II.

По рукописи библиотеки Московского Главного Архива Министерства Иностранных Дел № 118/165.

Варианты отмечаются из рукописей:

а) собрания графа А. С. Уварова № 1503(604), обозначается У и

б) собрания Императорского Эрмитажа (в Императорской Публичной Библиотеке) № 389, обозначается Э;

а также частью из ркп. гр. Н. П. Румянцева № 339, обозначается Р, № 341, обозначается Р2

и библиотеки Моск. Архива М. И. Д. № 3961848, обозначается X.

/л. 273/ Лета 7113-го году был у государя Аглинской посол, а царь был в царьском платье в Золотой полате. А рынды были: 1—князь Иван Михайлович Катырев; 2—князь Иван Семенович Куракин; 3—князь Раман Троекуров; 4—князь Федор Елецкой. И Елецкой бил челом на Троекурова, и царь Борис челобитье ево велел записать (Того ж году посланы воеводы под осень Р, X) в Розряде. А встречал посла…. А пристав был у посла… Того ж дни у государя был посол и ел; и государь велел смотреть: в большой стол князь Юрью Никитичю Трубецкому да князь Роману Троекурову; /л.—об./в кривой стол велел смотреть князю Ивану Куракину да князю Федору Лыкову. И князь Федор Лыков на Троекурова бил челом, и государь велел ему дати суд.

Тово ж году под осень посланы воеводы в полки на обмену большим воеводам: в большой полк во Меценеск на Михаилово место Борисовича Шеина Тимофей Семенов сын Пушкин; в передовой полк в Новосиль на князь Михаилово место Самсоновича Туренина князь Федор князь Иванов сын Мерин Волконьской; в сторожевой полк на Орел на (на князево место Ромодановсково Э, У) князь Иваново место Петровича Ромодановсково Федор Ондреев сын Еропкин (того же году в Новегородке Северском Алексей… Р, X).

/л. 274/ Того ж году учинилася весть царю Борису, что назвался царевичем Дмитреем вор Гришка Отрепьев, розстрига из чернцов (из черозов Э, У . В Арх. сперва было написано: из чернцов, а потом поправлено на: черозов), а был во дьяконах; а идет на Северу, а с ним Полские и Литовские люди, и воевода Сердомирской, да князь Вишневецкой со многими людми. И по вестем послал царь Борис на подводех в Чернигов в осад боярина князь Никиту Романовича Трубецково да околничево Петра Федоровича Басманова; и князь Никита Трубецкой и Петр Басманов в Чернигов не пришли и сели в Новегородке Северском. Да в Нове ж городке Северском (Северском нет Э, У) были воеводы: Олексей Романович Плешеев, да [28] князь Федор Ондреевич Звенигородцкой, да князь Яков Борятинской, /л.—об./ да Ондрей Воейков, да Елизарей Бартенев (В Белегороде Р, X)

В Путимле были воеводы: околничей Михайло Михаилович (вст.: Кривой Э, У) Салтыков да князь Василей Михаилович Рубец-Мосалской.

В Курску князь Федор Тимофеевич Долгорукой да князь Григорей князь Борисов сын (сперва было написано: Григорей Борисович. - Борисович Э, У) Долгорукой.

В Белегороде воеводы князь Борис Михайлович Лыков, да Иван Микитич Салтыков да князь Федор Костентинов сын (сперва было написано: Костентинович.—Костентинович. Э,У) Волконской. И Ивана Салтыкова велел государь взять к Москве, а на ево (на Иваново Э, У) место послан в Белгород Гаврило Григорьев сын (сперва било написано: Григорьевич.—Григорьевич Э, У) Пушкин (Григорьевича Пушкина. Во Брянске воеводы (см. ниже стр. 29, строка 27) Р, Х).

Да по тем же вестям послал царь Борис во Брянеск воевод на три полки наперед больших воевод: /л. 275/; в большом полку боярин князь Дмитрей Иванович Шуйской да князь Михаила Федорович Кашин; в передовом полку окольничей Иван Иванович Годунов да князь Лука Щербатой; в сторожевом полку боярин Михайло Глебович Салтыков да князь Федор Ондреевич Звенигородъцкой. И князь Михайла Кашин бил челом на (вст.: князь Э,У. В Арх. это слово зачеркнуто) Михаила Салтыкова, и Михаила Салтыков сказал перед государем, што ему мошно быть менши князь Михаила Кашина; и государь то велел записать. — А князь Лука Щербатой бил же челом на Михаила Салтыкова, и царь Борис ему отказал: что бьешь челом не делом.

Тово ж году послал царь Борис збирать дворян /л.—об./ и детей боярских столников и стряпчих по городом, а наказы им даны особные:

Во Ржеву Володимерову князь Иван Буйносов - Ростовской да князь Федор Лыков.

На Тулу Олексей Романов сын Плещеев да Ондрей Полев.

В Переславль-Резанской князь Иван Хилков.

В Мещеск Офонасей Пушкин да Василей Савинов сын Плещеев.

В Ряской Федор Волынской.

В Пронеск Яков Зюзин.

И как Рострига стоял под Новым городком под Северским, и царь Борис отпустил бояр и воевод на Северу, а велел им быть по новой росписи по полком: в большом полку боярин князь Федор Иванович /л. 276/Мстиславской да боярин князь Ондрей Онъдреевич Телятевской; в передовом полку боярин князь Василей Васильевич Голицын да боярин Михайло Глебович Салтыков; в правой руке боярин князь Дмитрей Иванович Шуйской да князь Михайло Федорович Кашин; в сторожевом полку околничей Иван Иванович Годунов да князь Михайло Самсонович Туренин, и князь Михайло бил челом на Михаила Салтыкова; в левой руке околничей Василей Петрович Морозов да князь [29] Лука (сперва было написано: Лука Осипович.— Осипович Э, У) князь Осипов сын Щербатой. А как а как пошли из Радонежского острошку бояре и воеводы, и Василью Морозову велено быть /л.—об./ в ряду, а на его место в левую руку воевода Замятня Сабуров.—И бояре и воеводы сошлися с вором и бой у них был под Новым городком под Северским, и на том бою ранили боярина князь Федора Ивановича Мстиславского. И государь послал в большой полк боярина князя Василья Ивановича Шуйского; а как обмогся боярин князь Федор Иванович Мстиславской, и он был по старой росписи в болшом полку, а с ним боярин князь Василей Иванович Шуйской с прибылными людми; а писалися от государя грамоты о всяких делех: ко князю Федору Ивановичю Мстиславскому, да князю Василью да князь Дмитрею Ивановичем Шуйским /л. 277/ с товарыщи. И был бой бояром и воеводам с вором с Ростригою в Комарицкой волости в Добрыничах, и на том бою вора побили, и многих людей у него поимали и наряд взяли, а сам вор ушол в Путимль с невеликими людми. А с сеунчом от бояр пригонял к царю Борису Михайло Борисович Шеин, и за тое службу послал государь к бояром и воеводам и ко всей рати з золотыми князь Данила Ивановича Мезецково.

Тово ж году послал государь под Кромы воеводу Федора Ивановича Шереметева; а в Карачев послан Олексей Романов сын Плещеев да голова Меркур Безобразов. И тово ж году бояре и воеводы князь Федор Иванович Мстиславской /л.—об./ да князь Василей да князь Дмитрей Ивановичи Шуйские ис Комарецкой волостн пошли под Кромы. А Федору Шереметеву велено быть на Орле. А в Шацком велено быть для осаднова дела князю Ивану Федоровичю Хованскому да ему ж велено ведать Касимов, и Елатьму, и Темников и Кадам. В Ряском велено быть для осады Юрью Григорьеву сыну (сперва было написано: Григорьевичу.— Григорьевичу Э, У) Пильемову. Во Брянске воеводы князь Иван Жировой-Засекин да князь Иван князь Григорьев сын Звенигородцкой (того ж году и Белегороде воеводы князь Григорей Шаховской да Осип Нащокин. Того ж году послан в Корелу (см. ниже, стр, 40 строка 19) Р, Х). На Туле велено быть для осады воеводе князю Ивану Семеновичю Куракину. /л. 278/ На Михайлове для осады князю Данилу Ивановичю Мезецкому.

Тово ж году царя Бориса не стало после Велика дни, и царица Марья да царевич Федор Борисович велел быть ис-под Кром бояром к Москве князю Федору Ивановичю Мстиславскому, да князю Василью да князю Дмитрею Ивановичем Шуйским.

А под Кромами были бояре и воеводы по полком по новой росписи: в большом полку князь Михайло Петрович Катырев да боярин Петр Федорович Басманов; в правой руке боярин князь Василей Васильевич Голицын да князь Михайло Федорович Кашин; /л. - об./ в передовом полку околничей Иван Иванович Годунов да боярин Михайло Глебович Салтыков; в сторожевом полку боярин князь Ондрей [30] Ондреевич Телелятевской да князь Михайло Самсонович Туренин; в левой руке воеводы Замятня Иванович Сабуров да князь Лука Щербатой.

Тово ж году под Кромами воеводы многие, и дворяне и дети боярские поехали к вору к Ростриге, а иные бояре и воеводы л дворяне поехали к Москве.

А городы Украйные все отложилиси к вору, и вор пошол к Москве. А воевод учинил у себя по полком: в большом полку князь Василей Василевич Голицын /л. 279/ да князь Борис Михайлович Лыков; в правой руке князь Иван Семенович Куракин да князь Лука князь Осипов сын (сперва было написано: Лука Осипович.—Осипович Э, У) Щербатой; в передовом полку Петр Федорович Басманов да князь Олексей Долгорукой; в сторожевом полку….; в левой руке…. И пошол на Тулу, а к Москве послал ко кресту приводить дворян Гаврила Григорьева сына (сперва было написано: Григорьевича.— Григорьевич Э, У) Пушкина да Наума Михайлова сына (сперва было написано: Михаиловича.— Михаилович Э, У) Плещеева. И как пришли к Москве Гаврила да Наум, и на Москве бояре, и околничии, и дворяне, и столники, и стряпчии, и жилцы, и всех чинов приказные люди, и гости и посадцкие люди ему крест целовали.

/л.—об./И как Ростриге весть учинилася, что ему на Москве крест все целовали, и он с Тулы к Москве послал боярина князя Василья Васильевича Голицына, да князь Василья Рубца-Мосалского да дьяка Богдана Сутупова, а велел цареву Борисову жену и сына ее царевича Федора убить; и по его веленью их убили. А с Москвы встречали ево бояре князь Иван Михайлович Воротынской, да князь Ондрей Ондреевич Телятевской, да околничей Петр Никитич Шереметев да думной дьяк Офонасей Власьев; а с ними столники и дворяне большии и изо всех чинов люди. И как вор пришол к Москве, и венцем царьским венчался.

/л. 280/ И тово ж году послал воевод по городом: в Белгород князь Данило Мезецкой, да головы Богдан Сонцев да Олексей Губостой.

А наперед посланы были на время ис Путимля воеводы: в Белгород князь Григорей Шаховской да Осип Нащокин.

В Царев-город Богдан Сабуров, да князь Юрьи Приимков да головы Семен Малцов.

На Волуйку Михайла Оксаков, да головы Ондрей Ржевской Вязметин да Сарыч Линев.

На Осколе Матвей Васильевич Бутурлин да голова Иван Безобразов.

Тово ж году велел Рострига у стола стоять князь Борису Михаиловичю Лыкову да князь Юрью Дмитреевичю Хворостинину. /л.—об/ И князь Юрьи на князь Бориса бил челом: царю государю и великому князю Димитрею Ивановичю всеа Русии бьет челом холоп твой (холоп твой нет Об, В) Юшка Хворостинин. Велел ты, государь, мне, холопу своему, стоять у стола со князем Борисом Лыковым, и мне, холопу твоему, менши князь[31] Бориса Лыкова (вст.: Лыкова нет Об) быть не вместно: по вашей царской милости Лыковы с нами, холопи твоими, везде бывали безсловны, в меньших товарыщи (товарыщах Об, В), и с теми, которые с нами, холопи твоими, живут, в пятых и шестых; лутчей, государь, в родстве Оболенских и Лыковых боярин князь Юрьи Иванович Кашин менши был князя Петра Федоровича (Ивановича В ) Охлябинина многими месты, а Охлебинины, государь, по вашей государьской милости с нами, холопи твоими, живут /л. 281/ везде в товарыщех. 7032-го году ходили воеводы к Козани в судех: в большом полку боярин князь Иван Федорович Белской, в правой руке (руке 2 (т.е. другой) князь Петр В) в других князь Петр Федорович Охлябинин (в левой руке другой князь Василей Чюлок Ушатой. В) в передовом полку в других князь Василей Елецкой, в левой руке в других князь Василей Ушатой. А (а 49 году В) 40, государь, в 9-м году князь Василей Чюлок Ушатой больши был князь Ивана Прозоровского двемя месты: на Коломне были воеводы—в большом полку боярин князь Ондрей Иванович /л.—об./ Шуйской, в правой руке другой князь Василей Василъевич (вст.: Чюлок В) Ушатой, в сторожевом полку в других (другой В) Василей Борисов, в левой руке в других (другой В) князь Иван Прозоровской. А (в) 52-м году князь Иванов меншой брат родной князь Федор Прозоровской больши (был) князь Юрьи Кашина: на Коломне были воеводы по полком—в большом полку боярин князь Дмитрей Иванович Бельской, в правой руке в других (другой В) князь Федор Ондреевич Прозоровской, в передовом полку в других (другой В) князь Юрьи Иванович Кашин. А князь Юрьи, государь (государь нет В), Кашин князь Борисову деду /л. 282/ князю Юрью князь Васильева сына Лыкова брат в третьем колене, в родстве своем по лествице больши деда князь Борисова князь Юрья Лыкова. И по тем, государь, случаем князь Петр Федорович Охлебинин больши князь Борисова деда князь Юрья Лыкова семью месты; а князь Борисов, государь, отец князь Михайло у отца своего у князя Юрья другой сын, а внук, государь, князь Петров князь Василей Ондреевич (князь Ондреев сын В) Охлебинин больши князя Бориса Лыкова семью месты. А 79-м году князь Василей Ондреевич (князь Ондреев сын В) Охлебинин менши был дяди моего родного князя Петра Ивановича Хворостинина: ходил и отец твой, государь, наш царь и великий князь Иван Василевич всеа Русии против /л.—об./недруга своего Крымского царя, а рынды были: з большим саадаком дядя мой родной князь Петр Иванович Хворостинин—отцу моему боярину князю Дмитрию Ивановичю брат меншой; з другим саадаком князь Василей Ондреевич Охлебинин. И по тем случаем дядя мой родной князь Петр Иванович (сперва было написано, потом зачеркнуто: Федоро…) больши князь Бориса Лыкова осмью месты. А дядя, государь, мой родной (мой родной нет В) князь Петр Иванович к чюжему роду ровен брату моему родному князю Ивану Дмитреевичю Хворостинину (Хворостинину нет В). И по тем случаем, я, холоп твой Юшка, больши князь Бориса Лыкова [32] шестью месты.—50 (а 52-го дед мой В), государь, во втором дед мой околничей князь Иван Михайлович Хворостинин болши /283/ был князь Юрья да князь Петра Деевых: в Галиче были воеводы—князь Петр Деев больши был князь Василья Щербатого; в Володимере были воеводы (вст.: по полком В): в большом полку боярин князь Иван Васильевич Шуйской, в передовом полку в других (другой князь Петр Деев В) князь Иван Деев, в левой руке (вст.: другой В) князь Василей Щербатой (вст.: а 43-го году князь Василей Щербатой Об, В) больши был князь Микиты Палецково; во Брянске да на Севере были воеводы: в большом полку (у царевича Федора Ардасовича Об) царевич Федор Ардасович (Айдарович В) да Василей Ондреевич Шереметев, в сторожевом полку в других (другой В) князь Василей Щербатой, в левой руке в других (другой В) князь Микита (вст.: Федорович Об; князь Федоров сын В) Палецкой.—А (а 64-м году В) 60, государь, в 4-м году князь Никитин меньшой /л.—об./ брат третей князь Давыд Палецкой больши был князя Дмитрея Хилкова: на берегу были воеводы—в Серпухове князь Иван Федорович Мстиславской, в правой руке в других (другой В) князь Давыд Федорович Палецкой, в передовом полку в других (другой В) князь Дмитрей Иванович Хилков. 65 году князь Дмитрей Хилков больши был князь Ивана Кашина: на Коломне были воеводы князь Иван Федорович Мстиславской, в правой руке другой князь Дмитрей Иванович Хилков, в передовом полку другой князь Иван Иванович /л. 284/ Кашин. А (в 66-м году князь В) 60, государь, в 6-м году князь Иван Иванович Кашин больши был Василья (Иванова сына Умного Колычова как, В) Умново: как царевич (государь В) поворотил от украины, и тогды ходили воеводы иза Мценска по полком: в большом полку боярин князь Михайло Иванович (Иван Михайлович В) Воротынской, в передовом полку князь Иван (вст.: Иванович В) Кашин да Василей Умной. А 60, государь, в 8-м году Василей Умной больши был Офонасья Колычова (сперва было написано: Лыкова): в Дедилове ходили воеводы на Тулу (на поле Об, В)—в большом полку боярин князь Олександр Иванович Воротынской, в передовом полку Василей Иванович Умной (вст.: Колычов В) да Офонасей Григорьевъ сын Колычев. /л.—об./ А 75-го году Офонасей Колычов больши был князя Ивана Лыкова: в Смоленске бояре и воеводы— Петр Василъевич Морозов, да князь Ондрей Татев, Офонасей Колычов, князь Иван Лыков. А князь Иван Лыков (А князь Иван Лыков нет В), и князь Борисову отцу родной большой брат.—И по тем случаем дед мой околничей князь Иван Михайлович Хворостинин больши князь Борисова отца князь Михаила Лыкова многими месты, а деда князя Борисова больши двунатцатью месты; и по тем, государь, случаем я, холоп твой Юшка, больши князя Бориса Лыкова деветью месты.— А 85-м году отец мой боярин (боярин нет В) князь Дмитрей /л. 285/ Иванович Хворостинин больши был дяди князя Борисова князя Федора Лыкова: ходили воеводы под Колывань с норядом— в большом полку боярин князь Федор Иванович Мстиславской да Иван (вст.: Васильевич В) [33] Щереметев, и как, государь (государь нет В), Ивана Шереметева ранили (убили В) под Колыванью, и на ево место велено быть Федору Шереметеву; в правой руке в других (вст.: велено быть В) на Федорово место (Шереметева отцу моему князь Дм-ю И—чю Хв—ну В) отец мой боярин князь Дмитрей Иванович Хворостинин, в сторожевом полку дядя князь Борисов князь Федор (вст.: князь Иванов сын В) Лыков; а князь Федор (Лыков болши В), государь, больши князя Борисова отца князя Михаила Лыкова четырмя месты. И по тому, государь, розряду отец мой князь Дмитрей /л.—об./Иванович Хворостинин больши князь Борисова отца князь Михаила Лыкова шестью месты, а я, холоп твой Юшка, больши князя Бориса Лыкова тремя месты. А (а 111-го году В) 100, государь, в 1-м году у князь (Бориса Лыкова.... с князь Дмитреем Пожарским В) Дмитрея Пожарсково суд был в отечестве со князь Борисом Лыковым, а искал, государь, князь Дмитрей Пожарской на отце (отце князь Борисове на князе Михаиле Лыкове В) князь Борисова на князь Михаиле Лыкова своего отечества.—А князь Дмитреев, государь, прадед и (ни Об) отец нигде не бывали в ваших государских (и царских В, Об.) чинах и в розрядех окроме городничества и городовых приказщиков, а вашею царьскою милостью с нами, холопи твоими, нигде не смешивалися; а с которыми, государь, дед князь Дмитреев /л. 286/ и деда ево братья бывали, и тех, государь, большая братья бывали з дедом с моим со князем Иваном Михайловичем Хворостининым по вашим царьским розрядом. А (а 64-м году В) 60, государь, 4-м году дед князь Дмитреев князь Федор Пожарской менши был князя Ивана Ромодановского: в Свиязском были бояре и воеводы Иван Петрович Федоров да князь Иван Ромодановской да в городничих дед князь Дмитреев князь Федор Пожарской да Борис Шестаков. А князь Иван, государь (государь нет В), Ромодановской в родстве своей менши князя Онтона Ромодановского шестью месты. А (а 72-м году В) 70, государь, 2-м году князь Онтон Ромодаповской мешни был дяди (деда В) моего околничева князя Ивана /л.—об./ Михайловича Хворостинина: в Колуге были (по полком: в болшом В) воеводы—в большом полку боярин князь Петр Иванович Микулинской, в сторожевом полку в первых дед мой околничей (околничей нет В) князь Иван Михайлович Хворостинин, в передовом полку другой князь Онтон Ромодановской. И по тем, государь (государь нет В), случаем дед мой князь Иван Михайлович Хворостинин больши князя Борисова деда князя Юрья Лыкова многими месты.—А (а 66-м году князь В) 60, государь, в 6-м году князь Иван Пожарской менши (вст.: был В) Ивана Очина, а князь Тимофей Пожарской менши был князь Ивана Дашкова (сперва было написано, а потом зачеркнуто: Ромодановского) тремя месты: в Казани были (вст.: бояре и Об, В) воеводы— князь Олександр /л. 287/ Иванович Воротынской, да Иван Иванович Очин-Плещеев, да князь Ондрей Засекин, да в городовых приказчиках дед князь Дмитреев князь Иван Пожарской да Михайло Одинцов; а в Свиязском, государь, городе были воеводы—князь Ондрей [34] Иванович Нохтев (Ноготков Об), да Иван Михайлович Воронцов, да князь Иван Дашков, да в городовых приказчиках дед князь Дмитреев князь Федор Пожарской. И по тем, государь, розрядом Иван Очин-Плещеев тремя месты больши дедов князь Дмитреевых Пожарскова, а князь Иван Дашков менши (а болши был Ивана меншова Очина брата Микиты Об) был Иванова брата меншова Микиты Очина-Плещеева (Плещеева нет В) тремя месты.—А 70-м, государь (государь нет В), году (в Смоленску были В) князь Иван Дашков менши был Микиты Очина-Плещеева: /л —об./ в Смоленске были бояре и воеводы Михайло Яковлевич Морозов, да Микита Васильевич Шереметев, да околничей Михайло Головин да Иван да Микита Очин-Плещеевы (князь Иван Дашков. А 62-м году В). А 60, государь, во 2-м году Иван Очин был менши дяди (деда В) моего князя Ивана Михайловича Хворостинина: а как ходил воевать князь Семен Микулинской Арской (Абрской страны В) стороны, и тогды посланы были воеводы от князь Семена Микулинсково: в большом полку дед мой околничей князь Иван Михайлович Хворостинин, в сторожевом полку Иван Очин-Плещеев. И по тем, государь, случаем, дед мой больши князь Ивана Пожарскова, /л. 288/ а князь Иван и князь Тимофей болшие братья деду князю Дмитрееву Пожарскому князю Федору; а у князя, государь, Дмитрея Пожарского суд был со князь Борисом Лыковым во 101-м (во 111-м году В) году—И по тем, государь, случаем я, холоп твой Юшка, больши князя Бориса Лыкова многими месты.—Милостивый государь царь и великий князь (Борис Федорович всеа В) Дмитрей Иванович всеа Русии! Пожалуй покажи милость, вели те мои случаи и розряды сыскать по своим царьским розрядом и не вели, государь, у нас, холопей своих отнять нашева отечества без суда. Царь государь смилуйся, пожалуй!

Тово ж году июля в 14 день был суд в отечестве у Гаврила Григорьева (сперва было написано: Григорьевича. - Григорьевича Э, У) сына Пушкина со князь Федором князь Ондреевым сыном (сперва было написано: Федором Ондреевичем) Звенигородцким, а судил /л.—об./ боярин князь Ондрей Петрович Куракин, да дьяк Иван Стрешнев да Петр Лошаков; и таковые случаи и счетные памяти подаваны в суд, а суд был в воскресение перед Николиным (Ильиным Об) днем.

80, государь, 9-м (89-го году В) году и ходили воеводы изо Ржевы под Луки, а были по полком: в большом полку Фома Офонасьевич Бутурлин да Михайло Безнин, в передовом полку князь Ондрей Приимков-Ростовской, в сторожевом полку князь Меркур Щербатой; а от государя (грамоты писалися В) царя и великого князя Ивана Васильевича (сперва было написано: Михаила Федоровича) всеа Руси грамоты писались: Фоме Офонасьевичю (Офонасьевичю нет В) Бутурлину да Михаилу Безнину с товарыщи. И по тем, государь, случаем Михайло Безнин болъши князь Ондрея Ростовского (Ростовского нет В) Приимкова /л. 289/ и князя Меркура Щербатого. А я, холоп твой Гаврилка, больши Михаила Безнина, да не токмо Михаила Безнина, [35] вашею царьскою милостью я, холоп твой Гаврилко (я, холоп твой Гаврилка, нет В), больши большова брата - Михаила (Михайлова брата Романа В) Безнина Романа Олферьева (Михайлова Э, У).—Брат, государь, мой Остафей Пушкин вашею царьскою милостью больши был Романа Олферьева: 80 государь, в 6-м (в 86 году посылал В) году посылал царь государь и великий князь Иван Василъевич всеа Русии в Резицу по норяд воевод своих князя Ондрея Репнииа, да брата моего Остафья Пушкина да Романа Олферьева; а наказ, государь (государь нет В) и грамоты и розписи (и розписи нет В) от государя посылались (писались Об, В): ко князю Ондрею Репнину, да и Остафью Пушкину да Роману Олферьеву. А по тем, государь, случаем брат мой Остафей (вст.: Пушкин В) больши Романа Олферьева перва было написано: Олферова, а потом исправлено на: Олферьева Об).—А Михаила, /л.—об./ государь, Безнина вашим царьским жалованьем был больши брат мой Иван Пушкин: 80 (85-м году В), государь, в 5-м году были воеводы в Немецкой земли, а были (а были нет В) по росписи по полком: в большом полку воевода князь Тимофей Романович Трубецкой, в передовом полку воеводы (воеводы нет В) князь Иван Иванович Голицын, да брат мой Остафей Пушкин да Михаила Безнин, в сторожевом полку воеводы (воеводы нет В) князь Ивам Туренин да брат мой Иван Пушкин. И по тому, государь, розряду вашею царьскою милостью (вашею царьскою милостью нет В) брат мой Иван Пушкин больши Михаила Безнина, а Михайло Безнин больши князя Меркура Щербатого.—А (князь Меркура Щербатово меншей брат нет Об) князь Меркура Щербатово меншей (а моншой, государь, брат князь Меркулов князь Василей В) брат князь Василей Щербатой многими месты /л. 290/больши большово (большово нет В) родново князя Федорова брата князя Василья Звенигородцкова: 90 (92-м году В) государь, 2-м году были ваши государевы послы на сьезде на Литовском рубеже с Литовскими послы (с Литовскими послы нет В): окольничей князь Федор Михайлович (князь Михайлов сын В) Троекуров, да Володимер Васильев сын Головин, да князь Ондрей князь Дмитреев сын Звенигородцкой (и по тому, государь, случаю В), да дьяки Офонасей Демьянов да Сапун Обрамов (Аврамов Об). И по тому, государь, случею князя Федора Звенигородцкого большой (болши Об) брат князь Ондрей (Ондреев Об. Ондрей менше Володимера Головина. А Михаило, государь В) князь Дмитреев сын Звенигородцкой менши Володимера Васильева сына Головина, а Володимер, государь, Головин в своем родстве менши брата своего Михаила Иванова сына Головина. А Михайло, государь, Иванов сын Головин /л.—об./ вашим царьским жалованьем (вашим царьским жалованьем нет В) менши брата моего Ивана Пушкина: 85-м (80-м Об) году были (воеводы в Немецкой земле по росписи по полком В) ваши государевы воеводы в Немецкой земли, а были по росписи по полком: в большом полку воеводы (воеводы нет В) князь Тимофей Романович Трубецкой, да князь Михайло Тюфякин да Михайло Иванов сын Головин; в сторожевом полку князь [36] Иван Туренин да брат мой Иван Пушкин. И по тому, государь, розряду вашею царьскою милостью (вашею царскою милостью нет В) брат мой Иван Пушкин больши Михаила Иванова сына Головина.— /л. 291/ Лета 7084-го году (84-го году посылал В: того же году 84 посылал Об) посылал государь (брата моево В) царь и великий князь Иван Васильевич всеа Руси брата моего Федора Олександрова сына Пушкина да князь Меркура князь Олександрова сына Щербатого на Резань для государь (sіc) (для своего государева дела Об) своего дела, а ваш царьской (государьской В) наказ и грамоты писаны брату моему Федору да князь Меркуру (и наказ и грамоты государевы на князь Меркула и ныне у нас В) Щербатому (и ныне у нас Об); и наказ и грамоты государевы на князя Меркура Щербатого и ныне у нас. Лета 7089-го году (89-го году посылал государь в Литву воевод своих В. Того же году 89 послал Об) посылал государь царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии в Литву воевод своих: в большом полку кянзь Михайло Петрович Катырев-Ростовской, в правой руке (другой князь Меркул Щербптой В) Иван Михайлович Бутурлин да князь Меркур князь Олександров сын Щербатой, /л.—об./ в передовом полку (другой князь Михайло В) Роман Бутурлин да князь Михайла князь Васильев сын Ноздреватой. И по тому, государь, розряду князь Михайло Ноздреватой менши князь (сперва было написано а потом зачеркнуто: государь Арх.; государь Э, У) Меркура Щербатого. А князь Михайло, государь (государь нет В), Ноздроватой по вашим царьским розрядом и по своему родству больши князь Федора князь Ондреева сына Звенигородцкого пятью месты.—Лета 7092-го году (92 году князь В; того же году 92 князь Об) князь Михайло Ноздреватой был больши родново князь Федорова большова брата князя Васильи князь Ондреева сына Звенигородцкого: были воеводы по (на украине по полком: в болшом В) Украиным городом—в большом полку на Туле боярин князь Тимофей Романович Трубецкой да князь Василей /л. 292/ князь Ондреевъ сын Звенигородцкой, в передовом полку в больших на Дедилове князь Михайло (вст. княжь Васильев сын Об, В) Ноздроватой. И по тому, государь, розряду князь (князь Михайло Ноздроватой болши князь Василья Звенигороцкого, а князь Михайло Ноздроватой менши князь Меркула В) Василей меньши князь Михаила Ноздроватово, а князь Михайло, государь, Ноздроватой менши князь Меркура Щербатого; а князь Меркур, государь (государь нет В), Щербатой менши был (был нет В) брата моего Федора Олександрова сына Пушкина. — Лета 7112-го году были (того же году 112 году были Об; 112 году были В) на Москве Кизылбаские послы, и в приставех у послов был князь Федор князь Онъдреев сын Звенигородцкой; а ис полаты встреча первая была послом: князь Михайло князь Михайлов сын Путятин. И по тому случею князь Михайло Путятин /л.—об./ больши был (был нет В) князь Федора Звенигородцкого. А (а 118-го году были воеводы В) 100, государь, в 9-м году на Ливне князь Михайло Путятин был менши брата моего Ивана Пушкина;— Лета 7113 году (того же году 113 были Об) были воеводы во Брянске князь Иван князь [37] Федоров сын Жировой-Засекин да князь Иван князь Григорьев сын Звенигородцкой. И по тому, государь, розряду князь Иван Звенигородцкой менши князь Ивана Жирового (Жирового нет В) Засекина. А князь Иванов брат родной большой князь Олександра (вст.: князь Федоров сын) Жировой-Засекин был менши князь Василья князь Григорьева сына Щербатого: 91-го году были воеводы по росписи по (на украине по полком В) Украиным городом, стояли по полком: в большом полку князь Федор (вст.: Ондреевич Об) Ноготков (в сторожевом полку В) да князь /л. 293/Иван Ромодановской, в передовом полку князь Михайло Туренин, в сторожевом полку князь Василей Щербатой да князь Олександра Жировой-Засекин. И князь Василей, государь (государь нет В), Щербатой (менши князь Меркула Щербатова В) по вашим царьским розрядом и по своему родству менши князь Меркурья Щербатово тремя месты, а князь Меркур, государь (государь нет В), Щербатой (менши был брата моево Федора В) вашею царьскою милостью менши брата моего родново (родново нет Об, В) Федора Олександрова сына Пушкина, 84-го году и наказ и грамоты (у нас. 92-м году были воеводы на укринне по росписи по полком В) на князь Меркура и ныне у нас (того же году 92 были воеводы Об).—Лета 7092-го году были воеводы в Укранных городех, а были по полком по росписи: в большом полку на Туле боярн князь Тимофей Романович Трубецкой да князь Василей /л.—об./ князь Ондреев сын Звенигородцкой (в сторожевом полку В), в передовом полку князь Михайло Ноздроватой, в сторожевом полку князь Иван князь Ондреев сын Сонцов-Засекин. И по тому, государь, розряду князь Иван, Сонцов ( болши роднова брата князь Федорова князь Василья Звенигороцкова; а князь Иван В) был болши болшово роднова брата князя Федорова Звенигородцкова князь Василья князь Ондреева сына Звенигородцкова.—А князь Иван, государь (государь нет В), Сонцов был мешни князь Василья Тюфякина (97-го году были в В; того же году 97 были в Об). Лета 7097-го году были в Асторохани боярин и воеводы князь Федор Михайлович Троекуров да князь Василей Тюфякин, а головы с ними писменные (писменой Об, В): князь Иван князь Ондреев сын Сонцов-Засекин. И по тому случею князь /л. 294/Иван Сонцов менши князь Василья Тюфякина. Да тово же году князь Василей Тюфякин был в Асторохани менши Михаила Иванова сына Вельяминова: от государя (писались грамоты ко князю Федору Троекурову, да Михаилу В) царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии писались грамоты—боярину и воеводам князю Федору Михайловичю Троекурову, да Михаилу Вельяминову да князь Василью Тюфякину.—А брат, государь (государь нет В), мой Левонтей Пушкин вашею царьскою милостью (вашею царскою милостью нет В) больши был большово роднова Михаилова брата Вельяминова (Вельяминова нет В) Афонасья Иванова сына Вельяминова: 92-м году посылал государь царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии в Кашин збирать дворян и детей боярских брата моего Левонтья Пушкина да Офопасья /л.—об./ Иванова сына Вельяминова да Еремея Пивова; а наказ, государь (государев Э, У; государь нет В), и грамоты писаны к [38] брату моему Левоньтью (вст.: Пушкину В) да Офонасью Вельяминову да к Еремею Пивову. И по тому, государь, розряду князь Василей Тюфякин менши Михаила Иванова сына Вельяминова, а Михаилов (вст.: государь Об) родной брат большой Офонасей (менши был брата моего В) Иванов сын Вельяминов менши брата моего Левоньтья Пушкина; и наказ и грамоты, государь (государевы и ныне у нас, 88-го году были В), и ныне у нас на брата ево на Михаилова большова на Офонасья Вельяминова (того же году 88-м были воеводы Об).—Лета 7088-го году были твои (ваши Об, В) государевы воеводы в Смоленску: князь Данило Ондреевич Нохтев, а брат мой Астафей Пушкин был в то время /л. 295/ в Смоленске же; да в Смоленске ж, государь (государь нет В), был воевода Игнатей Блудов менши брата моего Остафья Пушкина. И (и Игнатья Блудова в Смоленску В) воеводу Игнатья Блудова на вашей государьской (государь Об) службе в Смоленске убили Литовские люди, а на Игнатьево место Блудова прислан в Смолеиескъ (вст.: воевода В) Роман Григорьев сын Плещеев; и Роман Плещеев менши брата моего Остафья в Смоленске был и на брата моево Остафья не бивал челом и по смерть по свою. И по тому, государь, случею Роман Плещеев менши брата моего Остафья Пушкина. А Романов, государь (государь нет В), сын Олексей Плешеев (Плешеев нет В) болши был князь Федора (Андрея У) князь Ондреева сына Звенигородцково в нынешнем, государь (государь нет В), во 113-м году в Новегородке Северском. И по тем, государь (государь нет Об, В), по всем случаем мошно /л.—об./ мне, холопу твоему Гаврилку, больши быть князь Федора Звенигородцкова многими месты.—Да подал, государь, память князь Федор Звенигородцкой, а в памяти (вст.: государь Об) своей пишет, государь, ложно, бутто ся брат мой Остафей (вст.: Пушкин В) во Пскове у норяду был менши князь Захарья Сугорсково (вст.: и Остафей, государь, князь Захара Сугорского Об, В): менши не бывал, а был, государь, брат мой Остафей воевода во Пскове в товарыщех з боярином с Петром Васильевичем (Васильевичем нет В) Морозовым у норяду, а князь Захарей, государь (над холопи своими Об., В) Сугорской да Федор Писемской были у посохи. Да в п(ам)яти же своей князь Федор написал, бутто ся у Остафья со князем Захарьем и суд был. И милость, государь, покажи нам, холопем своим, вели сыскати Остафьевы челобитные /л. 296/и случеи, и в том шлемся (шлюся Об, В) на свои челобитные, что у нас суд не бывал; а ваши царьские суды без челобитных и без случаев не живут. А по случаем, государь, князь Федор сам менши князя Захарья Сугорсково.—88-м (88-м году были воеводы на Ржеве Володимерове В; 80 государь в 8-м году были ваши Об) году были, государь, ваши государевы воеводы во Ржеве Володимеровой: в большом полку боярин (боярин нет В) князь Семен Данилович Пронской, в правой руке другой князь Меркур Щербатой, в левой руке большой (первой В) князь Ондрей Приимков да князь Захарей Сугорской. И князь Захарей (бил челом В), государь, Сугорской, бил челом (вст.: в отечестве В) на князь Ондрея Приимкова, и государь царь (царь нет В) князь Захарью [39] пожаловал, на князя Ондрея Приимкова (Приимкова нет Об, В) прислал невмесную грамоту. И по тому, государь (государь нет В), случею князь Захарей Сугорской (Сугорской нет Об, В) /л.—об./ местник князю Ондрею Приимкову, а князь Меркура, государь, и князь Василья Щербатовых по тому случею князь Захарей Сугорской по вашей царьской (вст.: милости и по В) грамоте больши. А князь Василей, государь, Щербатой был больши (вст.: во 109-м году князь Федорова (Федора В) болшова Об,В) брата князя Василья Звенигородцкого: были посланы в Смоленеск для городового дела околничей Иван Михайлович Бутурлин, да князь Василей да князь Иван Щербатые, да князь Федор Звенигородцкой (Федора Звенигороцкова Об, В) большой брат князь Василей Звенигородцкой; и Ивану, государь (государь нет Об, В), Бутурлину велено быть на Ливнах для съезду Крымских полков (послов В) (sіс), а после Ивана был воевода у (для В) городового дела князь Василей Щербатой, да князь Иван Щербатой же, да князь Василей Звенигородцкой. /л. 297/ И по тому, государь, случаю и болшой брат князь Федор (Федоров В) менши князь Захарья Сугорсково. А брат, государь (государь нет В), мой Остафей (вст.: Пушкин Об, В), менши князь Захара Сугорсково не бывал, а был Остафей з боярином с Петром Васильевичем Морозовым, и ваша царская грамота прислана к Остафью брату, а велено Остафью (вст.: брату В) быти во Пскове у норяду з боярином с Петром (Морозовым В) Васильевичем; и та грамота и ныне у нас.—Да подал, государь (государь нет В), князь Федор память, бутто ся брат мой Иван Пушкин (вст.: был В) менши Якова Наумова, што брат мой Иван был в ловчих, а Яков Наумов бутто ся был в сокольничих; и брат, мой (вст.: государь Об) Иван был (вст.: у Об, В) государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии (ево государевою В) милостью в ловчих пожалован с путем, а Якову, государь, Наумову было сокольничея приказано (приказана Об, В) в приказ, а сокольничим (соколничеем Об), государь, Якову /л.—об./не написывалося (не писывалось Об, В) и сокольничим (соколничей, государь, Яков у вас В) Яков у вас, государей, был не пожалован. И в том, государь, шлюся из виноватых на ваш царьской чин.—Да послал, государь, память князь Федор Звенигородцкой, а в памяти своей пишет, бутто ся Дмитрей Шефериков Пушкин мне по родству большой брат. И мне, холопу твоему Гаврилку, Дмитрей Шефериков Пушкин по родству (зачеркнуто: мне Арх.; вст.: мне Об, В) мал и розошлися мы в родстве своем (своем нет Об, В) з Дмитреем подолеку. И Дмитреем (я ни правни В), государь, (вст.: Шефериком Об) я, холоп твой, ни прав, ни виноват быть не хочю, потому что Дмитрей Шефериков Пушкин служит с велика Новагорода; а ваша царьская милость к нам (к нам нет В), холопем вашим, ко всем, которые городы (роды В) из великова Новагорода служили, /л. 298/ а по (по нет В) которым случаем и будет бывал где с теми дворяны, которые присланы от вашево царьсково лица, и по вашей царьской милости тех случаев в дела не ставливали, нашел он и потерял собе да своим родителем, которые служат по Новугороду (в Новегородке были воеводы В, Об), а не [40] нам. А мы государь, Новгородцами ни правы, ни виноваты быти не хотим, и им не считаемся, а считаемся мы своею лествицею.

Того ж году Рострига велел быть у себя царю Семиону Бекбулатовичю, а послал к нему на подворье князь Григорья Долгорукова Росчю, и велено ему с царем Семионом ехать в город; а пристав был у царя Семен Олферьев. Встреча была первая: окольничей Михайло Борисович Шеин да князь Олександр Жировой; /л.—об./2 встреча— боярин Ондрей Олександрович Нагой (Сперва было написано и потом зачеркнуто: Жировой Арх.) да околничей князь Дмитрей Васильевич Туренин.

Тово ж году в Новегородке в Северском были воеводы: Олексей Романов сын Плещеев да князь Федор князь Ондреев сын Звенигородцкой.

На Ливнах боярин и воевода князь Петр Иванович Буйносов.

Того ж году как Рострига пришол к Москве, послал в великий Новгород воевод боярина князь Михаила Петровича Катырева-Ростовского да Ивана Никитича Салтыкова.

В-Ывангород боярина Михаила Глебовича Салтыкова да князь Федора Петровича Борятинсково.

/л. 299/В Корелу думного дворянина Ивана Михайловича (Борисова сына Боборыкина У) Пушкина да Михаила Борисова сына Боборыкина (лета 7114-го году на Ливнах (см. стр. 41, строка 3) Р, X).

Тово ж году были воеводы по городом: в Переславль Резаньской князь Иван Жировой-Засекин да голова...

В Пронеск князь Иван Шапкин-Мезецкой.

На Михайлов князь Юрьи Мещерской.

На Туле…

В Курске князь Кондратей Щербатой, а инде пишет: князь Григорей Шеховской да голова Богдан Глебов.

В Асторохани воеводы околничей князь Иван Дмитреевич Хворостинин да Федор Чюдин Окинфеев.

/л.—об./ Тово ж году велел Рострига воеводам быть на Резани: в Переславле-Резанском Федор Левонтьевич Бутурлин да Тимфоей Семенович Пушкин. На Михайлове—князь Юрьи Мещерской да Федор Михалков. В Пронску князь Иван Мезецкой да Иван Биркин. В Ряском князь Семен Вяземской да Иван Язвецов. И Тимофей Пушкин бил челом на князь Юрья Мещерсково, да на князь Ивана Мезецкова да на князь Семена Вяземсково о местех; и к Тимофею послана (сперва было написано и потом зачеркнуто: писа(на) Арх.) на них невместная грамота за приписью думного дьяка Ивана Стрешнева (листы 300 и 301 чистые в Арх.).

/л. 302/ Лета 7114-го году были воеводы по городом: в Цареве Борисове городе боярин Михайло Богданович Сабуров, да князь Юрьи Данилович Приимков да голова Семен Малцов.

В Белегороде князь Данило Иванович Мезецкой, да головы: Богдан Сонцов да Олексей Губостой. И князь Данилу из Белагорода[41] велено быть к Москве, а в Белегороде велено быть с Ливны боярину князь Петру Ивановичю Буйносову-Ростовскому; а головы с ним были те же.

А на Ливне велено быть на князь Петрово место Буйносова воеводам Олексею Плещееву да князь Дмитрею Мосалскому (того же года послана память (см. ниже строка 37) Р, Х).

В Курску князь Григорей Шеховской да голова Богдан Глебов.

/л.—об./ Тово ж году послал Рострига в Литву посланником Ивана Безобразова для Маринки Сендомирсково дочери.

Тово ж году на украине были воеводы по полком: в большом полку в Новосиле бояре князь Иван Иванович Шуйской да князь Михайло Федорович Кашин; в передовом полку околничей Михайло Борисович Шеин да князь Василей Долгорукой; в сторожевом полку князь Иван Ондреевич Хованской да князь Олексей Долгорукой, и на князь Олексеево место прислан князь Иван Борятинской.

Того ж году как шла Маринка Юрьева дочь Сендомирсково из Литвы к Ростриге к Москве, /л. 303/и Рострига послал ее встречать в Смоленеск бояр Михаила Олександровича Нагово, да князь Василья Михайловича Рубца-Мосалсково да из Дворца дьяк Василей Нелюбов. А как Маринка Сердомирсково дочь пришла к Москве весною, и Рострига на ней женился тово ж месяца маия в 8-й день против Николина дни в четверг. И бояре и всяких чинов люди Московского государьства, видя от Ростриги поруганье православной крестьянской вере, и тово ж году месяца маия в… день на Москве бояре и вся земля, советовав, Ростригу убили, потому что учал розоряти православную крестьянскую веру: да с Ростригою же убили /л.—об./ боярина Петра Федоровича Басманова и Литовских людей многих побили и дворы розграбили.—А после Ростриги обрали на Московское государьство царем и великим князем боярина князь Василья Ивановича Шуйскова. И царь Василий Иванович всеа Русии тово ж году месяца…в… день венчался царьским венцем; а бояре были в чинех все без мест (в Арх в конце страницы: справлена).

/л. 304/Того же году поехал царь Василей воевод по городом: в Смоленеск боярин князь Иван Семенович Куракин, да князь Василей Ондреевич Звенигородцской да дьяк Иван Бунаков.

На Белую воевода соколничей и думной дворянин Гаврило Григорьевич Пушкин.

В Торопец князь Олександра Жировой-Засекин.

В Белгород боярин князь Петр Иванович Буйносов-Ростовской.

На Оскол Матвей Васильевич Бутурлин да Иван Безобразов.

Тово ж году послана память Григорью Петрову сыну Акинфееву, а в памяти пишет: лета 7114-го году память Григорью Петровичю Акинфееву. Как к тебе ся память придет, а которые суды у вас не доделаны немного, и тебе б, свестяся /л.—об./ с Леонтьем Пушкиным и з головами, которые пришли с норядом со князем Семеном Коркодиновым с товарыщи, а товарыщей было со князем Семеном: князь Иван [42] князь Васильев сын Бабин, Ондрей Федоров сын Обрасцов, Осип Грязной, Иев Загряской (того ж году были посланы воеводы против Петрушки по полком (см. строка 17) Р, Х),— те суды доделывал, да тем всем судом, што зделаетца, дайте воеводе князю Григорью Долгорукому роспись за своими руками, и суды и с судовыми запасы, а дайте им же; а вновь судов не делайте. А ты б, Григорей, доделал те суды, которые не доделаны, и отдав роспись и суды, ехали к Москве; а плотников судовых мастеров роспустил по домом. А Илье Урусову и Василью Грибцову велели ехати к Москве же и явитись и роспись судом отдай в Московском Розряде дьяку Томилу Луговскому.

/л. 305/ А по городом были воеводы при царе Василье те ж, что при Ростриге.

Того ж году назвался на Севере вор Петрушка в Стародубе царевичем, и многие воры и казаки почели к нему збиратца, и городы к нему откладыватца, и своровали Путимцы да Рыляне Комарицкие волости мужики, царю Василью изменили; и воевод мпогих в Путимле вор Петрушко побил, приводя из городов. И царь Василей послал на Северу против ево воевод своих князя Юрья Никитича Трубецково с товарыщи. А были воеводы под Кромами по полком: в болшом полку князь Юрьи Никитич Трубецкой да боярин Михайло Олександрович Нагово; в передовом полку (другой князь Яков Р) боярин князь Борис Михаилович Лыков да князь Яков Борятинской; в сторожевом полку (другой князь Роман Р) околничей князь Григорей Петрович Ромодановской да князь Раман Иванович Гусев-Гогарин. А наперед тово были под Кромами один боярин Михайло Ногой. И Болотников приходил в Кромы, и он Болотникова побил, и с тово бою прислал к Москве к государю с сеунчом Дорогобуженина (Дорогобуженина нет Р) Ондрея Семенова сына Колычева (лета 7115-го году послал царь Василей под Можаеск (строка 42) Р).

А под Елеец царь Василей послал боярина князь Ивана Михайловича Воротынсково да с Ливен велел к нему в сход итти околничему Михаилу Борисовичю Шеину.

/л. 307/(в Арх лист 306 - чистый. В У одна страница—тоже чистая) Лета 7115-го году сначала под Кромами те ж были воеводы, что во 114-м году, князь Юрьи Никитич Трубецкой. И как их Болотников от Кром оттолкнул, а от Елъца князь Иван Воратынской отшол же; а воры собрався пошли г Береговым городам. И царь Василей Иванович всеа Русии послал в Колугу боярина князя Ивана Ивановича Шуйского, да боярина князя Бориса Петровича Татева да околничево Михайло Игнатьевича Татищева с людми против Болотникова. И боярин князь Иван Иванович Шюйской с то(ва)рыщи пришли в Колугу и на Оке реке воров побили, а в городе в Колуге не сели, потому что городы все Украиные и Береговые отложилися /л.—об./ и в людех учала быть смута великая. А на Коширу были посланы князь Данило Иванович Мезецкой да Борис Нащокин, и Коширы не достали же, отложилась. А в Сорпухов был послан боярин князь Володимер Колцов-Мосалской. [43]

Того ж году послал царь Василей под Можаеск против Смольян князь Данила (вст.: Ивановича Р) Мезецково да Ивана Микитина сына Ржевского. И Иван Ржевской бил челом на князь Данила Мезецково о местех, и велено Ивану быть к Москве; а ко князю Данилу писано от государи, что Иван взят не для мест, что били челом на нево ратные люди (того ж году сошлись воеводы под Серебряными Прудами и Пруды Серебряныя взяли. И с того бою… (см. стр. 44, стр. 11) Р. X).

Тое ж осени ходили на воров в Серпухов /л. 308/ бояре князь Михайло Васильевич Скопин, да князь Борис Петрович Татев да Ортемей Измайлов.

На Волок и под Можаеск послан околничей Иван Федорович Крюк-Колычов.

А в осадных воеводах велел государь быть за Москвою рекою у Серпуховских ворот околничему князю Дмитрею Васильевичю Туренину да думному дворянину Ивану Михаиловичю Пушкину, а от государя приезжал надзирать боярин князь Иван Никитич Одоевской Болшой. А на выласке государь велел быть боярину князю Михайлу Васильевичю Скопину, да князь Ондрею Васильевичю Голицыну да князь Борису Петровичю Татеву; а з бояры со князь Михаилом Васильевичем Скопиным с товарыщи /л. —об./были столники, стряпчие, дворяне Московские, жилцы. У Колуских ворот воеводы……….. За Яузою…………

И тое ж осени собрався воры Ивашка Болотников, Истома Пашков, Юшка Беззубцов, а с ними многие украиные люди пришли под Москву; а стояли в Коломенском да на Угреше. И у боярина князя Михаила Васильевича Скопина с товарыщи с теми ворами многие были бои во многих местех. А как пришли к Москве Смоляне и иные городы, и царь Василей велел им быть з боярином со князем Иваном Ивановичем Шюйским с товарыщи. И бояре князь Иван Иванович Шюйской да князь Василей Васильевич /л. 309/Голицын, да Михайло Борисович Шеин, да околничей Иван Федорович Колычев с теми людми пришли на воров в Коломенском. А от Серпуховских ворот бояре князь Михайло Васильевич Скопин, да князь Ондрей Васильевич Голицын да князь Борис Петрович Татев в Коломенское же пошли своим полком. А головы были с людми—у князь Михаила Васильевича Скопина: князь Иван Хаванской, Василей Иванов сын Бутурлин, князь Данило Мезецкой, князь Федор Лыков, князь Яков Борятинской, Тимофей Грязной, Володимер Вешняков, Богдан Глебов и нные головы. /л.—об./И пришед под Коломенское, бояре воров побили и живых многих поимали, а Болотников да Гришка Беззубцов побежали в Колугу и в Серпухов, а Истома Пашков приехал к государю к Москве.

И государь послал под Колугу за ворами бояр своих и воевод: в болшом полку бояре князь Иван Иванович Шюйской да Иван Никитич Романов, в передовом полку боярин князь Иван Васильевич Голицын да князь Данило Иванович Мезецкой, в сторожевом полку околничей Василей Петрович Морозов да боярин Михайло [44] /л. 310/Олександрович Нагой, с норядом Яков Зюзин да Дмитрей Пушечников. И после того послал государь под Колугу бояр и воевод с людми князя Федора Ивановича Мстиславского, да князь Михаила Васильевича Скопина да князь Бориса Петровича Татева;. а стоили в особном полку, а писалося обо всем от государя: боярину князю Федору Ивановичю Мстиславскому с товарыщи.

Того ж году послал царь Василей воевод Григорья Григорьева сына Пушкина да Сергея Ододурова с ратными людми под Муром, под Орзамас, под Олаторь, и городы многие поворотили царю Василью и ко кресту привели.

И собравшися с ратными людми пошли к Москве, и пришли под Серебреные Пруды, а на Прудах /л.—об./ сидели воры, а под Прудами стояли воеводы князь Ондрей Васильевич Хилков да Богдан Глебов; и Григорей Пушкин пришод с ратными людми Пруды взяли взятьем, и воров побили и многих живых поимали. И с того бою Григорей Пушкин прислал с сеунчом к царю Василью князь Дмитрея князь Петрова сына Пожарсково, а князь Ондрей Хилков да Богдан Глебов прислали с сеунчом Ивана Олександрова сына Колтовсково (того ж году были посланы на Бобриковскую засеку….(см. стр. 34) Р, Х).

Того ж году пришли воры с Тулы многие люди и хотели притти в Колугу, и бояре князь Федор Иванович Мстиславской с товарыщи послали против воров воевод на три полки: /л. 311/ в болшом полку боярин Иван Никитич Романов, в передовом полку князь Данило Иванович Мезецкой, в сторожевом полку боярин Михаила Олександрович Нагой. И воеводы встречали воров от Калуги за 7 верст на Вырке, и воров побили на голову и наряд и обоз взяли. И бояре князь Федор Иванович Мстиславской с товарыщи писали ко государю, что посылали воевод и воров побили; и царь Василей за ту службу прислал з золотыми князь Ивана Борисовича Черкасково. А как князь (государь Э, У) Данила ранили, и на ево место в передовой полк другой воевода Михайло Нагой; а в сторожевой полк другой воевода /л.—об./ на Михайлова место Нагово князь Михайло Борятинской.

А подо Пчелью посылали ис под Колуги боярина князь Бориса Петровича Татева да с ним головы: из болшово полку Федор Левонтьев сын Бутурлин да Иван Михайлов сын Пушкин Меншой с сотнями; в передовом полку князь Ондрея Чюмакова Черкасково, а с ним головы ис передового (сторожевого Э, У) полку; в сторожевом полку воевода князь Михайло Борятинской, а головы с ним из сторожевого полку.

Того ж году наперед сего были посыланы на Бобриковскую засеку головы из болшово полку Иван Михайлов Пушкин Меншой, князь Третьяк князь Федоров сын Сеитов, Миня Лыков, Григорей Волуев; да ис передового полку и ис сторожевого полку (В конце страницы: справлена Арх) /л. 312/головы: Микита Иванов сын Нащокин, да князь Иван князь Федоров сын Бородавка Мещерской, Иван Микифоров сын Давыдов, а [45] грамоты писались от государя Ивану Михайлову сыну Пушкину с товарыщи (того ж году побили воров в Каширском уезде на Восме, и за ту службу пригонял от государя з золотыми столник Матвей Семенов сын Измаилов к бояром ко князю Ондрею Васильевичю Голицыну да ко князю Борису (см. стр. 46, стр. 14) Р, X).

Того ж году боярин князь Ондрей Ондреевич Телятевской да Ивашка Болотников со многими с воровскими людми з Донскими козаки шли к Кошире против государевых воевод на прямой бой. И государевы воеводы боярин князь Ондрей Васильевич Голицын с товарыщи встретили их на реке на Восме, а были воеводы по полком: в болшом полку воеводы боярин князь Ондрей Васильевич Голицын да Григорей Григорьев сын Пушкин; да сходные воеводы: боярин князь Борис Михайлович Лыков да Федор Юрьев сын Булгаков Денисьев; /л—об./ да с Резанцы воевода Прокофей Ляпупов. И бояром и воеводам князю Ондрею Василъевичю Голицыну с товарыщи бой был с воровскими людми с казаки на реке на Восме, и на том бою воров побили на голову, и наряд и знамена и коши все поимали, а языков взяли на том бою 1700 ч.; а князь Ондрей Телятевской да Ивашка Болотников ушли с невеликими людми к вору Петрушке. И за ту службу царь Василей Иванович прислал к бояром и к воеводам и ко всей рати з золотыми столника Матвея Семенова сына Измайлова. А по росписи государево жалованье золотые подовали бояром и воеводам: боярину князю Ондрею Васильевичу Голицыну, да боярину князю Борису Михайловичю Лыкову, да воеводе Григорью Григорьеву сыну Пушкину, да воеводе /л. 313/ Федору Юрьеву сыну Булгакову Денисьеву, да воеводе Прокофью Петрову сыну Ляпупову, и головам и всей рати (лета 7116-го году на Николин день осеней (см. стр. 46, стр. 11) Р, X), дворяном и детем боярским, и стрелцом, и казаком и всяким служивым людем.

Того ж году царь Василей Иванович пошол пот Тулу на воров; а бояре и воеводы были по полком: в болшом полку бояре и воеводы: князь Михайло Василевич Шуйской-Скопин да Иван Микитич Романов; да в болшом же полку с Резани бояре: князь Борис Михайлович Лыков да воевода Прокофей Ляпунов; в передовом полку боярин князь Иван Василъевич Голицын да околничей князь Григорей Петрович (Григорьевич Морозов Э, У) Ромодановской; /л.—об./ в сторожевом полку боярин Василей Петрович Морозов да Яков Васильевич Зюзин; в государеве полку боярин князь Иван Иванович Шюйской да околничей Иван Крюк Колычев; у норяду боярин князь Володимер Тимофеевич Долгорукой да князь Иван Волконской, в другом месте у норяду за рекою Григорей Волуев, в третьем месте за Упою у норяду Иванис Ододуров; в прибылном полку с Короши боярин и воеводы: князь Ондрей Васильевич Голицын, да Григорей Григорьевич Пушкин да дьяк Сыдавной Васильев. /л. 314/ Рынды: у болшова саадака князь Иван Буйносов, у копья князь Семен Прозоровской, у рогатины Тимофей Измайлов, у доспеху Иван [46] Измайлов. Посылочные воеводы под Кропивну князь Юрьи Ушатой да князь Семен Кропоткин; под осень под Кропивну посылочной воевода князь Данило Мезецкой да Федор Левонтьев. И Кропивну и Одоев очистили.

Во Брянеск посыланы воеводы: боярин князь Михайло Федорович Кашин да Ондрей Ржевской. Под Козелеск посылан воевода князь Василей Мосалской.

Того ж году были на Земских дворех: на Старом на Земском дворе— Григорей Образцов, да Дмитрей Пушечников да дьяк Иван Болотников; а на Новом на Земском дворе /л.—об./ князь Ондрей Гундоров да Офонасей Зиновьев.

Того ж году указал государь быти в Красном селе для оберегания от воров изменников воеводе Никите Михайлову сыну Пушкину да Нелюбу Васильеву сыну Огареву. А с ним был голова Иван Козлов, а с ним: пять человек сотников, 408 (450 У) ч. стрелцов, Пиминова приказу Гурьева (Юрьева У) з двеми сотники, 195 чел. стрелцов, да з боршиком с Микитою Колычовым с Каргаполя да с Турчесова 88 ч., да с ним же с Чаронцыным охочих людей 100 ч., да з головою с Тимофоеем Острениным охочих 100 ч., з Двины з двема сотники: з Богданом Нееловым да з Смирным Чертовским 70 ч., с Выми с сотником /л. 315/ с Максимом Резиковым 47 ч. А наряду с ними 10 пищалей полковых с ядры и з зельем и со всякими запасы, а ядро по гривенке. А подлинная память писана рука Розрядново дьяка Михаила Данилова.

/л. 316/ Лета 7116-го году с осени царь Василей Иванович взял Тулу, (и) ис под Тулы пошли к Москве. А на Туле оставил воевод боярина Михаила Федоровича Нагова да Судока Мясново. На Кропивне Федор Чюлков. В Одоеве князь Иван князь Григорьев сын Звенигородцкого.

Того ж году на Николин день осенней пожаловал царь Василей в околничие князя Данила Ивановича Мезецково, а сказывал околничей Иван Петрович Болшой Головин да (да дияк. Того ж году были воеводы под Болховым по полком (см. стр. 47, стр. 5) Р, Х) думной дьяк Василей Янов в Золотой полате.

Того ж году иной вор назвался Дмитреем царевичем и пришол подо Брянеск, а с ним были многие Литовские люди. /л. —об./А во Брянске были воеводы: боярин князь Михайло Федорович Кашин да Ондрей (Дмитрей У) Никитич сын Ржевской. И государь послал с Москвы помогати Бряньску боярина князь Ивана Семеновича Куракина да с ним князь Василья князь Федорова сына Мосалсково; и подо Брянском воров (вст.: многих Э, У) побили. И царь Василей Иванович послал во Брянеск к боярину и воеводам князю Михаилу Федоровичю Кашину да (да Кондратью Никитину сыну У) к Ондрею Никитину сыну Ржевскому за службу з золотыми.

Того ж году царь Василей Иванович всеа Русии послал во Брянеск воевод, а боярину князь Михаилу Федоровичю Кашину и Ондрею Ржевскому и ратным людем всем, которые сидели во Бряньске в осаде, [47] велел быть к Москве. /л. 317/И как они приехали к Москве и были у государя у руки, и царь Василей Иванович ожаловал, велел быт им у стола; и после стола жаловал за Брянскую осаду боярину князю Михаилу Федоровичю Кашину шубу да кубок, а Ондрею Ржевскому шубу да кубок же. И Ондрей Ржевской бил челом царю Василью, што ему шубу дали хуже князь Михаила Кашина; ево-де, государь, во Брянске лише имя было, а служба де была и промысл мой, холопа твоего; вели, государь, про то сыскать всею ратью. И царь Василей Иванович ему отказал: потому князю Михаилу дана шуба и кубок лутче твоего, что он боярин да перед тобою в отечестве чесной ч (в Арх. сперва было написано: чесное ч.; честнее ч. Э, У). И Ондрей бил челом: хотя де, государь, он честью и отечеством меня болши, толко де моей службы к тебе, государю, и в осаде промыслу было /л.—об./ болши ево; а ево де князь Михаила в осаде ни со шта не было.

Тово ж году царь Василей Иванович послал бояр своих и воевод в Болхов, а велел збиратися с людми итти против воров; а быть бояром и воеводам по полком: в болшом полку бояре: князь Дмитрей Ива(нович) Шюйской, да князь Борис Михайлович Лыков, да воевода князь Григорей Констинтинович Волконской; в передовом полку бояре и воеводы: князь Василей Васильевич Голицын да Михайло Олександрович Нагой: в сторожевом полку боярин князь Ивам Семенович Куракин да воевода Григорей Григорьев(ич) сын Пушкин. И Григорей Пушкин /л. 318/бил челом государю на Михаила Нагова о местех; и ему на боярина на Михаила Олександровича Нагова дана невместная грамота (того же году, были воеводы посланы по Коломенской дороге против Лисовского на 3 полки:.. (см. стр. 40) Р, Х). В ертоуле были воеводы: князь Федор Ондреевич Татев да Веденикт Тимофеев сын Колычов; у норяду Григорей Волуев.

Список з грамоты. От царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии воеводе нашему Григорью Григорьевичю Пушкину. Писал еси к нам, что по нашему приказу (указу Э, У) велено тебе быть на нашей службе в сторожевом полку в товарыщех з боярином нашим и воеводою со князь Иваном Семеновичем Куракиным; а в передовом полку в других боярин и воевода Михайло Олександрович Нагой, и тебе /л.— об/ Михаила Нагова мепши быть нелзя. И как к тебе ся грамота наша придет, и ты б по прежнему нашему указу был на службе по росписи в сторожевом полку; а Михайла Нагова мы тебя менши не ставим, а передовому полку с сторожевым полком мест не живет. Писан на Москве лета 7110-го году.

И как был бой с вором под Болховым и с Польскими людми, и воевод оттолкнули от Болхова, и бояре и воеводы пришли к Москве, а вор со всеми людми с Полскими и с Рускими, пришед (пршел Э, У) под Москву. И на Москве были у государя царя Василья против вора бояре и воеводы по полком: в болшом полку бояре князь Михайло /л. 319/ Васильевич Шюйской-Скопин да Иван Никитич Раманов; в передовом [48] полку боярин князь Иван Михайлович Воратынской; и околничей князь Грйгорей Петрович Ромоданонской; в сторожевом полку столник и воевода князь Иван Борисович Черкаской да околничей Федор Васильевич Головии; в государеве полку воевода князь Данило Иванович Мезецкой; у наряду князь Иван Лось Волконской; в государеве ж полку в другом месте у норяду Григорей Волуев.

Того ж году Лисовской взял Коломну и пошол под Москву в сход к вору в Тушино со многими людми. /л. — об./И против Лисовскова царь Василей послал по Коломенской дороге воевод на три полки: в болшом полку боярин князь Иван Семенович Куракин да воевода Григорей Григорьев сын Пушкин; в передовом полку боярин князь Борис Михайлович Лыков да воевода князь Григорей Костянтинович Волконской; в сторожевом полку воеводы Василей Иванович Бутурлин да князь Федор князь Иванов сын Волконской (того ж году посылал государь под Осипов монастырь воеводу Гаврила... (см. стр. 9) Р, Х). И воеводы с Литовскими людми сошлися на Медвежье пруду (броду Э, У) и бой был, и Лисовского побили, и Черкас, и Руских воров многих живых поимали и норяд взяли, а сам Лисовской ушол.

/л. 320/ А по дорогам посылочные были воеводы с людми: по Звенигородцкой дороге князь Василей Федорович Мосалской да с ним головы ис полков; под Подгорелой Городище послан воевода князь Семен Ондреевич Татев да с ним головы из полков; под Осипов монастырь послан соколничей и думной дворянин и воевода Гаврило Григорьевич Пушкин да с ним головы из полков писменые з детми боярскими; с Костромичи голова Федор Бобарыкин; у Деревские пятины головы князь Иван Кропоткин да Дей Хвостов; з Бежечены голова Потап Нарбеков, у Дмитровцов голова Дмитрей Полтинин (Полтев Р. Того ж году были на Резани... (см. стр. 38) Р, Х.), /л. — об./ по Волоцкой Иван Матвеев сын Сопля Бутурлин да с ним головы, под Коширу князь Михайло князь Петров сын Борятинской да с ним головы, по Колуской дороге князь Яков Борятинской да с ним головы.

Того ж году отпущены с Москвы в Литву послы Литовские, которые были у Ростриги от короля, да Юрьи Сендомирской з дочерью с Маринкою с Ростригиною женою; провожать их ходил до Твери боярин князь Володимер Тимофеевич Долгорукой да Иван Олександров сын Колтовской. И после того весть учинилося царю Василью, что вор послал людей под Дмитров переимать Юрья Сендомирсково з дочерью и послов Литовских. /л. 321/ Царь Василей по тем вестям послал воевод своих оберегать послов Литовских и Юрьи Сандомирсково: в болшом полку боярин князь Ондрей Васильевич Голицын да князь Яков Борятинской, в передовом полку Иван Федорович Крюк Колычов да князь Михайло князь Петров сын Борятинской, в сторожевом….

Того ж году под осень отпустил царь Василей в великий Новгород боярина князь Михаила Васильевича Скопина, а с ним дворян для [49] Немецких людей, чтоб их нанять, и Руских людей собрати, и к Москве притти, и от воров помочь учинить.

А после князь Михаила были воеводы на Москве стояли на Пресне по полком: /л. — об./ в болшом полку боярин и воеводы князь Иван Михайлович Воротынской (Иван Иванович Шюйской да Иван... Э,У), Иван Никитич Романов, а в передовой полк и в сторожевой полк и государев полк был по прежней росписи.

Того ж году были на Резани воеводы: князь Данило Долгорукой да Федор Левонтьев (и приводил к ним к обеим дворян и детей боярских Федор Юрьев сын Булгаков. Того ж году были воеводы в Сибири в Тоболску... (см. ниже строка 15) Р, Х), и велено собрать детей боярских зборщику Федору Юрьеву сыну Булгакову и привесть их ко князю Данилу Долгорукому да к Федору Левонтъеву. А от государя писана к ним грамота: как что приведет к ним детей боярских собрав Федор Булгаков, и им от нево (у него Э, У) взяв их детей боярских, а ево отпустить к государю к Москве.

Того ж году 116-го и 117-го году были воеводы:

/л. 322/ В Тоболске князь Иван Михайлович Кашин (Катырев Х,Р,Э, У) да Борис Иванов сын Нащокин.

На Верхотурье воеводы Степан Степанович Годунов да Иван Михайлов сын Плещеев. И Иван Плещеев на Бориса Нащокина бил челом, што Борис Нащокин в Тоболске другой воевода, и он Иван в пригородке в Тоболскем на Верхотурье другим воеводаю, и ему Ивану менши Бориса Нащокина быть нелзя. И Ивану Плещееву на Бориса Нащокина дана невместная грамота.

На Тюмени Матвей Михайлович Годунов да Семен Иванов сын Волынской.

На Пелыме Иван Михайлович Годунов да Петр Данилов сын Истленьев (7117-го году стояли воеводы на Пресне после Рохманцовского бою в болшом полку князь Иван... (см стр. 36) Р,Х).

В Березове Степан Иванов сын Волынской.

/л. — об./В Мангазеи…

В Тарском (сперва было написано: Терском Арх; Терском Э, У) городе Василей Васильев сын Валынской да Михайло Игнатьев сын Новосилцов.

В Сургуте Федор Васильев сын Валынской да Иван Володимеров сын Благой.

/л. 323/ Лета 7117-го году сентября в 1 день царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии стоял на Пресне реке против вора Тушинсково. А воеводы были по полком: в болшом полку бояре и воеводы князь Иван Иванович Шюйской, (вст.: да Э; да Иев У) Иван Никитич Раманов (вст.: да князь Василей Федорович Мосалской Р, Х), в передовом полку боярин князь Иван Михайлович Воротынской да (да на князь Гр - во место Ромодановского, как ево ранили. Гаврило Григорьевич (стр.50, стр.19) Р, Х) [50] околничей князь Григорей Петрович Ромодановской, в сторожевом полку столник князь Иван Борисович Чоркаской да околничей Федор Васильевич Головин, а в государеве полку околничей и воевода князь Данило Иванович Мезецкой.

Того ж году сентября в 18 день отпустил вор от себя ис Тушина пана Сапегу под Троицу Сергиев монастырь, /л. — об./ а с ним многие Литовские люди и Руские воры. И за ними государь послал бояр своих и воевод ис полков: из болшово полку боярина князя Ивана Ивановича Шюйсково, ис передового полку околничево князь Григорья Петровича Рамадановского, ис сторожевого полку околничево Федора Васильевича Головина. И бой был с Литовскими людми под Рогманцвым (Рохманцовым Э, У) и Московских людей Литовские люди разогнали, и передового полку околничево и воеводу князь Григорья Петровича Рамодановского ранили; и боярин и воеводы князь Иван Иванович Шюйской с товарыщи пришли опять к царю Василью на Пресну в обоз.

И сентября в 23 день указал государь быть на /л. 324/ князь Григорьево место Ромодановского: в передовом полку (князь И. Б. Черкасский да окольничей Федоръ... Р, Х) быть з боярином со князь Иваном Михайловичем Воратынским соколничему и думному дворянину Гаврилу Григорьевичю Пушкину, в сторожевом полку а со князем Иваном Борисовичем Черкаским околничей Федор Васильевич Головин (того ж году были на Коломне воеводы (см. стр. 51 стр.41) Р, Х) по прежней росписи.

И октября в 13 день околничево Федора Головина велел государь отставить за болезнью, а на ево место велено быть князю Мирону Шеховскому.

Того ж году октября в 24 день соколничево и думного дворянина Гаврила Григорьевича Пушкина /л. — об./ ис передового полку послал государь в Муром против Тотар, а на ево место велел государь быть в передовом полку з боярином со князь Иваном Михайловичем Воротынским боярину Михаилу Федоровичю Ногово.

А стоял царь Василей Иванович в обозе на Пресне со всеми полки до Николина дни зимнево, а с Николина дни велел по полком всем войтить в город Деревяной. И в Деревяном городе стояли до весны: в болшой полк у Тверских ворот, передовой полк у Петровских ворот, сторожевой полк у Арбацких ворот, а государев полк стоял у Микицких ворот; а на Воганкове от государева полку стояла застава Григорей Волуев, /л. 325/ а после Григорья Юрьи Булгаков, а после Юрья князь Федор Коркодинов.

А с весны государь росписал бояр и воевод по воротам по Деревяному городу: за Москвою рекою у Колуских ворот боярин князь Дмитрей Иванович Шюйской да князь Григорей Волконской, у Серпуховских ворот Василей Иванович Бутурлин да Иван Колтовской, у Чертолских ворот боярин князь Василей Васильевич Голицын да [51] Василей Сукин, у Орбацких ворот сторожевой полк князь Иван Борисович Черкаской да князь Мирон Шеховской, у Никитцких ворот государев полк: боярин князь Федор Иванович Мстиславской, околничей князь /л. — об./Данило (Василей Э, У) Иванович Мезецкой; у Тверских ворот болшой полк: боярин князь Иван Иванович Шюйской да Ивам Никитич Раманов; у Петровских ворот передовой полк: боярин князь Иван Михайлович Воротынской да Михайло Михайлович (Олександрович Э, У) Нагой; у Стретенских ворот боярин князь Ондрей Васильевич Голицын да князь Михайла князь Петров сын Борятинской; у Фроловских ворот боярин князь Борис Михайлович Лыков; у Покровских ворот боярин князь Иван Семенович Куракин да князь Федор Волконской; за Яузою князь Григорей Федорович Хворостинин, а после князь Григорья стоял /л. 326/ околничей Федор Васильевич Головин.— И по той росписи стояли бояре и воеводы до князь Михайлова приходу Васильевича из Новагорода.

Тово ж году после Велика дни пошол из Новагорода боярин князь Михайло Васильевич Шюйской-Скопин, а пришли к нему Свийского короля на помочь Немецкой воевода Яков Пунтусов с Немецкими людми, и пошол Ноугородцкою дорогою к Торжку; а перед собою послал в Торжек воеводу Семена Головина да Корнила Чоглокова, и Торжек засели, и бой был с паном Зборовским. А ис Смоленска послал боярин и воевода Михайло Борисович Шеин ко князю Михайлу ж Васильевичю в сход воеводу князя Якова князь Петрова сына Борятинсково да Семейку Ододурова, /л. — об./а с ними Смольян, Брянчан, Серпьян; и они идучи очистили Дорогобуж, Вязму, Белую, и Литовских людей побили, и сошлися со князем Михайлом Васильевичем под Торшком.

И пришол боярин князь Михайло Васильевич с Рускими людми и с Немцы ко Твери, и Тверь взял, и Литовских людей Зборовсково побил. А шол на три полки: в болшом полку боярин князь Михайло Васильевич Шюйской-Скопин да Немецкой воевода Яков Пунтосов, в передовом полку Семен Васильев сын Головин да Корнило Чоглаков, в сторожевом полку князь Яков князь Петров сын Борятинской да Немецкой полковник. /л. 327/И как Немцы ото Твери поворотилися, пошли от князь Михайла Васильевича прочь, и боярин князь Михайло Васильевич пошол в Колязин монастырь и стоял в Колязине, покаместа опять Яков Пунтусов с Немцы воротился.

Того ж году с Низу шол боярин Федор Иванович Шереметев, да Иван Никитич Салтыков да Иван Дмитреевич Зайко Плещеев, и очистили Нижней Новгород, и Муром взяли и Касимов; а ходили головы от них посылочные.

Тово ж году на Коломне были воеводы: Иван Матвеев сын Сопля Бутурлин да Семен Глебов; а с ратными людми присланы были воеводы: князь Семен Васильевич Прозоровской да Василей Борисов сын Сукин. И как Хмелевской шол под Коломну, и князь /л. — об./ Семену [52] Прозоровскому велено итти против Хмелевсково, а Ивану Бутурлину с ним же. И Иван на князь Семена писал к Москве государю царю Василью, что ему менши быть князь Семена нелзя. И царь Василей велел к-Ывану Бутурлину отписать с опалою, что он дурует, на Прозоровсково бьет челом не делом, всегда ему мочно быть менши Прозоровсково. И они против Хмелевсково ходили, и побили (вст.: его Э, У) на голову, и языки поимали и самого Хмелевскова жива взяли.

Тово ж году на Коломне же были воеводы: Иван Михайлов сын Меншой Пушкин да Семен Глебов. Да на Коломну же прислан был с ратными людми /л. 328/ столник и воевода князь Дмитрей Михайлович Пожарской.

Того ж году прислана на Коломну государева грамота о ратных людех (ко князю Дмитрею, да к Ивану да к Семену. И Иван Пушкин на съезд к нему не ездил и у дела государева не был и к царю Василью писал, что ему менши князя Дмитрия Пожарского быть невместно. И ему велено быть. И на Москве у него со князем Дмитрием суд был и суд не вершон со князем Дмитрием Х, Р), а в грамоте пишет:

От царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии на Коломну столнику нашему и воеводам князю Дмитрею Михайловичю Пожарскому, да Ивану Михайловичю Пушкину, да Семену Матвеевичю Глебову. Иван (И Иван Э,У) Пушкин писал с Коломны к царю Василью, что прислана на Коломну государева грамота ко князю Дмитрею Пожарскому, да к нему Ивану, да к Семену Глебову, и ему Ивану менши князь Дмитрея Пожарсково быть нелзя (вст.: и на съезд к нему не ездил, и у дела государева с ним не был Э, У); и царь Василей велел ему быть к Москве, а на Коломне быть со князь Дмитреем (того ж году на Вологде…(см. стр. 53 стр. 5) Р, Х) один Семен Глебов.

/л. — об./ И приехал с Коломны Иван Пушкин, царю Василью на князя Дмитрея Пожарсково бил челом в отечестве о счете, и царь Василей велел их бояром судит. И бояре Ивана Пушкина со князь Дмитреем Пожарским с очей на очи ставили, и случии у них у обеих взяли. Князь Дмитрей в суде подал бояром в случаях Татевых, да Хилковых, да ІІалецких, а не своих Пожарских. И Иван бил челом государю, что князь Дмитрей Пожарской, ведая то, что по случаем своим Пожарским мошно ему быт менши ево Ивана Пушкина (вст.: многими месты У), потому Пожарских и в случаех не писал, а подал в случаех Татевых, да Хилковых да Палецкнх. А я, Ивашка, подовал однех Пушкиных, /л. 329/ а Челядниных и Федоровых и Бутурлиных не подовал. И государь бы ево Ивана пожаловал, велел князю Дмитрею Пожарскому с ним считатца своими Пожарскими, а не Палецкими, и не Татевыми, и ни Хилковыми; а будет ему считатца Палецкими, и Татевыми, и Хилковыми, и государь бы ево пожаловал, велел ему с ним считатца своими родители Челядниными, да Федоровыми, да Бутурлиными. И государь приказал бояром по челобитью Ивана Пушкина, велел князь Дмитрея [53] поставит с-Ываном в другой ряд с очей на очи и велел у князь Дмитрея Пожарсково взят иные случие, где бывали их Пожарские (вст.: и хотел тово суда царь Василей слушать сам Э, У). И тот суд у Ивана Пушкина со князь Дмитреем Пожарским при царе Василье не вершен.

/л.—об./ Тово ж году на Вологде были воеводы: Микита Михайлов сын Пушкин, да Григорей Никитин сын (Никита Григорьевичъ – Х, Р) Борисов Бороздин, да дьяк Рохманин Воронов (7118-го году как бой был под Клушиным, и немцы почели изменять, с литвою сьезжатца, и боярин… (см. стр. 55, стр.16) Р, Х.).

/л. 333 (в Арх. стр. 330–332 чистые)/ Лета 7118-го году на Москве были в осаде бояре и воеводы по прежней розписи, а боярин князь Михайло Васильевич Скопин стоял в Колязине монастыре. И как пришол к нему немецкой воевода Яков Пунтусов с немецкими людми, и боярин князь Михайло Васильевич ис Колязина монастыря послал под Переславль Семена Васильевича Головина да немецково ротмистра Христошума; и оне, пришод, Переславль взяли и литовских людей побили.

Тое ж зимы посылал князь Михайло Васильевич Григорья Волуева с людми, а велел в слободе /л. — об./ Олександрове острог поставит. И как Григорей в слободе поставил острог, и боярин князь Михайло Васильевич со всеми людми пришол в слободу, и к Москве запасы пропустил.

Тое ж осени пришол ко князю Михаилу Васильевичю в сход боярин Федор Иванович Шереметев с понизовскими людми.

А с Москвы прислал государь ко князю Михаилу в сход воевод с людми бояр: князя Ивана Семеновича Куракина да князя Бориса Михайловича Лыкова. А как будет поход боярину князю Михаилу Васильевичю против воров, и им быт по розписи по полком: /л. 334/ в болшом полку князь Михайло Васильевич Скопин да князь Борис Михайлович Лыков, в передовом полку боярин князь Иван Семенович Куракин да воевода Семен Васильевич Головин, в сторожевом полку боярин Федор Иванович Шеремфтев да воевода князь Яков Петрович Борятинской.

Тое ж зимы послал князь Михайло Васильевич под Суздаль воевод князя Бориса Михайловича Лыкова да князь Якова Борятинскова. И князь Яков со князь Борисом не пошол, а бил челом о местех; и от государя писана ко князю Михаилу Васильевичю, что князь Яков дурует, а преже сево бывал и не однова, а нынеча ему мочно /л.—об./ быт со князь Борисом.

Тое ж зимы послал царь Василей Иванович с Москвы в Корелу Ивана Меншова Михайловича Пушкина, да Олексея Иванова сына Безобразова, да дьяка Микиту Дмитреева.

Тое ж зимы послал князь Михайло Васильевич проходит к Троице в осад Давида Жеребцова с людми, и Давид прошол к Троице в осад. [54]

Тое ж зимы послал князь Михайло Васильевич под Дмитров на Сопегу боярина князя Ивана Семеновича Куракина да Семена Головина, да с пешими людми с огненым боем воеводу Григорья Волуева; и оне пришод /л. 335/ Сопегу из Дмитрева выбили и многих у него людей побили.

Тое ж зимы послал князь Михайло Васильевич в Ростов воевод князь Ивана Хованского да князь Якова Борятинсково, а из Ростова велено итти х Кашину да ко Твери.

Тое ж зимы вор ис Тушина побежал в Колугу, а Литовские люди отошли на Волок, ко Ржову, в Зубцов и в-ыные города. А боярин князь Михайло Васильевич с товарищи и немецкой воевода Яков Пунтусов со всеми людми пришли к Москве.

/л.—об./ И того же году весною послал государь воевод в Можаеск перед болшими воеводами боярина князь Ондрея Васильевича Голицына да околничево князь Данила Ивановича Мезецково с людми, а под Волок послал с пешими людми воеводу Григорья Волуева, а в Погорелое Городище послал воевод Василья Ивановича Бутурлина да Григорья Григорьевича Пушкина, в Серпухов князь Иван Михайлович Одоевской да Семен Ушаков, на Коширу околничей князь Григорья Петрович Ромодановской да князь Офонасей Гогарин, /л. 336/ к Николе Зарайскому князь Дмитрей Пожарской, на Коломне боярин князь Михайло Самсонович Туренин да Семен Глебов, в Володимере воевода князь Василей Михайлович Лобанов Ростовской, на Резани боярин князь Федор Тимофеевич Долгорукой да Прокофей Ляпунов, в Новъгород Великий послал государь боярина и воеводу князя Ивана Никитича Болшо(го) – Одоевского да Ратмана Вельяминова.

Того же году князя Михаила Васильевича Скопина не стало.

Тово ж году послал царь Василей Иванович в Можаеск /л.—об./ против гетмана Желковского брата своего князя Дмитрея Ивановича Шюйскова; а велено быт в Можайске боярину князю Дмитрею Ивановичю Шюйскому, да боярину князю Ондрею Васильевичю Голицыну, да околничему князю Данилу Ивановичю Мезецкому. Да в Можайске же с Москвы послан соколничей и думной дворянин и воевода Гаврило Григорьевич Пушкин да дьяки Олексей Аргамаков, а с ними немецкой воевода Яков Пунтусов, и полковники, и ротмистры и все немцы, которые были на Москве, конные и пешие. Да в Можайске ж к боярину ко князю Дмитрею Ивановичю Шюйскому в сход пришли ис под /л. 337/ Погорелова Городища воеводы: Василей Иванович Бутурлин да Григорей Григорьевич Пушкин с рускими и с немецкими людми.

А с Волока Григорью Волуеву с людми велено итти во Царево Займище острог ставит. А из Можайску послан во Царево ж Займище воевода князь Федор Ондреевич (сперва было написано: Федорович Арх.) Елецкой; а велено князю Федору Елецкому и Григорью Волуеву промышлят заодно. И под Царево Займище [55] под острожек пришол гетман Полской Станислав Желковской, воевода Киевской, со многими с полскими и с литовскими людми, и в острошке /л.—об./ князя Федора Елецкого да Григорья Волуева осадили.

Да в Можайске же пришли в сход изо Ржовы воеводы: князь Иван Ондреевич Хованской, да князь Яков Петрович Борятинской, да немецкой полковник Ивенгорд со многими немецкими людми. И бояре и воеводы князь Дмитрей Иванович Шюйской с товарыщи и немецкие полковники Яков Пунтосов да Ивенгорд с немецкими с конными и с пешими людми пошли из Можайсково против гетмана Желтовского на прямой бой, сошлися с литовскими людми под Клушиным, и бой был под Клушиным; /л. 338/ и полковник Ивенгорд со всем своим полком на бой не пошол, а стоял себе полком. И по грехом московских людей и немецких людей Яковлева полку Пунтосова литовския люди толкнули, а боярин князь Дмитрей Иванович ІПюйской устоял в обозе, и стоял до половина дни; и немецкие люди царю Василью Ивановичю изменили и почали сьезжатца с литовскими людми. И боярин князь Дмитрей Иванович Шюйской послал (их уговаривать Гаврила Р, Х.) к ним говорит соколничево и думнова дворенина Гаврила Григорьевича Пушкина да с ним дворенина Михайла Федоровича (Борисова сына Бобарыкина; и Михаила тут немцы в полон взяли, а Г. Г. Пушкин ушел. 7121-го году наркли на Московское царство г. ц. и в. к. Михаила Федоровича и послали к нему на Кострому… (см. стр. 64, стр. 10) Р. Х.) Бобарыкина, чтобы оне крестное целованье попаметовали, на чом оне царю Василью /л.—об./ крест целовали, што им с литвою битца, и оне бы в правде своей стояли. И как Гаврило и Михайло из обозу к немецким людем в полк пошли, и после тово немногое время спустя из обозу боярин князь Дмитрей Иванович Шюйской побежал со всеми людми, а обоз покинул; а соколничей и думной дворенин Гаврило Григорьевич Пушкин, видя то, что руские люди побежали, а обоз покинули, побежал из немецкого обозу в болото, и отшол лесом, и в Можаеск пришол на третей день. А товарыща ево Михаила Бобарыкин немецкие люди иссекли и взяли ево в полон.

Тово ж лета приходили Крымской царевич и мурзы /л. 339/ Араслан князь Сулешев на помоч государю. И государь послал к ним боярина князя Бориса Михайловича Лыкова да околничево Ортемъя Васильевича Измайлова с людми промышлят над вором. И царевич и мурзы на бой против вора не пошли, а пошли оне проч в свою землю.

Тово ж году (лета Э, У) пришол ис Колуги под Москву вор, которой был в Тушине, что называетца царевичем Дмитреем, и стал под Москвою в селе Коломенском. А на Москве бояре были в городе по воротам по прежней розписи.

 

/л.—об./ Тово ж лета пришол под Москву гетман Полской Станислав Желтовской, воевода Киевской, со многими полскими людми и литовскими по Можайской дороге; да с ним же пришли под Москву и [56] руские люди, которые сидели в Цареве Займище. И бояре и околничии и дворяне и всякие служивые люди и гости и посадцкие всякие люди, видя тесноту от литовских людей, посылали к царю Василью бити челом, чтоб он пожаловал, государство отставил, и ехал бы на свой двор; а при ево государстве смуты и крови не престали и во всех городех служити ему не хотят. А ездил о том говорит к царю Василью боярин /л. 340/ князь Иван Михайлович Воротынской. И царь Василей по прошенью всех людей Московского государьства царьство свое отставил, и посох царьской отдал; а сам сьехал и с царицою на свой на старой двор, где жил в боярех, июля в 17 день. А бояре ему и все люди крест целовали на том, что над ним никакова дурна не учинити и тесноты никакой не делать.

И на третей день попущеньем Божьим, а действомь дьяволскимь, забыв крестное целованье, взволновалися немногие дворяне: князь Василей Тюфякин, Михайло Оксенов, князь Федор Мерин (Мурин Э, У) 1 /л.—об./ Волконской, Захар Лепунов и иные дворяне мелкие, и дети боярские городовые, и стрелъцы немногая и всякия Московския земския люди, самоволством собрався, пришли на царя Васильев на старой двор, и царя Василья Ивановича постригли в чернцы и отвезли ево в Чюдов монастырь. И бояре и околничие и дворяне, видя такое дурно, приходили к патриарху Ермагену Московскому бити челом, что во всех людех Московского государьства смятенье и шатость стало великое, а государя на Московском государьстве нет, а неприятели всех православных крестьян гетман Желтовской с полскими и с литовскими /л. 341/ со многими людми под Москвою утеснение делают Москве, а з другую сторону под Москвою же стоит вор (называетца Э, У) и сказываетца царевичем Дмитреем, с полскими ж людми и с рускими с ворами с козаки хотят Московское государьство доступит. А их боярской приговор на том, что им из Московского государства государя не обират никого, а чтоб им ехат на сьезд, и договор учинили (учинили (– ти над строкой) Э; учинити У) сь етманом Станиславом Желтовским, чтоб вора, которой называетца царевичем Дмитреем, отогнат от Москвы; да сь етманом же говорит о королевиче Владиславе Полском, чтоб королевичю быт на Московском государьстве государем царем. /л.—об./ И светейший патриарх Ермоген со всем освященным собором советовав и, по прошенью бояр и всех людей Московского государьства, благословил их на сьезд ехати к гетману, велел на том, что им гетману говорит, чтоб королевич Владислав крестился в православную веру крестьянскую греческаго закона, и всем бы городом быт по прежнему к Московскому государьству, как при прежних государех, а в Литву городов не отдават и воеводам литовским и полковником по городам (В Арх. сперва было написано: по городу; по городу Э, У) не быт; и будет королевич крестица, и ему быть /л. 342/ государем царем на Московском [57] государстве; а будет не креститца, и ево на Московское государство не хотят. И тому всему написали статейной список, о чем договор делат.

А на съезде были бояре з гетманом: князь Федор Иванович Мсти- словской, князь Василей Васильевич Голицын, Федор Иванович Шереметев, околничей князь Данило Иванович Мезецкой, думные дьяки: Василей Янов, Томило Луговской. И сь етманом Желтовским и с полковники и с ротмистры договор учинили на всем по статейному списку, что королевичю Владиславу креститца, а королю Жигимонту /л.—об./ дать ево на Московское государьство, и всем городом быт по прежнему к Московскому государьству. И у чиня договор, и грамоты утверженные меж себя и записи пописали с обе стороны: бояр(ин) князь Федор Иванович Мстисловской с товарыщи, которые с ним на съезде были, по своей записи королевичю Владиславу крест целовати за бояр и за всех людей Московского государьства августа в 17 день; а гетман и полковники и ротмистры по своей записи крест целовали ж всему Московскому государьству на том, что их /л. 343/ Жигимонту королю на Московское государьство дать сына своего королевича Владислава и, будучи ему на Московском государьстве, креститца в православную крестьянскую веру греческаго закона, и все им статьи учинит по договорной записи.

А вор, которой называетца (назывался Э, У) царевичем Дмитреем, побежал ис под Москвы в Колугу и стоял в Колуге до зимы 119 году; а во 119-м году о зимней године милосердый Господь Бог отвратил свой праведный гнев от православного крестьянского народу, не востерпе зло- плевеному его злокозньству, прелесть вражью сокруши, яко Бог не хотя беззаконья, не пребудут же /л.—об./ законопреступницы, возненавидел еси вся творящая беззакония, погубиша вся подножеству нечестия его изрини я: выеха он, злокозненый царь, Тушенский вор, названый царьским имянем Дмитреем, на всполье града того Колуги, а с ним ближний его великий боярин князь ІІетр Аросланович Урусов и умыслиша отсечи главу ему; а сам в Крым побегоша, и Сендомирсково дочь Маринка и все его воинство полское и руское, которое было с ним в Колуге, тело его взяша и погребоша ее. И погибе памят его с шумом: ров изрый ископа и впадеся вь яму, юже содела; обратися болезнь его на главу его и на верх его неправда его; /л. 344/ сниде и погибе он нечестивый.

/л. 345/ Лета 7119-го году сентября в 12 день патриарх Ермоген Московский со всем освященным собором и з бояры отпустил к Жигимонту королю под Смоленеск послов ото всего Московского государьства: митрополита Филарета Никитича Ростовского, да боярина князя Василья Васильевича Голицына, околничево князя Данила Ивановича Мезецково, да думново дворенина Василья Борисовича Сукина, да дьяков думново Томила Луговского, Сыдавново Васильева; [59] а с ними столников дворян московских из городов. И послы пришли под Смоленеск х королю /л.—об./ для королевича Владислава. И король много послом манил, хотел сына своего королевича Владислава дать на Московское государьство, што б ему быт на Московском государьстве государем царем; а для того манил, чтоб Смоленеск здался ему, и хотел корол сам завладеть Московским государьством. И видя то корол ІІолский, што в Смоленске боярин Михайло Борисович Шеин сидит крепко и города королю не здаст, покаместа он права своего и гетмансково крестного целованья не нарушит, и даст сына своего королевича Владислава на Московское государьство государем царем. /л. 346/ И потом король ІІолский слово свое и гетманской договор и крестное целованье нарушил, королевича на Московское государьство не дал, а в Москву ввел многих полских и литовских и немецких людей, и Московскому государьству учели тесноту чинит великую, и хотя Московское государьство до конца розорити и православную истинную крестьянскую веру греческого закона хотя искоренить, а хотя свою проклятую еретическую латынскую веру в Московском государьстве утвердит.

И тово ж году по городом служивые люди, слышав такой Божей праведный гнев, што за умножения ради грехов всех православных крестьян, /л.—об./ попущением Божиим, корол ІІолский бояр и всяких чинов людей Московского государьства своим бездушъством и крестопреступлением оманул, хотел дать сына своего на Московское государьство, чем бы ему Московское государьство себе доступить, и видя королевскую неправду, што корол гетманское крестное целованье и все договорные статьи нарушил, и сына своего на Московское государьство не дал, и своим злохитрым пронырством усты своими мирная глаголя, в серце же и во уме кровопролитие умышляя, лестию своею и крестопреступлением ввел в Московское государьство многих полских и литовских и немецких людей, и Московское государьство /л. 347/ хочет до конца розорить и православную истинную крестьянскую веру греческаго закона хочет искоренить, а хочет свою проклятую еретическую латынскую веру б Московском государьстве утвердить, — и призывая в Троицы славимаго Бога и всемирную Заступницу и Помощнику Царицу Владычицу Богородицу на помощ, почали воеводы по городом збиратца с ратными людми. В Колуге збирался с ратными людми боярин князь Дмитрей Тимофеевич Трубецкой да Иван Заруцкой, на Резани ІІрокофей Ляпунов, в Нижнем княз Олександр Репнин, /л.-об./ в Муроме князь Василей Мосалской, в Володимере Ортемей Измайлов, в Суздале Ондрей Просовецкой, вь Ярославле Иван Иванович Волынской, на Костроме князь Федор Мерин Волконской.

Того же году в Великий пост на Страстной недели во вторник месяца марта в 19 день на память святых мученик Хрисанфа и Дарьи, за умножение грех ради всех православных крестьян, попущением Божиим, полские и литовские и немецкие люди Москву выжгли [59] и высекли, и бояр и думных людей побили: боярина князя Ондрея Васильевича Голицына, да думново дворенина Ивана /л. 348/ Михайловича Пушкина, дворянина князь Василья Михайловича Лабаново-Ростовского, и иных многих дворян и детей боярских и всяких чинов людей побили безчисленно, и святыя Божия церкви и образы кололи, и не пощаде Господь Бог образа своего поруганна от иноверцов всемирного ради согрешенья, и царьскую искони вечную казну пограбили, и все Московское государьство боярские и дворянски и гостины и посадцких людей домы и во всех редех лавки розграбили, и казны взяли безчисленное множество.

Того ж году месяца собрався воеводы из городов: ис Колуги боярин князь Дмитрей Тимофеевич Трубецкой да Иван Зарутцкой (сперва было написано: Загряской Арх.) /л.—об./ с Резани Прокофей Ляпунов, из Нижнева князь Олександр Репнин, из Мурома околничей князь Василей Мосальской, из Володимера околничей Ортемей Измайлов, из Суздаля Ондрей Просовецкой, из Ярославля Иван Иванов сын Волынской и иные воеводы из розных городов, а с ними столники и стряпчие дворяне (вст.: болшие, и жилцы, и дворяне из городов Э, У) и дети боярские и атаманы и казаки и стрелцы и всякие служивые люди пришли под Москву, и полских и литовских и немецких людей пана Гасевского, да полковника Зборовского, и иных полковников /л. 349/ и ротмистров осадили в Москве в дву городех в Китае да в Кремле.

Тово ж году корол Полский великих послов Московского государьства митрополита Фпларета Никитича Ростовского, да боярина князя Василья Васильевича Голицына, да думного дьяка Томила Луговского, столника Бориса Ивановича Пушкина, дворян князь Якова Борятинского, Фому Квашнина (сперва было написано: Ивашкина Арх.; Iвашкина Э, У.), Богдана Глебова, Ивана Коробьиа, Бориса Бартенева, Василья Павлова, Антона Загоскина, Олександра Хотяинцова, и иных дворян сослал в Полшу, и розослал их по розным городом, и теснота им была многая и голод великий за то, што оне, памятуя Бога и души свои и приказ /л.—об./ и благословенья великого государя крепково против врагов стоятеля святейшаго Ермагена патриарха Московского и всеа Русии, стояли в твердости разума своего за всех православных крестьян Московского государьства и ни на какие королевские прелести не прелстилися, и гроз смертных не убоялися, и многую свою службу и правду показали ко всему Московскому государьству. А иные думные люди и дворяне, которые были с послы с Москвы вместе посланы, и оне, забыв Бога и души свои, прелстилис на королевския смуты и были во всем послушны королевской воли; а великих послов Московского государьства /л. 350/ митрополита Ростовского Филарета Никитича, и боярина князя Василья Васильевича Голицына с товарыщи покинули, и многие ис под Смоленска к Москве поехали, а корол им на то волю учинил. [60]

Того же году корол Смоленеск взял, и боярина Михаила Борисовича Шеиyа в Смоленске взял з женою и з детмн, и пытал ево многими розными пытками, и сослал ево з женою и з детми в Полшу, и велел их розослать по розным городом; и теснота им и голод был великой за то, что он против короля в Смоленске сидел многое время, и королевских полских и литовских и немецких людей на многих приступех многих побил, а королю города не здал, а на королевские /л —об./ прелести ни на какие не уклонился, стоял в твердости разума своего.

/л. 352/ (В Арх. л. 351 – чистый.) Лета 7120-го (Этими словами начинается ркп. гр. Румянцева № 341; только вместо "7120-го" написано "7121-го".) году стояли под Москвою воеводы: боярин князь Дмитрей Тимофеевич Трубецкой, да Иван Заруцкой, и иные многие люди (воеводы Р2, Э, У.).

Того ж году в Нижнем Новегороде муж некий убогою куплею питаяса, сниречь продавец мясу, имянем Кузма (Козма Р2) Минин; той же Кузма (Козма Р2) отложше свое дело, и восприемлет велемудрое разумение и смысл, и на всех людех страны тоя силу и власть восприемлет, и многие поборы денежные собирает, и изыскует во градех воинских людей, которые избыша от посечепия иноплеменных и живут в великих бедностех от многого разорения, и сих (сии Р2) /л. — об./ изыскует, и жаждущая сердца их утоляет, и скудости их исполняет; и сими делы собирает многое воинство. В то же время случися быти столнику князю Дмитрею Михайловичю Пожарскому в Нижегородцком уезде в своей вотчине. Той же Кузма Минин, слышав о нем, и посылает к нему, штобы (вст.: он Р2) ехал в великий Нижней Новъгород, и поручает ему все собранное (сперва было написано: соборное Арх.; соборное Э, У) воинство. И столник князь Дмитрей Пожарской прошение их с радостию приемлет (радостно восприемлет Р2.); и приидоша в Нижней Новъгород и воинство многое собираетца.

Того ж году столник князь Дмитрей Пожарской да Кузма Минин пришли в Ярославль, а с ними многие ратные люди; и вь /л. 353/ Ярославле стояли многое время. И ту собрашася многое воинство. Кузма же Минин, о своем деле непрестанно попечения имея, во все городы Росииского царьства грамоты посылает, и многую денежную казну собирает и роздает воинству (роздаша войску Р2.), и исполниша их скудости. И тако поидоша столник кпязь Дмитрей Михайлович Пожарской да Кузма Минин со многим воинством под царьствующий град Москву; и пришод под Москву, стали обозом з другую сторону Московского государьства у Арбацких ворот.

Того же году пришол под Москву (вст.: литовской Р2.) великий гетман Хаткеевич со многими полковники и ротмистры с полскими и с литовскими людми, и розъярися /л. — об./ зело, и хотя отженути Московское воинство (войско Р2.) от стен городцких, своих же во граде Москве свободных учинити хотя, и [61] скачет по полком своим, всюду аки лев рыкая (рыская Р2.) повелевая крепце битис. Столник же князь Дмитрей Пожарской со всеми своими полки прииде на бой, и бысть бой велий с поляки. В то ж время началный воевода боярин князь Дмитрей (вст.: Тимофеевич Р2, Э, У.) Трубецкой от Яуских ворот прииде на бой с полки своими ко князю Дмитрею Пожарскому на помощ, и бысть гром великий от стреляния пищалного и молния яко с небес, блистаяс (блистаяся Р2, Э, У.). И тако Московские люди силу над поляки восхищают, а поляки бегству вдашас (дашася Р2; вдашася Э, У.); и которые запасы хотели провести в город, и московские люди те запасы все поимали, а в город поляком нечево не пропустили, и полских и литовских людей, многих людей (людей нет Р2, Э, У.) побили, а гетман отшол в станы свои.

Тое же ночи гетман началный воевода полского народу пан Хаткеевич, видяв (видел Р2.) московского народу собрание велие изрядное их ополчение, помышляше на долгое время, и поидоша воспят; в Москве же поляком никоторые помочи учинити не возмогоша. И поляки в осаде запасом оскудеша, и до того доиде: всякое скверно и нечисто ядяху, и сами себя тайне побиваху и друг друга сьедаху (ядяху Р2.).

 

/л. 355/ Лета 7121-го сентября в день стояли под Москвою воеводы: у Яуских ворот боярин и воевода князь Дмитрей Тимофеевич Трубецкой, у Орбацких ворот столник и воевода князь Дмитрей Михайлович Пожарской да Кузма Минин. А в Москве сидели в осаде полковник Струс и ротмистры, а с ними полские и литовские и немецкие люди; и запасы своими конечно оскудеша. всякое скверно и нечисто ядяху, и сами себя тайно побиваху и друг друга сьедаху (ядяху Р2.), и ослабеша от глада, изомроша от глада (от глада нет Р2.) мнози; Московсково (народу Р2.) же государьства народу великих бояр окупе ж (вкупе же Р2.) и всех людей мужей /л. — об./ и жен и отроковиц последняго (ради незгодия Р2.) ряду несходия своего от насилованныя (насилные Р2.) руки своея свободных (свободны их Р2.) учиняют, и врата городцкия им отворяют. Они ж яко пленницы да станов Московского воинства (войска Р2.) приходят, и койждо своими познаваетца. Воеводы ж Московского государьства, видя враги своя оскудеваема, и повеле всему воинству ко граду Китаю приступати и хоругви по стенам городцким простирают; и тако взяту бывшу граду Китаю. Московски ж воини, яко лвы рыкая (рыскают, скорят Р2.), скоряд ко вратом превысокого града Кремля, уповая (уповают Р2.) отом- щения врагом своим немедленно воздати. И тако ужасни быша поляки, ворота городцкия утвержают жестокими затворы, а оружия своего не могоша подняти /л. 350/ и бегают семо и овамо (семоновамо, и недоумеваяся, како бы от посечения Р2.) 17, и недоумеваютца, како бы от посекаемаго меча могли избыти.

И тако снидошася вкупе на площед (войско, посреди же Р2.) вся воинство, посреди ж стоит началной воевода пан Струс (Трус Р2.), муж великий (великия Р2.) храбрости и [62] многова разсужения, и рече: воини Полского народу полковникам (полковники и ротмистры Р2; полковнику и ротмистры Э, У. В арх. сперва было также написано.) и ротмистрам и все рыцерство! Весте сами настоящую сию беду нашу, юже (уже Р2.) наша кончина приходит; слаткий убо свет минуетца (минетца Р2.), а горшая тма покрывает и посещаемый меч уже готов бысть. Подайте ми совет благ, да како избыти можем от немилостиваго сего меча враг наших. — Поляки ж вси единодушно воздвигоша гласы своя, да пошлют послы к воеводам московского воинства просити от них милосердия, штоб оне не предали их лютыя и горкия смерти и не /л. — об./ свели бы их душ с кровию во ад. Воеводы ж и началники Московского государьства собрания на милость (молитву Р2.) уклоняютца, и обещание им дают, да (до сохранения Р2.) в сохранение живота своего пребудут от меча их. Послы ж радостны во град возвращаютца и поведают вся бывшая; поляки ж возрадовася о сем радостнию велию зело и ворота города Кремля отворяют. И воеводы ж Московского воинства в город входят тихими стопами, и к соборной апостолской церкви Пречистые Владычице (вст.: нашея Р2.) Богородицы приступают, и пред чюдотворною иконою Владимерскою припадают, и от радости многие слезы проливают, благо даряще неисповедимаго Дародавца /л. 357/ Бога, иже на херувимах седяй и на смиренные призырая и на боящихся его велия щедроты изливая, што всещедрый и всемилостивый Господь Бог наш, не помянув всемирного нашево согрешения, праведный свой гнев отвратил и свою всещедрую и неизреченную милость показал не по нашему окоянству, по своему милосердому человеколюбию и по умолепию всемирные Заступницы и Помощницы Царицы и Владычицы Богородицы и Московских чюдотворцов Петра и Олексея и Ионы, Московское государьство ото врагов Бог очистил. И воздав хвалу Богу, потом приходить в царьские полаты, и призывают к себе началников полсково воинства и московских изменников, и их испытуют о царьских /л.—об./ многолетных сокровищех. Они же им вся поведают оставшая сокровища от похищения; и московскии же (воеводы и начальники Р2.) началники вся собирают вкупе. И потом Московские началники и воеводы повелевают воеводу и властелина полсково народу пана Струса утвердити за крепкими стражи, и иных полковников и ротмистров полского народу и все воинство за приставы раздаша; а иных воин (воин нет Р2.) в окрестные городы розослаша, смерти же их по обещанию не предаша. Потом же воеводы (воевода Р2.) и все воинство, вкупе ж и вес народ московский, воздаша хвалу всещедрому и всемилостивому в Троице славимому Богу и всемирной Заступнице и Помощнице Царицы Владычице Матери Божии, и /л. 358/ пред чюдотворною ее иконою молебное пение воспеваху. И уставиша празник торжественный празновати образу чюдотворному иконы (чудотворные Э, У.) Пречистые Богородицы Казанские октября в 22 день. [63]

Того же году корол полский со многим собранием с полскими и с литовскими и с немецкими людми шол под Московское государьство, а хотел воевод Московского государьства и все воинство от Московского (Московского нет Р2.) царьствующаво града от (от нет Р2.) Москвы отогнат, и хотел сам завладети Московским государьством. И всещедрый и всемилостивый Господь Бог не попусти его на такое злое похищрение; и приде под городок под Волок под Ламской и стоял под ним многое время, а в городе /л.—об./ сидели (сидел Р2.) воевода Иван Костянтинов Сыч (сын Р2, Э, У; в Арх. сперва было написано: Костянтинович.) Корамышев да отаманы и казаки: и корол велел к Волоку приступать многими жестокими приступы; и на приступе многое у него побили полских и литовских и немецких людей. А ис под Волока Ламъскова присылал (присылали Р2.) под Москву околничево князя Данила (Василья Э, У.) Ивановича Мезецково, а с ним ротмистров и полских и литовских людей человек с триста проведывать: еще ли сидят (идет Э, У.) в Москве (в Москве нет Р2.) полские и литовские люди. И московские люди, из Москвы выехав, хотели с ними битися; и оне побежали, и взяли (взял на стороже сына боярского Р2.) на стороже сын боярсково, и привели х королю, и воспрося (роспрося Р2.) ево корол, и пошол к себе в Полшу с великим позором. А Волоку никакова дурна учинит не умел, лише людей много потерял.

/л. 359/ Тое ж осени околничей князь Данило Иванович Мезецкой от короля утек з дороги, и приехал к Москве к бояром, и сказал, што король пошол прямо в Полшу со всеми людми. (далее в ркп. Р2 на той же странице, тотчас, без какого-либо отступа, написано тем же почерком: Книга, а в ней писаны розряды при великом государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче, всеа Русии самодержце, как, по милости всемогщаго Бога и по избранию всего Росийскаго государства всяких чинов людей, великий государь царь и великий князь Михаило Федорович, всеа Росии самодержец, учинился на Владимерском, и на Московском и на всех великих преславных государствах Росийскаго царьствия государем царем и великим князем всеа Русии самодержцем.)

Тое ж осени писали бояре и околничия и всяких чинов люди во все городы, штобы изо всех городов ехали выборные люди к Москве для ради царьского избирания.

Тое ж зимы к Москве сьехалися изо всех городов и выборные люди, и советуют о царьском избирание; и тако по многия дни бысть собрания людем, дела ж толикия веща утвердити не могут, и всуе мятутся семо и овамо. — Во единый ж день снидошас в сонмь едину и нача советовать /л—об./ о царьском избирании. Всещедрый и всемилосердый Господь Бог вложи в серцы (и во умы всему московскому народу и отверзают Э, У.) Московскому государьству, и отверзают уста своя вси народи и вопиют великими гласы единодушно: да будет на Московском государьстве и на всем Росийском царстве государем царем и великим князем Михайло Федорович, [64] преже бывшаго великого боярина сын Федора Никитича Раманова и единокровок бысть блаженный памяти преже бывшему великому праведному и благородному государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии. И не от человек, но Богом избранный великий государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, юноша зело млад бысть в тыя дни, когда ж избран бысть на царской престол, Богом направляем, и в тыя дни бысть он государь в Костромском уезде в вотчинах /л. 360/ своих с матерью своею с великою государынею старицею иноко Марфою Ивановною.

Тое ж зимы власти и бояре послали к нему государю на Кострому ото всего Московского государьства бити челом архиепископа Резанского, да бояр Федора Ивановича Шереметева, да князь Володимера Ивановича Бохтеярова, да околничево Федора Васильевича Головина (того ж году послали к нему государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Росии болшую встречю вь Ярославль архиепископа Р.) да с ними столников и стряпчих и дворян и всяких чинов людей Московского государьства, — просити у него государя милости, чтоб он государь пожаловал всех православных крестьян, моления не презрил, и был на Московском государьстве и на всем Росийском царстве государем царем и великим князем всеа Русии и шол на свой царьской престол.

Тое ж зимы в великие говеина марта в 14 день нарчен бысть Богом избранный государь царь и великий /л.– об./ князь Михайло Федорович всеа Русии на царьство.

Тово ж месяца государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии с материю своею с великою государынею старицею иноко Марфою Ивановною пошол с Костромы вь Ярославль, и стоял вь Ярославле в Спаском монастыре до весны до просухи.

Тово ж году послали с Москвы власти и бояре и всяких чинов люди Московского государьства к великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бити челом и просити у него государя милости, чтоб он шол государь на свой царьской престол, другую болшую встречю: архиепископа Суздалского, да бояр князь Ивана Михайловича Воротынского, Василья /л. 361/ Петровича Морозова, да околничево князя Данила Ивановича Мезецково, а с ними всяких чинов людей Московского государьства (Тово ж году государь царь и великий князь Михаило Федорович всеа Росии пожаловал в бояре Р, Х.).

Тово ж лета государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии пришол в царьствующий град Москву на свой царьской престол.

Тово ж лета июня в 11 день государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии венчался царьским венцом в соборной и апостолской церкве у Пречистые Богородицы, а венчал Казанской митрополит.

Тово ж дни пришол государь в Золотую полату и сел на своем царьском месте и пожаловал государь в бояре столника князь Ивана [65] Борисовича Черкаского; а сказати велел /л.—об./ думному дьяку Сыдавному Васильеву, а у скаски велел стояти боярину Василью Петровичю Морозову.

Тово же (тово ж году государь царь и великий князь Михаило Федорович всеа России пожаловал в бояре Р, Х.) дни пожаловал государь в бояре столника князя Дмитрея Михайловича Пожарсково, а сказывал (вст.: ему Р, Х.) боярство думной розрядной (розрядной нет Р, Х.) дьяк Сыдавной Васильев. А у скаски велел государь стоять думному дворянину Гаврилу Григорьевичю Пушкину; и Гаврила (Гаврило Пушкин Р, Х.) на князя Дмитрея (вст.: Пожарского Х, Р.) бил челом государю в отечестве, што ему у скаски стояти и менши князя Дмитрея быти невместно. И государь, говоря з бояры, и указал у скаски стоять Гаврилу (Гаврилу нет Х, Р.) со князь Дмитреем без мест; и (челобитье Гаврила Григорьевича велел государь записать. А князь Р, Х.) розрядному думному дьяку Сыдавному Васильеву приказал государь в те ж поры в Золотой /л. 362/ полате при всех боярех, Гаврилово челобитье в Розряде велел записать, што ему та скаска со князь Дмитреем без мест. А князь Дмитреево встрешнево челобитья на Гаврила не было (Того ж году как венчался государь царьским венцем, и с Казенного двора царьской сан несли в Золотую полату, а из Золотые полаты к соборной церкви. И боярин княз Дмитрей Пожарской нес скифетр, а яблока нес Микифор Траханиотов. Того ж году послал за Зарецким княз Иван Иванович Меншой Одоевской, а в сходе велено быть воеводам из городов; и грамота к ним от государя прислана о том, а в грамоте написано: Ивану Измаилову наперед княз Романа Пожарского. Того ж году послан под Тихвин Федор Смердов сын Плещеев да дьяк Исак Погожей. И у скаски Исак Погожей бил челом на Федора Плещеева в отчестве, и в том Исак перед Федором Плещеевым обвинен. 7122 г. как посылан… Р, Х.).

И в те ж поры в Золотой полате государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии велел сказать посольскому дьяку Петру Третьякову: бояром князю Федору Ивановичю Мстисловскому велел себя государя золотыми осыпать. А дяде своему родному боярину Ивану Никитичю Романову велел сказать, што ему держать шапку Маномахову. А боярину кпязю Дмитрею Тимофеевичю Трубецкому велел сказать держати ему скифетр. /л.—об./ И боярин князь Дмитрей Трубецкой бил челом на боярина на Ивана Никитича Романова о местех, што ему менши Ивана быти невместно. И государь сказал боярину князю Дмитрею Трубецкому: ведомо твое отчество перед Иваном, мочно ему тобя менши быть; а ныне тебе быти для того, что мне Иван Никитич по родству дядя, а быть вам без мест.

И в те ж поры велел государь итти на Козенной двор бояром по свой царьской сан боярину Василью Петровичю Морозову да боярину князю Дмитрею Михайловичю Пожарскому, Микифору Трахониотову. И с Казенново двора деодиму и крест и шапку нес на блюде Благовещенской протопоп Кирило, скифетр нес боярин князь Дмитрей Михайлович /л. 363/ Пожарской, яблоко нес Микифор Трахониотов, [66] стоянец нес дьяк Олексей Шапилов; а перед саном шол с Казенново двора боярин Василей Петрович Морозов.

И как пришли с саном в Золотую полату, и государь велел им же несть из Золотой полаты в церковь ко Пречистой Богородицы; а боярину Василью Петровичю велел перед своим государевым саном итти ко Пречистой Богородицы. И боярин Василей Морозов бил челом государю о местех на боярина на князь Дмитрея (зачеркнуто: Ивана Арх.) Трубецкова, что ему перед саном быть, а боярину князю Дмитрею держать скифетр, и мне по вашей царьской милости князя Дмитрея Трубецково быть менши нельзя. И государь Василью сказал: мочно тебе со князь Дмитреем /л.—об./ быти всегды и велел ему итти перед саном.

И потом царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии сам пошол в соборную и апостольскую церковь ко Пречистой Богородицы и, пришод ко Пречистой Богородицы, стал на месте на царьском. А шапку Манамахову держал родной дядя боярин Иван Никитич Юрьев-Романов, скифетр держал боярин князь Дмитрей Тимоеевич Трубецкой.

А как государь венчался своим царьским венцом и пошол из Пречистой Богородицы ко Архангилу, и во дверех у Пречистой государя осыпал боярин князь Федор Иванович Мстисловской; в другорять осыпал у Архангела во дверех, /л. 364/ в третий осыпал у Грановитой полаты на леснице. И государь пришол к себе в хоромы. А стол был в Грановитой полате, а бояром государь велел быть у стола всем без мест. А в столы сказывали: в большой стол князь Юрьи Яншин Сулешев, в кривой стол Василей Иванович Бутурлин. А вина нарежал князь Иван Федорович Троекуров.

Назавтрея тово дни июля в 12 день пожаловал государь Кузму Минина, велел ему быть в Думе.

Тово ж дни стол был у государя в Грановитой же полате, а бояром велел быть у стола всем без мест. А в столы сказывали: в большой стол князь Петр Иванович Пронской, в кривой стол князь Олексей Михайлович Лвов.

/л.— об./ Июня в 13 день пожаловал государь Микифора Васильевича Трохониотова, велел ему быти в казначеях. А сказывал ему думной дьяк Сыдавной Васильев.

Тово ж дни пожаловал государь, велел быть в Думе дьяку Петру Третьякову.

Тово ж дни у государя стол был в Гроновитой ж полате, а бояре у стола были все без мест. А в столы сказывали: в большой стол князь Василей Семенович Куракин, в кривой стол князь Олексей Лвов.

Тово же году послан на Заруцкого воевода князь Иван Иванович (над строкой: или Никитич Арх.) Меншой Одоевской, а в сходе с ним велено быть воеводам из городов: из Володимера Ивану Васильеву сыну Измайлову, из Суздаля князь Роману Петрову сыну Пожарскому, с Резани Мирону Ондрееву [67] сыну Вельяминову, изо Брянску князь Григорью князь Васильеву сыну Тюфякин, /л. 365/ из Рыльска князю Федору князь Ондрееву сыну Елецкому. И как сошлися воеводы со князь Иваном Одоевским, и Божифю милостию и государевым счастьем вора Заруцково побили; и Заруцкой с Маринкиным сыном и с Маринкою побежал в Астарахань. И государь писал ко князю Ивану Одоевскому на Резань, а велел государь ему быть к себе государю к Москве.

Тово ж июня в 7 день писали с Тихвина воеводы князь Семен Васильевич Прозоровской да Левонтей Ондреевич Вельяминов-Воронцов, что идут в Тихвин многие немецкие люди и черкасы. И по тем вестям приказал государь послать на Тихвину с прибылными людми воевод Федора Смердова сына Плещеева да Исака Семенова сына Погожева. И у скаски бил челом государю Исак Погожей на Федора Плещеева в отечестве, что ему менши Федора Плещеева /л.—об./ быти невместно. И государь велел у них взять челобитные и приказал бояром, велел их поставить с очей на очи и про их отечество велел сыскать своими государевыми розряды; и то их дело вершилося и скаска им была: (в) 122-м году Исак Погожей Федору Плещееву обвинен.

Того же году послал государь под Вязму, и под Белую, и под Дорогобуж и под Смоленеск столников и воевод князя Дмитрея Мамстрюковича Черкаского, да Михайла Матвеевича Бутурлина да дьяка Офонасья Царевского, а с ними дворян московских, и стряпчих, и жильцов и многие городы дворян, и детей боярских, и атаманов, и казаков, и стрелцов и многих ратных людей. И литовские люди, послыша государевых воевод и многих ратных людей, Вязму и Дорогобуж покинули, а сами побежали. И государевы воеводы князь Дмитрей Мамстрюкович /л. 366/ Черкаской да Михайло Матвеевич Бутурлин оставили в Вязме воеводу Дмитрея Федоровича сына Скуратова до государева указу, а в Дорогобуж послали Микиту Парамонова сына Хихорева, а сами пошли под Белую. И на Белой немцы и литва сели в осаде, и столника и воеводу Михайла Матвеевича Бутурлина под Белою ранили ис пушки, кость из головы вырвало, немного от тое раны не умер. И того же месяца августа в день немцы и литва, которые сидели в осаде на Белой, здалися, государю добили челом; и столник и воевода князь Дмитрей Мамстрюкович Черкаской Белую взял и к государю прислал с сеунчом.

Того же году послал государь ко князю Дмитрею Мамстрюковичю з жалованным словом за белскую службу столника (зачеркнуто: князь Арх.) Василья Петровича Шереметева и велел /л.—об./ ему столника князь Дмитрея Мамстрюковича о здоровье спросить.

Тово ж году послал государь на Белую ко князю Дмитрею Мамстрюковичю Черкаскому в товарыщи на Михайлово место Бутурлина столника и воеводу князя Ивана Федоровича Троекурова, и велел государь князю Дмитрею Мамстрюковичю да князь Ивану Троекурову [68] итти под Смоленеск со всеми людми; и оне по государеву указу пошли под Смоленеск и в Смоленске литовских людей осадили.

Тово ж месяца августа в день сказано воеводам под Великий Новъгород боярину князю Дмитрею Тимофеевичю Трубецкому да околничему князю Данилу Ивановичю Мезецкому. А посланы под Новъгород и у руки у государя на отпуске были во 122-м году в сентябре.

/л. 367/ Того ж году сказано столнику Борису Петровичю Шереметеву да дьяку Богдану Губину под Смоленеск к столнику и к воеводе князю Дмитрею Мамстрюковичю Черкаскому и ко всем ратным людем ехати з золотыми за белскую службу; а отпущены под Смоленеск з золотыми во 122-м году в сентябре.