ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ.

I.

ДЛЯ РУССКИХ НУМИЗМАТОВ.

«И начаша (в Новегороде) делати новыя деньги месяца Июля в 20 день (1536); а во двор денежном велел Князь Великий ведати смотрети накрепко дельщиков, денежных мастеров, своему гостю Московскому Богдану Семенову сыну Корюкова с товарыщи, чтобы во двор было безо всякие хитрости» (Соф. врем. II, 387).

Корюков, как лице доверенное, явился в Новгород наблюдать за деланием монеты. По летописи видно, что он назывался Московским гостем, и более ничего не известно. Любопытные сведения об нем сохранились в житии (рукописном) Св. Александра Свирского.

___________________________

«Бысть убо некий муж от великих купец и славных великого Новаграда гость Богдан, порицаем Семенов сын Корюкова, жилище имый яко триста поприщ от обители святаго; но аще и далече бяше расстоянием, но близь верою. И сему же убо некогда прилучися быти в монастыре преподобнаго Александра, припаде к ногам его и глаголание: помилуй мя рабе Божий, и моли о мне Бога, яко сын, едино чадо ми есть, и той в недуг тяжек впаде, и в беде сый хотяше скончатися от жизни сия.... Отвеща же к нему преподобный глаголя: о чадо! не нам сие есть достойно даяти, им же хощем, ниже паки иже хотят того, прияти могуч. Веруй убо, [136] к Богу всем умом и молися ему с покаянием, и той подати тебе имать вся, еже на пользу души твоей, чадо. И елико бо прежде детей сего имел, и вси тии Божиими судьбами от жития сего млади отъидоша; а еже имати единаго сына, и сего погребсти будет, многих ради грех твоих.... Но понеже убо отныне воспряли чадо и останися от грех своих, да не к тому же прилагай резы на резы возлагая, но подобает ти миловати нищих, и убогих сирот и вдовиц; тако же и в темницах заключенныя насыщати; к тому же и лихвы от должных ти да не истязуеши, и теми добрыми делы Бога милостива себе сотвориши.... К тому же и ангельского жития сподобишися.... И по некоем времени родишася ему сыны и дщери, по пророчеству святаго, и пожив же неколико лет, и в недуг впаде и прият Ангельский образ, и приставися с миром о Господе» 1.

___________________________

Из сего видно, что Богдан Корюков был из Новгородских купцов; что занимался резами и лихвами; что имел несколько детей; что преставился иноком. В житии не сказано, где было его жилище, но принимая в соображение, что он был в Новгороде приставом, и что монастырь, в котором обитал св. Александр Свирский, находился в Новгородской области, без сомнения, можно полагать, что он жил в Новгороде. Теперь остается решить, почему он назывался, по летописи, Московским гостем? Есть ли где нибудь на это акты — не знаю. При скудости нумизматических фактов и это сведение пригодится к делу.

II.

ОБ ИСТОЧНИКАХ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ.

Мы давно начали говорить о своде наших летописей; но никто еще не принимался за разложение их на [137] составные части. Критическое описание поведет ко многому и покажет настоящую сторону наших летописей. Превосходные разыскания г. Кубарева о Киевском Патерике пролили много света на первый состав наших летописей; будут ли ему последователи? Бог знает. А между тем сомнения скептиков увлекли ко многому людей неопытных и породили толки, постыдные для Русской Истории. Для разложения Русских летописей мы имеем множество источников. Привожу для указания один источник.

В житиях святых и похвальных им словах сохраняются драгоценные сведения. Есть весьма важные известия и в описаниях чудес св. Икон. Приступая к изысканиям, надобно обратиться к старым спискам. Наши библиотеки содержат их в большем количестве. В так называемом Макарьевском собрании Минеи-Четьи часто встречаются житии не вполне помещенными. Все это ведет к собранию отдельных списков, как к первобытному источнику. Для доказательства привожу указания.

1. В 1789 году была напечатана в Гродненской типографии книга под названием:

«Сия Богодухновенная книга, глаголемая Тихвинския Божия Матери служба с чудесами, глав имать в себе 125, напечатася в типографии Е, К, В, К, П, Гроденской с переводу древнего в лето 7297». 2

В этой книге помещено описание, или сказание, об осаде Тихвинского монастыря Шведами в 1613 году. Сказание имеет особенное заглавие:

«Месяца Септевриа в 15 день, сказание о милости Пресвятые Владычицы нашея Богородицы и присно Девы Марии, како преславно избави обитель свою, иже на Тихвине, идеже святый ее чудотворный образ Одигитрие, от нашествия зловерных и поганых Варяг, иже Свияне наричутся.» [138]

Сочинение сего сказания приписывается Иродиону Сергееву, иконнику. Наши археологи долго не обращали внимания на его сочинение. Сколько помню, в первый раз об нем было сказано в трудах Московского Исторического Общества, в 1815 году, с означением, что «в сей книге содержится летопись разных происшествий, с 1393 по 1648 год (Ч. I, стр. CLIII)»; в другой, в 3 томе Русских летописей, где напечатано было и самое сказание. Неизвестно, с какого текста оно было напечатано в Гродненской типографии; там помещено с 28 главы до 71, с небольшими разноречиями. Размещение глав и число их не сходно с списками. В рукописи, находящейся в моей библиотеке 3, это сказание начинается с 25 главы и оканчивается в 66. В рукописи, с чего напечатано оно в собрании Русских летописей, не сказано, в каких главах помещено, кроме того, что при печатании были выпущены: 54, 55, 57, 62 главы.

2. Служба и чудеса образа чудотворного Пресвятыя Богородицы Феодоровския. Здесь находится историческая повесть о нашествии Батые на Русскую землю 4.

3. Повесть о явлении чудотворные иконы Пресвятыя Богородицы, честнаго и славнаго ея знамения, иже нарицается Курская 5.

Повесть размещена в 32 главах, и содержит в себе, кроме сказания о явлении чудотворные иконы, известия: о нашествии Батыя на Русскую землю (гл. 2); о Рыльском Князе Шемяке (гл. 3); о начале города Курска (гл. 9); о Годунове (гл. 11); о самозванце Димитрие (гл. 15 и 16); о Царе Василие Иоанновиче Шуйском (гл. 14); о самозванце Митюшке попове сыне (гл. 18 — «и потом восста ин от северныя страны, нарицатеся [139] царевичем Димитрием попов сын Митюшка Веревкин, и много крови пролияша и Москву обступиша хотя взяти»); о всеобщем земском ополчении для освобождения града Москвы (гл. 20); о избрании Михаила Феодоровича (гл. 21); о приходе Литовских гетманов ко граду Курску (гл. 22); о построении монастыря (гл. 23); о приходе Вешневецкого на Украйну (гл. 27); о нахождении Крымских Татар в лето 7140 на Украйную страну (гл. 28); о нашествии Ордынцов в лето 7145 (гл. 29); о Князе Петре Дмитриевиче Пожарском, Белевском воеводе (гл. 30); о Князе Григорье Григорьевиче Ромодановском, о Белогородском полку, о Украинской войне (гл. 32).

Вот сколько сведений в одном сборнике. Не припомню теперь, кто-то из наших ученых назвал сей сборник Курским летописцем. Не были ли все эти повести и сказания источниками для наших летописей? Не из сих ли источников были составлены наши Степенные книги? Что-то будут говорить наши скептики, когда мы по источникам разложим наши летописи?

4. Повесть о Псковском Печерском монастыре. Эта повесть, составленная: Корнилием, Григорием и другими, содержит в себе отдельное описание осады Псковского Печерского монастыря, во время нашествия Батория на Русскую землю. Григорий в заключение сей повести говорит: «Собраны ж сия три повести от многих скудная по благословению господина Тихона Архиепископа Казанского, понужением Печерского монастыря екклесиарха Аввы Исаия, с ними свидетельстволи тоя обители игумена Никона, трудыж и снисканием их леностнаго послушника, именем букв численных слогу: третьему сотое с осмым, паки иж и с третием седмь десятое, сотоеж паки с десятым и тысящное (Григория)». 6 [140]

III.

О ДЕТЯХ СТАРИЦКОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА АНДРЕЕВИЧА.

Статья Н. В. Савельева, помещенная, в № 1 Сыне Отечества по поводу нового издания Истории Карамзина, возбудила участие во многих. Остроумный критик справедливо заметил, что сын князя Владимира Андреевича, Василий, не погиб вместе с отцем. Но из его выводов еще не видно, что было причиною ошибочного мнения о судьбе несчастного семейства. Наш историограф основывался на показаниях иностранных писателей, на свидетельстве Курбского. Известия иностранцов не верны и сбивчивы. Неужели и Курбский, современник и неподкупный блюститель дел Иоанна, ошибся? Вот слова его: «Тогда растреляти с ручниц повеле жену брата своего, Евдокию.... и двух младенцов, сынов брата своего, от тое рожденных: единому имя Василий, аки двунадесяти лет, и другий мнейший, уже запамятовал яко было имя его, но в книгах животных написано.»

Ошибки в именах, но не в сущности события. Наши родословные книги поясняют это дело, но и их пояснение не полно. Обратимся к ним.

Наши родословные книги, письменные, по исследованию моему, разделяются на три главные разряда, или фамилии. Всех списков пересмотрено мною еще только 16, и потому при дальнейшем сличении с другими, может быть, что покажется еще другая редакция. Из одного списка, Архивского 7 видно, что был царский родословец, куда вписывались роды княжеские, боярские и дворянские. Этот состав оканчивается родом Адашевых. После царского родословца приписаны были другие роды: роды присные, в царствование Феодора Иоанновича. Потом [141] были дополнения в царствования Михаила Феодоровича и Алексея Михайловича — до составления Бархатной книги. В одном списке, принадлежащем по составу к 5 разряду 8, о роде Старицких Князей вписано: «Дети Великого Князя Ивана Васильевича от Великия Княгини Софьи: Князь Великий Василий, Князь Юрий, Князь Дмитрий, Князь Симеон, да Князь Андрей Старицкой; а у Князя Андрея сын Князь Владимир, а у Князя Владимира сын Князь Василий, преставися млад

В другом списке, принадлежащем по составу ко 2 разряду 9, о роде Старицких князей вписано: «Великого Князя Ивана Васильевича сынове: Иван, Василий, Юрий, Дмитрий, Семион, Андрей. Княж Андреев сын Володимер, у Владимера сын Василий, Иван, да Юрий

Во всех других списках родословных книг род Старицких князей оканчивается Владимиром Андреевичем.

Припомним слова Курбского, что в числе погибших сыновей были два Василия около 12 лет, и еще другой, которого имя он забыл. Историограф не верил в этом случае Курбскому, предпочитая иностранных писателей: «Таубе и Крузе, говорит он, находились тогда при Царь, а Курбский в Литве: сказание первых доствернее» (Том IX, стр. 273). Тот же Василий и в родословной книге показан умершим в младых летах. Не было ли у Князя Владимира Андреевича двух сыновей одного и того же имени? Это предположение может быть тогда только вероятным, когда признаем достоверность сказаний Курбского и родословной книги.

Или, если у Владимира Андреевича были три сына, то из них не Иван ли и Юрий подверглись бедственной участи. Для поверки показания родословных книг не [142] худо бы заглянуть в ваши Московские библиотеки. В библиотеках: Московского Исторического Общества есть четыре списка (по печати, катал. N 11, 12, 25 и 43), и один из них оканчивается родом Адашева; в Синодальной есть список, написанный в Ярославль, в 1618 году, бывший в руках Н. М. Карамзина (по каталогу библ. он значится под N 461).

IV.

О СИЛЬВЕСТРЕ МЕДВЕДЕВЕ.

При издании записок Сильвестра Медведева я не имел тогда под рукою многих сведений о его жизни, которые теперь открылись в наших библиотеках. Сознаваясь сам в своих прошлых недостатках, спешу сообщить для пользы других любопытные сведения о Медведеве.

1. Суд Святейшего Патриарха Иоакима и всего освященного собора на Сильвестра Медведева. Рукопись находится в Московской Синодальной библиотеке под N 228, на стр. 494-507.

2. Покаяние Сеньки Медведева, бывшего монаха Сильвестра. Это весьма важный факт о нравственном и религиозном состоянии Медведева. Он писал свое покаяние в Троицком Сергиев монастыре, уже лишенный сана, называя себя грешным Сенькою Медведевым. Его покаяние начинается: «Благоволением и щедротами премилосердого всеблагопромышленника Бога, не хотящему смерти грешному, но еже обратится и живу быти ему, за еже ми познати истину. От создания всемирного бытия 7198 лета, месяца Декабря. — Великий Государь, святейший Кир Иоаким Московский и всеа России и всех северных стран Патриарх не яко не щадящий овец, но яко полагая за овцы душу пастырь добрый и верный, Таин Христовых строитель, желая мне грешному Сеньке [143] Медведеву, прежде бывшему монаху Сильвестру, спасения, и ко святей Христове Восточной церкви от моего о пречистых и животворящих Таин о пресуществлении латыно-мудренаго мнения обращения, благоволи во святую обитель святые живоначалыные Троицы, и преподобных отец Сергия и Никона Радонежких, прислати: всемилостиваго Спаса, что на Новом архимандрита Игнатия, Воздвиженского монастыря прежде бывшего игумена Ефрема, православного учителя Софрония Грека со иными священного и иноческого чина». А окончивает: «Сие мое покаяние рукописание писавый аз многогрешный Сенька своею рукою на совершеннейшее извещение, искреннейшее и нелестного ко святей восточной церкви обращения моего, прочет всенародно, полагая в руки архипастыря крайнейшего святейшего Кир Иоакима Московского и всся России и всех северных стран Патриарха, при всем священном соборе, во храме Пресвятые Богородицы, всечестного и славного ее Успения, престольном Всероссийские патриархии» 10.

3. О новорастриге Сильвестре Медведеве. Современное сочинение, в котором описаны последние дни его жизни и преступления, за которые он был казнен. Приводим из него замечательные места.

«Имяше бо он, Сильвестр, на таковое невинное кровопролитие споспешника и помощника, друга своего, и сатанина единомышленика, к царскому пресветлому Величеству изменника и клятвопреступника, Федора Щекловитаго, иже бе родом из уезда города Брянска, от села глаголемого Новоселки, отстояща от града Брянска 40 поприщ. И той ничтожный первы получи малый чин подьячих, глаголемых пощадных, потом бысть в приказе Тайных дел в том же чине, и имени купно с Сильвестром сим Медведевым, тогда мирским еще [144] сущим, Симионом зовем. Тый же по времени, чрез некия ухищрения достиже в чин царского сигклита сан Окольничества, в нем же сан ниже достоин б видетися. И бысть над всем стрелецким воинством начальник и правитель. Втораго имея Сильвестр споспешника на содеяние зла оного от полка стрелецкого некоего человека, злодея и пияницу, и на всякое зло удобно охотника, Никиту именем, прозванием Гладкаго. И инаго тому подобнаго, Алексея именем, прозванием Стрижа, и царских палат клирика, диакона Белорусца Иакова, и уставщика Антона Муромца, и иные подобные оным зломыслящие.

«Тогда Сильвестр Медведев, с некиими единомышленники своими, солгав церкви православней в Вере и Царскому пресветлому Величеству изменив, яко прежний лжемонах растрига, Гришка Отрепьев, побежа в Польское государство.... И ят бысть близ уже границы Польския, и связан вспять возвращен, и за свое от церкви православной отступство, и за всеяние ереси в православный Велико-Российский народ, и за измену к пресветлому Царскому Величеству, и за умышление невинного величайшего кровопролития, уже умышлявше с изменником Федором Щегловитым, древним своим клевретом и единомышленником, лишен святаго образа и именования, властию данною от Святаго Духа, и назван бысть, яко и прежде монашества, Сенька Медведев; потом Царским судом истязан по гражданским законам огнем и бичьми до пролития крови его, и дан в твердое хранило на соблюдение с его единомысленники до времени, еже прияти достойную казнь за зломыслие свое, подобную Федору оному Щегловитому: той бо по истязании гражданском глава отсечена бысть в лето 7198, месяца Сентября в 12 день. И тамо ему Сеньке Медведеву пребывающу, и день от дня смертного скончания главоотсечения ожидающу, святейший и блаженнейший архипастырь Христовы словесные паствы, Кир Иоаким [145] Московский и всея России и всех северных стран Патриарх, не помянув его Сеньки Медведева всякие злобы, и злодеяния, и злословия, и досады, и укоризны, и непокорства, паче же противства к себе и ко святей церкви, не хотя погнбнути ему душею во отступстве от святые Восточные церкви, и в ереси Латинского новозломудрования, посла к нему в юзилище мужи некия священныя, и философы, восточнаго благочестия учители правосланные, на обличение ереси его, юже он ввождаше и введе во множайшие Православно-Российскаго народа, и с ними посла книги служебники, древнейшие святых мужей и чудотворцов Российских, рукописные....

«Посланнии же от святейшего Патриарха, пришедше, много увещающе его, да отступит от своея ереси, и обратится к святей матери своей восточней церкви.... Видев он Сенька Медведев, покорися аще вседушно или притворно, совести его весть, и написа он своеручно о сем исповедание о преждебывшей своей прелести и соблазне покаяние с величайшими и страшнейшими на душу и тело свое проклятствы и анифемствы, яко показует саморучное его писание, отрицая и осуждая огнесожжением вся своя преждебывшая злохульная писания.... И прочет он Сенька Медведев то свое писание пред образом Пресвятые Троицы, при свидетелях честных мужех, им же тамо бе св. Троицы Сергиева монастыря архимандрит Викентий, ему же Архимандриту и вручи свое писание, еже послати к святейшему Патриарху. Архимандрит Викентий, взем у него Сеньки тое саморучное писание, абие посла к святейшему Иоакиму Патриарху. Патриарх взем и прочет тое, издаде на него Синодальный предел, где и како пребывати ему в епитимии»...

«И сей Сенька паки по градскому закону огнем и бичьми и прочими испытаньми истязав, и объявися зломыслив, с волхвами и чародеи содружествовав, и совопрошався издательства о себе превеликия.... И за многая [146] бо злодейственная своя умышления главоотсечен бысть в лето 7199, Февраля в 11 день.» 11

4. В поучительном Слове, читанном Патриархом Иоакимом на Соборе всему священному чину, всего царствующего града Москвы в лето 7198, месяца Иануария — также находятся сведения о Сильвестре Медведеве. Вот, что мы сочли нужным представить из него:

«Симиона Полоцкого ученик его наследник, монах Сильвестр Медведев, иже за отступство и ересь лишен образа святаго и звания монашеского, и назван прежним именем Сенька Медведев, прельстивыйся от книг и писаний и словес устаглаголанных учителя своего оного Полоцкого Симеона, купно бо с ним в единой келии живяше.... Ныне же от всех тех он Сенька каяся, аще искренно, аще притворно — совести его весть, обаче обличает всю лесть свою и учителя своего онаго Симеона в своеручном писании своем покаянном.... Сенька же Медведев и сам о всех прелестех своих раскаявся, отрече, оплева и прокля, и сожещи суди вся с воя писания». 12

5. В следственном деле Щегловитого находятся допросные пункты и ответы Сильвестра Медведева. Из этих актов видно, что он за одно действовал с Щегловитым. Мы надеемся, что граф Соллогуб скоро обнаружит все акты из дела Щегловитого, и тогда другая сторона жизни Медведева будет более видна.

V.

О КУРБСКОМ.

Князь Андрей Михайлович Курбский, столь известный в нашей Истории, еще во многом не разгадан. Одни верят, что его сочинения наполнены истинными [147] известиями, другие считают их пристрастными и ошибочными. Чем более будет обнародовано фактов, тем дело будет яснее. Прилагаю здесь два письма, которые поясняют его жизнь после побега.

1. Письмо Курбского, писанное им к неизвестному по надписи.

«Вымете Бога ради положенное писание под печью, из страха ради смертного, а писано в Печоре, одно на столбце, а другое в тетратех, а положено под печью в избытке моей, мало писано дело царское. И вы отошлите либо к Царю, а либо к Пречистой в Печеры. Да осталися тетратки, переплетены, а кожа на них не положена, и вы тех, Бога ради, не затеряйте.»

Вероятно это письмо писано вскоре побега его. Жаль очень, что нет надписи, к кому оно было послано.

2. Память Князя Александра Ивановича Полубенского к Якову Шапкину да Игнатию Огибалову.

«От Гетмана Вифлянския земли и рыцарских людей, от Князя Александра Ивановича Полубенского, память Якову Шапкину да Игнатию Огибалову.»

«Здесь у нас Яков, твой человек взят, да Игнатьева жена, да сноха, и будет тебе Яков человек твой надобен, и ты бы допытался книг Князь Андреевских Курбского, которые остались в Юрьеве: книга одна в полдесть, писана скорописью, а кожа на ней на всей лишена, а тетратей в ней есть с шесть-десять или с семь-десять, а словеса в ней: слово Иосифа Евреина о Маковеех, да слово о Аврааме, и о Мельхиседеке, и о Оригене, да иные многие словеса Максима Философа, да иных святых; другая книга: Мучение князя Михаила Черниговского, да болярина его Федора, да житие Августина Иппонийского, да иные словеса; и переведено из Латынского языка; переплетена, новая кожа на ней еще не положена; да книги: Апостол, в десть, а письмо доброе, и переплет по-Немецки. И будеж тебе Яков твой [148] надобен, и тыб те книги приготовил, да срок учинил, как будут книги готовы, и мы человека твоего приготовим и приведем его из Вильна в Вольмер. А будеж книг не допытаешься и не приготовишь их, и мы человека твоего обесим (?). А тебе Игнатий будет надобна жена, да сын, да сноха, и тыб допытався княжь Андреевских Курбскаго: зерцал обеих, да наручей обеих же; а будеж не допытаешься зерцал да наручей княжь Андреевских, и ты бы на Москве купил таковыж зерцала да наручии, да приготовил бы еси на срок, как у тебя поспеют; да к тому бы еси придал триста рублев; а мы жену твою, и сына, и сноху приготовим на тот срок, как у тебя поспеет. А будеж не пришлешь зерцала и наручей, да 300 рублев денег, и тыб прислал 500 рублев, и мы и здесь зерцал поделаем. А будеж Яков туг, да не допытался в Юрьеве Августинова жития, и ты бы велел списать у старца у Вассияна у Муромцова в Печерском монастыре, да и явление чудес Августиновых, а писаны при конце. А на Адаме на Татарине дадим на обмен Ушакова брата Митьку, да Ушакову жену с детьми.» 13

Князь Александр Полубенский сражался с Курбским под Венденом в 1560 году и был разбит. В 1563 году он воевал со Шведами; в 1564 году предпринимал поход на Мариенбург, Дерпт и был разбит Вешняковым. В 1577 году он был выдан гражданами Вольмара Королю Магнусу. В Августе того же года, отправленный на встречу Царю от Магнуса, высказал Иоанну все замыслы Магнусовы. В Сентябре, на пиру, Иоанн одарил Полубенского и отправил с другими Литовскими пленниками к королю Стефану, убедить его к заключению мира, и вручил ему письмо для доставления к Курбскому. Курбский убежал в 1564 году [149] в Вольмар, где тогда находился Полубенский, со стороны Литвы бывший воеводою. Вероятно прилагаемые нами письма писаны были в этом году.

VI.

О СЛОВЕ ДАНИИЛА ЗАТОЧНИКА.

Слово Даниила Заточника мин всегда казалось сбором разных мнений, делом человека начитанного, умевшего все выписки слить в одно целое сочинение. Как замечательное явление нашей старой литературы, оно давно возбудило внимание ученых и любителей старины. И не даром было обращено внимание ученых на это Слово: в нем они нашли удивительное благозвучие языка, мысли резкие и сильные, слог быстрой и живой, рассказ человека в высшей степени занимательный. И не даром любители старины отыскивали списков сего Слова: оно в самом деле редкость библиографическая. Перечитывая нашу старую литературу, письменную, я нечаянно открыл источники Слова Даниила — в так называемой книге: Пчела. Поразительное сходство Слова Даниила с текстом Пчелы, буквальные выписки из этой книги — подтвердили мое первое предположение.

Такое открытие повело меня к исследованию разных списков Пчелы. Вот мои наблюдения по сему предмету.

Книга Пчела встречается в наших библиотеках в списках, мне известных, с конца XV века. При внимательном исследовании открылось, что все списки по своему составу разделяются на три главные разряда.

А. В первый разряд ставлю списки, разделенные на 70 глав, имеющие заглавие: книга, глаголемая Пчела, о Бозе починаем.

Б. Во второй разряд ввожу списки, имеющие заглавие: Слова избранныя от Евангелия, и от Апостола, и от Пчелы, и от иных святых, и от многаго. [150] Списки сего разряда составлены без разделения на главы.

В. К третьему разряду отношу списки, имеющие заглавие: Книга, глаголемая Пчела, вельми мудра, или Пчела премудрости. Списки сего разряда также составлены без разделения на главы.

Книга Пчела, по своему составу, есть сбор выписок из разных сочинений, с означением писателей, из которых приведены выписки, сборник, замечательный в нравственном отношении. Состав текста во всех трех разрядах отличается своим разнообразием изложения и особенными дополнениями.

Состав первого разряда заключает в себе выбор: из Евангелия и Апостола, из сочинений Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Нисского, из книг библейских: Соломона и Сираха. Здесь каждая глава начинается текстом из Евангелия и Апостола, без указания глав и списков избранного места; каждая глава имеет свое особенное надписание.

Состав второго разряда заключает в себе выбор из текстов: Евангелия и Апостол, из книг: Соломона, Ездры, Сираха, из сочинений: Василия Великого, Иоанна Златоустого, Максима, Епикура, Плутарха, Линандра, из книги: Приточник. Тексты списков сего разряда состоят из сокращения первого, с особенными дополнениями.

Списки третьего разряда вмещают в себе выбор из двух первых, и также с особенными дополнениями. Здесь приведены изречения Пафнутия, Геннадия, Ефрема Сирина, Птоломея Варлаама, Кирилла, Киприана.

Книга Пчела есть произведение Греческой литературы. Когда она появилась в Русском переводе, и кто ознакомил наших отцев с нею — неизвестно. Мы имеем два разные перевода: первый, неизвестного времени, встречается в списках, мне известных, конца XV века; другой был сделан в 1599 году монахами [151] Антонием и Максимом. Указываемые нами три разряда списков принадлежат к первому переводу 14.

Обратимся теперь к Слову Даниила Заточника.

Текст Слова Даниила по спискам, мни известным, не восходит далее второй половины XVI века. Самое Слово причислено было к произведениям XII века — Русской литературы — И. М. Карамзиным, (Ист. т. VIII, прим. стр. 150), К. Ф. Калайдовичем, (Памятники Рус. Словесности XII века, стр. 150), и мною (Сказания Русск. нар. т. I, кн. IV). Критика, хотя гадательно, относя это сочинение к XII столетию, основывалась на следующем:

1. На обращении писателя к современному князю, называемому им: «сыном великого князя Владимира (ІІ-го)». Этот сын Владимиров был Георгий Долгоруков, освободивший Даниила из заточения; ему принадлежали Гонда и Белоозеро, в области которого было Лачь озеро. Слово: царь могло бы навести сомнение, могло бы опровергнуть, если не все Слово, то по крайней мере все выражение, одним только указанием, что тогда в Русской земле на столе княжили великие князья, а не цари; но, имея в виду слова Митрополита Никифора, писателя XII века, современника Владимира Мономаха, критика объясняет это дело иначе. Сей митрополит в своем послании, указывая на родство Владимира Мономаха с Византийским Домом, говорит, что «Бог его от царское и княжеское крови смесил (См. Русск. Достопамятн. стр. 65)». Так сказано в списке XIII века.

2. Ссылкою писателя на Святослава Игорева сына и князя Ростислава. Здесь критика в словах Даниила: «не лгал бо ми Ростислав князь: лепше ми смерть, а не Курское княжение» — встретили новое сомнение в летописи. По Воскресенскому списку, под годом 1139, находим, что сии слова относятся к князю Андрею Владимировичу [] Переяславскому. Сей князь, изгнанный из Курского княжения, при переходе в Переяславль, сказал великому князю Всеволоду Олеговичу: «лучше ми того смерть со всею дружиною на своей отчине и дедине прияти, нежели Курское взяти княжение». Можно предполагать, что имя князя изменили по своему переписчики; но буквальное сходство и смысл летописи с выражением Слова Даниила, высказывается очень резко и прямо говорит в защиту Даниила.

3. О заточении Даниила на озеро Лаче (в Олонецкой губернии) упоминали летописцы в 1378 году, говоря о ссылке священника, взятого с зелием после битвы на берегах Вожи, на Лаче озеро, идеже бе Данило Заточенник. Следственно о Слове Даниила знали в XIV веке, знали современники в. к. Димитрия Иоановича Донского.

На основании сих соображений, наши писатели выводили следующее заключение:

1. Н. М. Карамзин: «Если Слово и недостоверное, и не им писанное, то по крайней мере любопытное: оно имеет признаки древности и напоминает некоторые старые, уже забытые Русские пословицы».

2. К. Ф. Калайдович: «Даниил, герой эпического Слова, жил в XII веке. Слог Даниилова Слова, если оно действительно писано сим изгнанником в XII веке, уже много изменился от древности».

Следовательно критика исполнила свое дело в половину.

1. Она высказала свое мнение о времени жизни Даниила.

2. Она сомневалася: принадлежит ли это Слово Даниилу?

5. Она оставила текст Слова неприкосновенным, усвоивая его нашей древней литературе.

4. Она заметила, хотя без доказательств, что слог Слова изменился от древности. [153]

Теперь обратимся к сравнительному исследованию текстов Пчелы и Слова Даниила.

Текст Пчелы, имеющий сходство с Словом Даниила, принадлежит к спискам второго и третьего разрядов. Здесь буквальные выписки очевидны. Приводим их в сравнение 15.

Текст Пчелы по 2 разряду.

Текст слова Даниила.

Приточник рече: с мудрым думцею думая князь высока стола дойдет, а с безумным думая и малого стола лишен будет. За добрым бо думъцею князь высока стола додумается, а с лихимь думъцею и малаго стола лишен будет.
Чада умного послав в посольство, не много кажи, а безумнаго послав, сам не ленися по нем идти. Мужа бо мудра посылай, мало ему кажи, и безумна посылай, сам не ленися по нем идти.
Добра человека поучити, и он сердцем поболит, а лиха человека учити, как в утл мех воду лити. Как в утел мех воду лити, так безумнаго учити.

Текст Пчелы по 3 разряду.

 
Царь податлив, или князь, аки отець родимый. Слузи бо мнози лишаются отца и матери и ко царю или ко князю прибегают. Зане князь щедр, отец есть всем; слузи бо мнози отца и матери лишаются и к нему прибегают.
Царь щедр, или князь, яко река течет во лузе сладостию медвяною, не токмо человеки напояются от нея, но и звери. Також мудрый царь или князь милостивый не токмо своя слуги поит и кормит, но и сторонних милует. Царь или князь скуп, яко река глубока в уревных берегах [154] каменных: нельзя из нея ни самому пити, ни коня поить. Зане князь щедр, аки река берегом текуще всквозе дубравы, напояюще не токмо человецы, но и скоти и вся звери; а князь скуп аки река велик брег имущ каменны: нельзя пити, ни коня поити.
Боярин щедр, аки кладязь чист при пути и сладок вельми пити мимоходящим. Боярин скуп, аки кладязь солонен, не мочно из него ни кому пити. А боярин щедр, аки кладезь сладок, а скуп боярин, аки кладезь солон.
Не имей имения близ царева двора; не держи села со княжим селом. Не имей себе двора близ княжева двора; не держи села близ княжева села.
Апполлон Афинейский видех много вои без доброго воеводы, и рече: сей есть зверь велик, но главы не имеет. Видех велик зверь, а главы не имеет; тако и добрые полки без добраго князя погибают.
Якоже не мочно в холшеве мехе воды удержати, так и в клеветнике злых словес. Ни мертвеца научить, ни безумного наказать. Как во утел мех воду лити, так безумнаго учити, ни мертвеца рассмешити, ни безумна наказати.
Злато огнем искушается, а друзи и недрузи при напастех показуются. Злато искушается огнем, а человек напастьми.
Лучше есть во утле ладье по воде ездити, нежели зле жене тайны поведати. Лучше есть во утле лодье по воде ездити, нежели зле жене тайны поведати.
Саломон рече: псом и свиньям не надобе злато, тако безумным мудрые словеса. Псом и свиниям не надобе злато и сребро, ни безумному мудрые словеса.
Коли синица орла пожрет, а вода вспять поидет, а камение вверх попловет, а хмель погрязнет, и свинья на белку лаять, тогда безумный уму научится. Коли пожрет синица орла, коли камение воспловет по воде, коли свиния на белку почнет лаяти, тогда безумный уму научится.
Ефрем Сирин рече: люди бегают урода, а Бог пьяна человека. Дети бегают рода, а Бог пьянаго человека.

(Здесь текст очевидно испорчен переписчиками). [155]

Вот все, что было мною найдено в списках Пчелы. Может быть другие будут счатливее меня, а, может быть, сыщутся люди, которые и за это даже будут обвинять меня.

Уверен наперед, что наши нововводители, уничтожающие Русскую литературу до XVIII века, порадуются, что Слово Даниила подверглось критике, провозгласят прямо, что оно подложное, как толкуют они о Русской Правде, о Слове о полку Игоревом, и кой о чем другом. Милостивые Государи! изучите нашу литературу с XI по XVIII век, прочитайте одно и то же сочинение в нескольких списках, поверьте критически все ваши исследования, и тогда уже извольте рассуждать о нашей литературе. Это будет полезнее для вас самих, поучительнее для будущего поколения, которое наверно захочет подвергнут все ваши критические соображения строгому разбору. Будущее неумолимо в своем суде, и в каком же суде? — справедливом и беспристрастном.

VIII.

О СОЧИНЕНИИ СТЕФАНА ЯВОРСКОГО.

В N 3 Москвитянина была помещена статья г. Ундольского о неизвестном сочинении Стефана Яворского. Радуясь доброму делу почтенного нашего Археолога, Князя М. А. Оболенского, принесшего свои сокровища в библиотеку Московского главного архива, я невольно вспоминал слова г. Ундольского: «Это доселе никому неизвестное сочинение Яворского посвящено было Гетману Ивану Мазепе, и предназначалось, как Видно из манускрипта, к печати; но было ли напечатано, или нет — неизвестно». Библиографы, без сомнения, будут благодарны г. Ундольскому за описание рукописи; а между тем считаю нужным известить чрез ваш же Москвитянин, что это сочинение Яворского было напечатано, и экземпляр находится в библиотеке Костерина.


Комментарии

1. Приводимая выписка из Жития взята из рукописи, находящейся в моей библиотеке; рукопись писана в 4 д. л., скорописью, в начале XVII века. Житие Александра Свирского написано игуменом Свирского монастыря, Иродионом, в 1545 году.

2. Я имел экземпляр сей печатной книги из библиотеки Кистерина.

3. Рукопись писана в конце XVII века, в лист, крупною скорописью.

4. Рукопись находится в библиотеке Московского Исторического Общества. (См. Труды Общ. ч. 1, стр. ХС — 211).

5. Содержание повести, приводимое здесь, взято из рукописи, находящейся в моей библиотеке; рукопись писана в 4 д. л. скорописью в. исходе XVII века.

6. Взято из рукописи, находящейся в моей библиотеке; рукопись писана в начале ХVІІ века.

7. Список сей родословной книги находится в библиотеке Архива Министерства Иностранных дел; он писан в большой лист, скорописью, в половине XVII века.

8. Список сей родословной книги находится в моей библиотеке; он писан в исходе XVII века, в поллист.

9. Список сей родословной книги находится в моей библиотеке; он писан в начале XVII века, в 4 д. л.

10. Приводимые здесь выписки взяты из рукописи, находящейся в моей библиотеке. В Московской Синодальной библиотеке покаяние Медведева помещено в рукописи под N 228.

11. Приводимые выписки взяты из рукописи, находящейся в моей библиотеке. В Московской Синодальной библиотеке это сочинение помещено в рукописи под N 252.

12. Приводимые выписки из рукописи, находящейся в моей библиотеке. В Московской Синодальной библиотек Слово находится под N 224, стр. 189.

13. Оба письма выписаны из сборника, находящегося в моей библиотеке, писанного в половине XVII века, в 4 д. л., крупною скорописью. Письмо Курбского, здесь прилагаемое, не было помещено в издании Г. Устрялова.

14. Просим усердно наших ученых и собирателей старины обратить внимание на списки Пчелы. Может быть откроются новые разряды и другие источники, и с этим вместе и окончание дела приблизится к концу.

15. Приводимые выписки из Пчелы взяты из списков, находящихся в моей библиотеке. Оба списка писаны в начале XVII века.

Текст воспроизведен по изданию: Исторические записки // Москвитянин, № 9. 1843

© текст - Погодин М. П. 1843
© сетевая версия - Тhietmar. 2018
© OCR - Андреев-Попович И. 2018
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Москвитянин. 1843