литовских людей и им на помочь со многими ратными людьми, и своим походом их обнадеживати, и помочь им одноличьно от Литовских людей делати, и о всем Государевым делом промышляти с великим радением по Государеву указу и по наказу, каков дан стольнику и воеводе Князю Петру Пронскому, сколько им Бог помочи подаст. А одноличьно им прося у Бога милости промышляти посылки под Дорогобуж на Литовских людей посылати, и своим походом промышляти смотря по тамошнему делу, сколько милосердый Бог помочи подаст, чтоб Дорогобужу помочь учинити вскоре, и о всяких вестях писати ко Государю почасту, чтоб Государю про все было ведомо; а ратных всех людей ведати им со Князем Петром вместе и промышлять Государевым делом с одново.

Того же году Августа в… день, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, по Литовским вестем, что Литовские люди пришли под Дорогобуж и Дорогобуж осадили, указал в Замосковских городех бояром и [98] воеводам збиратца с ратными людьми и быть наготове и ждать Государева указу.

В Ярославле столником и воеводам Князю Дмитрию Манстрюковичу Черкаскому, да Князю Василью Княжь Петрову сыну Черкаскому да дьяку Василью Яковлеву.

В Муроме; боярину и воеводам Князю Борису Михайловичу Лыкову, да Гриигорью Левонтьеву сыну Волуеву, да дьяку Ивану Сукину.

А людем с ними Государь Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всеа Pycии указал быти:

В Ярославле, с стольники и воеводами со Князем Дмитрием Манстрюковичем Черкаским, да со Князем Васильем Амашуковым Черкаским.

Дворян Московских 1 ч. жильцов 1 ч. дворян и детей боярских из городов, которые ныне по домам:

Смолнян 491 ч. Вязмич 33 ч. Дорогобужан 12 ч. Ярославля болшова 392 ч. Костромич 613 ч. Галичан 323 ч. Волочан 109 ч. Вологодцкаго Архиепископа детей боярских 26 ч. атаманов и козаков Вологодцких помещиков 42 ч. атаманов же и козаков Белозерских помещиков 24 ч. Пошехонцов 67 ч. Романовцов 62 ч. Дмитровцов 63 ч. Кашинцов 99 ч. Углечан 70 ч. Бежецкаго верху 96 ч. Можаич Белозерских и Вологодцких помещиков 90 ч. Волочан Белозерских помещиков 34 ч. Ружан Белозерских помещиков 45 ч. Звенигородцов Белозерских помещиков 34 ч. Клинян 22 ч. Романовских Татар 160 ч. да дворяне же и дети боярские ныне по службам а имяна их стольнику Князю Дмитрию Манстрюковичу Черкаскому даны же.

Ярославля болшово 26 ч. ныне в Новегороде; Костромич 66 ч. ныне в Дорогобуже; Галичан 30 ч. ныне в Дорогобуже; Вологжан 7 ч. в Новегороде, да в Дорогобуже 8 ч. атаманов и козаков Белозерских помещиков 2 ч. ныне в Дорогобуже; Пошехонцов 12 ч. в Новегороде, Вязмич Вологодцких и Пошехонских помещиков 5 ч. Дорогобуженин 1 ч. в Дорогобоже.

И всего дворян и детей боярских по службам, а имяна их в списку стольником и воеводам Князю Дмитрию [99] Манстрюковичу Черкаскому да Князю Василью Черкаскому даны, 146 ч.

Да стольникам Князю Дмитрию Манстрюковичу Черкаскому, да Князю Василью Черкаскому в списку даны дворяня и дети боярские, которые были на Неметцком съезди с послы с окольничим со Князем Данилом Ивановичем Мезетцким с товарыщи.

Ярославля болшово 27 ч. Костромич 13 ч. Дмитровцов 3 ч. Романовцов 4 ч. Пошехонцов 2 ч.

В Муроме с боярином и с воеводою со Князем Борисом Михайловичем Лыковым с товарыщи.

Дворян Московских 1 ч. жильцов 1 ч. дворян и детей боярских из городов: Вязмич, которые испомещены в Володимерском уезде и на Балахне, 23 ч. Вязмич, которые испомещены в Суздальском уезде, 30 ч. Можаич Суздальских помещиков 17 ч. Володимерцов 108 ч. Суздальцов 137 ч. Звенигородцов Суздальских помещиков 1 ч. Переславцов 73 ч. Ростовцов 27 ч. да Ростовскаго Митрополита 20 ч. Юрьевцов 65 ч. Муромцов 47 ч. Нижегородцов 306 ч. Мещерян, которые по домом, 75 ч. Всего 1071 ч.

Да понизовых городов детей боярских.

Казанцов 101 ч. Тетюшан 3 ч. Уржумцов 3 ч. Свияжан 43 ч. Чебоксарцов 25 ч. Кузмодемьянцов 23 ч. Цывилскаго города 8 ч. Ядринцов 6 ч. Санчурскова города 3 ч. Кокшанскаго города 7 ч. Курмышан 64 ч. Алаторцов 9 ч. и всего 380 ч.

Козаков конных Курмышских 50 ч. Мурашкинских 50 ч. Алаторских 96 ч. всего козаков 196 ч. да Мещерских городов Татар: Касимовских 240 ч. Кадомских 115 ч. Арземаских 114ч. Алаторских 115 ч. Курмышских 60 ч. всего Татар 874 ч. Да Мордвы и бортников: Нижегородцких 618 ч. Арзамазских 620 ч. всего Мордвы 1238 ч.

Да боярину же Князю Борису Михайловичу Лыкову, дворяне и дети боярские в списку даны, которые по службам.

Володимерцов 7 ч. и из них 5 ч. в посылке с Федором Погожим да 2 ч. в Вязме; Суздальцов 24 ч. в посылке с Федором Погожим, да на Москве 17 ч. а быти им [100] в Вязме; Юрьев Полсково 5 ч. в Вязме; Муромцов 40 ч. в Новегороде с послы; Нижегородцов 60 ч. с послы в Новегороде; да в Дорогобуже 20 ч. Арземазцов в Дорогобуже 37 ч. да в посылке с Федором Погожим 29 ч. да на Москве, а быти им в Вязме, 4 ч. Лушан 55 ч. в Новегороде с послы; Гороховцов 22 ч. в Новегороде с послы; и всего по службам 316 ч.

А как стольнику и воеводам Князю Дмитрию Манстрюковичу Черкаскому да Князю Василью Амашукову Черкаскому да дьяку Василью Яковлеву, будучи в Ярославле, с людьми збиратца и Государевым делом промышлять, и наказ дан им таков.

Лета 7125 года Августа в… день Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, велел стольникам и воеводам Князю Дмитрею Манстрюковичу Черкаскому да Князю Василью Петровичу Ахамашукову Черкаскому да дьяку Василью Яковлеву итти в Ярославль, а людем с ними указал Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, быти дворяном и детем боярским из городов; Ростовцом, Переславцом, Ярославцом, Костромичам, Галичаном, Вологжаном, Романовцом, Пошехонцом, Кашинцом, Бежетцкаго верху, Углечаном, да розных городов дворяном и детем боярским, Ярославским, Вологодским, Белозерским, Пошехонским помещиком, да мурзам большим, да Романовским Татарам, да старово выезду иноземцом Литве и Немцом; а списки даны им на Москве. Да с ними же быти даточным людем по вестем с митрополитов, и со владык, и с монастырей, и с посадов, и з губных старост, и з городовых прикащиков, и с отставных детей боярских и со вдов и недорослей. И Князю Дмитрию Манстрюковичу Черкаскому да Князю Василью да дьяку Василью, приехав в Ярославль, взяти у воеводы у Григорья Пушкина отставных детей боярских, которые служат осадную службу, да 50 ч. стрельцов, да Ярославских розсыльщиков, и послати от себя в Ярославской, в Костромской, в Галитцкой, в Вологотцкой, в Романовской, в Пошехонской, в Кашинской, в Городетцкой, в Углетцкой, в Белозерской уезд зборщиков дворян добрых, а с ними отставных детей боярских, и стрельцов, и розсыльщиков; а велети тех городов дворян и детей боярских, и дворян же и детей боярских разных городов Ярославских, Вологодских, Белозерских и [101] Пошехонских помещиков, и Романовских Татар, и Литву и Немцов, по списком собрать со всею службою и з запасы. И будет про Черкас вести есть, что они в Вологотцких или Белозерских, и в Пошехонских местах, или около Устюжны ходят, или стоят; и Кашинцам, и Городетчаном, и Углечаном, и Романовцом, дворяном и детем боярским, и Романовским Татаром, и Пошехонцом велети быти в посылке на Литовских людей с Федором з Бояшовым да с Данилом Милославским по прежнему Государеву указу, как им по Государеву указу над Литовскими людьми велено промышлять; и к Федору и к Данилу от себя им писати, чтоб он прося у Бога милости над Литовскими людьми промышляли вскоре. А достальных городов, которым в той посылке не быти, дворян и детей боярских велети выслати к себе в Ярославль, и велети им всем быти с собою по вестем. И будет учнут к ним писати Федор Бояшов да Данило Милославской о помочи, и им Федору и Данилу людей на помочь, что у них в зборе будет, посылати, и велети прося у Бога милости над Литовскими людьми промышляти; а Федору по Государеву указу велено писати к ним о всяких делах и о указе. А будет Литовские люди пошли за Вологду, и им Федору Бояшову и Данилу велети за ними ходити и по вестем их доходити, и на походех переимати, чтоб их сойти и прося у Бога милости над ними промышляти; да к Федору Погожему писати же, чтоб он за Литовскими людьми ходил и промышлял. И будучи им в Ярославль с ратными людьми збиратся, и по вестем даточных людей, с митрополитов, и со владык, и с монастырей, и с посадов, и с чорных волостей, и з губных старость, и з городовых прикащиков, и с отставных детей боярских, и со вдов, и недорослей велети собрати по платежным книгам, з живущего с сохи по пяти человек конных со всякими бои; а платежные книги велеть взяти в тех городах у воевод и у дозорщиков, а от Государя о том к воеводам и к дозорщикам писано. А с которых городов даточных людей сколько взяти, и тому дана им роспись за дьячьею приписью; а люди б даточные были добры молоди и резвы и стрелять бы были горазды, а старых мужиков и худых имати не велети; а собрав даточных людей велети их привести к себе; а без вестей даточных людей к себе не имати, а сказати им чтоб они [102] были готовы, как они к ним указ пошлют. А будет которые дворяне и дети боярские учнут ослушатца на Государеву службу к ним не поидут; и им у тех велети имати людей их и крестьян и сажати в тюрьму, покамиста сами появятца; а как сами появятца и в те поры людей их и крестьян велети ис тюрьмы выпустить. А будет хто даточных людей не даст вскоре тотчас; и им велети на тех правити нещадно, что бы даточных людей собрати всех со всякими бои тотчас. А приказывати зборщиком и в наказах им писати накрепко, чтобы они дворян и детей боярских, и иноземцов, и даточных людей збирали не оплошно наспех и были бы с ними тотчас, а не норовили бы никому ни в чем ни которыми делы, и посулов и поминков не имали ни у кого ничего; а толко учнут воровать норовить, и по указу людей не зберут, и к ним тотчас не приведут, и от того поемлют посулы и поминки; и зборщиком от Государя быти за то казненными смертью. А как зборщики из городов дворян, и дутей боярских, и Татар и Литву, и Немец, и даточных людей собрав к ним в Ярославль приведут; и ими дворян и детей боярских и иноземцов и даточных людей пересмотръти всех на лицо, и ести и неты прислати по Государю Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичу всеа Pycии, и росписати дворян, и детей боярских, и иноземцов, и даточных людей в сотни, и списки головам роздати; и прося у Бога милости Государевым делом промышляти, подъезды и станицы от себя посылати, куды пригоже; и в городы к воеводам и к приказным людем, в которые городы пригоже, писати и на вести посылати; а велеть про Литовских людей проведывати всякими обычаи накрепко. Да будет где Литовские люди или Pycкие воры объявятца; и им на них посылати голов с сотнями, а смотря по тамошнему делу и товарыща посылати; а велети над Литовскими людьми и над Русскими воры прося у Бога милости Государевым делом промышляти и языков добывати. А как даст Бог языков добудут; и им тех языков роспрашивая и пытав про всякие вести и про умышленье накрепко, роспросные речи их, и их самих присылати к Государю и в Муром к боярину и воеводам ко Князю Борису Михайловичу Лыкову с товарыщи и по городом к воеводам, куда пригоже, те вести писати же. А будет Литовские большие люди придут к [103] Ярославлю или на Ярославские и на Романовские и на Костромские и на Водогодтские и на Галитцкие места; и стольнику и воеводе Князю Дмитрию Манстрюковичу писати от себя в Муром к боярину и к воеводам ко Князю Борису Михайловичу Лыкову да к Григорью Волуеву; а велити им со всеми людьми итти к себе в сход, где он в походе будет. А как боярин и воеводы Князь Борис Михайлович Лыков с товарищи с ним со Князем Дмитрием будет в сходе; и им прося у Бога милости над Литовскими людьми промышляти вместе сопча за один, сколько Бог помочи подаст; и тово искати чтоб над Литовскими людьми поиск учинити и воевать им не дать. А будет Литовские люди, не займуя Ярославля и Романовских, и Вологотцких, и Костромских, и Галитцких мест, пойдут на Володимерские и на Суздальские места, и к Мурому; и боярину Князю Борису Михайловичу Лыкову с товарыщи из Мурома велети над Литовскими людьми промышляти, и к ним ко Князю Дмитрию Манстрюковичу с товарыщи вести писати. И как боярин и воевода Князь Борис Михайлович Лыков с товарыщи к ним отпишет, что Литовские люди пришли в Володимир и на Суздальские места и к Мурому; и стольнику и воеводе Князю Дмитрию Манстрюковичу Черкаскому боярину и воеводам Князю Борису Михайловичу Лыкову помочь чинить посылками, и самим прося у Бога, милости на Литовских людей и на Русских воров ходити, смотря по делу, и над ними промышляти всякими обычаи, и с ними битися, сколько Бог помочи подаст, чтобы над ними поиск учинити, а себя оберечь, и городов и уездов воевати не дать. Да и того им беречи накрепко, и заказ крепкой учинити, чтоб у них в полках ни откуды лазутчиков не было; а будет ково лазутчиков поимают, и им велети их роспрашивати и пытати на крепко; а роспрося и пытав, будет учнет на себя хто говорити в лазучестве, и тех велети вешати по тем дорогам, откуды хто пришол, а вести их писати в городы к воеводам куды пригоже. А по Шексне реке меж Устюжны и Белаозера и в ыных в крепких местех велети тот час засеки засечь и укрепить всякими крепостями на крепко, чтоб конным людем через засеку проезду и пешим людем проходу не было; и голов к тем засекам послати, и подымовных людей к тем засекам собрати, и велети [104] им у засек з головами стоять неотступно с великим бережением; а приказати голове чтоб по засекам были сторожи крепкие в день и в ночь безпрестанно, и тово беречи накрепко, чтоб Литовские люди и Pycкие воры безвесно не пришли и дурна какова не учинили. А будет по вестем велит Государь с ратными людьми итти к Москве или куда Государь укажет; и стольником и воеводам Князю Дмитрию Манстрюковичу Черкаскому, да Князю Василью по Государеву указу со всеми ратными людьми итти к Москве, или куда Государь укажет. А дворяном и детем боярским сказати Государево жалованье, что Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, их пожаловал велел им свое Государево жалованье денежное дати в Ярославль по статьям, а сказав дворяном и детем боярским Государево жалованье, давати им денги по Государеву указу по статьям. А о денежном зборе, откуды взять деньги на жалованье дворяном и детям боярским, и о статьях, сколько кому дать, Государев указ ныне пришлют за ними тотчас. А будет ратных вестей не будет; и им дворян и детей боярских отпущати по домом, а велети им быти наготове и ждати от них вести; а как по вестям велят они к себе им быти, и они бы однолично тотчас со всею службою и з запасы у них были тотчас. А однолично Князю Дмитрию, Манстрюковичу и Князю Василью в Ярославле з дворяны и з детьми боярскими из городов, и с иноземцы, и с Татары, и з даточными людьми збиратца по вестем, и собрався с людьми, прося у Бога милости, над Литовскими людьми и над Русскими воры промышляти всякими обычаи с великим раденьем, смотря по тамошнему делу, и как их Бог вразумит. А которые дворяне и дети боярские и иноземцы и Татаровя учнут от них с Государевы службы бегать; и им нетчиков сыскивая велети бити кнутом и в тюрьму сажати, чтоб вперед иным неповадно было з Государевы службы бегати. А котораго числа они в Ярославль придут, и зборщиков по городом пошлют, и как с людьми учнут збиратца, и что про Литовских людей у них ведомо будет, и как у них учнетца Государево дало делатися; и им о том о всем писати к Государю почасту, что бы про все Государю было ведомо.

Да стольником же и воеводам Князю Дмитрию Манстрюковичу да Князю Василью и дьяку Василью, допросити [105] дворян и детей боярских, Ярославцов, Костромич, Галичан, Вологжан, Романовцов, Пошехонцов, Кашинцов, Бежецкаго верху, Углечан, розных городов, Ярославских, Вологоцких, Белозерских помещиков; хто у них в тех городах наперед того были в окладчиках; и имяна у них тех окладчиков за их руками взяти, да х тому выбрать из дворян и из детей боярских новых окладчиков, дворян добрых, да тех старых, и новых окладчиков привести ко кресту, на том: что им про дворян и про детей боярских и про их поместья и вотчины и про помесныя и про денежные оклады сказывати в правду, по дружбе и по посулом никому не дружить, а недругом не мстити, и приведчи их ко кресту велеть им быти с собою; да тотчас дворян и детей боярских тех всех городов пересмотрети всех на лицо, а пересмотря роспрашивати про тех про всех дворян и детей боярских окладчиков, что кому помесной и денежной оклад поверстают, и что кому при Царе Васильи, поместные и денежные оклады учинены. А за которыми дворяны и детьми боярскими окладчики скажут поместья и вотчины; и у тех поместей и вотчин велети досмотрети; да будет у них поместья и вотчины пусты, и про тех роспросити и сыскати накрепко, от чего у них те поместья и ветчины запустили, и вперед им с тех поместей и с вотчин Государева служба служити мочно ли, или вперед им с тех поместей и с вотчин Государева служба служити немочно. Да будет по дозору поместья и вотчины за ними есть добры, служити мочно ; и им велети их давати на крепкие поруки, что им Государева служба служити з городом, вместе, а их за ослушание бити кнутом по торгом нещадно, чтоб вперед иным неповадно было воровать от службы избывать. А которым дворяном и детем боярским велено быти на Государеве службе з боярином со Князем Юрьем Яншеевичем Сулешовым, или инде где на Государеве службе, и Государево жалованье им дано; и они взяв Государево жалованье на службу не пошли или быв недолгое время с службы збежали, и тех нетчиков сыскивая, за воровство велети бити кнутом; чтоб вперед неповадно было иным так воровати, а бив кнутом велети им быти с собою, и на службе быти за прежним жалованьем; а хто сколько на службе был или с службы збежал, и тому дана ему роспись. А которые дворяне и дети боярские побиты [106] на Государевых службах, или померли собою, или хто в полону, а осталися посли их дети, и большие дети, лготя себе и не хотя служити, справили те поместья за меньшими своими братьями и за племянники; и про то сыскивати, и меньшую братью и племянников ставити перед собою, да будет которые в службу не поспели, а поместья отцовския за ними справлены, и те поместья написати за большими братьями, кому можно служити, и за ними за меньшими, и велети большим братьям быти с собою на службе, и взяти по них крепкие поруки за записями, что им вперед служити, а меньшую братью кормити.

А которые дворяне и дети боярские служили из городов лет по десяти и по пятнатцати и по дватцати и больши, а во 123 и во 124 и в нынешнем во 125 году, избывая службы, самовольством переписалися служити в понизовые городы, и в понизовых городах не служат; а живут по городом на старых поместьях и на вотчинах, а поместья за ними и вотчины в тех в замосковных городах добры, а которые сами в замосковных городах в поместьях и в вотчинах не живут, и у них в поместьях и в вотчинах живут дети и племянники, в службу поспели, а в службе не служат; и тех детей боярских, которые переписалися из замосковных городов служити в понизовые городы, и детей их и племянников, которые в службу поспели, сыскивати, и велети давати на крепкие поруки, что им Государева служба служити з городы по прежнему, и в список их написати о проче своею статьею, и велети им быти на Государеве службе с собою.

А которые дворяне и дети боярские к ним на службу не будут, и про тех сыскивати: сколько за кем в дачах поместий и вотчины и старая или новая дача, и зачем они к ним не приехали? А распрося окладчиков подлинно и сыскав на крепко, что кому по верстанью были помесной и денежной оклад, и сколько кому и за которые службы придача была при Царе Василье, и сколь давно хто написал по выбору и по дворовому списку, велети написати в десятню по городом, и к той десятне велети окладчиком руки приложити, да те десятни за дьячьею рукою прислати ко Государю к Москве тотчас. А которые дворяне и дети боярские стары и больны и увечны и тех осматривати, за чем кому Государевы службы служити немочно [107] за старостью ли или за болезнью и за увечьем, и окладчиков про них роспрашивати: сколько за кем поместья и вотчины и сколько у кого детей, и хто дети их, в службу поспели и мочно ли им с отцова поместья и с вотчины служити, и хто еще у кого иных детей в службу не поспел и скольких которой лет; да и поместей и вотчин у них велети досмотрети же. Да будет которые дворяне и дети боярские стары и больны и увечны в перед им самим Государевы службы служити не мочно, а поместья и вотчины за ними есть, и дети у них в службу поспели, и с тех их поместей и с вотчин написати и Государева служба велети служити детем их; а у которых детей нет, или есть дети да малы в службу не поспели, а поместья и вотчины за ними есть; и с тех дворян и з детей боярских написати на Государеву службу даточных людей, покаместа дети их в службу поспеют.

А которые дворяне и дети боярские за старость и за увечье от службы отставлены, а и они недобре стары служити им мочно, а наперед сего их воеводы и приказные люди к службе укрывали, или кому грамоты даваны что им не служити, а поместье и вотчины за ними есть; и им велети быти с собою на Государеве службе з городом и в список написати, и их велети в службе подавати на крепкие поруки за записями, что им впередь Государева служба служити з городом. А про которых про дворян и про детей боярских скажут, что, их без вести нет, или которые живут в иных городах; и про тех окладчиков роспрашивать и сыскивати накрепко: где хто живет, и для чего хто из своего города в иной город сшол и переписался, и сколь давно, и поместья и вотчины за ними в тех городах были ли и сколко, за кем поместья и вотчины было, и для чего они с тех своих поместей и вотчин не служили, или они нехотя служити те свои поместья и вотчины кому здали? Да и, про то им сыскивати окладчики и городом: которые дворяне и дети боярские померли иль побиты, а поместья их иль вотчины розданы в роздачу иных городов дворяном и детем боярским, а те дворяня и дети боярские, взяв те поместья и вотчины, Государевы службы не служат, а живут в избылых; и тех дворян и детей боярских написати в список, и велети им служити с городом, а будет их нет и про их сыскивати, где те живут, и об них писати [108] к Государю, а поместья их отписати на Государя, и крестьяном слушати их не велети.

А про которых скажут, что живут по приказам или в отсылках, и про тех роспрашивати: где хто на приказе или в отсылке, и сколь давно, и ис котораго приказу отпущены, а розпрося написати своею статьею имянно.

Да и про вдов и про недорослей им сыскати: сколько в котором городе вдов и недорослей, и сколько за которою вдовою или за недорослем поместья и вотчины, и сколько у которой вдовы детей и скольких хто лет; да будет у которых вдов дети или которые недоросли в службу поспели, и тех написати в службу, и велети им быти с собою на службе. А будет которые недоросли в службу не поспели; и с тех недорослей и со вдов взяти на службу даточных людей, покаместа недоросли в службу поспеют.

Да и про то им сыскивати накрепко, которые дворяне и дети боярские непомещены в тех городах иных городов в дворцовых селах и в черных волостях, или из выморочных и ис нетчиковых поместей, или хто живет на купленной или на закладной вотчине, а Государевы службы ни по которому городу не служит, да будет за которыми поместья и вотчины в тех городах есть, а они Государевы службы не служат воровством; и им тех велети подавати на крепкие поруки, что им служити з городы, хто по которому городу наперед сего служивал. А выспрося и сыскав тех городов про дворян и про детей боярских и про их поместные и денежные оклады и про их поместья и вотчины, и про отставных детей боярских, и про вдов и про недорослей, о всех велети написати в книги подлинно по статьям всякаго человека с роспросом и с окладчиковою скаскою, и с помесным и с вотчинным дозором, и с сыском про помесной и про денежной оклад; чтоб было во всех городех про всех дворян и детей боярских явно, и в Государеве службе в избылых однолично нихто не был. А окладчиком им говорити, что б они про дворян и про детей боярских и про их помесные и денежные оклады сказывали правду по Государеву, Цареву и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Pyсии, крестному целованию, ни в чом не лгали, а учнут сказывати непрямо, а после про ту их [109] ложную сказку сыщетца, и им от Государя быти в великой опале и в казни.

Да иноземцов в тех городах всех сыскати, и про них роспрашать сколько за кем поместья и вотчины, и велети им быти всем с собою на службе.

А боярину и воеводам Князю Борису Михайловичу Лыкову, да Григорью Валуеву, да дьяку Ивану Сукину наказ дан таков:

Лета 7125 года, Августа в 9 день Государь Царь и Великий Князь Михаило Федорович всеа Pycии велел боярину и воеводам Князю Борису Михайловичу Лыкову, да Григорию Левонтьевичу Валуеву, да Дьяку Ивану Сукину итти в Муром; а людем с ними указал Государь Царь и Великий Князь Михайло Феодорович всеа Pycии быти дворяном и детем боярским из городов: Володимерцом, Суздальцом, Можаичем, Суздальским помещиком, Юрьева Польсково, Переславцом, Ростовцом, Муромцом, Лушаном, Гороховцом, Нижегородцом, Арзамазцом, Вязмичем, Палиховским, Карачаровским, Балахонским, Жарским помещиком, Дорогобужским, Суздальским помещикам, понизовых городов детем боярским и козаком и Мещерских городов новокрещеном и Татаром и Нижегородской и Арзамазской Мордве и бортником; а списки к ним пришлют. Да с ними же быти даточным людем по вестем с митрополитов и со владык и с монастырей и с посадов, и с губных старост, и з городовых прикащиков, и с отставных детей боярских, и со вдов, и недорослей. И боярину Князю Борису Михайловичу Лыкову и Григорью и дьяку Ивану, приехав в Муром, взяти у воеводы у Ондрея Палицына отставных детей боярских, которые служат осадную службу, да 50 человек стрельцов, да Муромских розсыльщиков; и послати от себя в Володимер, в Суздаль, в Юрьев, в Переяславль, в Ростов, в Муром, в Лух, в Гороховец , в Нижней Новгород, в Орземаз, в Мещеру, и в понизовые города зборщиков дворян добрых, а с ними отставных детей боярских, и стрельцов, и розсыльщиков; а велети тех городов дворян и детей боярских розных городов, которые в тех городах испомещены, и понизовых городов детей боярских, и козаков, и Мещерских городов новокрещенов и Татар, и Нижегородскую и Арзамазскую Мордву, и [110] бортников по списком собрати со всею службою и з запасы. Да тот же час отписати от себе в Ярославль к стольником и воеводам ко Князю Дмитрею Манстрюковичу Черкаскому, да ко Князю Василью Черкаскому: что у них про Черкас вестей, и где они ныне, и где ныне Федор Бояшев да Данило Милославской, и что их над Черкасы промысле. И будучи им в Муроме с ратными людьми збиратца, и по вестем даточных людей с митрополитов, и со владык, и с монастырей, и с посадов, и с чорных волостей, и з губных старост, и з городовых прикащиков, и с отставных детей боярских, и со вдов и с недорослей велети собрати по платежным книгам, з живущего с сох по пяти человек конных со всякими бои; а платежные книги велети взяти в тех городех у воевод и у дозорщиков, а от Государя о том к воеводам и к дозорщиком писано; а с которых городов, даточных людей сколько взяти, и тому дана им роспись за дьячьею приписью. А люди б даточные были добры и молоди и резвы и стрелять бы были горазды, а старых мужиков и худых имати не велети; а собрав даточных людей велети их привести к себе; а без вести даточных людей к себе не имати, а сказати им чтоб они были готовы, как они к ним указ пошлют. А будет которые дворяне и дети боярские учнут ослушатца, на Государеву службу к ним не поедут; и им у тех велети имати людей их и крестьян, и сажати в тюрьму, покаместа сами появятца, и их сыскивати; а как сами появятца и в те поры людей и крестьян велети ис тюрьмы выпустить. А будет хто даточных людей не даст вскоре тотчас; и им велети на тех правити нещадно, чтоб даточных людей собрати всех со всякими бои тотчас, а приказывати зборщиком и в наказах им писати накрепко, чтоб оне дворян и детей боярских и иноземцов и даточных людей збирали неоплошно на спех, и были б с ними к ним тотчас, а не норовили бы никому ни в чом ни которыми делы, и посулов и поминков не имали ни у ково ничего; а толко учнут воровати, норовити, и по наказу людей не зберут, и к ним тот час не приведут, а от того поемлют посулы и поминки, и збрщиком от Государя быти за то казненым смертью. А как зборщики из городов дворян и детей боярских и Татар, и Литву, и Немец, и даточных людей собрав к ним в [111] Муром приведут; и им дворян и детей боярских и иноземцов и даточных людей пересмотрити всех на лицо; и ести и неты прислати ко Государю Царю и Великому Князю Михайлу Федоровичу всеа Русии, и росписати дворян и детей боярских и иноземцов и даточных людей в сотни, и списки головам роздати; и прося у Бога милости Государевым делом промышляти, подъезды и станицы от себя посылати куды пригоже, и в городы к воеводам и к приказным людем, в которые городы пригоже, писати и на вести посылати; а велети про Литовских людей проведывати всякими обычаи на крепко. Да будет где Литовские люди и Pyccкие воры; и им на них посылати голов с сотнями, а смотря по тамошнему делу и товарыща послать; а велети над Литовскими людьми и над Рускими воры прося у Бога милости Государевым делом промышляти и языков добывати. А как даст Бог языков добудут; и им тех языков роспрашивая и пытав про всякие вести и про умышление накрепко, роспросные их речи и их самих присылати к Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Русии, и в Ярославль к стольником и воеводам ко Князю Дмитрею Манстрюковичу с товарыщи и по городом к воеводам, куды пригоже, те вести писати же. А будет Литовские большие люди придут к Ярославлю или на Ярославские, и на Романовские, и на Костромские, и на Вологодские, и на Галитцкие места; и боярину и воеводам Князю Борису Михайловичу и Григорью Волуеву со всеми людьми итти в сход к стольнику и воеводе ко Князю Дмитрию Манстрюковичу Черкаскому; а как будут в сходе и им, прося у Бога милости, над Литовскими людьми промышляти вместе сопча за один, сколько Бог помочи подаст; и того искати чтоб над Литовскими людьми поиск учинить и воевать им не дати. А будет Литовские большие люди, незаймуя Ярославля и Романовских, и Вологодтцких, и Костромских, и Галитцких мест, пойдут на Володимерские, и на Суздальские, и к Мурому; и боярину и воеводам Князю Борису Михайловичу Лыкову и Григорью те вести к стольнику и воеводам ко Князю Дмитрию Манстрюковичу Черкаскому писати, и самим прося у Бога милости на Литовских людей и на Руских воров ходити смотря по делу, и над ними промышляти всякими обычаи, и с ними битися, сколько Бог помочи подаст, чтоб над ними поиск [112] учинити а себя уберечь, и городов и уездов воевать не дать. Да и того им беречи накрепко, и заказ крепкой учинити; чтоб у них в полкех ниоткуды лазутчиков не было, а будет ково лазутчиков поимают; и им велети их роспрашивати и пытати накрепко, а роспрося и пытав, будет учнет на себя хто говорити к лазучестве, и тех велети вешати по тем дорогам, откуды хто пришол, а вести их писати в городы к воеводам куды пригоже. А по засекам и в крепких местех велети быти головам, а с ними подымовным людем, чтоб конным людем через засеку проезду и пешим людем проходу не было; и велети головам с подымовными людьми у засек стояти неотступно с великим бережением, и приказати головам, чтоб по засекам были сторожи крепкие в день и в ночь безпрестанно, и тово беречи накрепко чтоб Литовские люди и Pycкие воры безвесно не пришли и дурна какова не учинили. А будет по вестем велит Государь с ратными людьми итти им к Москве, или куды Государь укажет; и боярину и воеводам Князю Борису Михайловичу Лыкову и Григорью Волуеву и дьяку Ивану, по Государеву указу, со всеми ратными людьми итти к Москве, или куда Государь укажет. И дворяном и детем боярским сказати Государево жалованье, что Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Pycии, их пожаловал велел им свое Государево денежное жалованье дати в Муроме по статьям; а сказав дворяном и детем боярским Государево жалованье давать им деньги по Государеву указу по статьям; а о денежном зборе, откуды взяти деньги на жалованье дворяном и детем боярским по статьям, сколько кому дати, Государев указ ныне пришлют за ними тотчас. А будет ратных вестей не будет, и им дворян и детей боярских отпускати по домам, а велеть им быти наготове и ждати от них вести, как по вестем велят они к себе им быти, и они б однолично тотчас со всею, службою и з запасы у них были тотчас. А однолично боярину Князю Борису Михайловичу и Григорью и дьяку Ивану в Муроме з дворяны и з детьми боярскими из городов, и с иноземцы и с Татары и з даточными людьми збиратца по вестем; и собрався с людми прося у Бога милости над Литовскими людьми и над Рускими воры промышляти всякими обычаи с великим раденьем смотря по тамошнему делу и как их Бог вразумит. А которые дворяне и дети [113] боярские и иноземцы и Татаровя учнут от них з Государевы службы бегати; и им нетчиков сыскивая велети бити кнутом и в тюрьму сажати, чтоб вперед иным неповадно было з Государевы службы бегати. А котораго числа в Муром придут и зборщиков по городом пошлют, и как с людьми учнут збиратца, и что про Литовских людей у них ведомо будет, и как у них учнетца Государево дело делатца; к им о том о всем писати к Государю почасту, что б про все Государю было ведомо. Да боярину же Князю Борису Михайловичу Лыкову, да Григорью Волуеву да дьяку Ивану Сукину допросити дворян и детей боярских Володимерцов, Суздальцов, Можаич, Юрьева-Польского, Переславцов, Ростовцов, Муромцов, Лушан, Гороховцов, Нижегородцов, Арзамасцев, Вязмич, Дорогобужан, Мещерян: хто у них в тех городех наперед того были в окладчиках, и имена у них тех окладчиков за их руками взяти; да х тому выбрати из дворян и из детей боярских новых окладчиков дворян добрых, да тех старых и новых окладчиков привести ко кресту на том, что им про дворян и про детей боярских и про их поместья и вотчины и про поместные и про денежные оклады сказывати в правду, по дружбе и по посулом никому не дружити, а недругом не мстити; а приведчи их ко кресту велети им быти с собою. Да тотчас дворян и детей боярских тех всех городов пересмотрети всех налицо, а пересмотря роспрашивати про тех про всех дворян и детей боярских окладчиков: что кому помесной и денежной оклад по верстанию, и что кому при Царе Василье поместные и денежные оклады учинены. А за которыми дворяны и детьми боярскими окладчики скажут поместья и вотчины есть да пусты, Государевы службы служити немочно; и тех поместей и вотчин велети досмотрети, да будет у них поместья и вотчины пусты; и про тех роспросити и сыскати накрепко: от чего у них поместья и вотчины запустели, и вперед им с тех поместей и вотчин Государева служба служити мочно ли, или вперед с тех поместей и с вотчин Государева Служба служить немочно. А про которых скажут, что они Государевы службы не служат и к деньгам не бывали воровством, и им поместья их и вотчины велети досмотрети, каково за кем поместья и вотчины, и сколько за кем в поместье и в вотчине крестьян, и можно ли ему с тово поместья [114] или с вотчины Государева служба служити. Да будет по дозору поместья и вотчины за ними есть добры служити мочно; и им велети их подавати на крепкие поруки, что им Государева служба служити з городом вместе; а их за ослушанье бити кнутом по торгам нещадно, чтоб вперед им неповадно было воровати от службы избывати. А которым дворяном и детем боярским велено быти на Государеве службе з боярином со Князем Юрьем Яншеевичем Сулешовым или инде где на Государеве службе, и Государево жалованье им дано; и они взяв Государево жалованье на службу не бывали, или быв недолгое время с службы збежали; и тех нетчиков сыскивая за воровство велети бити кнутом, чтоб вперед неповадно было иным так воровати, а бив кнутом, велети им быти с собою на службе за прежним жалованьем. А хто сколько на службе был или с службы збежал, и тому дана ему роспись. И которые дворяне и дети боярские побиты на Государевых службах, или померли собою, или хто в полону, а осталися после их дети, и большие дети, леготя себе и нехотя служити, справили те поместья за меньшими своими братьями и за племянники; и про то сыскивати и меньшую братью и племянников ставити перед собою; да будет которые в службу не поспели, а поместья отцовские за ними справлены, и те поместья написати за большими братьями, кому мочно служити, и за ними за меньшими, и велети большим братьям быти с собою на службе, и взяти по них крепкие поруки за записями что им вперед служити, а меньшую братью кормити. А которые дворяне и дети боярские служили из городов лет по десяти и по 15 и по 20 и больши, а во 121 и во 122 и во 123 и во 124 и в нынешнем во 125 году избывая службы, самовольством переписалися служити в понизовые городы; и в понизовых городах не служат, а живут по городам на старых поместьях и на вотчинах; а поместья за ними и вотчины в тех в замосковных городах добры; а которые сами в замосковных городах в поместьях и в вотчинах не живут, и у них в поместьях и в вотчинах живут дети и племянники в службу поспели, а службы не служат; и тех велети детей боярских, которыя переписалися из Замовских городов служити в понизовые городы и детей их, и племянников, которые в службу поспели, сыскивати и велети давати [115] на крепкие поруки, что им Государева служба служите з го-роды по прежнему, и в список их написати опроче своею статьею, и велети им быти на Государеве службе с собою. А которые дворяне и дети боярские к ним на службу не будут, и про тех сыскивати, сколько за кем в дачах поместья и вотчины, и старая ли или новая дача, и за чем они к ним не приехали? А роспрося окладчиков подлинно и сыскав накрепко, что кому по верстанию был помесной и денежной оклад, и сколко кому и за которые службы придача была при Цари Василье, и сколь давно хто написан по выбору или по дворовому списку, велети написати в десятню по городом, и к той десятне велети окладчиком руки приложити, да те десятни за дьячьею рукою прислати ко Государю к Москве тотчас.

А которые дворяня и дети боярские стары и больны и увечны, и тех осматривати за чем кому Государевы службу служите немочно за старостью ли или за болезнью и за увеченьем; и окладчиков про них роспрашивати: сколько за кем поместья и вотчины, и сколько у кого детей, и хто дети их в службу поспели, и мочно ли им с отцова поместья и с вотчины служить, и кто у кого иных детей в службу не поспел, и сколько которому лет, да и поместей и вотчин у них велети досмотрети же. Да будет которые дворяне и дети боярские стары и больны и увечны, в перед им самим Государевы службы служити немочно, а поместья и вотчины за ними есть, и дети у них в службу поспели; и с тех их поместей и с вотчин написати, и Государева служба велети служити детем их, а у которых детей нет или и есть дети, да малы в службу не поспели, а поместья и вотчины за ними есть; и тех дворян и детей боярских написати на Государеву службу даточных людей, покаместа дети их в службу поспеют.

А которые дворяне и дети боярские за старостью и за увечьем от службы отставлены, a они не добре стары служити им мочно, а наперед сего воеводы и приказные люди к службе укрывали, или кому грамоты даваны, что им не служити, а поместье и вотчины за ними есть; и им велети быти с собою на Государевой службе з городом, и в список написати, и их велети в службе подавать на крепкие поруки за записями, что им вперед Государева служба служити з городом. [116]

А про которых про дворян и про детей боярских скажут, что их без вести нет, или которые живут в иных городех; и про тех окладчиков роспрашивати и сыскивати накрепко: где хто живет, и для чего хто из своего города в иной город сшол или переписался, и сколь давно, и поместья и вотчины за ними в тех городах были ль, и сколько за кем поместья и вотчины были, и для чего они с тех своих поместей и с вотчин не служили, или они не хотя служити те свои поместья и вотчины кому здали.

Да про то им сыскивати окладчики и городом, которые дворяня и дети боярские померли или побиты, а поместья их и вотчины розданы в роздачу иных городов дворяном и детем боярским; а те дворяня и дети боярские, взяв те поместья и вотчины, Государевы службы не служат, а живут в избылых; и тех дворян и детей боярских писати в список, и велети им служити з городом; а будет их нет и про них сыскивати где они живут, и об них писати ко Государю, а поместья их отписати на Государя и крестьяном слушати их не велети.

А про которых скажут что живут, по приказом или в отсылках, и про тех распрашивати где хто, на приказ или в отсылке, и сколь давно и ис котораго приказу отпущены, а роспрося написати своею статьею имянно.

Да и про вдов и про недорослей им сыскати: сколько в котором городи вдов и недорослей, и сколько за которою вдовою или за недорослем поместья и вотчины , и сколько у которой вдовы детей, и скольких хто лет; да будет у которых вдов дети или которые недоросли в службу поспели, и тех написати в службу, и велети им быти с собою на службе; а будет которые недоросли в службу не поспели; и с тех недорослей и со вдов взяти на службу даточных людей, покаместа недоросли в службу поспеют.

Да и про то им сыскивати накрепко, которые дворяня и дети боярские испомещены в тех городах иных городов в дворцовых селах и в черных волостях или из выморочных и из нетчиковых поместей, или хто живет на купленной или на закладной вотчине, а Государевы службы ни по которому городу не служит; да будет за которыми поместья и вотчины в тех городах есть, а они Государевы службы не служат, [117] воровством; и им тех велети подавати на крепкие поруки, что им служити з городом, хто по которому Городу наперед сего служивал.

А выспрося и сыскав тех городов про дворян и про детей боярских, и про их поместные и денежные оклады, и про поместья и вотчины, и про отставных детей боярских, и про вдов и про недорослей, о всем велети написати в книги подлинно по статьям, и всякаго человека с роспросом и с окладчиковою сказкою, и с поместным и с вотчинным дозором, и с сыском про поместной и про денежной оклад, чтоб было во всех городах про всех дворян и про детей боярских явно, и в Государеве службе вызбылых одноличио нихто не был. А окладчиком им говорити, чтоб они про дворян и про детей боярских и про их поместные и денежные оклады сказывали правду по Государеву, Цареву и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, крестному целованью, ни в чем не лгали, а учнут сказывати не прямо, а после про ту их ложную сказку сыщетца; и им от Государя быть в великой опали и в казни. Да и иноземцов в тех городах всех сыскать и про них роспрашивати сколько за кем поместья и вотчины, и велеть им быти всем с собою на службе.

ПО ГОРОДОМЪ ВОЕВОДЫ, ОТЪ ЛИТОВСК1Е УКРАИНЫ.

В Можайску воевода Князь Семенъ Княжь Данилов сын Шеховской, а с ним детей боярских Можаич, которые живут в Можайску на старых поместьях 31ч. стрельцов Московских 100 ч. Можайских жилых козаков 44 ч. пушкарей 5 ч. воротников 8 ч. посадских людей 60 ч. дворцовых сел крестьян, которые живут в Можайску 20 ч.

В Вязме воевода Князь Микита Княжь Микитин сын Гагарин, и Князю Миките, велено быти к Москве, и в Вязме, велено быти воеводам Князю Миките Княжь Михайлову сыну Мезетцкому да Дмитрию Семенову сыну Погожево. А с ними: дворян и детей боярских Вязмич, дворян же и детей боярских розных городов, которых оставил в Вязме боярин Князь Юрий Яншеевич Сулешов с товарищи, 160 ч. московских стрельцов Данилова приказу Пузикова 200 ч. [118] Вяземских жилецких стрельцов 200 ч. козаков 368 ч. пушкарей 23 ч. да Вяземские посадские люди.

В Дорогобуже Иван Григорьев сын Ододуров да Федор Иванов сын Сомов, а с ними дворян и детей боярских розных городов, которых оставил в Дорогубоже боярин Князь Юрьи Яншеевич Сулешов с товарищи, 200 ч. да з головою с Михайлом Темкиным Московских и Смоленских стрельцов 400 ч. да козаков 100 ч. Да в Дорогобуже же прежних Дорогобужских людей стрельцов 100 ч. козаков 400 ч.

На Белой стольник и воевода Князь Василей Князь Петров сын Щербатой, и Князю Василью велено быти к Москве, а на его место велено быти на Белой стольнику и воеводам Князю Борису Княжь Ондрееву сыну Хилкову да Ивану Володимерову сыну Благово, а с ними дворян и детей боярских Белян 205 ч. с атаманы з Димитрием Шапкиным 297 ч. козаков, стрельцов 200 ч.

В Торопце воевода Князь Михайло Княжь Петров сын Борятинской, и Князю Михаилу велено быти к Москве, а в Торопце велено быти воеводе Василью Матвееву сыну Бутурлину, а с ним дворян и детей боярских Торопчан конных 174 ч. да пеших 93 ч. Лучан конных же, живут в Торопце с разорения, 20 человек, да пеших 3 ч. стрельцов 300 ч. пушкарей и затинщиков 45 ч. кузнецов и плотников 6 ч. воротников 41 ч.

На Невле Семен Яковлев сын Молвянинов да Крик Ефимов, и Семену велено быти к Москве, а Крик на Невле умер, а на Невлъ велено быти воеводе Борису Иванову сыну Кокореву, а с ним дворян и детей; Лучан, живут с разорения на Невле, 106 ч. Невлян конных 52 ч. Пусторжевцов конных 20 ч. и всего на Невле Лучан и Невлян, и Пусторжевцевъ конных 180 ч. Да на Невле с головой да с тремя сотники 300 ч. стрельцов, да вольных козаков с атаманом з Богданом с Порываевым с товарыщи 200 ч. пушкарей и затинщиков 25 ч. воротников 12 ч. плотников 3 ч. розсыльщиков 5 ч.

ОТ НЕМЕЦКИЕ УКРАИНЫ.

В Великом Новегороде послы, окольничий Князь Данило Иванович Мезетцкой да Олексей Иванов сын Зюзин да [119] дьяки Микола Новокщенов да Добрыня Семенов, а с ними людей, которые были на Неметцком съезде, дворян с Москвы 1 ч. жильцов 5 ч. дворян и детей боярских из городов: Нижегородцов 59 ч. Муромцов 38 ч. Дмитровцов 39 ч. Ростовцов 5 ч. Ярославцов 65 ч. Костромич 27 ч. Вологжан 10 ч. Романовцов 11ч. Пошехонцов 5 ч. Галичан 28 ч. Ноугородцов 5 ч. Углечан 10 ч. Бежецкаго верху 3 ч. Кашинцов 3 ч. Старичан 3 ч. Ржевич 1 ч. Борович 1 ч. Юрьева-Полского 2 ч. Лушан 36 ч. Гороховцов 19 ч. Клинянин 1 ч. Перемышленин 1 ч. Татар 4 ч. Да в Нови же городе с послы Новгородцов дворян и детей боярских, которые посланы с Тихвины и с Устюжны всех пятин помесных 39 ч. да на старых поместьях живут и без поместных кормовых 13 ч. и обоево Новогородцов поместных и безпоместных 52 ч.

Да в Новегороде, с послы дворян и детей боярских розных городов, которых привели с Устюжны Илья Беклемишов Майя в 13 день, Ярославцов 357 ч. Пошехонцов 9 ч. Бежетцкаго верху 1 ч. Ноугородцов 2 ч. да в Нове же городе Тихвинских и плавных атаманов и ясаулов и козаков 462 ч. Да з головою з Борисом Полтевым да з двема сотники Московских стрельцов.

И 125 года Апреля в 24 день, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал из великаго Новагорода послов околничего Князя Данила Ивановича Мезетцкаго с товарыщи отпустити к Москве, а дворян и детей боярских, которые с ними были на Неметцком, съезде, роспусти по домам; а в великом Новегороде, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Pycии указал, быти боярину и воеводам Князю Ивану Ондреевичу Хованскому да стольнику Князю Федору Княжь Ондрееву сыну Елетцкому, да дьякам Ондрею Варееву да Третьяку Копнину; и Князь Федор Елетцкой с Москвы в Новгород не послан, для того что был в Свияжском, и на Князя Федорово место Елетцкаго указал Государь послати с Москвы в Новгород воеводу Мирона Ондреева сына Вельяминова. А з боярином со Князем Иваном Ондреевичем Хованским быти дворян и детей боярских Ноугородцов разных пятин, которые посланы с Москвы с боярином с Князем Иваном Ондреевичем Хованским 74 ч. [120] да Ноугородцов же, которые были с послы на Неметцком съезди а иные на межеваны, 110 ч. Псковитин 1 ч.

В Нове же городе з головою с Васильем Веригиным Тихвинских плавных козаков 372 ч. да з двема головами с Офонасьем Оничковым да с Яковом Протопоповым 8 ч. сотников да Ноугородцких и Иванегородцких, Ямских, и Копорских 687 ч. стрельцов, пушкарей 20 ч.

В Ноугородцких пригородех.

В Ладоге воевода Василей Федоров сын Неплюев да Василей Иванов сын Змеев, а с ними детей боярских Ноугородцов Обонежские пятины помесных 6 ч. да безпомеспых 157 да с сотником Ладожских и Ореховских 100 ч. стрельцов, с атаманом плавных 65 ч. козаков, пушкарей с Тихвины 37 ч. посадцких людей Ладожских и Ореховцов 64 ч.

В Порхове Игнатей Харитонов сын Харламов, а с ним детей боярских Шелонские пятины 9 ч. стрельцов 50 ч. посадцких людей 11ч.

В Старой Русе Яков Михайлов сын Бобарыкин да дьяк Илья Дубровской, а с ним тутошные посатцкие люди.

На Тихвине Степан Тимофеев сын Горихвостов, а с ним детей боярских Ноугородцов кормовых разных пятин 50 ч. с сотником 100 ч. стрельцов, пушкарей 10 ч. воротников 2 ч. посадцких людей 40 ч.

Во Пскове воеводы Иван Дмитриев сын Плещеев да стольник Сергей Степанов сын Собакин да дьяки Василей Корин да Четай Оботуров, а с ними дворян и детей боярских розных городов, которые выбраны в головы, 24 ч. дворян же и детей боярских Пскович 137 ч. Ноугородцов, Вотцкия пятины 93 ч. Шелонские пятины 93 ч. Пусторжевцов 58 ч. да з двема головами Псковских 1000 ч. стрельцов, Козаков с атаманы 148 ч. козаков же, которые посланы с Москвы с Федором с Погожим, 130 ч. всегородных целовальников 11ч. посадцких лутчих и середних и молотчих людей 3,130 ч. пушкарей и затинщиков 86 ч. да с Москвы послано с Федором с Погожим козаков 130 ч.

Во Псковских пригородах:

В Изборске Иван Васильев сын Шестунов, а с ним детей боярских 11ч, [121] с сотником з Богданом Мавриным 50 ч. стрельцов, пушкарей и затинщиков 15 ч. воротников 4 ч.

В Острове Вельямин Трусов, а с ним с сотником с Микитою з Белым 50 ч. стрельцов, пушкарей и затинщиков 15 ч.

На Опочке воевода Иван Семенов сын Бороздин да Иван Иванов сын Чихачов да голова Ларион Зубатой, а с ними с сотником 52 ч. стрельцов, казаков 70 ч. пушкарей и затинщиков 50 ч.

На Себеже Василей Яковлев сын Бобров да Карп Ушаков, а с ними людей, по их отписке апреля в 9 день 125 году, з головою Сергеевым 70 ч. стрельцов, казаков 30 ч. пушкарей и затинщиков 20 ч.

В Осташкове Василей Туров, и Василей отпущен, а в Осташкове велено быти Юрью Мусину Пушкину, а с ним Ржевич 73 ч. Смоленских стрельцов 20 ч.

Во Ржеве Володимерове, воевода Григорий Васильев сын Измайлов, и с ним дворян и детей боярских Ржевич, опричь тех которые в Осташкове, и в Торжку, и которым велено быти в походе с воеводою со Князем Микитою Борятинским, 81 ч. Зубчан, опричь тех, которым велено быти в походе со Князем Микитою Борятинским, 63 ч. с сотником стрельцов 100 ч. пушкарей и воротников 7 ч. посадцких людей 9 ч.

В Погорелом городищи Ондрей Федоров сын Пусторослев, а с ним дворян и детей боярских Зубчан 27 ч. Тверич 4 ч. Старичан 8 ч. Пушкарей 6 ч. Да с атаманом с Томилом Петровым 52 ч. козаков.

На Волоке воевода Иван Офонасьев сын Загрязской, а с ним козаков 30 ч. Московских стрельцов 50 ч. пушкарей и затинщиков 15 ч. разсыльщиков 2 ч. посадцких людей 8 ч.

В Осифове монастыре Ондрей Ратаев сын Нащокин, а с ним Московских стрельцов 50 ч. пушкарей 19 ч. затинщиков 4 ч. и всего 73 ч.

В Старице Олексей Иванов сын Безобразов, и Олексею велено ехати к Москве, а в Старице велено быти Василью [122] Петрову сыну Наумову, а с ним детей боярских Старичан 54 ч. Тверитин 1 ч. Московских стрельцов 50 ч. пушкарей и затинщиков 13 ч. посадцких людей 28 ч.

В Торжку воевода Иван Никифоров сын Сабуров, а с ним, по ево отписке Ноября в 30 день, дворян и детей боярских, которые осталися за Дорогобужскою службою, Новоторжцов 31 ч. стрельцов 100 ч. пушкарей и затинщиков 14 ч.

Во Твери воевода Михайло Васильев сын Молчанов да дьяк Федор Михайлов, и Михаилу и Федору велено быти к Москве, а во Твери велено быти Григорью Федорову сыну Зеленово. А с ним: Тверич 114 ч. пушкарей и затинщиков 17 ч. посадцких людей 50 ч. с пищальми стрельцов 50 ч.

В Кашине, воевода Семен Иванов сын Языков, и с ним пушкарей 6 ч. разсыльщиков 9 ч. посадцких людей 91 ч. и всего тех 106 ч.

В Бежецком верху Максим Семенов сын Языков, и Максиму велено быти к Москве, а Бежецком верху велено быть Левонтью Погожево, а с ним всякие жилетцкие люди.

На Углече воевода Князь Иван Князь Федоров сын Волконской, и Князю Ивану велено быти к Москве, а на его место велено быти Петру Дашкову, а с ним детей боярских Углечан 50 ч.

На Устюжне железопольской воевода Иван Борисов сын Голочелов, и Ивану велено быти к Москве, а на Устюжне велено быти Василью Левонтьеву сыну Кафтыреву, а с ним всякие жилетцкие люди.

В Кирилове монастыре Михайло Спешнев, а с ним стрельцов 100 ч. монастырских служек 86 ч. деловых и дворовых людей 204 ч. даточных людей с монастырские вотчины 110 ч. и всего 500 ч.

На Белеозере воевода Иван Васильев сын Головин да дьяк Лука Владиславлев, и Ивану велено быти к Москве, а на Белеозере велено быти Ондрею Феодорову сыну Образцеву а с ним с сотником 50 ч. стрельцов. [123]

На Вологде воевода Иван Иванов Хлопов да дьяк Семен Собакин, а с ними пушкарей и затинщиков 33 ч. да жилецкие люди, на Вологде же архиепископа Вологоцково детей боярских 30 ч. з головою и с сотники 200 ч. стрельцов.

В Галиче воевода Иван Романов сын Безобразов, и Ивану велено быти к Москве, а на его место велено быти Борису Иванову сыну Кокореву, а с ним Галитцие жилетцкие люди.

На Костроме стольник и воевода Князь Иван Княжь Васильев сын Хилков, а с ним детей боярских Костромич, которые от службы отставлены, 37 ч. да с сотником Костромских стрельцов 100 ч.

На Романове Ондрей Григорьев сын Трусов, и Ондрею велено быти к Москве, а на Романове велено быти Ивану Микифорову сыну Давыдову, а с ним 40 ч. стрельцов.

В Ярославле воевода Григорей Григорьев сын Пушкин, а с ним дворян и детей боярских Ярославцов а быти им на Утсюжне в другой половине, 178 ч. з головою 200 ч. стрельцов да Ярославские жилетцкие люди.

В Ростове боярин и воевода Ондрей Александрович Нагово, а с ним Ростовские посадские люди. Да Ростовскаго митрополита детей боярских 36 ч.

В Переславле Залеском Микита Иванов сын Заболотцкой, и Миките быти к Москве, а на его место велено быти в Переславле Князю Семену Княжь Иванову сыну Белоглазову Лыкову, а с ним стрельцов 80 ч. посадцких людей 230 ч. рыбные слободы ловцов 52 ч.

В Дмитрове губные старосты Иван Костянтинов сын Сьянов да Иван Нестеров, а с ними детей боярских Дмитровцов пеших 26 ч.

В Луху Иван Лукьянов сын Опухтин, и Иван отпущон, а на ево место велено быти Федору Осипову сыну Караулову, а с ним посадцкие и всякие жилетцкие люди.

В Гороховце Федор Петров сын Секерин, а с ним всякие жилетцкие люди.

В Арзамас стольник и воевода Иван Васильев сын Измайлов да дьяк Степан Козодавлев, и в Феврале на [124] Иваново место велено быти воеводе Миките Михайлову сыну Пушкину, а с ними с сотником Арзамаских стрельцов 48 ч. пушкарей и затинщиков 30 ч. посадцких людей 226 челов.

В Нижнем Новегороде Борис Иванов сын Нащокин, да дьяк Дементей Образцов, а с ними Нижегородской Литвы и Немец 256 ч. Нижегородских стрельцов 200 ч. пушкарей 22 ч. и всего 478 ч.

В Муроме воевода Данило Ондреев сын Замытцкой, и Данилу велено быти к Москве, а на его место велено быти Ондрею Федорову сыну Палицыну, а с ним Муромских 100 ч. стрельцов да жилетцкие всякие люди.

В Суздале воевода Петр Григорьев сын Сабуров, а с ним стрельцом 14 ч. пушкарей и затинщиков 12 ч. посадцких людей 47 ч.

В Володимере воевода Князь Семен Княжь Григорьев сын Звенигородцкой, а с ним стрельцов 35 ч. пушкарей и затинщиков 14 ч. розсыльщиков 7 ч.

На Коломне воевода Князь Борис Княжь Никитин сын Приимков Ростовской, а с ним дворян и детей боярских Коломнич по списку 179 ч. и из них для Смоленские службы деньги даны 43 ч. а ныне им велено быти в Дорогобуже, а за тем на Коломне 186 ч. посадцких людей и ямских охотников 405 ч.

На Кошире стольник и воевода Князь Петр Княжь Володимеров сын Масальской, а с ним дворян и детей боярских Коширян по списку 269 ч. на Кошире же Коширских стрельцов 75 ч. пушкарей и затинщиков 25 ч. Чернослободцов 23 ч. с пищальми.

На Гремячем осадная голова Федор Кошкин, а с ним стрельцов 20 ч. козаков 67 ч. и из них 30 ч. велено быти под Смоленском, беломесных козаков 7 ч. пушкарей и затинщиков и воротников 44 ч. кузнецов 1 ч. посадцких людей 11 ч. сосед и подсуседников 45 ч.

На Туле воевода Князь Иван Княжь Федоров сын Хованской да Юрий Васильев сын Вердеревской, а с ними дворян и детей боярских Тулян по списку 426 ч. да з головою 250 ч. стрельцов, служат з денежного жалованья, да с [125] сотником 50 ч. стрельцов пеших, пушкарей и затинщиков 59 ч. посадцких людей с самопалы 100 ч. воротников 20 ч. посадцких людей со всякими бои 200 ч. кузнецов 25 ч. кирпичников 13 ч.

На Дедилове Осип Иванов сын Секирин, а с ним з головою 87ч. стрельцов, служат з денежнаго жалованья, да 150 ч. козаков служат з земель, да пашенных пеших 50 ч. стрельцов.

С атаманом с Левонтием Милешовым Черкас 30 ч. затинщиков 21 ч. казенных плотников 3 ч. городовых воротников 5 ч. посадцких людей 23 ч.

На Епифани Осип Герасимов сын Лихарев, и Осипу велено быти к Москве, а на его место велено быти Степану Караулову, а с ним детей боярских Епифавцов по списку 140 ч. стрельцов 110 ч. сторожевых козаков 40 ч. велено им быти под Смоленском.

На Рязани стольник и воевода Князь Василей Княжь Иванов сын Туренин, а с ним: Дворян и детей боярских Рязанцов Окологороднаго стану 302 ч. Старо-Резанскова стану 103 ч. Понизскова стану 73 з головою 200 ч. стрельцов, служат з денежнаго жалованья, да с сотником стрельцов же 40 ч. живут на пашни. Бардаковских Татар 38 ч. кормовых Черкас 32 ч. пушкарей 50 ч. затинщиков 10 ч.

На Михайлове, воевода Князь Богдан Княжь Васильев сын Касаткин-Ростовской, а с ним дворян и детей боярских Рязанцов Пехлетцкаго стану 33 ч. Кобыльсково стану 152 ч. Черкас Михайловских с атаманом 50 ч. стрельцов конных з головою с Федором Карповым, что были Московские, 295 ч. служат з жалованья, да пашенных пеших стрельцов 127 ч. з головою с Офонасием Масловым 324 ч. козаков, служат з жалованья, пушкарей и затинщиков 40 ч. плотников и кузнецов 12 ч. охотников 12 ч.

В Пронску Григорий Калинников сын Челюсткин, и Григорью велено быти к Москве, а на его место велено быти в Пронску Григорью Васильеву сыну Житову, а с ним дворян и детей боярских Каменсково стану 440 ч. з головою 45 ч. [126] стрельцов, да 74 ч. козаков, 12 ч. пушкарей, 17 ч. затинщиков, плотников 5 ч. воротников 6 ч.

В Зарайском городе, Тимофей Ондреев сын Павлов, а с ним дворян и детей боярских Рязанцов Перевитцкаго стану 189 ч. Заосетринсково стану 45 ч. да стрельцов с сотники 73 ч.

В Ряском, воевода Лаврентий Олександров сын Кологривов, Лаврентей отпущон, а в Ряском велено быти Василью Извольскому, а с ним детей боярских Ряшан 273ч. Рязских козаков конных з головою 360 ч.

В Донкове Ондрей Хотяинцов, и Ондрею велено быти к Москве, а на ево место велено быти Олексею Чубарову, а с ним сторожевых козаков 100 ч. полковых козаков конных 205 ч. стрельцов пеших 61 ч. беломесных козаков 14 ч.

В Шатцком Иван Григорьев сын Желябовской, а с ним дворян и детей боярских Мещерян 196 ч. в Шатцком же Шатцких стрельцов 30 ч. да козаков 82 ч.

На Сапожке, Степан Иванов сын Тарбеев, и Степан отпущон, а на Сапожке велено быти Князю Ондрею Волконскому, с ним 200 ч. козаков.

В Печерникех Резанец Михайло Харин, а с ним пушкарей и затинщиков 30 ч. розсылыциков 12 ч. козаков 40 ч. стрельцов 80 ч.

На Веневе Семен Никифоров сын Ушаков, и Семен отпущен, а на его место велено быти Ондрею Есипову, а с ним козаков 113 ч. конных стрельцов 49 ч. пеших пушкарей и затинщиков 20 ч. посацких людей 60 ч. стрелетцких и козачьих, и пушкарских, и чернопосадцких детей, и братьи, и племянников 235 ч.

В Одоеве воевода Семен Михайлов сын Колтовской, и Семену велено быти к Москве, а воеводе, велено быти Путилу Федорову сыну Резанову, а с ним детей боярских Одоевцов 177 ч. пушкарей и затинщиков 17 ч. дворников 40 ч. воротников 8 ч. стрельцов 100 ч.

В Серпухове воевода Князь Иван Княжь Львов сын Мосальской, а с ним дворян и детей боярских Торушан [127] 88 ч. Серпухович 31 ч. Серпуховских новокрещенов и Татар 31 ч. беломесных козаков 12 ч. пушкарей и затинщиков 30 ч. воротников 7 ч. розсыльщиков 2 ч. посадцких и всяких жилетцких людей 75 ч.

В Олексине Петр Яковлев сын Левонтьев, а с ним дворян и детей боярских Олексинцов по списку 72 ч. стрельцов 25 ч. пушкарей и затинщиков 30 ч. воротников 2 ч. жилетцких людей 30 ч.

В Боровском воевода Григорий Олексеев сын Загряжской, а с ним дворян и детей боярских по списком: Борович 46 ч. Ярославца Малаго по списку 64 ч. Вереич 4 ч. да новокрещенов и Татар Боровских 77 ч. Московскаго уезда 38 ч. Боровских козаков 44 ч. пушкарей 9 ч. воротников 3 ч. посадцких людей 35 ч.

В Колуге стольник и воевода Князь Иван Княжь Федоров сын Троекуров да дьяк Микита Дмитриев, а с ними дворян Московских 3 ч. жильцов 3 ч. дворян и детей боярских по спискам: Колужан по списку 110 ч. Мещан по списку 188 ч. Серпьян по списку 55 ч. Козлич по списку 98 ч. Мядынцов по списку 57 ч. Воротынцов по списку 50 ч. Лихвинцов по списку 46 ч. Колужских новокрещенов 19 ч. в Калуге же с сотником 100 ч. стрельцов, з головою Калужских 200 ч. стрельцов; да в Колуге же пушкарей и затинщиков 35 ч. воротников и казенных плотников 20 ч. Колужских посадцких и осадных всяких людей со всякими бои 986 ч. с Колужских попов, и з дьяконов, и с Калужскаго уезда со вдов и недорослей и с Московских с торговых людей 35 ч. и ямских охотников 10 ч. схожих всяких людей 50 ч. боярских дворников 35 ч. села Ромодановскаго крестьян 40 ч.

В Перемышле Юрий Микифоров сын Давыдов, и Юрий отпущон, а в Перемышле велено быти Зиновью Яковлеву, а с ним Перемышльских стрельцов 70 ч. пушкарей и затинщиков 5 ч.

В Лихвине Федор Степанов сын Стрешнев, а с ним Лихвинских стрельцов 30 ч. пушкарей и затинщиков 18 ч. [128]

В Белеве воевода Офонасей Михайлов сын Толочанов, а с ним: Белевцов дворян и детей боярских по списку 221 ч. Белевских Бобриковских козаков 160 ч. стрельцов 80 ч. пушкарей и затинщиков 27 ч. посадцких людей с пищальми 37 ч.

В Болхове воевода Иван Федоров сын Наумов, а с ним детей боярских Болхович по списку 270 ч. стрельцов пеших 27 ч. козаков 95 ч. пушкарей и затинщиков 18 ч. з дворян и з детей боярских подымных людей 100 ч. посадцких и всяких людей со всякими бои 80 ч.

В Карачеве Иван Юрьев сын Ловчиков, и Иван отпущон, а в Карачеве велено быти воеводе Князю Роману Княжь Иванову сыну Гагарину, а с ним детей боярских Карачевцов 196 ч. стрельцов 11ч. козаков 15 ч. пушкарей 4 ч. посадцких людей 5 ч. да по вестем велено послати с Черни 100 ч. козаков.

В Козельску Иван Сомов, а с ним стрельцов пеших 50 ч. пушкарей и затинщиков 40 ч. воротников 5 ч. розсыльщиков 10 ч. кузнецов 2 ч. плотников 6 ч.

В Мещоску осадная голова Иван Гоской, а с ним 2 ч. стрельцов 2 ч. воротников 4 ч. пушкарей и затинщиков посадцких людей 10 ч. да кормящих людей 17 ч.

Во Мценску воевода Никита Парамонов сын Лихарев, а с ним детей боярских Мецнян по списку 453 ч. стрельцов и козаков 100 ч. подымных людей 90 ч. пушкарей 10 ч. затинщиков 20 ч. воротников 4 ч. розсыльщиков 4 ч. плотников 2 ч. кузнецов 2 ч.

На Черни Логин Писарев, а с ним детей боярских Чернян 190 ч. Чернских козаков 230 ч. стрельцов 50 ч. пушкарей и затинщиков 13 ч.

В Новосили воевода Прокофей Семенов сын Воейков, а с ним детей боярских Новосильцов по списку 240 ч. пушкарей и затинщиков 20 ч. кузнецов и плотников 6 ч. подымных людей 150 ч.

На Кропивне Семен Левонтьев а с ним дворян и детей боярских Соловлян 114 ч. стрельцов 50 ч. служат з [129] денежнаго жалованья, да стрельцов же 19 ч. служат з земли, да козаков 76 ч. служат з земель же, пушкарей и затинщиков 22 ч. розсыльщиков 3 ч. посадцких людей 6 ч.

В СЕВЕРСКИХ ГОРОДАХ

Во Брянску стольник и воеводы Князь Иван Княжь Ондреев сын Дашков да Василей Елизарьев сын Протопопову а с ними дворян и детей боярских Брянчан 129 ч. Рословцов 96 ч. Почепцов 33 ч. пушкарей и затинщиков 70 ч. воротников 6 ч. кузнецов 4 ч. Брянских и Рословских стрельцов 220 ч.

В Нове-городе в Северском, воевода Князь Иван Княжь Михайлов сын Долгорукой, а с ним дворян и детей боярских: Новгородцов 85 ч. Черниговцов 36 ч. пушкарей и затинщиков 5 ч. воротников 8 ч. кузнецов 2 ч. плотников 2 ч. з головою 150 ч. стрельцов, да 120 ч. козаков, да прибыльных ратных людей с Ельца детей боярских и козаков 250 ч.

С атаманы с Иваном Васильевым, с Купрею-Долгово, с Васильем Булатовым, с Арефою Поповым 5 ч. ясаулов, да 114 ч. козаков.

В Рыльску воевода Князь Никита Княжь Ондреев сын Волконской, а с ним детей боярских Рылян 132 ч. пушкарей 20 ч. затинщиков 25 ч. да з головою 100 ч. стрельцов, да козаков 253 ч. розсыльщиков 3 ч. кузнецов и плотников 11ч. посадцких людей 22 ч. да в Рыльску же велено быти переменяясь на 3 месяца, ис Курска детей боярских 100 ч. стрельцов и козаков 100 ч.

В Путивле стольник и воевода Князь Григорий Княжь Васильев сын Тюфякин, да Степан Васильев сын Чемесов, и Князь Григорей отпущон, а в Путивле, велено быти воеводе Дмитрию Юрьеву сыну Пушечникову да Степану Чемесову да голове Юрью Беззубцову, а с ними детей боярских: Путивлцов 150 ч. Черниговцов 124 ч пушкарей и затинщиков 50 ч. плотников и кузнецов 7 ч. воротников 20 ч. Черниговских стрельцов 200 ч. да с сотником стрельцов пашенных 91 ч. да козаков 219 ч. [130]

С атаманы с Ондреем Григорьевым с товарыщи 4 ч. ясаулов да 324 ч. козаков, стрельцов Московских, посланы ис Колуги, 100 ч.

В Стародубе, стольник и воевода Олександр Михайлов сын Нагово, да Иван Петров сын Кологривов, а с ними детей боярских Стародубцов 116 ч. пушкарей и затинщиков 26 ч. воротников 4 ч. з головою 200 ч. стрельцов, да 100 ч. козаков, да прибыльных ратных людей с Лебедяни детей боярских и козаков 150 ч.

В ПОЛЬСКИХ ГОРОДАХ.

На Воронеже воеводы Князь Василей Княжь Романов сын Пронской да Ортемий Васильев сын Лодыгин, а с ними детей боярских Воронежцов по списку 283 ч. и из них на Оскол велено послати 50 ч., да послов провожать на поле указано 100 ч. поместных атаманов 157 ч. и из них на Оскол велено послать 50 ч. беломесных полковых козаков 300 ч. и из них указано было быть в Донской посылке 100 ч.

С головою с Лаврентьем Писаревым 200 ч. стрельцов пеших, пушкарей 11 ч. затинщиков 34 ч. воротников 4 ч. сторожей казенных 4 ч. чорных людей 21 ч. да осадных людей, а сколько их тово неведомо.

На Ливнах воеводы Тимофей Васильев сын Измайлов да Петр Прокофьев сын Данилов, а ратных людей на Ливнах: детей боярских Ливенцов по списку 744 ч. и из них на поле указано провожати послов 300 ч. да на Оскол велено послати 100 ч.

На Ливнах же з головами и с сотники Ливенских 705 ч. казаков конных, и из них на Оскол велено послати 100 ч. да с сотником 100 ч. стрельцов, да осадные люди, а сколько осадных людей тово неведомо.

На Ельце стольник и воеводы Князь Василей Княжь Григорьев сын Ромодановской да Семен Романов сын Лодыженской, а с ними детей боярских Ельчян 696 ч. и из них в Новегороде 150 ч. да послов указано провожать на поле 200 ч. да на Оскол велено послать 200 ч. з головами и с сотники 700 ч. козаков конных, и из них в Новегородке Северском [131] переменяючись живут по 100 ч. да в Донскую посылку указано послать 100 ч. да на Оскол 100 ч.

На Ельце же с головою с Алимпием Арсеньевым 200 ч. стрельцов, пушкарей и затинщиков 38 ч. воротников 18 ч. детей боярских дворников 168 ч. козачьих отцов и братии и племянников 450 ч. захребетников 41 ч. казачьих дворников 48 ч. бобылей 41 ч.

На Осколе воевода Игнатий Истомин сын Михнов, а с ним велено быти для острожново строенья детям боярским из городов: с Ливен, Ливенцом 100 ч. с Ельца, Ельчаном 200 ч. ис Курска, Курчаном 50 ч. с Воронежа, Воронажцов 100 ч. да козаков с вогненным боем с Ливен 100 ч. ис Курска 50 ч. с Ельца 100 ч. с Воронежа 100 ч. ис полков от Князя Ивана Хованского козаков вольных с атаманы 200 ч.

С Игнатием же велено быти Осколяном детям боярским, и атаманом и козаком и стрельцом, которые после Черкаскаго разоренья остались, а сколько с ним каких людей Осколян, и о том не писывали, велено отписать ко Государю.

На Лебедяни, Матвей Калинников сын Челюсткин и Матвей отпущон, а на Лебедяни велено быть Князю Ивану Княжь Федорову сыну Волконскому, а с ним детей боярских Лебедянцов 75 ч. з головами сто ч. стрельцов да 240 ч. козаков, и из них велено быти в Стародубе детей боярских и козаков 150 ч. пушкарей и затинщиков 40 ч.

На Волуйке, воевода Иван Микифоров сын Давыдов, да Иев Гринев, а с ними стрельцов конных Волуйских и Царегородцких 154 ч. да козаков Волуйских и Царегородцких 270 ч. да пеших 100 ч. стрельцов, пушкарей и затинщиков 100 ч.

В Беле города воевода Григорей Иванов сын Горихвостов, а с ним детей боярских станичных 19 ч. полковых 117 ч. ездоков 178 ч. вожей 38 ч. да 9 ч. атаманов да 141 ч. козаков, 252 ч. стрельцов, пушкарей и затинщиков 45 ч. кузнецов 6 ч.

В Курску воевода Иван Васильев сын Волынской, а людей с ним детей боярских Курчан 753 ч. и из них велено [132] послать на Оскол 50 ч. да Курчан же в Рыльску 100 ч. живут переменяясь, в Курску же 200 ч. стрельцов пеших и из них в Рыльску живут переменяясь по 3 месяцы по 50 ч. да з головою козаков 300 ч. воротников 7 ч. кузнецов 4 ч. розсыльщиков 7 ч.

В ПОМОРСКИХ ГОРОДАХ.

На Вятке Князь Олександр Княжь Данилов сын Приимков-Ростовской.

В Перми Гаврило Васильев сын Лодыгин.

В Кайгородке Посник Ондреев сын Бельской.

В Каргополе Князь Микита княжь Левонтьев сын Шеховской.

В Турчесове Третьяк Ивашев.

На Двине и на Колмогорах Князь Ондрей княжь Васильев сын Хилков, да дьяк Семен Зеленой.

На Устюге Князь Олексей княжь Васильев сын Приимков Ростовской.

На Мезени Ждан Молафеев.

В Кольском остроге серой Чеглоков.

На Чаранде Яков Шушарин.

В Пусти озере Сергей Пороздин.

На Ваге Иван Володимеров сын Благов.

На Выме стольник Князь Петр княжь Ондреев сын Хилков.

На Тотме Федор Старово.

У Соли-вычеготцкой Мирон Хлопов.

В Устьянских волостях Микифор Талызин.

У Соли Галицкой да на Чюхломе Матвей Корсаков.

На Унже Тимофей Тарбеев.

В Парфеньеве Семен Опухтин.

В Кологриве Иван Яковлев сын Блохин. [133]

В ПОНИЗОВЫХ ГОРОДАХ.

В Казани боярин и воеводы Князь Володимер Тимофеевич Долгорукой да Князь Семен Княжь Никитин сын Гагарин да Дьяки Ондрей Подлесов да Aфонасей Истомин.

В Астрахани воеводы Князь Ондрей Княжь Ондреев сын Хованской да Иван Михайлов сын меньшой Пушкин да дьяки Петр Овдокимов да Гаврило Богданов.

На Терке Никита Дмитриев сын Вельяминов.

На Царицине Иван Остренев.

На Самаре Федор Тулупов сын Вельяминов да Нелюб Огарев.

На Саратове воевода Князь Федор Княжь Иванов сын Чорново Оболенской.

На Уржуме, Степан Микифоров сын Чепчюгов.

На Уфе Гаврило Васильев сын Хлопов.

В Лаишове Третьяк Свинин.

В Арске Микифор Бибиков.

В Тетюшах Иван Горихвастов.

В Свияжском стольник и воевода Князь Петр Княжь Володимеров сын Бахтеяров Ростовской.

В Чебоксарах Александр Чоглоков да дьяк Парфен Кузмин.

В Яранском Юрий Ловчиков.

В Василъ городе Григорий Микитин сын Ржевский.

В Кокшанге Иван Нелюбов сын Огарев.

В Кузмодемьянском Иван Степанов сын Урусов.

В Цареве в Санчурском Князь Иван княжь Федоров сын Шеховской.

На Алаторе Дементей Семенов сын Погожей.

В Темникове Олексей Офонасьев сын Мешков Плещеев.

В Кадоме Василей Караулов.

В Касимове Григорий Иванов сын Феофилатьев. [134]

В Тобольску боярин и воевода Князь Иван Семенов сын Куракин; да Князь Григорий княжь Иванов сын Гагарин да дьяк Иван Булыгин.

В Тюмени воевода Князь Федор княжь Иванов сын Коркодинов да Иван Секирин.

В Тарском городи воевода Кирило Вельяминов, да Петр Лутохин, да Елизарей Корсаков.

В Туринском городи воевода Данило Вельяминов.

В Пелымском городи Иван Яковлев сын Вельяминов, да Григорей Орлов.

На Березове Беленица Зюзин да Василей Нарматцкой.

В Сургуте Гаврило Вельяминов да Иван Зубатой.

В Кетцком остроге Чеботай Челищев.

В Нерымском Иван Хомяков.

В Томском остроге Федор Бобарыкин

В Монгазее Иван Биркин да Воин Новокшонов.

На Верхотурье воевода Федор Савинов сын Плещеев, да Федор Ратманов сын Дуров.

Да на Москве во 125 году, были объезжие головы для огней.

В старом большом Кремле-городе Князь Федор княжь Ондреев сын Звенигородцкой, да дьяк Михайло Агарков, а с ними решоточных прикащиков 5 ч. да с 5 дворов по человеку.

В Китае городе Олексей Федоров сын Загрязской да дьяк Данило Яковлев.

В Новом Цареве в каменом городе.

В Чертолье от Москвы реки по Никитцкую улицу, Семен Бортенев, да дьяк Яков Демидов.

От Никитцкие улицы по Неглинну Григорей Елизаров да дьяк Иван Дмитриев.

От Неглинны по Покровскую улицу Паук Камынин, да дьяк Богдан Губин. [135]

От Покровские улицы до Кулижек и по Васильевскому лужку Иван Паросуков, да дьяк Филипп Митрофанов.

За Белым за каменным городом.

От Чертольских ворот по Зачетейск монастырь, а от Зачетейскаго монастыря от Москвы реки по Арбацкие, и по Никитцкие, и по Тверские ворота Миняй Лыков, да дьяк Яков Демидов.

От Тверских ворот по Дмитровские ворота и по Неглинну Василей Дмитриев, да дьяк Филипп Ларионов.

От Неглинной, от Трубы по Яузу Федор Клокачев, да дьяк Посник Колачов.

За Москвою рекою во всех слободах Шарап Бердяев, да дьяк Семейка Дмитриев.

За Яузкими вороты и за Яузою во всех слободах Ондрей Ртищев, да дьяк Тимофей Огнев.

А по Государеву Цареву и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Pycии указу бояре приговорили объезжим головам всем быти без мест.

Челобитье бояр, и околничих, и столников, и стряпчих, и дворян о местах 125 года.

Генваря в… день, бил челом Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Pycии, боярин Федор Иванович Шереметев: по Государеву указу велено ему Федору быти в розбойном приказе, а с ним в товарыщах Федору Бутурлину, и Федор Бутурлин безчестя его у сказки бил челом, что ему Федору по прежним мерам с ним быти мочно родители его бывали с его родителями, а ныне ему с ним быти невместно; а деды его Федоровы отцу его Левонтью дядья Иван да Василей Ондреевичи Бутурлины да Иван Михайлович Бутурлин отцу его брат, во многих местах меньши бывали бояр отца его Ивана Васильевича да дяди его Федора Васильевича Шереметева, меньшово брата отцу его; и Государь бы его пожаловал велел от Федора Бутурлина в его безчестьи дать оборон.

И Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Pycии приказал думному дьяку Сыдавному Васильеву роспросити [136] Федора Бутурлина, почему ему боярина Федора Ивановича Шереметева менши быти невмесно.

И Федор Бутурлин сказал с боярином с Федором Ивановичем Шереметевым по старым случаям быти ему мочно, а у Государева дела в розбойном приказе быти ему Федору немочно потому, что у Государева дела сидят по приказом в ямском приказе большой Федор Пушкин, а в Московском в судном приказе Олексей Шапилов, в Володимерском приказе Юрий Стромилов, и ему Федору для тово по своему отечеству в разбойном приказе в товарищех быти немочно.

И по Государеву указу Федору Бутурлину сказано, что бы он в розбойном приказе з боярином с Федором Ивановичем Шереметевым в товарыщех был, и Федор Бутурлин з боярином с Федором Ивановичем Шереметевым в товарыщех в розбойном приказе сидел.

Февраля в 9 день, Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Pycии, указал при Кизылбашском после быти в рындах.

По правую сторону стольником Князю Федору княжь Семенову сыну Куракину, да Ивану Иванову сыну Матвеева Бутурлину.

По левую сторону стольнику Федору Матвееву сыну Бутурлину да стряпчему Михаилу Меншово сыну Дурново.

И Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Pycии, бил челом столник Иван Иванов сын Бутурлин на Федора Матвеева сына Бутурлина, что ему Ивану, по-родству, нельзя менши быти Федорова отца Матвея Васильева сына Бутурлина.

И Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, Ивану Бутурлину велел сказати, чтобы он по Государеву указу в рындах был, а после того велит их Государь в роду их счести, и по Государеву указу Ивану Бутурлину сказано, и в рындах перед Государем при послех стоял.

Майя в… день, писали ко Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Русии из Дорогобужа боярин и воевода Князь Юрий Яншеевич Сулешов, да столник Князь Семен княжь Васильев сын Прозоровской, да Князь Микита Борятинской да дьяк Иван Грязев, что приходили под Дорогобуж Полковник Чаплинской, а с ними Литовские люди многие, [137]

и они под Дорогобужем с Литовскими людьми билися, и Литовских людей побили, и языки многие и знамена поимали.

И Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федврович всеа Pycии, указал послати к боярину и к воеводам ко Князю Юрью Яншеевичу Сулешову с товарыщи з золотыми стольника Князя Григорья Князь Васильева сына Тюфякина.

И по Государеву указу к боярину и к воеводам ко Князю Юрью Яншеевичу Сулешову за службу з золотыми, стольник Князь Григорей Тюфякин послан, а в наказе у Князя Григория написано ехати в полки к боярину и к воеводам ко Князю Юрью Яншеевичу Сулешову с товарыщи, а золотые велено дать по росписи.

И стольник Князь Семен Прозоровской писал к Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Русии, что прислан, з золотыми за службу к боярину ко Князю Юрью Яншеевичу Сулешову, стольник Князь Григорей Княжь Васильев сын Тюфякин а его Княжь Семеново имя в наказе у Князя Григорья не написано, а написано в наказе толко ехать к одному боярину ко Князю Юрью Яншеевичу Сулешову с товарыщи; и Князь Григорей тем похваляется, будто ему менши его быти невмесно, а Князю Грнгорью Тюфякину, не токмо менши его лзе быти, и с меншим его братом со Князем Матвеем лзе быти деду Княжь Григорьеву, и Государь бы его пожаловал велел в его безчестьи оборон дать.

И бояре приговорили в разряде записати а Князю Семену Прозоровскому дати грамоту, что посылан был Князь Григорей Тюфякин к боярину к Князю Юрью Яншеевичу Сулешову с товарыщи з золотыми, а его Князь Семеново имени у него не написано, и то написано, не для его Князь Семена, для Князя Микиты Борятинскаго.

И по боярскому приговору стольнику Князю Семену Прозоровскому грамота дана. И того же дни стольник Князь Семен Прозоровской грамоту принес к бояром и бил челом да сказал: написано в грамоте, что его Князь Семеново имя в наказе у Князя Григорья Тюфякина не написано, не для ево Князь Семена, для Князя Микиты Борятинскаго; и тое бы грамоту бояре велели переписать, а написать бы в грамоте: что Князю Григорью дан наказ таков не для его Князя Семена, для Князя Микиты Борятинскаго. И бояре в грамоте велели переправити по [138] Князь Семенову челобитью, да в грамоте же велели написати, что Князь Григорьева челобитья на Князь Семена не бывало, каков ему наказ дан с тем он и поехал, и по боярскому приговору Князю Семену Прозоровскому Государева грамота за приписью думнаго дьяка Сыдавного Васильева дана такова 126 году в Сентябри.

От Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, стольнику нашему и воеводе Князю Семену Васильевичу Прозоровскому; писал он к нам, прислан от нас с нашим жалованьем з золотыми к боярину нашему ко Князю Юрью Яншеевичу Сулешову стольник Князь Григорей Княжь Васильев сын Тюфякин, а в наказе Князя Григорья имени твоего не написано, а о всяких наших делах пишут к вам ко всем имянно, и тем тебя Князя Григорей обезчестил; и Князь Григорей нам о том не бивал челом, каков ему наказ дан с тем он и поехал. И по нашему указу бояре наши приговорили записати в разряде, что Князю Григорью наказ дан не для тебя, для Князя Микиты Борятинскаго. Писан на Москве лета 7126 года, Сентября, в 14 день.

Июня в 8 день. На праздник на Троицын день Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, указал при Аглинском после при Князе Иване Ульянове быти у стола; бояром Князю Федору Ивановичу Мстиславскому, да Князю Ивану Михайловичу Воротынскому, да Князю Ивану Ондреевичу Хованскому, да Князю Григорью Петровичу Ромодановскому, да околничим Миките Васильевичу Годунову, да Ортемью Васильевичу Измайлову; сказати им на обедне велел думному дьяку Сыдавному Васильеву, чтобы они к столу были готовы, а как пойдет Государь, от обедни к себе к Государю в хоромы, и он Государь, учнет их бояр сам жаловати, у стола велит им быти.

И по Государеву указу бояром Князю Федору Ивановичу Мстиславскому, да Князю Ивану Михайловичу Воротынскому, да Князю Ивану Ондреевичу Хованскому, околничим Миките Васильевичу Годунову, Ортемью Васильевичу Измайлову, Думной дьяк Сыдавной Васильев сказывал, чтобы при после к столу были готовы. [139]

А боярина Князя Григорья Петровича Ромодановскаго в те поры у Благовещенья не было, а как шол Государь к Церкви к Благовещенью, и Князь Григорей шол за Государем; и Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, указал по Князя Григорья послати.

И по Князя Григорья послано, чтоб ехал к Государю в город.

И Князь Григорей сказал, что он болен, ехати ему в город немочно.

И Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Русии, бил челом боярин Иван Ондреевич Хованской; жаловал Государь к столу бояр, Князя Федора Ивановича Мстиславскаго, Князя Ивана Михайловича Воротынскаго, да его Князя Ивана да Князя Григорья Ромодановскаго; и Князь Григорей, не хотя быти у стола за ним за Князем Иваном, с верху съехал к себе на двор, и прикинул к себе болезнь; и Государь бы его пожаловал велел, на Князя Григорья дать оборон.

И Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, Князя Григорья Ромодановскаго с подворья велел вывести в город.

И Князь Григорей с подворья в город приехал, и пришод перед Государя в полату, Государю бил челом, что он болен у стола ему быти немочно, а толко бы был не болен, и он бы Государю бил челом, будет ему до кого дело будет.

А боярин Князь Иван Ондреевич Хованской Государю бил челом, что Князь Григорий Ромодановской за ним за Князем Иваном у стола быти не хочет и его тем позорит; и Государь бы милость показал велел дати на Князя Григорья оборон.

И Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Руси, Князю Григорью говорил, что ему у стола быти мочно, и приказал думному дьяку Сыдавному Васильеву Князя Григорья послати за стол.

И думной дьяк Сыдавной Васильев Князь Григорья за стол посадил; и в стол при послах Князь Григорей сидел, а о местех Государю ни на кого не бил челом.

Июня в 31 день, Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федоровичь всеа Русии, указал перед собою Государем ехати [140] с Москвы в Симонов монастырь, в околничих Князю Федору Княжь Ондрееву сыну Звенигородцкому, да Володимеру Игнатьеву сыну Вешнякову.

И Володимер Вешняков Государю бил челом, что ему со Князем Федором быти невместно.

А Князь Федор Звенигородцкой Государю бил челом на Володимера Вешнякова, что на нево Государю бьет челом не делом, тем его безчестит; а при Царе Федоре, а в котором году тово не упомнит, был он Володимер в Украином розряде во Мценску с меншим его братом со Князем Ондреем Княжь Дмитриевым сыном Звенигородцким в товарыщах.

И Государь, Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, велел выписати из розрядов, Володимер Вешняков со Князем Ондреем Звенигородцким во Мценску был ли.

И в розряде выписано.

Во 101 году были во Мценску воевода Князь Ондрей Княжь Дмитриев сын Звенигородской да Володимер Вешняков.

И по Государеву указу бояре приговорили Володимеру Вешнякову со Князем Федором Звенигородцким быти по прежнему; а что Володимер Вешняков Государева указу не послушал, со Князем Федором не был; и за то Володимера приговорили послати в тюрьму, и по боярскому приговору Володимер в тюрьму посажен.

Текст воспроизведен по изданию: Разрядная книга 7125 года // Временник императорского общества истории и древностей российских, Книга 3. 1849

© текст - ??. 1849
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Антов Д. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ВОИДР. 1849