Разряды 7135 — 1626/27 года.

Лета 7135 году, Сентября в “ ” день, список с государевы грамоты слово в слово: От Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, на Тулу, столнику нашему и воеводам князь Юрью Петровичю Буйносову-Ростовскому да Борису Григорьевичю Пушкину. Указали (в сп. В.: указал.) есмя (в сп. Б и В.: естя.) тебе князь Юрью ехать к нам, к Москве, а тебе Борису укaзaли быть на нашей службе на Туле, на осень; а дворян и детей боярских Замосковных городов: Смольян (там же: Смолнян.), Галичан, Мещерян, Володимерцов (в сп. Б.: Володимеровцов.), Костромич, да иноземцов с ротмистры: с Яковом Рогоновским, с Прокофьем с Кремским, с Денисом фон Висиным (в сп. Б и В.: Фагвисиным.), да Украинных городов: Козлич, Тарушан (в сп. А.: Тарушен.), Серпухович, казаков Оболенских и Медынских помещиков указали есмя распустить по домом, а с тобою [Б и В.: с] Борисом указали есмя быть на нашей службе на Туле, на осень, дворяном и детем боярским Туляном, Коширяном обеих половин, [Б и В.: а жити им на Туле], против прошлаго 134 году, переменяясь по две недели, до снегов; да с тобою же велели есмя быть Тулским головам, а сотником, и стрелцом, и казаком, и Черкасом конным. И как к вам ся наша грамота придет, и вы б дворян и детей боярских всех [850] городов [Б и В.: и] иноземцов, против наряду, по списком пересмотрели всех на лицо, и в смотренных списках велели росписать подлинно: кто котораго числа на нашу службу приехал, и кто на нашей службе был без съезду до отпуску, и кто с нашей службы съезжал, и кто в котором в числе на нашу службу из нет приехал, и кто на нашу службу по наряду не бывал (там же: не бывали.); и у смотру про нетчиков допросили бы есте окладчиков и дворян и детей боярских лучших, по нашему крестному целованью, сколко за которым нетчиком поместья и вотчин, и от бедности ли которой нетчик на нашей службе не был (там же: нашея службы не служит; в сп. В.: нашея службы не был.), или которой нетчик нашия службы воровством не служит. Да что окладчики и дворяне и дети боярские лучшие про котораго нетчика скажут, и вы бы то все велели в смотренных списках [Б и В.: написать], под их статьями, подлинно и велели (в сп. Б и В.: вели.) им к тем своим сказкам руки преложить, да тот смотру своего список прислали к нам, к Москве; а дворяном и детем боярским: Смольяном (в сп. Б.: Смолняном.), Галичаном, Мещеряном, Козличам, Тарущаном (в сп. А.: Тарушеном; в сп. В.: Торушаном.), Серпуховичам, Володимерцам, Костромичам, [Б.: и] иноземцом, поместным и кормовым казаком сказали бы есте наше жалованье, что [851] мы их пожаловали, велели их с нашей службы отпустить по домом; а, сказав им ваше жалованье, с нашея службы роспустили их по домом, а Тулян и Коширян дворян и детей боярских обеих половин, и Тулских голов, и сотников, и стрелцов, и казаков и всяких служивых людей, и списки имян их ты, князь Юрья отдал товарищу своему Борису Пушкину, а сам ехал к нам, к Москве, и списки дворян и детей боярских [Б и В.: и] иноземцов своего полку, каковы присланы к тебе за дьячью приписью, привез к нам, к Москве, с собою же вместе, и отдал их в розряд дьяком нашим: думному Федору Лихачеву да Михайлу Данилову. А ты бы Борис был, на нашей службе на Туле, а с собою велел быть на нашей службе дворяном и детем боярским Туляном, Коширяном обеих половин, переменяясь пополам, по две недели, до снегов, и Тулским головам, и сотником, и стрелцом, и казаком и Черкасом конным, и жил бы еси на Туле с великим береженьем, неоплошно, и вестей про воинских людей проведывал, чтобы воинские люди на Тулские места безвестно не пришли, и дурна какого не учинила, и уезду не повоевали и людей в полон не поимали; а что у тебя каких вестей про воинских людей будет, и ты бы о всяких вестях писал к нам, к Москве, почасту, да и по городом, на Дедилов, на Кропивну и в иные городы, куда пригоже, к воеводам всякия вести писал же. Писан на Москве, лета 7135 году, Сентября в “ ” день. Припись у грамоты [852] розряднаго дьяка Михаила Данилова.

Таковы ж грамоты посланы по городом: в Пронеск к воеводам к Борису Савостьянову сыну Колтовскому да к Михайлу Борисову сыну Протасьеву, а велено Борису ехать к Москве и детей боярских Курмышан (в сп. А.: Курмышев.), Кщенских Татар роспустить по домом, а с Михайлом быти на службе, в Пронску, детям боярским Резанцом Каменскаго стану, и казаком Резанским помещиком, обеих половин. На Дедилов столннку и воеводам ко князю Юрью княж Андрееву сыну Звенигородскому да к Дмитрею Еуфимьеву сыну Воейкову: велено князь Юрью ехать к Москве, и дворян и детей боярских Замосковных городов: Белян, Дорогобужан, Суздальцов, Арзамазцов, [Б.: Муромцов], Юрьева-Полскаго (там же: Посолскаго.), Арзамаских Татар, даточных людей, да Украинных городов: Мещан, Серпьян, Алексинцов, казаков Коширских помещиков роспустить по домом; а с Дмитреем быти на Дедилове дворяном и детем боярским Туляном, Епифанцом обеим половинам, и Дедиловским головам, и сотником, и стрелцом, и казаком, и Черкасом конным и пешим. На Кропивну к воеводам ко князю Андрею княж Никитину сыну Звенигородскому да к Ермоле Иванову сыну Мясоедову: велено князь Андрею ехать к Москве, и дворян и детей боярских Пошехонцов, Дмитровцов, Кашинцов, Гороховлян, Углечан (в сп. Б и В.: Угличан.), Бежецкаго Верху, Клинян, Волочан, Вологжан, атаманов и казаков Вологоцких, и [853] Белозерских и Клинских помещиков, даточных людей, Лихвинцов (в сп. А.: Лихвянцов.), казаков Перемышлских (там же: Перемышленских.) помещиков роспустать по домом, а с Ермолою быть на Кропивне дворяном и детем боярским Соловляном, Одоевцом обеих половин, Кропивенским стрелцом (в сп. А и В.: Кропивенских стрелцов.) и казаком конным. В Переславль Резанской столнику и воеводам ко князю Андрею княж Иванову сыну Солнцову-Засекину да к Василью Петрову сыну Чевкину: велено князь Андрею ехать к Москве, а дворян и детей боярских Колоннич, Алаторцов, и атаманов и казаков Алатарских помещиков, и Темниковских Татар роспустить по домом, а с Васильем Чевкиным быть в Переславле дворяном и детем боярским Резанцом, и казахом Резанским помещиком, и Бардаковским Татаром обеих половин, и Пореславским стрелцом, и казаком с сотники конным. На Михайлов к воеводам к Григорью Васильеву сыну Житову да к Федору Иванову сыну Грекову: велено Григорью ехать к Москве, а роспустить по домом Мещерских городов, Касимовских, Кадонских Татар, а с Федором Грековым быти на Михайлове детем боярским Резанцом: Кобыльскаго, Пехлецкаго, Заосетринскаго стану обеих половин, да Михайловским головам, а сотником и казаком конным. Во Мценеск к столнику и воеводам к Ивану Иванову сыну Бутурлину да к Левонтью Агафонову сыну Извольскому: велено Ивану ехать к Москве и [854] роспустить по домом дворян и детей боярских Белевцов, Болхович (в сп. А.: Болховиц.), Караченцов, Орлян, Черняк, Новосилцов, Белевских, Бебриковских (там же: Борисовских.) казаков; а с Левонтьем Извольским велено быть на службе, во Мценску, дворяном и детем боярским Мецняком (там же: Мещяном.) обеих половин.

Того ж году Сентября в 8 день; на праздник на Рожество пресвятыя (в сп. Б.: святыя.) Богородицы, у Великаго Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, во золотой подписной полате, ел у Государя отец его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии; у стола были бояре: Михайло Борисович Шеин, князь Дмитрей Михайлович Пожарской; околничей князь Григорей Костянтинович Волконской; [Л.: диаки думные: Иван Курбатов сын Грамотин, Федор Федоров сын Лихачев; стряпчей с ключом Иван Иванов сын Чемоданов; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, Иван да Василей Петровы дети Шереметева, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Андрей княж Данилов сын Сицков, князь Никита княж Mихайлов сын Мезецкой, Дмитрей Васильев сын Лодыгин, князь Иван княж Васильев сын Хилков, князь Федор княж Семенов сын Коркодинов, Иван Васильев сын Биркин, Тимофей Васильев сын Измайлов, Степан Матвеев сын Проестев, [855] Ефим Григовьев сын Телепнев, князь Левонтей Салтанов мурзин сын Шейдяков, Григорей Васильеву сын Измайлов, князь Роман княж Иванов сын Гагарин, Василей Гаврилов сын Коробин, Алексей Степанов сын Собакин, Овдоким Иванов сын Баскаков, Левонтей Захарьев сын Скобелцын, Левонтей Иванов сын Буланов, Иван Степанов сын Благово, Павел Иванов сын Свиманов, диак Михайло Лодыгин; диаки к великаго государя святейшаго патриарха Филарета Никитина: Московскаго и всеа Русии: Никифор Шипулин, Максим Кулаков, Федор Рагозин, Офонасей Максимов; голова стрелецкой Михайло Рчинов]. У стола стояли столники: Лев Офонасьев сын Плещеев, Федор Михайлов сын Толочанов. В столы смотрели столники: в болшой стол Иван Васильев сын Морозов; в кривой стол Алексей Иванов сын Головин. Вина нарежал столник князь Иван княж Никитин сын Хованской.

Того ж месяца Сентября в 17 день, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии и новых хоромех было новоселье, [Г.: что] поставлены хоромы после пожару; и был стол, по передней избе, у стола были бояре: князь Иван Борисович Черкаской, Федор Иванович Шереметев, князь Дмитрей Михайлович Пожарской; околничей Федор Левонтьевич Бутурлин; да думные дьяки: Иван Грамотин (в сп. Б. Громотин.), Федор Лихачев; [Л.: яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Иван княж Михайлов сын [856] Катырев-Ростовской, князь Иван княж Андреев сын Голицын, князь Иван княж Петров сын: Буйносов-Ростовской, Лукьян Степанов сын Стрешнев, Василей Петров сын Шереметев, князь Андрей княж Данилов сын Сипкой, Иван Матвеев сын Бутурлин, князь Никита княж Лукин сын Щербатой, Иван Александров сын Колтовской, Дмитрей Васильев сын Лодыгин, Иван Васильев сын Биркин, Томило Юдин сын Луганской, Василей Гаврилов сын Коробин, князь Алексей княж Васильев сын Приимков-Ростовской, Перфирей Иванов сын Секерин, Иван Костянтинов сын Карамышев, Степан Матвеев сын Проестев, Федор Иванов сын Лодыгин, князь Семен княж Григорьев сын Звенигородской, Григорей Васильев сын Измайлов, Иван Гаврилов сын Коробин, князь Михайло княж Васильев сын Белоселской, князь Семен княж Никитин сын Гагарин, Петр Иванов сын Мансуров, Иван Романов сын Безобразов, Богдан Петров сын Тушин, Воин Лукьянов сын Корсаков, Степан Осипов сын Караулов, Левонтей Захарьев сын Скобелцын, Иван Власьев сын Урусов, Иван Нелюбов сын Огарев, Меншой Офонасьев сын Стрешнев, 32 ч.; диаки: Иван Болотников, Михайло Данилов, Михайло Смывалов, Иван Грязев, Андрей Вареев, Гаврило Облязев, Булгак Милованов, Иван Детков, Василей Волков, Добрыня Семенов, Осин Коковинской, Венедикт Махов, Григорей Нечаев]. У стола стояли [857] столники: Лев Офонасьев сын Плещеев, Федор Михайлов сын Толочанов. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Федор княж Семенов сын Куракин; в кривой стол Андрей Осипов сын Плещеев. Вина нарежал столник Иван Васильев сын Морозов.

Того ж месяца Сентября в 20 день, в поход к Троице в Сергиев монастырь послал Государь Царь и Великим Князь Михайло Федоревич всеа Русии перед собою околничих: князь Алексея княж Иванова (в сп. Г.: Васильева.) сына Чечюлю Приимкова-Ростовскаго да Потапа Дмитреева сына Нарбекова.

Того ж месяца Сентября в 21 день, пошел Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, с Москвы, к Троице в Сергиев монастырь; а перед Государем, для станов, вместо околничих, дворяне: князь Алексей, Чечюля княж Иванов сын Приимков-Ростовской да Потап Дмитреев сын Нарбеков. Рында [Е.: у государева саалака столник] Иван Михайлов сын Шеин.

А на Москве оставил бояр и велел ведать Москву бояром: Федору Ивановичю Шереметеву, князь Дмитрею Михайловичю Пожарскому, околничему князь Григорью Костянтиновичю Волконскому, думному розрядному дьяку Федору Лихачеву (В сп. Б и В. После слов: “а на Москве . . . . . бояром” стоит: боярин Федор Иванович Шереметев, боярин князь Дмитрей Михайлович Пожарской, околничей князь Григорей Костянтинович Волконской, домной розрядной дьяк Федор Лихачев.).

Того ж дни, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии велел быть, на своей [858] государеве службе, в Вязме, на князь Федорово место Телятевскаго да на Юрьево место Татищева, воеводам князь Веселью княж Петрову сыну Ахаманукову-Черкасвому да Данилу Андрееву сыну Замыцкому.

И (там же, прибавл.: “князь”.) Данило Замыцкой бил челом Государю на князь Василья [Б.: Черкаскаго] в отечестве счете. И Государь Данилу у руки сказал, велел ему быть со князем Васильем; а не будет он со князем Васильем, и ему сидеть в тюрме и выдану был князь Василью головою. Да в Вязме ж дьяк Тихан Бормасов.

Того ж месяца Сентября в 24 день, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, в селе Воздвиженском, по столовой избе; у стола были бояре: Михайло Борисович Шеин, князь Данило Иванович Мезецкой; околничей Федор Левонтьевич Бутурлин; [Л.: Думной дияк Иван Грамотин; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Иван княж Андреев сын Голицын, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, Никита Дмитреев сын Вельяминов, Федор Иванов сын Лодыгин, князь Алексей княж Федоров сын Морткин, князь Иван княж Данилов сын Мосалской, Иван Романов сын Безобразов, князь Иван княж Андреев сын Лвов, Матвей Федоров. сын Стрешнев, Пимен Дементьев сын Юшков, Никита Смирнаго сын [859] Мотовилов, Василей Иванов сын Толстой, Иван Лукин сын Хрущов, князь Никита княж Михайлов сын Борятинской, Лукьян Иванов сын Опухтин, Лукьян Иванов сын Мясной, 17 ч.; диак Мвхайло Данилов; ловчаго пути Тимофей Усов]. У стола стоял столник Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Федор княж Семенов сын Куракин; в кривой стол Андрей Осипов сын Плещеев. Вина нарежал столник князь Иван княж Никитин сын Хованской.

Того ж месяца Сентября в 25 день, у Троицы в Сергиеве монастыре, на праздник преподобнаго Сергия чюдотворца, был у Государя стол, в трапезе; у стола были бояре: князь Иван Иванович Шуйской, князь Алексей Юрьевич Сицкой; околничей Федор Левонтьевич Бутурлин; [Л.: постелничей Костянтин Иванович Михалков; думной диак Иван Грамотин; стряпчей с ключом Иван Иванов сын Чемоданов; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Иван княжь Андреев сын Голицын, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой с товарищи 8 ч.; диаки: Михайло Данилов, Иван Детков].

Того ж месяца Сентября в 29 день, назад идучи от Троицы к Москве, в селе в Тонинском, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, по передней избе; у стола были бояре: князь Иван Иванович Шуйской, князь Данило Иванович Мезецкой; околничей Федор [860] Левонтьевич Бутурлин; [Л.: думвой диак Иван Грамотин; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Иван княж Андреев сын Голицын, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Алексей княж Васильев сын Приимков-Ростовской, Иван Васильев сын Биркин, Михайло Дмитреев сын Вельяминов, князь Иван княж Данилов сын Мосалской, князь Никита княж Михайлов сын Борятинской, Федор Иванов сын Лодыгин, Иван Степанов сын Благово, Василей Федоров сын Янов, Потап Дмитреев сын Нарбеков, Богдан Игнатьев сын Воейков, Григорей Федоров сын Киреевской, Лукьян Иванов сын Мясной, Никита Иванов сын Воейков, Тимофей Иванов сын Усов, Тимофей Васильев сын Шушерин; дворяня ж, которые были на Государынею: князь Иван княж Андреев сын Лвов, Федор Семенов сын Воронцов-Вельяминов, Иван Романов сын Безобразов, Меновой Офонасьев сын Стрешнев, Пимен Дементьев сын Юшков, Никита Федоров сын Панин, Иван Лукьянов сын Опухтин, Григорей Петров сын Чичерин, Иван Левонтьев сын Скобелцын, Павел Степанов сын Давыдов, Михайло Назарьев сын Юшков, Ениш Клементьев сын Хитрой, Василей Иванов сын Скобелцын, Чеадай Васильев сын Степанов, 31 ч.; диак Михайло Данилов]. У стола стоял столник Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Федор княж Семенов сын Куракин; в кривой стол Андрей Осипов сын [861] Плещеев (в сп. Б и В. вместо Плещеева, стоит: Андрей Васильев сын Бутурлин-Клепиков.). Вина нарежал столник князь Иван княж Никитин сын Хованской.

Того ж года Октября в 29 день, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии ходил в свое государево село в Рубцове, для освящения церкви [Л.: пречистыя Богородицы Покрова].

А на Москве оставил Государь бояр: Михайла Борисовича Шеина, князь Андрея Васильевича Сицкаго, околничаго князь Григорья Костянтиновича Волконскаго, да розряднаго дьяка Михаила Данилова.

[Е.: Рында у государева саадака Иван Михайлович Шеин].

Того ж дня, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, в селе [А.: в] Рубцове, был стол; а у стола были бояре: князь Иван Борисович Черкаской, князь Алексей Юрьевич Сицкой; околничей Федор Левонтьевич Бутурлин; [Л.: диаки думные: Иван Грамотин, Федор Лихачев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, князь Иван княж Андреев сын Голицын, Лукьян Степанов сын Стрешнев, Иван Петров сын Шереметев, столник князь Иван княж Петров сын Буйносов-Ростовской, князь Федор княж Федоров сын Волконской, Иван Иванов сын Пушкин, столник князь Юрей княж Андреев сын Звенигородской, князь Андрей княж Никитин сын Звенигородской, Иван Иванов сын Бутурлин, князь Иван княж Андреев сын Дашков, Кирило [862] Осипов сын Супонев, Григорей Андреев сын Олябьев, Григорей Федоров сын Киреевской, Василей Федоров сын Янов, Богдан Алаев сын Михалков, Потап Дмитреев сын Нарбехов, Левонтей Высотцкой; дворяня ж, которые были за Государынею за Царицею: князь Иван княж Андреев сын Лвов, Mосей Федоров сын Глебов, Перфирей Иванов сын Секерин, Меншой Офонасьев сын Стрешнев, Матвей Федоров сын Стрешнев, Тимофей Васильев сын Неконской, Иван Лукьянов сын Опухтин, Григорей Петров сын Чичерин, Иван Левонтьев сын Скобелцын, Павел Степанов сын Давыдов, Епиш Клементьев сын Хитрой, Василей Иванов сын Скобелцын, Чеадай Васильев сын Стрешнек, Степан Федоров сын Стрешнев, Иван Филипов сын Стрешнев; диаки: Федор Апраксин, Иван Детков]. У стола стоял столник Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Федор княж Семенов сын Куракин; в кривой стол Андрей Осипов сын Плещеев. Вина нарежал столник Иван Васильев сын Морозов.

Того ж году Ноября в 8 день, на собор архистратига Михаила, [Б.: ел] у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии [Б.: святейший Филарет Никитич патриарх, а] был стол но передней избе (в сп. Г.: в золотой полате.); у стола были бояре: Михайло Борисович Шеин, князь Данило Иванович Мезецкой; околничей князь Григорей [863] Костянтинович Волконской; [Л.: думные дияки: Иван Грамотин, Федор Лихачев; дворяня: Иван Петров сын Шереметев, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, Лукьян Степанов сын Стрешнен, Иван Васильев сын Измайлов, Степан Матвеев сын Проестев, яселничей Богдан Матвеев сын Глебов, князь Юрей княж Иванов сын Шеховской, Семен Меншаго сын Волынской, Семен Дементьев сын Яковлев, Матвей Михайлов сын Унковской, Алексей Тимофеев сын Борзецов; дияк Михайло Данилов; из городов: Яков Игнатьев сын Хрипунов, Иван Арбузов]. У стола стоял столник (в сп. В.: стояли столники.) Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Иван княж Никитин сын Хованской (в сп. Г. вместо князя Хованскаго, стоит: Иван Васильев сын Морозов.); в кривой стол Андрей Осипов сын Плещеев. Вина нарежал столник князь Юрья княж Петров сын Буйносов-Ростовской (там же, вместо князя Буйносова-Ростовскаго стоит: князь Иван княж Никитин сын Хованской.).

[К.: 135 году Ноября в 22 день, пришли к Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, к Москве, Свейскаго Густаф Адолф короля посол Александр Любим Рубцов да королевской дворянин Юрьи Бенгарт. И Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал, для встречи Свейскаго посла, быти за Тверскими вороты столником, и стряпчим, и дворяном Московским, и дьяком, и жилцом; а в приставех у Свейских послов указал Государь быти Семену Васильеву сыну Колтовскому да диаку Ивану Переносову. А изо Пскова, [864] от столника и воеводы от князя Василья Турепина, у Свейских послов и приставех к Москве прислан Псковитин Григорей Вешенцов.

А на встречи уреживать людей указал Государь розрядным дияком: думному Федору Лихачеву да Михайлу Данилову. И, по государеву указу, для встречи Свейских послов, за Тверскими вороты, были столники, и стряпчие, и дворяна Московские, и диаки и приказные люди, на аргамацех и на конех на добрых, в приволокех, и в чюгах в золотных, и в шапках в горлатных, и во всяком в цветном платье; да на них же были сабли оправные, а на лошадях были наряды чепи гремячие, а на иных чепи поводные и всякие конские наряды. А ехали приставы с посолскими людми на посолской двор Тверскою улицею на каменной мост, в Китайские, в Воскресенские вороты, и пожаром, и по Ильинскому хресцу; а на Тверской улице и по пожару и до посолскаго двора, по обе стороны улицы, стояли стрелцы и всякие люди, в цветном платье. А было на выезде: столников 92 ч., стряпчих 35 ч., дворян Московских 269 ч., дьяков 42 ч., жилцов 580 ч., голов стрелецких 3 ч., сотников 12 ч., подьячих из приказов 100 ч., иноземцов поместных 82 ч., гостей 11 ч., гостинные сотни торговых людей 29 ч. Да на выезде ж было даточных людей конных, в цветном платье, бояр: Ивана Никитича Романова 40 ч.; князя Ивана Ивановича Шуйскаго 10 ч., князя Ивана Михайловича [865] Воротынскаго 30 ч., Михайла Борисовича Шеина 6 ч., князя Бориса Михайловича Лыкова 10 ч., князя Дмитрея Михайловича Пожарскаго 12 ч., князя Алексея Юрьевича Сицкаго 12 ч., князя Данила Ивановича Мезецкаго 5 ч., Семена Васильевича Голована 10ч., князя Андрея Васильевича Сицкаго 5 ч., князя Андрея Васильевича Хилкова 5 ч.; околничих: Федора Левонтьевича Бутурлина 4 ч., князя Григорья Костянтиновича Волконскаго 2 ч.; во дворце князя Алексея Михайловича Лвова 6 ч.; постелничаго Костянтина Ивановича Михалкова “ ” ч.; столников: Бориса Иванова сына Морозова 15 ч., Глеба Ивановича Морозова 10 ч., Федора Михайлова сына Толочанова 5 ч.; вдов: боярина князя Федора Ивановича Мстиславскаго княгини 15 ч., боярина князя Ивана Андреевича Хованскаго княгиня 2 ч., боярина князя Дмитрея Тимофеевича (Трубецкаго) (в книге: Хованскаго.) княгини 3 ч., боярина князя Ивана Федоровича Хованскаго княгини 2 ч., боярина князя Ивана Федоровича Троекурова княгиня 3 ч.; околничих: князя Данила Ивановича Долгорукаго княгини 2 ч., Алексеевой жены Зюзина 3 ч., Васильевой жены Иванова сына Бутурлина 2 ч. Да с приставы, с Семеном Колтовским да с диаком с Иваном Переносовым, конюхов 19 ч. дворовых людей 41 ч., подьячих 117 ч., и всего с приставы 177 ч. (В одном только из основных списков Б. есть известие о встрече Шведских послов: Ноября в 25 день пришел к Москве Свийской посланник, а встречал его, за городом, пристав Семен Васильев сын Колтовской.).

И Ноября ж в 25 день, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал быти у себя Государя на приезде Свецскаго Густаф Адольф короля послу [866] Александру Любину Рубцову да королевскому дворенину Юрью Бенгарту. И Свейские послы были у Государя, в золотой меншой полате. А при Государе были в рындах, в белом платье, с топоры, по правую сторону, столники: князь Федор княж Борисов сын Татев да князь Федор княж Федоров сын Волконской; по левую сторону: столник князь Иван княж Борясов сын Татев да стряпчей Юрей Васильев сын Телепнев. А посла велено было ехати и в приставех быти Семену Васильеву сыну Колтовскому; и Семен Колтовской не был, а ездили по посла и в приставех у посла были: Иван Нелюбов сын Огарев да дьяк Иван Переносов. А встречали от Государя посла, перед золотою полатою, в сенных дверях, околничей князь Григорей Костянтинович Волконской да дьяк Михайло Данилов. А как посол пришел в полату, и Государю посла объявлял околничей Федор Левонтьевич Бутурлин. А как Государю от Свейскаго короля королевской дворенин Юрей Бенгарт посолство отправил и грамоту королевскую подал, и у Государя у руки посол, и посолской дворенин были. И думной дьяк Иван Грамотин послу и королевскому дворенину сказал, что Царское Величество жалует их, велел сесть. А после того, по государеву указу, думной дьяк Иван Грамотин говорил послом речь, что Великий Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, на их королевскую грамоту, велел [867] им ответ учинить иным временем, да послу ж и королевскому дворенину думной дьяк Иван Грамотин сказал, что Царское Величество жалует их, от своего государева стола, ествою и питьем. И, по государеву указу, к Свейскому послу и к королевскому дворенину (с) столом посылан столник князь Федор княж Борисов сын Татев. Да при Государе ж, в золотой полате, при послех были, в золоте, бояре, и околничие, и думные люди, и дворяня болшие; а сидели по лавкам. А в сенех, перед золотою полатою, сидели по лавкам же дворяня, и дьяки и гости, в золоте ж. А по крылцу и у Благовещения в паперти были дворяня, и приказные люди и дети боярские из городов, в цветном платье. А в верх к Государю послы и посолские люди шли к Благовещению в паперть. А перед послы, к Государю на двор от посолскаго двора и назад на посолской двор, ехали подьячие из приказов да дворовые люди и конюхи 50 ч., в цветном платье. А от крылца до посолскаго двора, по оба стороны, стояли стрелцы, с пищалми, в цветном платье (В основных списках А, Б и В. прием Шведских послов изложен следующим образом: Того ж месяца Ноября в 25 (в сп. Б.: 26) день у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии были Густава Адольва Свийскаго короля послы Александр Любим Рубцов да королевской дворянин Юрьи Бенгарт. Государь был, в золотой полате, в царском платье. Рынды были, в белом платье: князь Федор да князь Иван княж Борисовы дети Татевы, князь Федор княж Федоров сын Волконской, Степан Васильев сын Телепнев. А встречал послов околничей князь Григорей Костянтинович Волконской да дьяк Михайло Данилов. Объявлял послов Государю околничей Федор Левонтьевич Бутурлин. С столом от Государя ездил к послом на двор столник князь Федор княж Борисов сын Татев. Пристав был у послов Семен Васильев сын Колтовской да дьяк Иван Переносов.).

И Семен Колтовской на посолской двор по послов не поехал, и бил челом Государю, что ему в [ 868] приставех быть у послов [Г.: не у мест] и ехать к ним не мочно, потому что встречать Государь указал околничему князь Григорью Волконскому, и ему Семену менши князь Григорья быть не мочно по тому; и то де ему в стыд, что на князь Григорья и бил челом. Да с Семеном же вместе бил челом Государю на Волконских Дмитрей Федоров сын Колтовской. И Государь Колтовским велел сказать, чтоб он Семен ныне в приставех у послов был, а опосле велит Государь им на князь Григорья Волконскаго в отечестве суд дать. [Д.: И Семен государева указу не послушал и к послу не поехал. И Государь велел, на Семеново место, быть у посла в приставех Ивану Огареву. И Иван Огарев на Семена и на князь Григорья не бил челом; а Семена Васильева сына и Дмитрея Федорова сына Колтовских велел Государь, за непослушание, посадить в тюрму. Того ж году,... в “ ” день, велел Государь Семену Колтовскому на околничаго на князя Григорья Волконскаго в отчестве суд дети, а приказал их судити боярину Михаилу Борисовичю Шеину да розряднюму дьяку Михайлу Данилову]. И после того, [Д.: того же году, Декабря в] [Е.: 7] [Д.: день], [869] был суд у Волковских с Колтовскими, а судил их боярин Михайло-Борисович Шеин да розрядной дьяк Михайло Данилов, [Д.: а суд записывал розрядной подьячей] [Е.: Иван Северов]. [Д.: И на суде Семен Колтовской подал лествицу, а называл Волконских всех выблядками, что до они пошли от девки. Да в до суда, как били челом Колтовские Государю и патриарху на Волконских, и после суда называли их всех выблядками, что она пошло от девки]. И с суда Колтовские Волковским обинены до розрядом (Местническое дело Колтовскаго с князем Волконским в сп. Г. изложено следующим образом: И Семен Колтовской бил челом на князя Григорья Волконскаго и у посла не был в приставех, и Государь к нему высылал многожды, чтоб был, и он не был, а опосле ему Государь пожалует счет. 11 Государь велел посадить в тюрму Дмитрея Колтовскаго. А к Сем(ен)у опять высылал Государь думнаго дьяка Федора Лихачева, и Семен не был. И Государь велел посадить Семена в татиную тюрму, а на его место Государь велел быти Ивану Нелюбову сыну Огареву. И Семен сидел в тюрме и Дмитрей два дни, и их Государь пожаловал, велел выпустить; а сказал им думной дьяк Федор Лихачев: Государь вам велел сказать, сидели за свою вину в тюрме, что государскаго повеленья ослушались, а не за Волконских. А князь Григорей Волконской бил челом Государю, что их Волконских Колтовские своим челобитьем безчестили. Ноября в 39 день, (Государь) указал, велел дать суд в безчестье князю Григорью Волконскому на Семена Колтовскаго; а судил их боярин Михайло Борисович Шеин да розрядной дьяк Михайло Данилов, а записывал подьячей Иван Северов. А Семен Колтовской искал отечества на князь Григорьеве отце, на князь Костянтине Волконском, того ж числа.).

Того же месяца Ноября в 27 день, на праздник Знамение пресвятыя Богородицы, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, в золотой и В.: в] подписной полате, ел у Государя отец его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии; у стола были бояре: Михайло Борисович Шеин, князь Данило Иванович Мезецкой; околничей Федор Левонтьевич Бутурлин; [Л.: диаки думные: Иван Грамотин, Федор [870] Лихачев; дворяня: князь Иван княж Андреев сын Голицын, Иван Петров сын Шереметев, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, яселничей Богдан Матвеев сын Глебов, князь Петр княж Андреев сын Хилков, Степан Матвеев сын Проестев, князь Левонтей Салтанов мурзин сын Шейдяков, Яков Михайлов сын Бобарыкин, Иван Васильев сын Биркин, Федор Иванов сын Лодыгин, Петр Тимофеев сын Пушкин, князь Федор княж Иванов сын Волконской, Григорей Андреев сын Олябьев, Семен Дементьев сын Яковлев, князь Иван княж Андреев сын Дашков, князь Иван княж Петров сын Засекин, Федор Федоров сын Пушкин, Борис Григорьев сын Пушкин, 19 ч.; диак Михаиле Данилов; голова стрелецкой Андрей Жуков]. У стола стоял столник (в сп. Б и В.: стояли столники.) Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол Иван Васильев сын Морозовы в кривой стол Андрей (в сп. Г.: Григорей.) Осипов сын Плещеев. [871]

Вина нарежал столник князь Иван княж Никитин сын Хованской.

[К.: Ноября в 30 день Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал быти у себя Государя и у бояр в ответе Свейскому послу Александру Рубцову да королевскому дворенину Юрью Бенгарту. И Свейские послы у Государя были, в золотой в меншой полате. А при Государе были в рындах, в белом платье, по правую сторону, столники: князь Федор княж Борисов сын Татев да князь Федор княж Федоров сын Волконской; по левую сторону столники: князь Иван княж Борисов сын Татев да князь Петр княж Федоров сын Волконской. Да при Государь ж были в полате бояре, и околничие, и думные люди, и столники и дворяне болшие, в золоте; сидели по лавкам. А по посла и по королевскаго дворенина ездили и в приставех у них были: Иван Нелюбов сын Огарев да диак Иван Переносов. А встречали посла и королевскаго дворенина, перед золотою полатою, в сенных дверех, околничей князь Григорей Костянтинович Волконской да диак Михайло Данилов. А как посол пришел в полату, и Государю посла объявлял околничей Федор [872] Левонтьевич Бутурлин. А речь послом говорил посолской думной диак Иван Грамотин. А после того, по государеву указу, думной диак Иван Грамотин Свейским послом сказал, что Великий Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, на их посольство и на королевскую грамоту, велел им ответ учинить бояром и думным людем. И, по государеву указу, Свейские послы были у бояр в ответной полате; а в ответе были бояре: боярин ближней и наместник Казанской князь Иван Борисович Черкаской, боярин и наместник Тверской Михайло Борисович Шеин, боярин и наместник Суздалской князь Данило Иванович Мезецкой; диаки думные: Иван Грамотин, Федор Лихачев; а за бояры были: дворяне, и дьяки и гостя, в золоте. А шли к Государю в верх послы к Благовещенью в паперть; а в паперти и по крылцу стояли: дворяне, и приказные люди и из городов дети боярские. А от крылца до посолскаго двора стояли стрелцы, в цветном платье, с пищалми. А перед послы и перед посолскими людми ехали, в город и назад на посолской двор, подьячие из приказов, и дворовые люди и конюхи, в цветном платье (В основных списках А, Б и В. этот прием Шведских послов изложен следующим образом: того же месяца Ноября в 30 день у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии были (в сп. А и В.: был) в другорядь Густава Адольфа Свийскаго короля послы Александро Любим Рубцов да королевской дворянин Юрьи Бенгардт (в сп. А и Б.: Бенгордт). Государь был в золотом полате, в царском платье. Рынды были, в белом платье: князь Федор да князь Иван княж Борисовы дети Татева, князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконскаго. Встречал послов околничей князь Григорей Костянтинович Волконской да дьяк Михайло Данилов. Объявлял Государю послов околничей Федор Левонтьевич Бутурлин. Пристав был у послов Иван Фомин сын Огарев да дьяк Иван Переносев. В ответе были бояре: боярин и наместник Казанской князь Иван Борисович Черкаской, боярин и наместник Тверской Михайло Борисович Шеин, боярин и наместник Суздалской князь Данило Иванович Meзецкой, думные дьяки: Иван Курбатов сын Грамотин, Федор Федоров сын Лихачев.

В основных списках А, Б и В. отпуск Шведских послов наложен следующим образом: Того же году, Декабря в 3 день, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии на отпуске [в сп. А и Б.: были] Густава. Адольфа (в сп. А и В.: Одолфа) Свийскаго короля послы Александро Любим Рубцов да королевской дворянин Юрьи Бенгардт. Государь был в золотой полате, в царском платье. Рынды были, в белом платье: князь Федор да князь Иван княж Борисовы дети Татева, князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконскаго. Встречали послов околничей князь Григорей Костянтинович Волконской да дьяк Михайло Данилов. С столом от Государя к послу ездил столник князь Федор княж Борисов сын Татев. Объявлял Государю послов околничей Федор Левонтьевич Бутурлин. Пристав у послов был Иван Фомин сын Огарев да дьяк Иван Переносов.). [873]

Декабря в 3 день Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал Свейскому послу Александру Рубцову да королевскому дворенину Юрью Бенгардту быть у себя Государя на отпуске. И Свейские послы у Государя были, в золотом в меншой полате. А при Государе были в рындах, в белом платье, по правую сторону столники: князь Федор княж Борисов сын Татев да князь Федор княж Федоров сын Волконской; полевую сторону столники: князь Иван княж Борисов сын Татев да князь Петр княж Федоров сын Волковской; да при Государе ж были в полате бояре, и околничие, и думные люди, и столники и дворяня болшие, в золоте; сидели по лавкам. А в сенех, перед золотою полатою, сидели дворяня и диаки и гости, в золоте ж. А встречали от Государя посла, перед золотою полатою, в сенных дверех, околничей князь Григорей Костянтинович Волконской да диак Михайло Данилов. А как посол пришел в полату, и Государю посла объявлял околничей Федор Левонтьевич Бутурлин. А речь послом говорил посолской думной диак Иван Грамотин; а после посолские речи думной диак Иван [874] Грамотин послу и королевскому дворянину сказал, что Царское Величество жалует их к руке; и посол и королевской дворенин у Государя на отпуска у руки были. А после того думной диак Иван Грамотин послу и королевскому дворенину сказал, что Великий Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии жалует их, от своего государева стола, ествою и питьем. И, по государеву указу, к Свейскому послу посылав с столом столник князь Федор княж Борисов сын Татев. А по посла ездил и в приставех у посла был Иван Нелюбов сын Огарев да диак Иван Переносов. А шли к Государю в верх Свейские послы к Благовещенью в паперть. А в паперти и по крылцу стояли: дворяне, и приказные люди и дети боярские, в цветком платье; а от крылца до посолскаго двора стояли стрелцы, с пищалми, в цветном платье. А перед послы и перед посолскими людми ехали, в город и назад на посолской двор, дворовые люди, и подьячие из приказов и конюхи, в цветном платье, 50 человек (1).

А Декабря в 8 день, по Государеву Цареву и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии указу, [875] Свейской посол Александр Рубцов и королевской дворенин Юрей Бенгарт отпущены с Москвы; а для береженья послан с ними в приставех до Новагорода и до Пскова Степан Васильев сын Чемесов, а из Москвы провожали Свейских послов, за Тверские вороты, приставы: Иван Нелюбов сын Огарев да диак Иван Переносов, а с ними были дворовые люди, и подьячие из приказов и конюхи на конех, в цветном платье].

Того же месяца Декабря в 21 день, на память Петра митрополита, ел Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии у отца своего, великаго государя святейшаго патриарха Филарета Никитича Московскаго и всеа Русии, [Е.: в болшой полате]; у стола были бояре: князь Иван Никитич Одоевской, князь Андрей Васильевич Хилков; околничей Ортемей Васильевич Измайлов; [Л.: постелничей Костянтин Иванович Михалков; думной диак Федор Лихачев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, князь Иван княж Андреев сын Голицын, князь Андрей княж Данилов сын Голицын, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, Лукьян Степанов сын Стрешнев, Томило Юдин сын Луговской, Ефим Григорьев сын Телепнев, Яков Михайлов сын Бобарыкин, Дмитрей Васильев сын Лодыгин, князь Федор княж Тимофеев сын Чернаго-Оболенской, Антон Павлов сып Загоскин, Иван Павлов сын Кондырев, Иван Гаврилов сын Коробин, Фома Иванов сын [876] Квашнин, Степан Осипов сын Караулов, Иван Костянтинов сын Карамышев, Дмитрей Семенов сын Погожей, князь Роман княж Иванов сын Гагарин, Иван Васильев сын Волынской, Мосей Федоров сын Глебов, Петр Гуров сын Дашков, Борис Иванов сын Бартенев голова стрелецкой Сергей Левашов; иноземцы: Андрей Голубовской, Андрей Бермацкой, Левонтей Высотцкой, Михайло Желиборской; диаки: Михайло Данилов, Михайло Смывалов, Пятой Филатов, Герасим Мартемьянов, Иван Грязев]. У стола стоял столник (в сп. Б и В.: стояли столники.) Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол Иван Васильев сын Морозов; в кривой стол Андрей Осипов сын Плещеев. Вина нарежал столник князь Иван княж Никитин сын Хованской.

Того ж месяца Декабря в 25 день, на Рожество Христово, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, в золотой [Б и В.: в] подписной полате, ел у Государя отец его государев, великой государь святейший патриарх Филарет Никитич Московской и всеа Русии; у стола были бояре: князь Иван Борисович Черкаской, Федор Иванович Шереметев, князь Дмитрей Михайлович Пожарской; околничей Федор Левонтьевич Бутурлин; [Л.: диаки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, Иван Петров сын Шереметев, Лукьян Степанов сын [877] Стрешнев, Борис Петров сын Шереметев, Яков Михайлов сын Бобарыкин, князь Юрей княж Иванов сын Шеховской, Дмитрей Васильев сын Лодыгян, князь Роман княж Иванов сын Гагарин, князь Семен княж Ннкнтин сын Гагарин, Лаврентей Александров сын Кологривов, Борис Иванов сын Кокорев, Иван Богданов сын Воейков, Иван Александров сын Колтовской, Иван Васильев сын Биркин, Павел Иванов сын Волынской, Степан Матвеев сын Проестев; дворяня же, которые были в городех и в отсылках: князь Никифор княж Яковлев сын Мещерской, Иван Володимеров сын Благово, Михайло Игнатьев сын Новосилцов, Андрей Салтанов сын Толбузин, Василей Петров сын (Чевкин) (в книге: Челкин.), Федор Иванов сын Греков, 22 ч.; диаки: Михайло Данилов, Никифор Шипулин, Офонасей Максимов, Федор Рагозин, Максим Куликов; голова стрелецкой Андрей Жуков]. У стола стояли столники: Лев Офонасьев сын Плещеев, Федор Михайлов сын Толочанов. В столы смотрели столники: в болшой стол Иван Васильев сын Морозов; в кривой стол Алексей Иванов сын Головин. Вина нарежал столник князь Юрья княж Петров сын Буйносов-Ростовской.

[Г.: Декабря в 30 день послан был столник Василей Ортемьев сын Измайлов на Луки Великие для городовой меры и сметы, как городу новому быть и острогу.

Того ж году послан на Великие Луки города делать столник князь Федор княж Андреев сын Елецкой]. [878]

Того ж году, Генваря в 6 день, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, в золотой [Б и В.: в] подписной полате; у стола были бояре: князь Юрья Еншеевич Сулешев, князь Дмитрей Михайлович Пожарской; околничей князь Григорей Костантинович Волконской; [Л.: диаки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, князь Иван княж Андреев сын Голицын, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Семен княж Григорьев сын Звенигородской, князь Иван княж Петров сын Засекин, Дмитрей Васильев сын Лодыгин, князь Роман княж Иванов сын Гагарин, Степан Матвеев сын Проестев, Иван Романов сын Безобразов, Иван Павлов сын Кондырев, князь Иван (княж) Андреев сын Козловской, князь Федор княж Иванов сын Волконской, князь Федор княж Тимофеев сын Чернаго-Оболенской, Иван Прохоров сын Воейков, князь Петр княж Андреев сын Козловской, князь Иван княж Федоров сын Шеховской, Андрей Федоров сын Наумов, Дементей Замятнин сын Лодыженской, 20 ч.; диаки: Иван Болотников, Андрей Варев, Василей Копнин, Булгак Милованов, Михайло Данилов, Григорей Нечаев, Таврило Облязев, 7 ч.]. У стола стояли столники: Лев Офонасьев сын Плещеев, Федор Михайлов сын Толочанов. В столы смотрели столники: в болшой стол князь [879] Иван, княж Никитин сын Хованской; в кривой стол князь Никита княж Иванов сын Егупов-Черкаской. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской.

Того ж году указал Государь быть, на своей государеве службе, в Астрахани столнику и воеводам князь Юрью княж Петрову сыну Буйносову-Ростовскому, да Семену Меншаго сыну Волынскому, да дьяком: Степану Караулову да Григорью Нечаеву (В сп. Г.: Того ж году сказал думной дьяк в Астрахань воеводам столнику князю Юрью княж Петрову сыну Буйносову-Ростовскому, да Семену Меншову сыну Волынскому, да дьяки: Немир Киреевской да Григорей Нечаев; и Немир сказался болен, и на его место послан Степан Караулов.).

[Г.: Того ж году сказал Казанские избы дьяк Иван Болотников] в Сибирь воеводам:

В Тоболеск указал Государь быть воеводам князь Андрею Андреевичю Хованскому, да [Г.: к нему] в товарищи сказано Ивану Васильеву сыну Щепину-Волынскому, да письменные головы: Лаврентей Оверкиев (в сп. А.: Васильев.), да Павел Солманов, да Григорей Челюсткин.

[Г.: На Верхотурье воевода князь Семен княж Никитин сын Гагарин.

На Тюмени Петр Тимофеев сын Пушкин.

На Пелыме воевода Григорей Алябьев.

В Туринском Воин Корсаков.

На Березове воевода князь Михайло Белоселской.

В Мангазее воевода Тимофей Бобарыкин да Поликарп Полтев.

На Тару воевода князь Петр Козловской да Михайло Кайсаров.

В Сургут воевода князь Михаиле Гагарин.

В Кеть Данило Полтев. [880]

В Енисею Василей Аргамаков.

В Том воевода князь Юрья Шеховской да Грязной Чюлков сын Бортенев.

В Кузнецы Mихайло Языков].

Того же году послал Государь в Казань боярина и воевод Василья Петровича Морозова да Василья Васильевича сына Шепина-Волынскаго.

Того ж году. Феврале во 2 день, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, по золотой [Б и В.: по] подписной полате, ел у Государя отец его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русив; у стола были бояре: князь Иван Никитич Одоевской, князь Андрей Васильевич Хилков; околничей князь Григорей Костянтинович Волконской; [Л.: диаки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Иван княж Михайлов сын Катырев-Ростовской, князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, Иван Матвеев сын Бутурлин, Иван Александров сын Колтовской, Дмитрей Васильев сын Лодыгин, Иван Васильев сын Биркин, князь Федор княж Тимофеев сын Чернаго-Оболенской, Ортемей Васильев сын Лодыгин, Степан Матвеев сын Проестев, князь Федор княж Семенов сын Коркодинов, Федор Иванов сын Лодыгин, Мосей Федоров сын [881] Глебов, Петр Гуров сын Дашков, Иван Левонтьев сын Скобелцын, Никита Кудрин, 17 ч.; иноземцы: Андрей Голубовской, Михайло Желиборской, Андрей Бернацкой; диак Михайло Данилов; голова стрелецкой Михайло Рчипов]. У стола стояли столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Иван княж Никитин сын Хованской; в кривой стол Алексей Иванов сын Головин. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской.

[К.: Того ж году были на Москве Кизылбашские купчины (в сп. Е.: Кизылбаской купчина Бек-Улат.). И Февраля в 25 день были у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, в золотой в меншой полате, шаха Кизылбашскаго купчины, от Казылбашкаго шаха к Государю с гранатами и с дары. А при Государе в ту пору были, в полате, бояре, и околничие, и думные люди, и столники и дворяне болшие; сидели по лавкам, в золоте и в горлатных шапках. А Государю Кизылбашских купчин объявлял и речь им говорил посолской думной диак Ефим Телепнев; да при Государе ж были рынды, в белом платье, с топоры, столники: князь Федор да князь Иван княж Борисовы дети Татева, князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконскаго. А в [882] сенех, перед золотою полатою, сидели по лавкам, в золоте ж дворяне, и дьяки и гости, в золоте. А но крылцу стояли дворяне и дети боярские и приказные люди, в чистом платье. А шли к Государю в верх Кизылбашские купчины середнею лесницею. А пристав у них Юрей Строев сын Редриков] (В основных списках А, Б и В. прием Персидских купцов изложен следующим образом: Того к месяца Февраля в 25 день у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, в золотой [в сп. Б и В.: в] подписной полате, были Кизылбаскаго Аббас шаха купчины. Государь был в царском платье, бояре были в золоте. Рынды были, в белом платье: князь Федор да князь Иван княж Борисовы дети Татевы, князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконскаго. Купчин Государю сказывал и дары являл посолской думной дьяк Ефим Григорьев сын Телепнев.).

Того ж году, Марта в 1 день, на имянины Государыни Царицы и Великие Княгини Евдокеи Лукьяновны всеа Русии, у Государя Цари и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, в золотой [Б и В.: в] подписной полате, ел у Государя отец его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии; у стола были бояре: Михайло Борисович Шеин, князь Данило Иванович Мезецкой; околничей Ортеней Васильевич Измайлов; [Л.: думные диаки: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Иван княж Михайлов сын Катырев-Ростовской, князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, князь Андрей квяж Данилов сын Сицкой, Лукьян Степанов сын Стрешнев, Иван Петров сын Шереметев, князь Петр княж Андреев сын Хилков, князь Иван (княж) Васильев сын Хилков, князь Юрей княж Дмитреев сын Хворостинин, Василей Петров сын Шереметев, Иван Александров сын [883] Колтовской, Иван Костянтинов сын Карамышев, Степан Матвеев сын Проестев, Обрам Иванов сын Лодыженской, Иван Васильев сын Биркин, Лаврентей Александров сын Кологривов, Иван Васильев сын Измайлов, Степан Осипов сын Караулов, Иван Нелюбов сын Огарев, Семен Демонтьев сын Яковлев, Мосей Федоров сын Глебов, князь Никита княж Петров сын Борятинской, Борис Семенов сын Бутиков, Иван Богданов сын Воейков, Иван Костянтинов (сын) Шлинев, 24 ч.; диаки: Михайло Данилов, Максим Матюшкин]. У стола стояли столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Иван княж Никитин сын Хованской; в кривой стол князь Никита княж Иванов сын Егупов-Черкаской. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской.

Того ж месяца Марта в 7 день Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал быть на своей государеве службе, в украинном розряде, воеводам; и было воеводы по полком: в болшом полку, на Туле, столник и воеводы князь Федор княж Семенов сын Куракин да князь Иван княж Федоров сын [Е.: Болшой] Шеховской; в передовом полку, на Дедилове, столник и воеводы князь Иван княж Федоров сын Татев да Степан Лукьянов сын Хрущов; в сторожевом полку, на Кропивне, столник и воеводы Андрей [884] Осипов сын Плещеев да Иван Володимеров сын Благово; в прибылом полку, во Мценску, столник и воеводы князь Фома княж Дмитреев сын Мезецкой да Максим Петров сын Крюков.

В Резанском розряде были воеводы по полком (в сп. Г.: розряд украинным сходным воеводам.): в болшом полку, в Переславле Резанском, столник и воеводы князь Федор княж Борисов сын Татев да Василей Петров сын Чевкин; в передовом полку, на Михайлове, воеводы князь Иван [Д.: Салех] княж Петров сын Засекин да Федор Ермолаев сын Лахарев; в сторожском волку, в Пронску, воеводы Василей Никитин сын Пушкин да Алексей Терентьев сын Чюбаров.

А по вестям указал Государь быти в сходе воеводам, в болшой полк с столником и воеводою со князем Федором Куракиным: из передоваго полку воеводам князь Ивану Татеву да Степану Хрущову, из сторожеваго полку воеводам Андрею Плещееву да Ивану Благово, из прибылаго полку, изо Мценска, столнику в воеводам князь Фоме Мезецкому да Максиму Крюкову, из Переславля Резанскаго столнику и воеводам князь Федору Татеву да Василью Чевкину. В передовой полк к воеводе ко князю Ивану Татеву с Михайлова воеводы князь Иван Засекин да Федер Лихарев. В сторожевой полк, на Кропивну, к столнику и воеводе к Андрею Плещееву, из Пронска воеводы Василей Пушкин да Алексей Чюбаров. А сказано воеводам по полком быти того ж числа.

И у сказки бил челом Государю [885] столник князь Федор княж Борисов сын Татев (в сп. Г и Д.: И князь Федор и князь Иван Татевы, у сказки, били челом.): велено ему быть в Переславле Резанском, а по вестям велено ему итти в сход, на Тулу, к столнику и воеводе ко князю Федору Куракину, а наперед сего на князь Федора Куракина бивали челом в отечестве те, которые ему князь Федору отечеством в версту [Д.: и хуже], и в том бы в прежнем челобитье отечеству его вперед порухи не было, [Д.: а со князь Федором Семеновичем Куракиным быть мочно].

А столник князь Федор Куракин бил челом Государю на князь Федора Татева, что князь Федор Татев тем его безчестит, бьет челом на него Государю не делом; а как и почались Татевы в государевых розрядех, и родители их не токмо что с родителми его с Куракиными, с товарищи их безсловно бывали, и на них не бивали челом, и Государь бы его князь Федора Куракина пожаловал, за его безчестье, велел ему на князь Федора Татева дать оборонь. [Д.: И думной розрядной дьяк Федор Лихачев сказал: которые де бивали челом на Куракиных не по своей мере, и они в тюрме сидели].

А столник Андрей Осипов сын Плещеев бил челом Государю на князь Федора да на князь Ивана Татевых, что князь Федору Татеву велено быть в Переславле Резанском, а князь Ивану Татеву велено быть в передовом полку, на Дедилове, а ему Андрею велено быть в сторожевом полку, на Кропивне, и ему Андрею менши князь Федора и князь Ивана быть не вместно. [886]

А князь Федор да князь Иван Татевы били челом Государю на Андрея Плещеева: бьет на них челом Государю Андрей не делом и челобитьем своим их безчестит; а Плещеевы с ними бывали всегда безсловно, да Андреев дядя, отцу его Осипу родной болшой брат, Василей Тимофеев сын Плещеев, со отцом их, со князем Борисом Петровичем Татеным, во 111 году (в сп. Д.: во 108 году.), в Цареве Борисове городе, был безсловно. И Государь бы их пожаловал, велел им на Андрея Плещеева в безчестье дать оборонь.

А князь Иван Засекин бил челом Государю, что князь Федору Татеву велено быть в Переславле Резанском, а князь Ивану Татеву велено быть в Тулском розряде, в передовом полку, на Дедилове, а ему князь Ивану велено быть на Михайлове, и ему князь Ивану менши князь Федора и князь Ивана Татевых быть не вместно, потому что на них били челом, во 133 году, Василей Иванов сын Нагово, да князь Никита княж Иванов сын Егупов-Черкаской, да князь Юрья княж Андреев сын Звенигородской; а ныне на князь Федора да на князь Ивана Татевых бьет (в сп. А.: бил.) челом Государю в отечестве Андрей Осипов сын Плещеев.

А князь Иван Шеховской бил челом Государю, что велено ему быть в болшом полку, на Туле, со князем Федором Куракиным в товарищах, и прежде (в сп. Б и В.: преж.) сего, которые их братья бывали на Туле, и тем государская жалованья было, что им передоваго и сторожеваго полку до первых воевод в [887] местех, по прежнему уложенью, дела нет, и Государь бы его пожаловал, велел челобитье его записать.

[Г.: А Василей Пушкин бил челом] [Д.: у сказки] [Г.: на Андрея Плещеева, потому что, по государеву указу, в сход ходят Пронские воеводы на Кропивну, и ему Андрея быть менши нелзе. [Д.: И после сказки бил челом Государю, что, ему в сход итти к Андрею Плещееву и менши его быть не вместно, а мочно де ему Василью болши быть отца Андреева, Осипа Плещеева, многими месты].

А Иван Благово (в сп. Б и В.: Благой.) бил челом Государю [Д.: в отчестве] на князь Ивана Шеховскаго да на Степана Хрущева, что князь Ивану Шаховскому велено быть в болшом полку, на Туле, в других, а Степану Хрущову велено быть в передовом полку, на Дедилове, в других, а ему Ивану велено быть в сторожевом полку, на Кропивне, в других; и ему Ивану менши князь Ивана Шеховскаго и Степана Хрущева, но многим случаям, быть не вместно, [Д.: и Государь бы его пожаловал, велел ему на князя Ивана Шеховскаго в отчестве суд дати].

А Федор Лихарев бил челом Государю на Василья Чевкина (в сп. А.: Чевчина.) да на Степана ж Хрущева, что Василью Чевкину велено быть в Переславле Резанском в других, а ему Федору велено быть, на Михайлове, и других, а Степану Хрущеву велено быть в Тулском розряде в передовом полку, на Дедилове, в других, а по вестям с Михайлова велено ему итти и сход в Тулской розряд в передовой полк, [888] на Дедилов, и ему менши Василья Чевкина и Степана Хрущова, по многим случаям, быть не вместно.

А Василей Чевкин бил челом Государю на Федора Лихарева, что Федор Лихарев бил челом на него в отечестве не делом, а Федору Лихареву, по многим случаям, менши его Василья быть (в сп. Б и В. прибавл.: “ не ”.) мочно, и Государь бы его Василья пожаловал, велел ему на Федора Лихарева в его безчестье дать оборонь.

И подали князь Федор Куракин, князь Иван Засекин, князь Иван Шеховской, Иван Благова (там же: Благой.), Федор Лихарев, Василей Чевкин челобитные, а в челобитных пишет.

Бьет челом Государю и государю патриарху князь Федор Куракин: сказано ему, на их государеву службу на Тулу, а князь Федору княж Борисову сыну Татеву в болшой полк в Переславль Резанской; и князь Федор Татев бил челом на него, а сказывает, что на меня, князь Федора, били челом в отечестве хуже их, и ему князь Федору Татеву менши князь Федора Куракина быть нелзе и челобитье [Б.: б] его велели в розряде записать, чтоб ему от иных родов в том порухи не было, что он будет со князем Федором Куракиным. И князь Федор Татев тем его безчестит (там же: безчестил.), что ему быти менши его нелзе, а как и почалися Татевы в государевых розрядех, и родители их не токмо что с родителями их с Куракиными, с товарищи их безсловно бывали, и на них не бивали челом; а отечество их с Татевыми известно им [889] Госудярем. И Государь бы и государь патриарх его пожаловали, велели [Б.: ему], на князь Федора Татева оборонь дать.

Бьет челом Государю князь Иван Засекин: сказано ему быть на его государеве службе, на Михайлове, а в Переславле Резанском велено быть князь Федору княж Борисову сыну Татеву, а в Тулском розряде велено быть в передовом полку князь Ивану княж Федорову сыну Татеву, и ему менши Татевых быть не вместно, потому что на них били челом, во 133 году, Василей Иванов сын Нагой, да князь Никита княж Иванов сын [А.: Егупов]-Черкаской, да князь Юрья княж Андреев сын Звенигородской, а ныне бьет челом на Татевых же в отечестве Андрей Осипов сын Плещеев, и которые Государю на Татевых в отечестве бьют челом, и те все менши родители (в сп. Б.: родителей.) его. И Государь бы его пожаловал, велел ему на Татевых в отечестве суд дать.

Бьет челом Государю князь Иван Шеховской: сказано ему государева служба на Тулу, в болшой полк, в товарищи (в сп. А и В.: в товарищах.); и, преже сего, которые их братья бывали на Туле в товарищах, и к тем государское жалованье было, что им до передоваго и до сторожеваго полку до болших воевод в местех, по прежнему государеву уложенью, дела нет. И Государь бы его пожаловал, по прежнему уложенью, велел челобитье его записать, чтоб он перед своею [890] братьею, которые ему отечеством в версту, позорен не был.

Бьет (в сп. Б и В.: бил.) челом Государю и государю патриарху Иван Благой: велено ему быть на их государеве службе в сторожевом полку, а в болшом полку велено быть князь Ивану Шеховскому, а в передовом полку Степану Хрущеву; и ему менши князь Ивана Шеховскаго и Степана Хрущева быть не вместно: 97 году был воевода дядя его родной, Борис Благово, в Орешке, и товарищ с ним был Василей Белеутов да третей князь Матвей Мещерской; а (там же: и.) Белеутовы и Мещерские им Государем известно многим честнее Шеховских, и Шеховские с ними во многих местех бывали; да 93 году в Чернигове были воеводы: князь Иван княж Самсонов (в сп. А.: Семенов.) сын Туренин; да князь Андрей Звенигородской, да дядя его Степан Благой (в сп. Б.: Благово.), да Федор Писемской; и Федор честнее князь Иванова (в сп. А и В.: Ивана.) и деда и отца; да посланы были от Государя Царя [А и В.: и Великаго Князя] Ивана Васильевича [А.: всеа Русии] во Псков по постельку Василей Хлопов Нагой, а товарищ ему был князь Андрей Шеховской, а Хлоповы с ними во многих случаях бывали; и во 116 году велели быть Осипу Хлопову со князем Андреем Шеховским, и Осип на князь Андрея Шеховскаго бил челом и тот наказ клал, и Царь Василей Осипа со князем Андреем велел розвести и тот наказ у Осипа и ныне цел; да при Царе Иване Васильевиче посылан был отец его [891] Володимер с послом, в Литву, со князем Федором Михайловичем Троекуровым и написан был во дворянех с Москвы, ото всех дворян отведен, и подмоги дано ему семдесят рублев, а во дворянех честнее князь Иванова отца многим был (в сп. Б и В.: были.), и то все в розряде цело и в посолском приказе; да с отцем его был в товарищах князь Михайло Путятин-Бык, посыланы были, из Новагорода, от боярина от князь Тимофея Романовича Трубецкаго, на заставу; да Царь Иван Васильевич с дядею его не верстал, с Обрамом Благово, Степана Годунова; да 94 году были на Луках Великих воеводы Иван Иванов сын Сабуров, да дядя его родной, Борис Благово, да голова Торопченин князь Федор Шеховской, да с братом с его, с Григорьем Благово, был (в сп. А.: были.) в товарищах Миня Лыков, а Минин брат, Михайло Лыков, был болши в Чебоксарех князь Петра Шеховскаго, да, 67 году, Бориса Сукина, а с Борисом и с Васильем Сукиными во многих случаях Шеховские были менши их; да с ним Иваном были, на Белой, головы: Степан Данилов сын Травин, Иван Ржевской, Петр Лыков, а послуги за те службы камка (в сп. Б и В.: камки.) в куницы поимал. и в розряде и на казенном дворе памяти есть, а те головы все Шеховских честнее; да дядя его, Борис Благово, был у Царицы (там же: Цариц.) дворецкой, а Юрья Пушкин в ту ж пору был т детех боярских и безсловно от дяди его с памятми ездил; да при Царе Василье послали [892] его в Сибирь в Березов [А и В.: с] Степаном Волынским, и он на Степана бил челом и памяти клал, что дядя Степанов, Иван Волынской, был певши дяди его роднаго, Бориса Благово, в приставех у князь Александра Полубенскаго (в сп. Б.: Полубескаго.), и Царь Василей его [А.: с] Степаном розвел, а велел ему быть в Сургуте. И Государь бы и государь патриарх пожаловали его, велели про то сыскать своими государевыми розряды, и за его за многие службы его пожаловали (там же: пожаловал.).

Бьет челом Государю к государю патриарху Федор Лихарев: велено ему быти на их государеве службе, к Резанском розряде, на Михаилове (там же: на Mихайлове.), в передовом полку, а в болшом полку в других Василью Чевкину, и ему, по розрядом и по своему отечеству, менши Василья Чевкина быть не вместно по тому: в прошлом в 134 году Василей Чевкин был, на их государеве службе, в Переславле Резанском, в других, а в Пронску, в сторожевом полку, в первых Борис Савостьянов сын Колтовской, и по тому розряду Борис Савостьянов сын Колтовской болши Василья Чевкина. А во 101 году дядя его, Федор Родионов сын Лихарев, был на Резани, в болшом полку, в других, а Федор Борисов сын Колтовской того ж году, на Михайлове, в передовом полку в других, и по тому розряду дядя его, Федор Лихарев, болши Федора Борисова сына Колтовскаго. Да во 102 году в Переславле Резанском дядя его, Федор Родионов сын Лихарев, а на [893] Михайлове, в передовом полку, был Федор Колтовской, а Федор Борисов сын Колтовской Борису Савостьянову сыну Колтовскому дядя болшой, и ему Федору по тем розрядом мочно быть болши Василья Чевкина. Да ему же Федору указано по росписи итти по вестям на Дедилов, в передовой полк, а в передовом полку, на Дедилове, в других Степан Лукьянов сын Хрущов, и ему менши Степана быть и в сход к нему итти (в сп. Б. “итти” написано два раза.) не мочно по тому: при Царе Федоре дядя его, Федор Родионов сын Лихарев, да того Степана отец, Лукьян Борисов сын Хрущов, посыланы были с государским жалованьем, на Днепр, к Вишневецким князем и ко всему войску, а в наказе написан дядя его, Федор Лихарев, да товарищ с ним Лукьян Борисов сын Хрущов, и по тому случаю дядя его, Федор Лихарев, болши Лукьяна Борисова сына Хрущева, Степанова отца. Да во 129 году посылан был брат его, Никита Лихарев, в Крым с государевым делом, а провожал его до Донца голова Сава Офонасьев сын Хрущов, а Сава в роду их болши Степана Лукьянова сына Хрущева, и по тому случаю брат его, Никита Лихарев, болши Савы Хрущева; и по тем розрядом и по случаям мочно ему быть [А.: болши] Василья Чевкина да Степана Хрущева; да и многие у него случаи есть на Василья Чевкина да на Степана Хрущева, что ему мочно быть болши их. И Государь бы и государь патриарх пожаловали его по тем розрядом и по случаям, не велели ему быть менши Василья Чевкина да Степана Хрущова. [894]

Бьет челом Государю Василей Чевкин: в нынешнем во 135 году велено [Б.: ему] быть, на его государеве службе, в Переславле Резанском в товарищах с столником и воеводою со князем Федором Татевым, а на Михайлове велено быть Федору Лихареву со князем Иваном Засекиным, и Федор Лихарев бьет челом на него в отечестве, тем его позорит. По государевой милости и по своему отечеству люди они родословные, по государскому указу родители их бывали в розряде бояром и воеводам в товарищах, и одни бывали; а Лихаревы люди неродословные, на Резана и на Кошире дети боярские молодые, а по государскому указу неродословным людям с родословными людми счет не бывает. А во 106 роду прислана, на Резань, Государыни Царицы и Великие Княгини Александры Федоровны грамота и роспись станичным головам в станичником, за дьячьею приписью, к дяде его, к Юрью Чевкину, да к осадной голове к Михаилу Солыцову, [Б.: а велено Юрью Чевкину да Михаилу Солнцову] выслать станичных голов и станичников, на Оскол, к воеводе ко князю Ивану Солнцову; и по росписи в станичных ездокех, во 116 году, брат его Федором болшой, Федор Злобин сын Лихарев, написан, а ездит с Семенов Кикиным в ездокех. А в прошлом во 130 году, по государеву указу, был он Василей на Михайлове, а с ним был в товарищах Иван Федоров сын Кикин безсловно, а Иванов отец Кикина, Федор Иванов сын Кикин, Семену Кикину болшой родной брат, а в [895] государеве наказе у него написано: как будет война, на Туле и во Мценску и в иных Верховых городех, и ему велено посылать в передовой полк, на Дедилов, в сход к воеводе ко князю Семену Гагарину товарища своего Ивана Кикина, а ему в сход [Б и В.: ко] князь Семену Гагарину ходить не велено. А по 127 году, в Колуге, по государеву указу, был боярин и воеводы князь Дмитрей Михайлович Пожарской, да князь Офонасей Гагарин, да Никита Парамонов сын Лихарев; а во 126 же году, по государеве грамоте, с Тулы Юрью Вердеревскому велено отвесть дворян и детей боярских в Колугу к боярину ко князю Дмитрею Михайловичю Пожарскому да ко князю Офонасью Гагарину; и Юрья Вердеревской бил челом Государю, что ему Юрью ко князю Офонасью Гагарину людей принести не вместно, и Юрью Вердеревскому дана государева грамота, а велено привесть людей в Колугу к одному [Б и В.: к] боярину ко князю Дмитрею Михайловичю Пожарскому, а князь Офонасей Гагарин на Юрья Вердеревскаго встречно Государю не бивал челом. А, 66 году, в Ряском городе был воевода дед его, Юрья Чевкин, а с ним были товарищи: Никита Семенов сын Вердеревской, а его Юрьев родной дед, да Григорей Бутурлин, а тот Федор Ермолаев сын Лихарев, и дядья его и братья, от его братьи и кои их моложе, везде бывают в головах с сотками и в подъезжих головах и во всяких посылках безсловно (в сп. Б и В.: безсловесно.). И Государь бы его пожаловал, велел на Федора Лихарева, по своему [896] государеву указу, оборонь дать, чтоб он позорем не был.

И Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии, выслушав челобитья князь Федора Куракина с товарищи, приказал о том сидеть бояром. И по государеву указу, бояре приговорили:

Князь Федору Татеву отказать, что он у сказки бил челом Государю на князь Федора Куракина не делом и указывал на прежнее на чужое челобитье, а кто наперед сего на князь Федора Куракина в отечестве бивал челом не по своей мере, и тем отказано и оборонь давана, и ему князь Федору Татеву мочно быть со князем Федором Куракиным безсловно.

А князь Федору Куракину приговорили сказать, что ему на князь Федора Татева, за его безчестье, оборони дать не довелось для того, что князь Федор Татев точма на него в отечестве не бил челом, а бил челом и указывал на чужое челобитье, остерегаясь от тех прежних челобитчиков, и ему князь Федору Куракину того себе в безчестье ставить нечего.

А Андрею Плещееву бояре приговорили, за безчестье князь Федора да князь Ивана Татевых дати оборонь, посадить его в тюрму за то, [Б и В.: что] Андрей на князь Федора да на князь Ивана Татевых бил челом не делом, нарушивая государев прежней указ, что передовому полку с сторожевым полком мест нет; хотя (там же: хоти.) б он Татевым отечеством был и в ровенстве и ему было мимо уложенья бить челом не довелось, в чем мест нет; а ему Андрею Плещееву менши князь [897] Федора и князь Ивана Татевых быть мочно, да и по тому быть мочно: сыскано в розряде, во 111 году, в Цареве Борисове городе воеводы (в сп. А.: воевода.): князь Борис Петрович Татев да Василей Тимофеев сын Плещеев, а Василей Плещеев ему Андрею дядя, отцу его брат родной болшой (В сп. Е. приговор, сказанный Плещееву, по его челобитью на князей Татевых, изложен следующим образом: И Государь велел сказать думному розрядному дьяку Федору Лихачеву, что Андрей Плещеев бил челом Государю на князь Федора и на князь Ивана Татевых не делом, по тому: в прошлом во 111 году был в Борисове города дядя твой родной, болшой, Василей Тимофеев сын Плещеев, менши отца князь Федорова, боярина князя Бориса Татева, а ты Андрей у отца своего третей сын, и твоему отцу Осипу мочно быть менши князя Федора и князя Ивана Татевых, а за их безчестье Государь велел тебя посадить в тюрму. А отводил в тюрму розрядной подьячей Григорей Ларивонов.).

А Василью Никитину сыну Пушкину приговорили бояре: ныне на государеве службе быть (в сп. А.: был.), по государеву указу, а что он бьет челом Государю в отечестве на Андрея Плещеева, и челобитье его в розряде записать; а как служба минется, и Василью Пушкину приговорили на Андрея Плещеева дать в отечестве суд.

И во 136 году, приехав с службы, Иван Благой бил челом на князь Ивана Шеховскаго в отечестве о суде, и ему Ивану на князь Ивана Шеховскаго в отечестве суд дан; судил боярин да дьяк.

А Федор Лихачев, приехав [Б.: с] службы, бил челом о суде в отечестве на Василья Чевкина, и ему Федору на Василья Чевкина в отечестве суд дан во 136 году; судил боярин да дьяк.

А князь Ивану Засекину приговорили бояре отказать, что он на князь Федора да на князь Ивана Татевых бьет челом не делом, указывает на чужое челобитье, а не своими случаи, бьет челом. [898]

А Ивану Благово приговорили бояре сказать: то ему Ивану, по государской милости, и находка, что ему велено ныне быть в украинном розряде, в сторожевом полку, в воеводах, и он бы, по государеву указу, ныне на службе был, а будет ему до князь Ивана Шеховскаго в отечестве дело есть, по каким ближним случаем, и как он приедит [А.: с] службы, и он бы в те поры бил челом Государю на князь Ивана в отечестве вскоре, и Государь пожалует, велит в те поры дать ему суд, по своему государскому розсмотрению, для того что князь Иванов отец Шеховскаго и он князь Иван служили с (в сп. Б и В.: из.) городов, и нет ли будет их какие в отечестве потерки в городех; а только б он Иван бил (там же: побил.) челом на Шеховских, которые давно служат с Москвы и в розрядех объявились, и ему бы Ивану и без суда в том отказали, да и по тому б отказали, что брат его Иванов болшой родной, Петр Благой, был на Москве в головах у стрелцов, и ему с теми Шеховскими в отечестве не сошлось. А что он же Иван бьет челом на Степана Хрущева, и он дурует, прежней государев указ и уложенье старое нарушивает (там же: нарушает.), потому что передовому полку с сторожевым полком мест нет.

А Федору Лихареву приговорили [899] [Б и В.: бояре] сказать, чтоб (в сп. А и В.: что.) он на государеве службе, по государеву указу, был, а как служба минется, а будет (в сп. А.: буде.) ему до Василья Чевкина в отечестве, по каким ближним случаем, дело, и он бы, приехав с службы, на Василья Чевкина Государю бил челом [900] вскоре, и Государь пожалует, велит в отечестве в те поры указ учинить да чего доведется; а до Степана Хрущева ему Фсдору в местех не достало, потому что велено с Михайлова князь Ивану Засекину и ему Федиру по вестам итти в сход к воеводе ко князю Ивану Татеву (Сказка эта изложена следующим образом в сп. Г.: Того ж числа Государь велел воевод послати в сказке, князь Федора княж Семенова сына Куракина с товарищи. И вышед думной дьяк Федор Лихачев сказал, государевым словом, князю Федору Куракину: бил ты челом Государю, как тебе сказали на государеву службу, и у сказки бил челом князь Федор Татев на тебя, и тем будто он тебя безчестил. И князь Федор Татев ва тебя впрям не бил челом и того не говаривал, что ему менши тебя быть ползе, толко помя(ну)л, что в нашу де версту на князя Федора Семеновича бивали челом. И тебе князь Федор Семенович не безчестья: кто на тебя бивал челом не по делу, и Государь указывал тебе на них оборонь. А князь Федор Татев с братьеми у сказки говорил: мы де таки, Государь, на князь Федора не бивали челом, и роду де всему нашему быть, мочно со князь Федором, и сегодни быть ради. И князь Федор Куракин бил челом: тем де таки они меня безчестят, что и то говорили, а и то де мне не честь, хотя б дед их с сыном моим был.

И после того думной дьяк Федор Лихачев кликнул Андрея Плещеева, и молвил: Андрей Плещеев Государь тебе велел сказать: бил ты челом на князя Ивана Татева, что ему указано быть в передовом полку, а тебе в сторожевом полку; в государево уложенье, давно с собору, что сторожевому полку до передового полку дела нет, ни чести ни безчестья; а хотя б тебе велели с родным его братом быти или хуже тебя, кто в передовом полку, а ты б, ведая государев указ, государева указу не нарушивал, а Государя тем не кручинил. А то ты бьешь челом не делом хотя б тебе впрямь велели быть со князь Иванов Татевым, и тебе быти мочно по тому: дядя твой родной, Василей Осипович, отцу твоему родной болшой брат, был во 101 году в Борисове городе в товарищех со князь Борисом Петровичем Татевым; и Андрей Плещеев в том и сам не заперся; и Государь велел тебя посадить в тюрму.

А после того кликнул Василья Пушкина, а молвил: Василей Пушкин! бил (ты) челом на Андрея Плещеева, что тебе не мочно итти в сход к нему, и Государь велел тебе быти по росписи, а челобитье твое велел записати; а как служба минется, и ты бей челом на него о суде, и государь тебе велит дать суд.

А после: того кликнул Ивана Благова; бил ты челом на князь Ивана Шеховскаго, что тебе немочно с ним быть и Государь тебе велел быть по росписи, а челобитье твое велел записати; а как служба минется, и ты бей челом на него о суде, и Государь тебе велит дать суд. А после того кликнул Федора Лихарева; бил челом ты на Василья Чевкина, что Василей в болшом полку другой, а ты в передовом полку другой, и тебе быть Васильи не мочно менши. И Государь велел тебе оказать, быть, по росписи; а как служба минется, и тогды Государю бей челом, приготовя случая о суде.

В сп. Д.: Того же году Марта в 21 день, по Государеву Цареву и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии указу, воеводам была сказка на постелном крылце, на рундуке, а сказывал думной дьяк Федор Лихачев. Князю Федору Семеновичю Куракину: бил де ты челом Государю на князь Федора да на князь Ивана Татевых о безчестье и о оборони, и Государь велел тебе сказать, что Татевым мочно быть с тобою всегда, а били челом они Государю, что де на тебя преже сего в их версту бивали челом, а сами они вирам на тебя не били челом и тебя ничем не безчестили, и Государь вам велел быти на своей государеве службе. И князь Федор и князь Иван Татевы сказали у сказки: готовы де мы быти со князь Федором Семеновичем Куракиным всегда.

А Андрею Плещееву сказал: бил до ты челом Андрей на Татевых, и Государь указал и бояре указали, велел тебе Государь сказать: бил ты челом на Татевых не делом, хотя б тебе ж мочно бить челом на Татевых, ино тут, по государеву указу; мест нет; а те ты бил челом Государю не делом на Татевых: болшой брат отцу твоему, Василий Тимофеев сын Плещеев, был в Цареве городе с князь Борисов Петровичем Татевым, а отец твой Осип после Василья другой, а ты у отца своего третей, и Государь велел тебя, за Татевых безчестье, посадити в тюрму. И послал Андрей в тюрму с розрядным с молодым подьячим. А Василью Пушкину сказал: бил ты челом Василей на Андрея Плещеева, что тебе в сход к Андрею итти не вместно, и Государь указал и бояре приговорили, что тебе быть на государеве службе с Андреем без мест; а как служба минется, и Государь тебя пожаловал, велел тебе с Андреем в отечестве суд дати и в розряде Государь велел то записать. А Ивану Володимерову сыну Благово сказал: бил ты челом Иван на князь Ивана Шеховскаго, что тебе менши князь Ивана быти не вместно, и Государь указал, велел тебе быти на еврей государеве службе, по росписи, а как служба минется, и ты Государю тогда бей челом, и Государь тебе тогда велит суд дати, и челобитье твое в розряде записано.

А Федору Ликареву сказал: бил ты челом Федор на Василья Чевкина да на Степана Хрущева, и Государь велел тебе сказать; до Степана тебе Хрущова дела нет указано в сход ходити воеводам к болшому воеводе кому в которой укажут в полк итти, а на Василья Чевкина бил ты челом, что тебе Василья Чевкина менши быть нелзя, потому что, в прошлом во 134 году; бал на Резани Василей Чевкин в болшом полку другой, и Борис Савостьянов сын Жолтовской в сторожевом полку первой, и по государеву, указу мест им меж себя нету, и будет у вас есть иные какие случаи на Чевкиных, и ты, приехав (с) службы, бей челом, и Государь велел тебе суд дати.). [901]

Того ж Марта месяца в 11 день, по государеву указу и по боярскому приговору, князь Федору Куракину с товарищи государев указ и боярской приговор сказан; и Андрей Плещеев, за безчестье князь Федора и князь Ивана Татеных, послан в тюрму с подьячим с Никитою Петровым.

Того ж месяца Марта в “ ” день, у Государа Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, в золотой [Б и В.: в] подписной полате, был Датскаго короля Крестьануса гонец Елга Кребсом. [902]

[А.: И] Государь был в царском платье; бояре и дворяне были в золотах. Рынды были, в белом платье: князь Федор да князь Иван княж Борисовы дети Татева князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконские. Гонца являл Государю посолской: думной дьяк Ефим Григорьев сын Телепнев. На околничем (в сп. Б.: на околничаго; в сп. В.: на околничеве.) месте сидел околничей князь Григорей Костянтинович Волконской. Пристав у гонца был сотник стрелецкой Совет Башковской (2) В книге, означенной буквою К. прием Датскаго посла изложен следующим образом: Того ж году был на Москве Датцкаго короля гонец. И Марта в 11 день был У Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, в золотой меншой полате, Датцкаго короля гонец; а при Государе были в полате бояре, и околничие, и думные люди, и столники и дворяне болшие; сидели по лавкам, в золоте и в шапках в горлатных; да при Государе ж были рынды, в белом платье, с топоры, столники: князь Федор да князь Иван княж Борисовы дети Татевы, князь Федор да князь Петр княж Федоревы дети Волконские. А Государю Датцкаго гонца объявлял и речь ему говорил посолской думной дьяк Ефим Телепнев. А в сенех, Перед золотою полатою, сидели по лавкам дворяне и диаки и гости, в золоте ж и в горлатных шапках. А по крылцу и у Благовещенья от паперти были дворяне, и приказные люди и дети боярские из городов, в цветном платье. А пристав у Датцкаго гонца сотник стрелецкой Совет Банковской.). Того ж месяца Марта в 13 день, [903] приказал Государь [Г.: Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии] слушать бояром чуда околничаго князя Григорья Костянтиновича Волконскаго с Семеном Колтовским, что в нынешнем во 135 году Ноября в 25 день, были у Государа Свийские послы, и в приставех у послов был Семен Колтовской, а встречал послов околничей князь Григорей Волконской. И Семен Колтовской по тому на околничаго князь Григорья Волковскаго и бил челом о суде, [Б.: и суд у них был]. И бояре, слушав суда, приговорили по розрядом околничаго князь Григорья Волконскаго оправить, а Семена Колтовскаго обвинить.

И сказка им была Марта в 27 день].

Того ж месяца Марта в 14 день, на празднество пречистыя Богородицы Федоровския, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всея Русия был стол, по золотой по подписной полате, ел у Государя отец его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московским и всеа Русии; у стола были бояре: Федор Иванович Шереметев, князь Дмитрей Михайловича Пожарской; околничей князь Григорей Костинтинович Волконской; [Л.: диаки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Иван княж Мяхайлов (сын) Катырев-Ростовской, княж Алексей княж [904] Никитин сын Трубецкой, Иван да Василей да Борис Петровы дети Шереметева, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, князь Петр княж Иванов сын Пронской, князь Юрей княж Дмитреев сын Хворостинин, Дмитрей да Ортемей Васильевы дети Лодыгина, князь Левонтей Салтанов мурзин сын Шейдяков, Яков Михайлов сын Бобарыкин, Иван Дмитреев сын Плещеев, Степан Матвеев сын Проестев, князь Иван князь Васильев сын Хилков, князь Петр княж Володимеров сын Mосалской, Григорей Васильев сын Измайлов, Василей да Иван Гавриловы дети Коробина, Петр Иванов сын Мусорской, Михайло Игнатьев сын Новосильцов, Иван Богданов сын Воейков, 20 ч.; диаки: Михайло Данилов, Максим Матюшкин, Неупокой Кокошкин]. У стола стояли столники: князь Василей Егшин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол Иван Васильев сын Морозов; в кривой стол князь Петр княж Дмитреев сын Пожарской. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской.

Того ж месяца Марта в 18 день, на праздник Вербное воскресение, был у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии (в сп. А.: прибавл.: “был”.) стол, по передней избе; у стола были бояре: князь Дмитрей [905] Мамстрюкович Черкаской, князь Алексей (в книге, означенной буквою Л.: Левонтей.) Юрьевич Сицкой; околничей Ортемей Васильевич Измайлов; [Л.: дияки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; дворяня, были наперед того в столниках: князь Семен княж Васильев сын Прозоровской, Иван Иванов сын Салтыков, князь Андрей княж Федоров сын Литвинов-Мосалской, князь Петр княж Александров сын Репнин, Григорей Андреев сын Плещеев, князь Данило княж Григорьев сын Гагарин, Андрей Петров сын Совин, Никита Иванов сын Лескирев, Ларион Григорьев сын Сумин; дворяня ж: Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Александр княж Данилов сын Приввков-Ростовской, князь Семен княж Григорьев сын Звенигородской, Тимофей Васильев сын Измайлов, Семен Гаврилов сын Коробин, Иван Нелюбов сын Огарев, Григорей Иванов сын Горихвостов, Федор Mихайлов сын Болшев, Михайло Григорьев сын Елизаров, 18 ч.; голова стрелецкой Алексей Борисов сын Полтев; диаки из приказов: Максим Матюшкин, Иван Нестеров, Омельян Евсеньев, Веденикт Махов, Иван Трофимов, 5 ч.]. У стола стоили столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской; в кривой стол князь Федор княж Федоров сын Волховской. Вина нарежал [А.: столник] князь Иван княж Никитин сын Хованской. [906]

Того ж две был стол у государя святейшаго патриарха Филарета Никитича Московского и всеа Русии, во столовой полате; у стола были бояре: князь Иван Борисович Черкаской, князь Андрей Васильевич Хилков; околничей князь Григорей Костянтинович Волконской; [Л.: яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Иван княж Михайлов сын Катырев-Ростовсвой, князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, Иван Петров сын Шереметев, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, Борис Иванов сын Пушкин, князь Иван княж Васильев сын Хилков, князь Юрей княж Дмитреев сын Хворостинин, князю Никита княж Петров сын Борятинской, князь Никита княж Михайлов сын Мезецкой, Обросим Семенов сын Лодыженской, Степан Матвеев сын Проестев, Лаврентей Александров сын Кологривов, Петр Иванов сын Мамсуров, Иван Богданов сын Воейков, Яков Михайлов сын Бобарыкин, Томило Юдин сын Луговской, Дмитрей Васильев сын Лодыгин, князь Федор княж Тимофеев сын Чернаго-Оболенской, Ортемей Васильев сын Лодыгин, Антон Павлов сын Загоскин, Иван Павлов сын Кондырев, Иван Гаврилов сын Коробин, Андрей Васильев сын Баскаков, князь Роман княж Иванов сын Гагарин, Mосей Федоров сын Глебов, Петр Гуров сын Дашков, Борис Иванов сын Бартенев; иноземцы: Андрей Голубовской, Михайло Желиборской, Иван Мневской; диаки: Михайло Данилов, [907] Боим Болтин, Герасим Мартемьянов, Михайло Смывалов, Иван Грязев, Пятой Филатов. А в году, того ж дни, под великим государем святейшим пакриархоа Филаретом Никитичем Московским и всеа Русии осли вел боярин князь Иван Борисович Черкаской.

А в прошлых годех, под великим государем святейшим патриархов Филаретом Никитичем Московским и всеа Русии, вели осля: в 131 году боярин князь Иван Борисович Черкаской, в 132 году боярин Иван Никитич Романов, в 133 году, боярин князь Иван Борисович Черкаской, в 134 году боярин Иван Никитич Романов].

Того ж месяца Марта в 21 день, у Государя Царя, и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был по отпуске Датскаго Крестьянуса короля гонец Елга (в сп. Б и В.: Енга.) Кребсом, в золотой в подписной полате. Государь был в царском платье; бояре и дворяне были в золоте. Рынды были, в белом платье: князь Федор Да князь Иван княж Борисовы дети Татевы, князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконские. [Б и В.: На околничеве месте сидел околничей [908] князь Григорей Костянтинович Волконской]. Гонца Государю являл дума ой посолской дьяк Ефим Григорьев сын Телепнев. Пристав у гонца был сотник стрелецкой Совет Башковской (В книге означенной буквою К. отпуск Датскаго гонца изложен следующим образом: Марта в 21 день был у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, в золотой меншой полате, Датцкаго короля гонец на отпуске. А при Государе были в полате бояре, и околничие, и думные люди, и столники, и дворяня болшие; сидели по лавкам, в золоте и в шапках в горлатных; да при Государе ж были в полате в рындах, в белом платье, с топоры, столники: князь Федор да князь Иван княж Борисовы дети Татева, князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконскаго. А речь посолскую гонцам говорил посолской думной диак Ефим Телепнев. А в сенех, перед золотою полатою, были дворянки диаки из приказов и гости; сидели по лавкам, в золоте ж и в шапках в горлатных. А по крылцу и у Благовещенья в паперти стояли дворяня и приказные люди и дети боярские, в цветном платье. А пристав у Датцкаго гонца сотник Совет Башковской.).

Того ж месяца Марта в 26 день, на Велик день, у Государя Царя а Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, по золотой подписной полате, ел у Государи отец его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Pycии; у стола были бояре: князь Иван Иванович Шуйской, Михайло Борисович Шеин, князь Данило Иванович Мезецкой; околничей Федор Левонтьевич Бутурлин; [Л.: дияки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня, которые ныне, на праздник на Светлое Воскресение, челом ударили в комнате: князь Иван княж Михайлов сын Катырев-Ростовской, князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, князь Иван да князь Андрей княж Андреевы дети Голицына, Иван Петров сын Шереметев, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Семен княж Васильев сын [909] Прозоровской, князь Алксандр княж Данилов сын Приимков-Ростовской, князь Андей княж данилов сын Сицкой княж Петр княж Иванов сын Пронской, князь Семен княж Григорьев сын Звенигородской, Иван Иванов сын Салтыков, князь Алексей княж Григорьев сын Долгорукой, Степан Меншов сын Волынской, Томило Юдин сын Луговской, Лаврентей Дмитреев сын Салтыков, князь Никита княж Петров сын Борятинской, князь Роман княж Иванов сын Гагарин; Иван Александров, сын Колтовской, Иван Костянтинов сын Карамышев, князь Никита княж Михайлов сын Мезецкой, Яков Михайлов сын Бобарыкин, Иван Матвеев сын Бутурлин, Тимофей да Иван Васильевы дети Измайлова, Степан Матвеев сын Проестов, князь Федор княж Иванов сын Волковской, князь Иван княж Михайлов сын Долгорукой, Федор Федоров сын Пушкин, Иван Васильев сын Биркин, князь Петр княж Александров сын Репнин, Григорей Андреев сын Плещеев, князь Андрей княж Федоров сын Литвинов-Мосалской, князь Петр княж Володимеров сын Клубков-Мосалской, князь Федор княж Семенов сын Коркодинов, Дмитрей Васильев сын Лодыгин, князь Федор княж Тимошеев сын Чернаго-Оболенской, князь Данило княж Григорьев сын Гагарин, Семен Гаврилов сын Коробин, Обросим Иванов сын Лодыженской, 40 ч.; диаки: Михайло Данилов, Андрей Вареев, Михайло Смывалов, Максим Матюшкин; диаки ж великаго государя святейшаго патриарха [910] Филарета Никитича Московскаго и всеа Русии: Федор Рагозин, Максим Кулаков, Никифор Шатулин, Офонасей Максимов, Никита Безстужев; голова стрелецкой.]. У стола стояли столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев; Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Иван княж Никитин сын Хованской; в кривой стол князь Никита княж Иванов сын Егупов-Черкаской. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской.

[Д.: того же году Марта в 37 день, на Святой недели во вторник, Семену Колтовскому со князь Григорьем Волконским сказка была, в золотой полате; а сказывал боярин Михайло Борисович Шеин да розрядной дьяк Михайло Даниловы. Семен Колтовской! Искал ты на околничем на князь Григорье Костянтиновиче Волконском отчества своего, что будто по случаев тебе менши его быть не вместно, да ты ж их безчестил, называл выблядками. И Государь указал и святейший патриарх велел, по вашему судному делу и против ваших случаев, сыскать своими государевыми розрядными книгами, и велели вам сказати, что вам Колтовским с Волконскими мочно быть всегда, потому что, Волконские вас везде честнее бывали. И при прежних Государех, при Царе и Великом Князе Иване Васильевиче, князь Андрей Волконской был в рындах, а по росписи болши был Григорья Осипова сына Полева, а Полевы вас всегда честнее бывали. И Государь и святейший патриарх сказали, велели тебе сказать, что ты бил челом на князь [911] Григорья в отчестве не делом, мочно тебе по суду и впредь менши быть околничаго князя Григорья Волконскаго; а что ты их называл выблядками, и тем ты околничаго князь Григорья безчестил. И Государь и святейший патриарх велели на тебе околничему князю Григорью Волконскому безчестье доправить то, что он емлет государева жалованья. И Семен Колтовской у оказан бил челом: яз де околничаго выблядком не называл; а называл их всех Волконских, что они пошли от выблядки, от Ивашка от Толстой головы, и то перво де в том не запираюсь: вели им про себя сказать от кого они пошли и которых князей]? [Ж.: И князь Григорей Волховской сказал, что они князи Оболенские. И Семен слался в том на государеву книгу родословную, что их роду Волконских, в [912] родословной государеве книге нет. И князь Григорей на родословец не слался, а сказал: родителя де наши остались молоды, а в родословце вас нет, а слался в том на боярина князя Бориса Mихайловича Лыкова-Оболенскаго, что они князь Волконские, Оболенские ж. И боярину князю Борису Михайловичю, по его князь Григорьеве ссылке, допросу не было] (Сказка по делу Колтовскаго с князем Волконским изложена следующим образом: в сп. Г.: И Марта в 27 день сказал розрядной дьяк Михайло, у Благовещенья, а у сказки был боярин Михайло Борисович Шеин, потому что он их судил: Семен Колтовской! Бил (ты) челом Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичю всеа Русии на околничаго на князя Григорья Волконскаго в отчестве, и Государь велел вас судить боярину Михаилу Борисовичю Шеину да дьяку Михаилу Данилову, и что в суде вы случаи подавали, и Государь велел сыскивать своими государевыми розряды, и бояром суда вашего и случаев велел слушати, и указал тебе Семену князь Григорья быти менши мочно, потому что изстари вас честнее; да ты ж Семен называл Волконских выблядками, и того нигде не выспалось, и за то велел Государь на тебе Семене доправить князь Григорью триста рублев, и про то Государь велел Семену сказать: как случится князю Григорью да ему Семену быть у государева дела, и Семену вперед со князь Григорьем быть мочно. А Волконские в суде положили лестницу роду своему, что они пошли от Чернигонских и того в государеве родословне не сыскано, что она пошли от Черниговских князей, и ему то сказано, что они из Черниговских князей. А Колтовские положили роду своему лестницу, что они пошли от Редиги; и котораго они Редигу положили в лестницу, и у того Редиги были два сына и они оба бездетны. В сп. Е. Того ж году, Марта в 30 день, сказывал розрядной думной дьяк Федор Лахачев Семену Колтовскому, что бил ты челом Государю на околничаго на князя Григорья Волконскаго в отечестве, а он на тебя бил челом Государю о безчестье, а суд у вас был. И Государь указал, по вашему судному делу, околничаго князя Григорья Волконскаго оправить, а тебя Семена обинить, а быть тебе мочно менши правнука его князь Григорьева. А что ты же Семен в челобитье своем называл их не прямых Волконских князей, и за его князь Григорьево безчестье велел Государь на тебе доправить 300 рублев.).

Того ж месяца Марта в 27 день, праздновал Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии Ризе Господне, стол был у Государи но передней избе; у стола были бояре: князь Иван Никитич Одоевской, князь Данило Иванович Мезецкой; околничей Федор Левонтьевич Бутурлин; [Л.: думной диак Федор Лихачев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: Василей да Борис [913] Петровы дети Шереметева, князь Юрели княж Дмитреев сын Хворостинин, князь Иван княж Васильев сын Хилков, Михайло Матвеев сын Бутурлин, Михайло Иванов сын Ласкирев, князь Иван княж Андреев сын Дашков, Ортемей Васильев сын Лодыгин, Иван Никитин сын Головин, князь Петр княж Романов сын Борятинский, Павел Иванов сын Волконской, Прокофей Булгаков сын Измайлов, Ларион Григорьев сын Супин, Федор Иванов сын Погожей, князь Михайло княж Филорон сын Волконской, Иван Власьев сын Урусов, Иван Павлов сын Кондырев, Мосей Федоров сын Глебов, Дмитрей Иванов сын Чаплин, Михайло Дурнов, 18 ч.; головы стрелецкие всех приказов], У стола стояли столники: князь. Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Иван княж Никитин сын Хованской; в кривой стол князь Никита княж Иванов сын Егупов-Чаркаской. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской.

[Е.: Апреля в 22 день, на память преподобнаго Федора Секиота, подаровал Бог благочестивому Великому Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичю всеа Русии дщерь Ирину Михайловну, и имянины ее и празнуют ангелу ее Мая в 5 день, святыя мученицы Ирины].

Того ж году Апреля в 25 день, у Государа Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, на родины Царевны и Великие Княжны [914] Ирины Михайловны, был стол, во грановитой полате, ел у Государя отец [А и В.: его] государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии [Л.: и власти], у стола были бояре: князь Иван Борисович Чернавкой, Михайло Борисович Шеин, князь Дмитрей Михайлович Пожарской; околничеи: Федор Левонтьевич Бутурлин, князь Григорей Костантинович Волконской; [Л.: диаки думные: Федор Лихачев, Воин Телепнев; яселничеи: Богдан Матвеев сын Глебов, Иван Чемоданов; дворяна: князь Иван княж Михайлов сын Катырев-Ростовской, князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, князь Иван да князь Андрей княж Андреевы дети Голицына, Лукьян Степанов сын Стрешнев, Иван да Василей да Борис Петровы дети Шереметева, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, князь Семен княж Васильев сын Прозоровский, князь Юрей княж Дмитреев сын Хворостинин, Иван Иванов сын Салтыков, Михайло Матвеев сын Бутурлин, князь Петр княж Никитин сын Пронской, князь Иван княж Васильев сын Хилков, князь Андрей княж Федоров сын Мосалской, Григорей Андреев сын Плещеев, Яков Иванов сын Бобарыкин, князь Петр княж Александров сын Репнин, Иван Александров сын Колтовской, Иван Васильев сын Биркин, Степан Меншаго сын (Волынской) (в книге: Волконской.), князь Никита княж Петров сын Борятинской, князь Никифор княж Яковлев сын Мещерской, князь Роман княж Иванов сын [915] Гагарин, Тимофей да Иван Васильевы дети Измайлов, Дмитрей да Ортемей Васильевы дети Лодыгина, Тимофей Юдин сын Луговской, Иван де Сергей Васильевы дети Бороздино, Степан Матвеев сын Проестев, Иван Костянтинов сын Карамышев, Иван Никитин сын Пушкин, Павел Меншаго сын Волынской, Дмитрей Семенов сын Погожей, князь Данило княж Григорьев сын Гагарин, Василей Гаврилов сын Коробин, Обрим Иванов сын Ладыженской, Мосей Федоров сын Глебов, Иван Нелюбов сын Огарев, Пимен Дементьев сын Юшков, Офонасей Михайлов сын Толочанов, Иван Филипов сын Стрешнеев, Андрей Салтанов сын Толбузин, Несмеян Иванов (сын) Чаплин, Богдан Петров сын Тушин, Андрей Федоров сын Палицын, Федор Григорьев сын Шишекин, Андрей Иванов сын Загряской, Богдан Игнатьев сын Воейков, 59 ч.; дияки: Иван Болотников, Неупокой Кокошкин, Боим Болтин, Максим Матюшкин, Иван Нестеров, Петр Овдокимов, Дементей Образцов, Василей Копнин, Семен Головин, Никифор Талызин, Пятой Филатов, Гаврило Облязов, Иван Детков, Петр Копнин, Алексей Иванов, Семенка Бредихин, Михайло Данилов, Иван Грязев, Андрей Вареев, Михайло Смывалов, Федор Апраксин, Венедикт (Махов) (в книге: Муханов.), Пятой Григорьев, Иван Поздеев, Иван Лговской, Иван Трофимов, Андрей Котов, Богдан [916] Милованов, Василей Волков, Омельян Евсеньев, Богдан Поздеев, 31 ч., великаго государя святейшаго патриарха Филарета Никитича Московскаго и всеа Русии дияки: Федор Рагозин, Макоим Кулаков, Никифор Шипулин, Офонасей Максимов]. У стола стояли: столники: князь Василия Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Иван княж Никитин сын Хованской; в кривой стол князь Никита княж Иванов сын Егупов-Чиркаской. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской.

Того ж месяца Апреля в 28 день, были у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, на отпуске, Аббас шаха Персидскаго и Шерванскаго (в сп. А.: Шиварскаго; в сп. В. Шинварскаго.) купчины Молда-Рахмет да Магмет; Селик (в сп. Г.: того же году были у Государя послы Черкаские; в сп. Е.: были у Государя Кизылбаские купчины Бек Булат с товарищи.). Государь был в золотой в подписной полате, и царском платье; бояре и дворяне были в золоте. Рынды были, и белом платье: князь Петр да князь Федор князь Дмитреевы дети Пожарскаго, князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконскаго. На околничем (в сп. Б.: на околничаго; в сп. В.: на околничеве.) месте сидел в заседках околничей Федор Левонтьевич Бутурлин, купчин явил. [Е.: А пристав у купчин Юрья Анфиногенов сын Редриков. Да Кумытцкие князья были, а пристав у них был Богдан Дмитреев сын Ходырев] (в книге, означенной буквою К. отпуск Персидских и Кумыцках посланников изложен следующим образом: Апреля в 28 день, Государь Царьи Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал быть у себя Государя, на отпуске, Кизылбашским посланником. И по государеву указу, Кизылбашские купчины и Кумытцкие посланники у Государя были, в золотой в меншой полате, порознь. А при Государе были, в полате, в золоте, бояре, и околничие, и думные люди, и столники, и дворяня болшие; сидели по лавкам, в золоте и в горлатных шапках. Да при Государе ж были рынды, в белом платье, с топоры, столники: князь Петр да князь Федор княж Дмитреевы дети Пожарскаго, князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконские. А речь Кизылбашаном и Кумычаном говорил посолской думной диак Ефим Телепнев. А в сенех, перед золотою полатою, сидели в золоте ж, дворяня и диаки и гости. А по крылцу стояли дворяня и приказные люди и дети боярские, в цветном платье. А в верх Кизылбашские купчины и Кумытцкие посланники шли середнею лесницею: Кизылбашские купчины с прястапон с Юрьем Редриковым. а Кумычаны с Богданом Ходыревым.). И князь Федор да князь Петр [917] Волконские били челом Государю нa князь Петра да на князь Федора Пожарских, а говорили, что им быть с ними мочно, а в их версту на отца их, на боярина на князь Дмитрея Михайловича Пожарскаго, били челом в отечестве Пушкины и Гагарины: Гаврило Пушкин да князь, Офонасей да князь Никита Гагарины. А Пожарские князь Петр да князь Федор бала челом Государю на князь Федора да на князь Петра Волконских о оборони, и Государь их пожаловал, велел учинить оборонь, князь Федера да князь Петра Волконских посадить в тюрму.

Того ж году Мая в 5 день, [Б и В.: князь Федору да] князь Петру Волконским была сказка, а сказывал им, в передних сенях, думной розрядной дьяк Федор Лихачев: нынешняго 135 году Апреля в 28 день, были у Государя на отпуске шаховы купчины и золотой полате, и в те поры указал Государь быть в белом платье князь Петру да князь Федору княж Дмитреевым детам Пожарским, а вам велено быть с ними; и вы Государю били челом, что вам с князь Петром да с князь [918] Федором быти ночам, а на отца их, на бояриня на князь Дмитрея Михайловича Пожарскаго, прежде (в сп. Б и В., преж.) сего в вашу версту били челом, и нашему б отечеству в том порух И не было; а указывали вы на Гаврила Пушкине да на князь Офонасья и на князь Никиту Гагариных. А боярин князь Дмитров Михайлович Пожарской и дети его князь Петр да князь Федор на вас Государю бяля челом о безчестье. И Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии и отец его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии, велели вам сковать, что вы тем своим челобитьем боярина князь Дмитрея Михайловича и детей его князь Петра да (в сп. Б. и.) князь Федора безчестили, а на кого вы указывали, что прежде (в сп. Б и В.: преж.) сего на боярина на князь Дмитрея Михайловича бивали челом, и тем толды ж отказано; и, за безчестье боярина князь Дмитрея Михайловича Пожарскаго и его детей князь Петра и князь Федора, велел Государь вас, князь Федора и князь Петра, послать в тюрму; а в тюрму их отводил розрядной подьячей Богдан Шишелов (в сп. В.: вместо Шишелова стоит: Никита Толстопятой. Местническое дело Волконских с Пожарскими, изложено следующим образом; В сп. Г.: И князь Федор да князь Петр били челом Государю, на Пожарских, а говорили в челобитье своем: которые де, по государеву указу, в нашу версту и мелчее нас велел Государь быть со отцом их, со князем Дмитреем Пожарским, и те де все князю Дмитрею не опускивали, а нам бы де от тех родов позорным не быть; а с Пожарскими де нам мочно быть, толко б де нашему отечеству от иных родов порухи не было. И, бив челом, были. И после того бил челом Государю и великому государю святейшему патриарху Филарету Никитичю боярин князь Дмитрей Михайлович Пожарской, что били челом на детей его князь Федор да князь Петр Волконские, и тем его князя Дмитрея и детей его безчестили, и Государь бы его пожаловал, велел дать на них оборонь. И Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии и великий государь святейший (патриарх) Филарет Никитич Московский и всеа Русии князь Дмитрея и с детми пожаловали, велели, за детей его безчестья, князя Федора да князь Петра Волконских посадить в тюрму. И князь Федор и князь Петр сидели два дни в тюрме, а Государю из тюрмы не били челом; а на третей день Государь их пожаловал, велел выпустить, без их челобитья, из тюрмы. В сп. Д.: И князь Федор и князь Петр Волконские Государю били челом, что де нам велено быть в белом плате со князь Петром да со князь Федором Пожарский, и на отца де на их, на князя Дмитрея; бивали челом в отчестве в нашу пору и хуже нас, чтобы де в том нашему отчеству порухи не было. И Государь Волконским отказал: в вашу де пору били челом на Пожарских, и тех за Пожарскаго кнутьем бивали и головою выдавали. И Волконские болши того на Пожарских не бивали челом. А князь Петр да князь Федор Пожарские Государю били челом на Волконских о оборони, чтоб их Государь пожаловал, велел им на Волконских оборонь дати, что они бьют челом на них не по своей мере, преже де сего и лутчей у них в роду околничей князь Григорей Волконской бывал со отцом их, с боярином со князь Дмитреем Михайловичем, многожды безсловно. И Государь указал князь Федора да князь Петра Волковских, за князь Петрово да за князь Федорово безчестье, посадить в тюрму. И Мая в 5 день была Волкинским с Пожарскими сказка, а сказывал думной дьяк Федор Лихачев, в передних сенях: Князь Федор да князь Петр! Били де вы челом Государю на князь Петра да на князь Федора Пожарских, что де велено вам быть в белом платье, и вы де били челом, чтоб вашему отчеству в том позору не было, что де бивали челом на князь Дмитрея в вашу пору и хуже вас. И вы де били челом не делом, и своим челобитьем позорили князь Петра да князь Федора, а вы де люди неродословные, и неродословным де людем николи с родословными людми счет не живет; полно де вам и того, что милостию царскою и над Колтовскими учинили, и, за то за князь Петрово да за князь Федорово безчестие, указал Государь вас посадити в тюрму, а будет де болши того станете бити челом, и Государь де велят выдать головою и иную оборонь дать велит. И Волконские сидели и тюрме три дни, за безчестие князь Дмитреевых детей Пожарскаго.). [919]

Того ж лета, объезжие головы для огней: в старом [Б и В.: в] Кремле городе князь Александр княж Данилов сын Приимков-Pocтовской да дьяк Семен Собакин (в сп. В. вместо Собакина, стоит: Никита Левонтьев.). В Китае городе князь Лев княж Федоров сын Волконской да дьяк Иван Поздеев. В Белом городе: в Чертолье, от водяных ворот, что у конюшен, по Никитскую [920] улицу (там же: на Арбате и в Чертолье.), Федор Володимеров сын Уваров да дьяк Воин Трескин; от Никитския улицы по Неглинну Михайло Григорьев сын Елизаров да дьяк Александр Иванов; от Неглинны по Покровскую улицу Гаврило Федоров сын Львов да подьячей Иван Реткин; от Покровския улицы по Яузские ворота, по Васильевскому дужку, Никита [921] Васильев сын Вышеславцов да подьячей Михайло Патрекеев. За Каменным городом, за Яузскими вороты до Благовещенья, что на Воронцовском поле, и за Яузою в остроге Федор Костянтинов сын Арцыбашев да подьячей Максим Богданов. За Москвою рекою, в остроге: от Пятницкия улицы налево до Москвы река Махайло Матвеев сын Челюсткин да подьячей Никита Петелин; от Пятницкия улицы направо до Москвы ж река Иван Петров сын Хомяков-Языков да подьячей Исак Дубинин. За Каменным городом в слободах: от Зачатейскаго монастыря во Тверскую улицу (в сп. Е.: в деревянном городе, от Москвы реки по Неглинну.) Степан Семенов сын Голенищев да подьячей Данило Брянцов; от Тверския улицы по Стретенскую улицу Дементей Васильев сын Щербаков (в сп. Б. и В.: Щербачов.) да подьячей Иван Бороздинцом; от Стретевския улицы до Благовещения, что на Воронцовском поле, Андрей Иванов сын Ширин да подьячей Яков Сухоросов. А с объезжими головами указал Государь быть решесточным прикащиком земскаго двора по 5 ч. Да в тех местех, где ездят, с 10 дворов по человеку.

Того ж году Мая в 6 день, [Б.: крестил Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии дочь свою Царевну и Великую Княжну Ирину Михайловну в Чюдове нонастыре], [Ж.: в воскресенье, на память святого праведнаго Иева. А крестил ее Царевну и погружал в святую купель Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии духовник, [922] Благовещенской протопоп Максим, а восприимник живоначальные Троицы Сергиева монастыря келарь Александр Булатников, а восприимница Лукьянова жена Степановича Стрешнева Анна Костянтиновна. А Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович, всеа Русии и отец его государев, святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии, а то время были в Чюдове в монастыре и обедни слупили].

(И того ж дни), у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, на крещение Царевны и Великие Княжны Ирины Михайловны, был стол, по золотой по подписной полате, ел у Государя отец его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии [Л.: и власти]; у стола были бояре: Федор Иванович Шереметев, князь Данило Иванович Мезецкой; околничей Ортеней Васильевич Измайлов; [Л. диаки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; яселничей; Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Алексей княжь Никитин сын Трубецкой, князь Иван княж Андреев сын Голицын, князь. Юрей княж Дмитреев сын Хворостинин, Иван да Василей да Борис Петровы дети Шереметева, Лукьян Степанов сын Стрешнев, Иван Матвеев сын Бутурлин, князь Петр княж Александров сын Репин, князь Федор княж Тимофеев сын Чернаго-Оболонской, князь Федор княж Семенов сын Коркодинов, Степан Меншаго сын Волынской, князь Роман княж Иванов сын [923] Гагарин, Мосей Федоров сын Глебов, Степан Матвеев сын Проестев, Иван Александров сын Колтовской, Иван Матвеев сын Баркан, Офонасей Михайлов сын Толочанов, Иван Павлов сын Кондырев, князь Лев княж Федоров сын Волконской, Богдан Петров сын Тушин, Пимен Дементьев сын Юшков, Иван Филипов сын Стрешнев, Семен Дементьев. сын Яковлев, Семен Васильев сын Усов, Воин Офонасьев сын Новокщенов, 26 ч.]. У стола стояли столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Григорей княж Семенов сын Куракин; в кривой стол князь Дмитрей княж Петров сын Львов. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской.

Того ж [А.: году] месяца Мая в 13 день, на Троицын день, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всея Русии был стол ко передней избе; у стола были бояре: князь Иван Иванович Шуйской, князь Алексей Юрьевич Сицкой; околничей Федор Левонтевич Бутурлин; [Л.: диаки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; столники были по службам: князь Федор княж Андреев сын Елецкой Андрей Ортемьев сын Измайлов; дворяни: князь Алексей князь Никитин сын Трубецкой, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Александр княж Данилов сын Приимков-Ростовской, [924] князь Петр княж Иванов сын Пронской, Иван Иванов сын Салтыков, князь Иван княж Васильев сын Хилков, Иван Матвеев сын Бутурлин, Никита Иванов сын Ласкирев, князь Юрей княж Дмитреев сын Хворостинин, князь Иван Лось да князь Лев княж Федоровы дети Волконские, Ларион Курдюков сын Сумин, Обросим Иванов сын Логдыжевской, Иван Степанов сын Киселев, Ждан Васильев сын Кондырев; дворяня ж из столников: Иван Никифоров сын Троханиотов, Александр Богданов сын Воейков, Илье Кузмин сын Безобразов, новокрещеный Дмитрей Францбеков, 22 ч.]. У стола стояли столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасев сын Плещеев (в сп. В.: Сулешев.). В столы смотрели столники: к болшой стол Иван Васильев сын Морозов; в кривой стол Федор Матвеев сын Бутурлин. Вина нарежал столник князь Григорей княж Семенов сын Куракин. Того ж году Июня в 12 день, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии послал перед собою Государев в Троецкой объезд дворян, и столничих: князь Петра княж Володиморова сына Шаню (в сп. Б и В.: Шани.) Мосальскаго да Абросима Иванова сына Лодыженскаго.

Того ж месяца Июня в 13 день (в сп. А.: в 12 день.), был у Государа Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии и у великаго государя святейшаго патриарха Филарета Никитича Московскаго и всеа Русии, в золотой в подписной полате, Аглинскаго [925] Карлуси короля посланник Государь был в царском платье; бояре и дворяне были в золоте; бояре сидели от Государя по большой лавке, власти сидели по другой лавке от патриарши стороны, дворяне и столники сидели, под властми, на околничем месте.

[Д.: А рындам велел Государь сказать быти, в белом платье, князь Ивану да князь Василью меншому (детем) Ромодановскаго, да князь Федору до князь Петру княж Федоровым детем Волконского. И Волконские думному дьяку Федору Лихачеву сказали, что им ныне о Ромодановскими быти не у мест, потому что на них били челом Левонтьевы, и Государь им велел на Ромодановских суд дать; а Левонтьевы де нас по случаем всегда менши бывали, и Государь велел Ромодановских отставити]; (и) [Д.: при после] рынды были, в белом платье: князь Петр да князь Федор княж Дмитреевы дети; Пожарскаго, князь Федор да князь Петр княж Федоровы дети Волконскаго.

[Д.: И Волконские с Пожарскими были, а на них не били челом]. [926]

Являл посланника околничей Ортемей Васильевич Измайлов, Грамоты государеву, и патриаршу принял и речь говорил думной посолской дьяк Ефим Григорьев сын Телепнев. Пристав у посланника Богдан Дмитреев сын Ходырев (В книге, означенной буквой К. прием Английского посла изложен следующим образом: Того ж году был на Москве Аглинскаго Карлуса короля посланник рыцарь Сенет. И Июля в 13 день Аглинской посланник рыцарь Сенет на приезде был у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии и у отца его государева, у великаго государя святейшаго патриарха Филарета Никитича Московского и всеа Русии, в золотой в меншой полате. А при Государе и при великом государе святейшим патриархе Филарете Никитиче Московском и всеа Русии были в полате бояре, и околничие, и думные люди, и столники, и дворяня болшие, в золоте и в шапках горлатных; сидели по лавкам; да при Государе ж были рынды, с топоры, в белом платье, столники: князь Петр да князь Федор княж Дмитреевы дети Пожарскаго, князь Федор да князь Петр князь Федоровы дети Волконскаго. А как Аглинской посланник пришел в полату, и Государю и великому государю святейшему патриарху Аглинскаго посланника объявлял околничей Ортемей Васильевич Измайлов; а речь посолскую говорил посолской думной диак Ефим Телепнев. А в сенех, перед золотою полатою, сидели по лавкам, в золоте ж, дворяня и диаки и гости. А по крылцу и у Благовещенья в паперти стояли дворяня, и дети боярские и приказные люди, в цветном платье. А шел посланник и посланниковы люди к Государю в верх из посолскаго приказу площадью к Благовещенью в паперть. А пристав у посланника Богдан Дмитреев сын Ходырев.).

Того ж дни, пошел Государь Царь и Великий Князь Михайло Федоровича всеа Русии и живоначалной Троице в Сергиев монастырь молиться; на Москве оставил бояр и велел ведать Москву: боярину Федору Ивановичю Шереметеву, боярину князь Данилу Ивановичю Mезецкому, [Б и В.: околничему Ортемью Васильевичю Измайлову].

Грамоты от Государя являлись боярину Федору Ивановичю Шереметеву.

Рында [Е.: у саадака столник] Иван Махайлов сын Шеин.

[Л.: Июня в 19 день, у Троицы в Сергиевом монастыре, указал Государь быта у своего государева стола бояром: князю Ивану Никитичю Одоевскому, князю Дмитрею Михайловичю Пожарскому; околничему князю Григорию Костянтиновичю Волконскому. И бояре и околничей у [927] Государя у стола не были, а в столе вместо бояром была разсылка].

Того ж году Июня в 25 день, идучи от Троицы, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, в селе в Тонинском, был стол, по передней избе; у стола были бояре: князь Дмитрей Мамстрюкович Черкаской, Семен Васильевич Головин; околничей князь Григорей Костянтинович Волховской. У стола стояли столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столинки: в болшой стол Иван Васильев сын Морозов; в кривой стол князь Никита княж Иванов сын Егупов-Черкаской. Вина нарежал [А.: столник] князь Федор княж Андреев сын Телятевской.

Того ж году Июля в 12 день, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, на его государев ангел [Л.: Михаила Малеина], был стол, по золотой [Л. меншой] полате, ел у Государя отец его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии, [Л.: и власти]; у стола были бояре: князь Иван Борисович Черкаской, Михайло Борисович Шеин, князь Дмитрей, Михайлович Пожарской; околничей князь Григорей Костянтинович Волконской (в сп. Е. кроме Волконскаго, показан еще при столе околничей Федор Левонтьевич Бутурлин.); [Л.: думные диаки: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Иван княж Михайлов сын Катырев-Ростовской, князь Иван [928] княж Андреев сын Голицын, Иван да Василей да Борис Петровы дети Шереметева, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Петр княж Иванов сын Пронской, князь Семен княж Васильев сын Прозоровской, князь Иван княж Андреев сын Дашков, Иван Александров сын Колтовской, Иван Васильев сын Биркин, князь Юрей княж Дмитреев сын Хворостинин, князь Петр кваж Володимеров сын Клубков-Мосальской, князь Петр княж Александров сын Репнин, Иван Иванов сын Салтыков, князь Иван княж Львов сын Мосальской, Степан Матвеев сын Проестев, Дмитрей Васильев сын Лодыгин, Федор Иванов сын Лодыгин, Яким Ипатьев сын Татищева, Александр Богданов сын Воейков, Обросим Иванов сын Лодыженской, Иван Нелюбов сын Огарев, князь Федор княж Федоров сын Волконской, Дмитрей Францбеков, 27 ч.; диаки: Михайло Данилов, Максим Матюшкин, Федор Опраксин; великаго государя, святейшаго патриарха Филарета Никитича Москорскаго и всеа Русии диаки: Федор Рагозин, Григорей Иванов, Офонасей Максимов, Гаврило Левонтьев]. У стола стояли столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Федор княж Андреев сын Телятевской; в кривой стол князь Никита княж Иванов сын Егупов-Черкаской. Вина [929] нарежал столник князь Иван княж Никитин сын Хованской.

Того ж месяца Июля в 27 день (в сп. Д.: Того же году, Августа в “ ” день.), указал Государь быть на своей государеве службе, в Сибири, в Тоболску (в сп. Г.: Того ж году срезал думной дьяк Федор Лихачев быти в Тоболске.) стролнику и воеводе Ивану Иванову сыну [Г и Д.: Лвову]-Салтыкову, на князь Андреево место княж Андреева сына Хованскаго, да с ним готов в товарищах, в Тоболску, Иван Васильев сын Птица-Щепин-Волынской.

[Г.: А воеводы готовы по городов в Сибири, которые посланы во 134 году].

И бил челом Государю, [Г.: в Иваново место], Степан Иванов сын Волынской с братьею, что брату их Ивану-Волынскому в товарищах с Иваном Салтыковым [Д.: и менши его] быть не вместно, и Государь бы пожаловал, велел им на Ивана Салтыкова в отечестве дать счет. И сказка им обоим была во 136 году, в Октябре. [Д. А Воин да Федор Тимофеевы дети Пушкина били челом Государю на Волынских в отечестве, что велено Ивану Салтыкову быти в Тоболске да с ним в товарищех Ивану Волынскому, а брат де их родной Петр Пушкин в Тоболском пригородке на Тюмени. И Волынские де бьют челом на Ивана Салтыкова, а брата их Петра хотя быти болши; а Ивану де Волынскому не токмо Ивана Салтыкова, а брата их Петра мочно быти менши многими месты, и чтобы де Ивана Волынскаго челобитьем их отчеству в том прухи перед не было.

А князь Роман княж Иванов сын да князь Данило княж Григорьев сын Гагарины, били челом [930] на Волынских же, что они бьют челом на Ивана Салтыкова, что ему велено быти в Тоболске, а князь Семен Гагарин на Вернотурне. И Иван де Волынской бьет челом на Ивана Салтыкова, а его князь Семена хочет быть болши, и ему князь Семену менша Ивана Волынскаго быта не вместно, и чтобы на Ивана Волынскаго челобитьем им отчеству порухе не было].

[Г и Е.: Июля в 28 день, ходил Государь в Новодевичей монастыре а на Москве оставил бояриня князя Данила Ивановича Мезецкаго да околничаго Ортемья Васильевича Измайлова].

Того ж месяца Июля в 28 день, ( там же: в 29 день.) [Л.: на праздник пречистыя Богородицы и чюдотворные иконы Смоленские], в Новодевичье монастыре, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, по столовому шатру; у стола были бояре] Федор Иванович Шереметев, князь Дмитрей Михайлович Пожарской; околничей князь Григорей Костянтинонич Волконской; [Л.: думные диаки: Федор Лихачев, Иван Телепнев; дворня: князь Иван княж Михайлова, сын Катырев-Ростовской, князь Алексей княжь Никитин сын Трубецкой, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, князь Юрей княжь Дмитреев сын Хворостинин, князь Семен княж Васильев сын Прозоровской, князь Иван княж Михайлов сын Долгорукой, Степан Иванов сын Волынской, Яков Михайлов сын Бобарыкин, Лаврентей Александров сын Кологривов, князь Данило княж Григорьев сын Гагарин, Иван Васильев сын [931] Измайлов, Семен Гаврилов сын Коребин, Обросин Иванов сын Ладыженской, Гаврило Васильев сын Лодыгин, Андрей Иванов сын Баскаков, Тимофей Васильев сын Усов, Андрей Федоров сын Палицын, 18 ч.]. У стола стояли столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Федор княж Андреев сын Телятевской; в кривой стол князь Петр княж Григорьев сын Ромодановской. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской. Список с государевы грамоты слово в слово: От Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии, на Кропивну, столнику нашему и воеводам Андрею Осиповичю Плещееву да Ивану Володимеровичю Благово (в сп. Б.: Благову.). По нашему указу велено одеть на нашей службе в болшом полку, на Туле, столнику нашему и воеводом князь Федору Куракину да князь, Ивану Шаховскому, и наши всякие дела велено им делать, и о наших о вестовых делах велено с вами ссылаться [Б и В.: обоим вместе; да вам по тому ж велено наши всякие дела делать и о наших о вестовых делах с нами ссылаться] вместе ж. [Б и В.: И]. Июля в 16 день писал к нам, с Тулы, князь Иван Шеховской, что вы о наших делех пишите на Тулу, не против нашего указу, к одному ко князю Федору Куракину, а его имя в ссылочных своих грамотах не шпанке, и нам бы в том указ учинить. И как к вам ся наша грамота придет, и вы б [932] и вестях и обо всяких наших ссылочных делех на Тулу писали, против нашего указу, ко князю Федору Куракину да по князю Ивану Шеховоскму вместе по прежнему, как наперед сего прежние воеводы о вестях и о всяких наших ссылочных дедах писали, чтоб в том нашему делу перуха не было; а толко вы вперед на Тулу о вестях и о всяких наших ссылочных делах к обоим воеводам, против нашего указу, писать не учнете, а учнете писать самоволством, мимо нашего указу, к одному ко князю Федору Куракину, и вам быть от нас в опале. Писан на Москве, лета 7135 году, Июля в 29 день.

[Е.: Того же году Июля в 30 день, ходил Государь в Самонов монастырь. На Москве оставлены бояре: Михайло Борисович Шеин да князь Данило Иванович Мезецкой, да околничей Ортемей Васильевич Измайлов].

Того же году Августа в 1 день, в Симонове монастыре, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, по столовому шатру, у стола были бояре: князь Юрья Еншеевич Сулешев, князь Дмитрей Михайлович Пожарской; околничей Федор Левонтьевич Бутурлин; [Л.: диаки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; дворяня: князь Иван княж Михайлов сын. Катырев-Ростовской, князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, князь Иван да князь Андрей княжь Андреевы дети Голицыны, Иван да Василей да Борис Петровы дети Шереметевы, князь Юрей княж Дмитреев сын Хворостинин, Петр [933] Григорьев сын Сабуров, князь Андрей княж Данилов сын, Сицкой, князь Семен княж Васильев сын Прозоровской, Иван Иванов сын Салтыков, Степан Матвеев сын Проестев, Пимен Дементьов сын Юшков, Юрей Игнатьев сын Татищев, Андрей Иванов сын Баскаков, Овдоким Баскаков, Федор Михайлов сын Болшев; ловчаго пути Тимофей Васильев сын Усов, 19 ч; голова стрелецкой; 4 сотника]. У стола стояли столники: князь Василей Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев, В столы смотрели столники: в болшой стол Иван Васильев сын Морозов; в кривой стол князь Федор княж Федоров сын Волконской. Вина нарежал столник князь Михайло княж Михайлов сын Темкин-Ростовской.

Того ж месяца Августа в 6 день, на Преображеньев день, у Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии был стол, по золотой [А.: по] подписной полате, [Е.: ел у Государя отец его, великий государь святейший, патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии]; у стола были бояре; Михайло Борисович Шеин, князь Данило Иванович Мезецкой; околничей Ортеней Васильевич Измайлов] [Л.: дияки думные: Федор Лихачев, Ефим Телепнев; дворяня: князь Иван княж Михайлов сын Катырев-Ростовской, князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, Лукьян Степанов сын Стрешнев, Иван, да Василей да Борис Петровы дети Шереметева, князь Петр княж Иванов сын [934] Пронской, Михайло Матвеев сын Бутурлин, князь Александр княж Данилов сын Приимков-Ростовской, князь Иван княж Андреев сын Дашков, яселничей Богдан Матвеев сын Глебов, Иван Александров сын Колтовской, Иван Васильев; сын Биркин, Лаврентей Дмитреев сын Салтыков, Гаврило Васильев сын Лодыгин, князь Иван княжь Львов сын Мосалской, князь Петр княжь Володимеров сын Клубков-Мосалской, Федор Иванов сын Пушкин, Григорей Андреев сын Плещеев, Юрей Игнатьев сын Татищев, Федор Иванов сын Чемоданов, князь Федор княж Федоров сын Волховской, Мосей Федоров сын Глебов, Иван да Александр Богдановы дети Воейковы, 26 ч.; диаки: Михайло Данилов, Федор Опраксин, Максим Матюшкин; великаго государя святейшаго патриарха Филарета Никитича Московскаго и всеа Русии диаки: Федор Рагозин, Гаврило Левонтьев, Офонасей Максимов, Григорей Иванов]. У стола стоила столники: князь Василей Евшин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол князь Федоре княж Андреев сын Телятевской; в кривой стол Алексей Иванов сын Головин. Вина нарежал столник князь Иван княж Никитин сын Хованской.

Того ж месяца Августа в 15 день, на праздник Успения пресвятыя (в сп. Б и В.: святыя.) Богородицы, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии ел у отца своего великаго государя святейшаго патриарха [935] Филарета Никитича Московскаго и всеа Русии, а стол был по столовой полате; у стола были бояре: князь Иван Иванович Шуйской, князь Андрей Васильевич Хилков; околнячей князь Григорей Костянтинович Волконской; [Л.: диаки думные: Федор Федоров сын Лигачев, Ефим Григорьев сын Телепнев; яселничей Богдан Матвеев сын Глебов; дворяня: князь Алексей княж Никитин сын Трубецкой, Иван Петров сын Шереметев, Лукьян Степанов сын Стрешнев, князь Андрей княж Данилов сын Сицкой, князь Семен княж Васильев сын Прозоровской; князь Александр княж Данилов сын Приимков-Ростовской, Степан Меншаго сын Волынской, Борис Иванов сын Пушкин, Гаврило да Дмитрей Васильевы дети Лодыгина, Иван Васильев сын Измайлов, Степан Матвеев сын Проестев, князь Дмитрей княж Петров сын Пожарской, Семен Гаврилов сын Коробин, Петр Гуров сын Дашков, Антон Павлов сын Загоскин, Борис Дмитреев сын Бортенев, Обросим Иванов сын Лодыженской, Иван Павлов сын Кондырев, Мосей Федоров сын Глебов, Григорей Иванов сын Кокорев, Андрей Иванов сын Баскаков, 22 ч.; иноземцы: Михаиле Желиборской, Станислав Браевской; Сава Бахмат; диаки: Иван Болотников, Михайло Смывалов, Михайло Данилов, Иван Грязев, Венедикт Махов, 6 ч.; голова стрелецкой Путило Резанов, а с ним его приказу 5 сотников]. У стола стояли столники: князь Василей [936] Еншин мурзин сын Сулешев, Лев Офонасьев сын Плещеев. В столы смотрели столники: в болшой стол Иван Васильев сын Морозов; в кривой стол князь Никита княж Иванов сын Егупов-Черкаской. Вина нарежал столник князь Иван княж Никитин сын Хованской.

Того ж году, были на Волуйке; на розмене с Крымскими послы, околничей и воевода Лев Иванович Долматов-Карпов, дьяк Иван Михайлов. А в Крыме в те поры были посланники: Дмитрей Федоров сын Скуратов да подьячей розбойнаго приказу Никита Постников; а на их место велено с Волуйки отпустить в посланниках: Степана Иванова сына Тарбеева да подьячаго поместнаго приказу Ивана Басова.

[Г.: Того ж году, указал Государь быти в Посолском приказе дьяку Ефиму Телепневу, на Иваново место Грамотина; а сказка ему была, что ему быть в посолском приказе, а быти ему менши розряднаго думнаго дьяка Федора Лихачева.

И Ефим Телепнев многожды бил челом; и Государь Ефиму велел отказать; и бив челом, был.

Того ж году воеводы в Понизовых городех]:

[Е.: В Казани боярин и воевода Василей Петрович Морозов, да Василей Васильев сын Волынской, да дьяки: Иван Борняков да Федор Степанов.

В Астрахани воеводы: столник и воевода князь Юрья Петрович Буйносов-Ростовской, да Семен Иванов сын Волынской, да дьяки: [937] Степан Караулов да Григорей Нечаев (в сп. Г.: в Астрахани боярин и воевода Петр Петрович Головин да Алексей Зубов.).

На Терке воеводы князь Василей Петрович Щербатой] - [Г.: Оболенской] [Е.: да Степан Лазарев сын Татищев.

В Свияжску боярин и воевода князь Офонасей Васильевич Лобанов-Ростовской да дьяк Андрей Шипов.

На Самаре воевода Борис Михайлович Салтыков.

В Чебоксаре воевода Михайло Михайлович Салтыков].

[Г.: Того ж году были воеводы по городом];

[Е.: В Новегороде Великом боярин и воевода князь Иван Иванович Одоевской, да дьяк Григорей Вол ков, да Рохманин Болдырев.

Во Пскове воеводы: столник и воевода князь Василей Иванович Туренин, да князь Никита княж Никитин сын Гагарин, да дьяк] Третьяк Копнин.

В Вязме (там же: в Торопце.) воеводы столник и воеводы князь Василей Петрович Ахамашуков-Черкаской, да Данило Андреев сын Замыцкой, да дьяк Матвей Сомов.

На Вологде боярин и воевода князь Володимер Тимофеевич Долгорукой да дьяк Тимофей Агеев.

Во Брянске воеводы князь Роман Петрович Пожарской да Никита Парамонов сын Лихарев.

В Путивле столник и, воевода Богдан Михайлович Нагой да Петр Никитич сын Бунаков. [938]

На Ливнах столник и воевода Федор Васильевич Бутурлин да Лаврентей Иванов сын Писарев.

На Ельце столник и воевода князь Юрья Андреевич Звенигородской да Левонтей Агафонов сын Изволской.

На Воронеже столник и воевода князь Степан Иванович Гагарин да Степан Федоров сын Стрешнев].

[Г.: На Луках Великих столник и воевода Василей Алексеев сын Третьяков-Головян.

В Ярославле воевода Иван Федоров сын Наумов да дьяк Василей Юдин].

[Е.: В Сибири были воеводы по городов:

В Тоболску воеводы князь Андрей Андреевич Хованской, да Иван Васильев сын Волынской, да дьяки: Иван Федоров да Степан Ухотцкой, да писменные головы: Никифор Семенов сын Бибоков, да Григорей Калинников сын Челюсткин, да Павел Иванов сын Салманов, да Василей Иванов сын Теплитцкой.

На Таре воеводы князь Юрья Иванович Шсховской да Михайло Федоров сын Койсаров.

В Томи воевода князь Петр Андреевич Козловской да Грязной Чюлков сын Бахтеяров.

В Мангазее воевода Тимофей Васильевич Бобарыкин да Поликарп Семенов сын Полтев].