ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ПОЛНОГО ХОЛОПСТВА КОНЦА XV-НАЧАЛА XVI вв.

История холопства на Руси в последние годы привлекает внимание советских ученых. Она освещается в статьях А. А. Зимина, В. М. Панеяха, Е. И. Колычевой 1 и в монографических исследованиях В. М. Панеяха 2, Е. И. Колычевой 3. Выявлены ранее неизвестные источники по истории холопства, совершеннее стали методы их исследования.

Источником изучения полного холопства до недавнего времени оставались новгородские записные книги старых крепостей конца XVI века, сохранившие изложение грамот, оформлявших поступление в полное холопство. Несколько лет назад нами была обнаружена первая сохранившаяся целиком полная грамота, написанная в 1511 году в Пскове 4. В 1969 году А. А. Зиминым была обнаружена вторая полная грамота 5, составленная в Суздале в 1494 году. Несмотря на сравнительно большой срок во времени (17 лет) и отдаленность друг от друга мест составления, формуляры грамот, за небольшим исключением, полностью совпадают.

Отличие суздальской грамоты от псковской грамоты сводится к следующему: грамота 1494 года — это докладная грамота. («Доложа князь Ивана Михайловича, наместника суждальского»). Вероятно, речь идет об Иване Репне Михайловиче Оболенском, Именно на 1494 год приходится лакуна в его биографии. В 1492 году в мартовском походе к Смоленску он командовал полком правой руки 6, в 1495-1496 годах сопровождал Ивана III в поездке его в Новгород.

Поскольку это докладная грамота, то указано, кто именно представлял князя Ивана Михайловича при заключении сделки «А з докладом приходил от князя Ивана Михайловича г дияку... жником его слуга его Офонас Кареевъ сынъ».

Кроме того, если в 1511 году участь Семенца Федкова решала его мать, то Иван Павлов грамоты 1494 года, «продал ся... по своеи воле». В 1511 году покупателю пришлось применять силу и вызывать пристава. Миките Козлову не нужно было обращаться к представителям власти. В связи с этим в грамоте 1494 года появилась особая статья: «А продал ми ся... по своей воле без пристава».

В грамоте отсутствует указание на взимание осмничего.

Все же остальные статьи грамот по формуляру полностью соответствуют друг другу.

Формуляр содержит имя покупателя и продающегося в полное холопство (интитулацио), размер денежного вознаграждения за продажу в холопство, указание на то, что от великого князя таможники взяли тамгу за совершение этой сделки, имена послухов (на этот раз большого количества — 5 человек), и, наконец, в конечном протоколе имя ямского писца и дату заключения сделки.

Факт совпадения формуляров грамот еще раз подтверждает сделанный на основе анализа псковской полной грамоты вывод о том, что в новгородских записных книгах точно передается изложение формуляров полных грамот 7. Гипотеза эта была высказана еще С. Н. Валком 8. Формуляр полной грамоты предстает вполне разработанным уже в грамоте 1494 года. Вероятно он сложился задолго до этого времени. Кроме того, сходство формуляров грамот 1494 и 1511 годов свидетельствует о том, что вопросы продажи в полное холопство регулировались центральной властью, установившей единый по всей территории Русского государства порядок для совершения подобных сделок. Этот порядок предусматривал неуклонный надзор великокняжеской [83] власти за такими сделками и пополнение казны великого князя путем взимания тамги, а в Пскове и осмничего 9.

В дополнение к опубликованной ранее псковской грамоте 1494 года, публикуем две грамоты псковских наместников о возвращении полных холопов, бежавших из Пскова в Ригу. Эти грамоты объясняют странный на первый взгляд факт нахождения псковской полной грамоты в Рижском городском архиве.

Владелец полных холопов, по-видимому, московский сведенец Юрий Константинов, сын Константина Кожевникова, в 1521 году обратился с челобитной к псковскому наместнику о возвращении его «людей крепостных». Холопов в Риге опознал псковский гость Микула Личнин, однако из-за вмешательства полочан и заявления самих холопов, что они «литовские люди», он не сумел получить их. Произведенный в Пскове розыск подтвердил, что беглые «родом один псковитин, а другой — москвитин». В Пскове жили и их родственники. «А у нас здесе во Пскове у тых людей отци и матери, жены и дети», — заявляли пострадавшие владельцы холопов.

Просьба псковского наместника передать холопов псковскому гостю Личнину не помогла возвращению беглых. В Ригу отправился сам владелец, взявши с собою крепости на этих людей. Это случилось на следующий год после первого заявления псковских наместников в 1522 году.

Первая псковская грамота написана от имени псковских наместников князя Мих. Вас. Горбатого Кислицы, находившемся в Пскове с апреля 1519 года по 1521 год 10, князя Петра Лобана Семеновича Ряполовского (март 1518 - май 1921 годов) 11. Вторая грамота из Пскова исходила от наместника — князя Юрия Дмитриевича, по-видимому, Пронского 12, незадолго до этого (в 1520 году) вернувшегося на Русь из Крыма 13 и бывшего воеводой в Муроме 14, а затем с 1527 по 1530 год — наместником в Смоленске 15.

Переписка Пскова с Ригой по поводу беглых холопов показывает, с каким упорством боролись великокняжеские наместники за крепостных людей. Пункт псковско-новгородско-ливонских договоров о подсудности русских преступников русскому же суду 16 не был мертвой буквой: он настойчиво проводился в жизнь.

Интересно отметить, что владельцем полных холопов был не кто иной, как псковский гость, отнюдь не желавший расставаться со своими крепостными. По-видимому, и купцы в своем хозяйстве широко использовали труд холопов. Позднее в начале XVII века именно холопы выступали в качестве приказчиков и «мальцов» крупных торговцев. Правда, в каком качестве применяли холопий труд купцы в начале XVI века, трудно сказать.

Публикуемые грамоты представляют интерес не только для истории холопства. Они содержат интересный материал и по истории централизованного управления Россией, ее финансов и по политической истории, как внутренней, так и внешней.

Суздальская грамота 1494 года хранится в древлехранилище ЦГАДА, псковские грамоты 1521 и 1522 годов — в фонде внешних сношений рижского магистрата ЦГИА Латвийской ССР. Первая грамота дошла до нас в плохом состоянии: чернила сильно выцвели, в ряде мест имеются повреждения, вследствие чего часть текста (букв) утрачена. Псковские грамоты сохранились в вполне удовлетворительном состоянии.

В текстах грамот вышедшие из употребления буквы заменены современными, обозначающими тот же звук, отсутствующие в словах под титлами и выносные буквы внесены в строку без выделений, твердый и мягкий знаки поставлены по правилам современного правописания.

Публикацию подготовила А. Л. Хорошкевич, кандидат исторических наук.


  № 1

1494 г. мая 23. — Полная докладная грамота Микиты Козлова на Ивана Павлова

Доложа князя Ивана Михаиловича, наместника сужздальского се аз, Микита Козлов сын, купил есми, господине, Ивашка Павлова сына в полницю собе и своим детям. [84]

А дал есми, господине, на нем два рубля.

А продал ми ся, господине, по своей воле бес пристава.

А з докладом приходил от князя Ивана Михайловича з дияку... ам ожником (В рукописи не хватает 3-5 букв, вероятно, можно прочесть «таможником») слуга его Юфонас Карпев сын.

А от великого князя таможники Иван Абрамов, да Олешка Фофанов, да Ондреи Столб и тамгу взяли.

А на то послуси Иван Ларионов, да Иван Лиховид Износков сын, да... асилеи (Вероятно, Василеи) Билзимере (Вероятно, Билзимерев, в рукописи не хватает буквы), да Ондреи Ортемов сын, да Василеи Дураков.

А грамоту писал дияк ямьской Василеи Халтура лета седмь тысясщь втораго месяца маия 23.

ЦГАДА, ф. 135, приложение p. VI, № 4.
Внизу печать и роспись.
На обороте роспись арабскими буквами и печать.

№ 2

1521 г. апреля 9. — Грамота псковского наместника князя Михаила Васильевича Горбатого Суздальского Кислицы рижскому городскому совету с просьбой выдать Юрию Константинову, псковскому гостю, двух его полных холопов, бежавших в Ригу

Великого государя Василья божьею милостью царя государя всеа Руси и великого князя от наместника псковского от князя Михаила Васильевича в Ригу ратманом Онтону да Вилему и всем посадником.

Здеся мне бил челом государя нашего гость Юрьи Костянтинов сын. А сказывает, бежали от него люди крепостные к вам в Ригу. И тех деи людей у вас в Ризе изымал государя нашего гость Микула Личнин, да и перед вами их ставил. И те деи люди и перед вами сказалися, что государя нашего гостю Юрью холопи. И нынеча сказывают, напрасно вступилися полочяне в тех людей. А у нас здеся во Пскове у тых людей отци и матери, жены и дети.

И мы нынеча того государя нашего гостя Юрья отпустили и к вам в Ригу с крепостми на тех людей и как к вам государя нашего гость Юри в Ригу приедет, и вы б тех людей государя нашего гостю Юрью выдали по крестному цолованью и по перемирным грамотам и по его крепостей, что бы у нас в том мир не рушился до урочных лет.

Писан во государя нашего вочине во Пскове лета 7029 апреля в 9 день.

На обороте: В Ригу ратманом Онтону да Виллему и всем посадникам.

ЦГИА Латв. ССР, ф. 2, oп. 1, ящ. 19, № 88. Подлинник 21x34,3 см.
На обороте следы печати.

№ 3

1522 г. марта 11. — Грамота псковского наместника Юрия Дмитриевича рижскому городскому совету с просьбой выдать псковитину Юрию Константинову его холопов, бежавших в Ригу

Великого государя Василия божьею милостью царя и государя всея Руси и великого князя от наместника псковского от князя Юрья Дмитреевича в Ригу боргоместером Онтону да Вилему да Юрью да Ивану Мятлю и всем ратманом.

Бежали отселе изо Пскова от государя нашего гостя от Юшка Костянтинова два человека, его холопи полные. А родом один псковитин, а другой москвитин. А тех Юшковых людей поймал государя нашего гость Микула Дмитреев сын Личнина у вас в Ризе, да и перед вами деи Микула тех людей ставил. И те деи люди перед вами сказалися родом литовских людей. И вы деи тогды тех людей нашего гостю Микуле не выдали. А велели де есте посажати их на крепости до обыску.

И мы здесе того обыскивали государя нашего добрыми людми, что те люди дополна родом один псковитин, а другой москвитин.

И вы бы тех людей государя нашего гостя Юшковых холопеи выдали государя нашего гостю Микуле Дмитреевичу Личнина по сеи нашей грамоте.

Писан во государя нашего отчине во Пскове лета 7030 марта в 11 день.

На обороте: В Ригу боргоместером Онтону да Вилему, да Юрью да Ивану Мятлю и всем ратманом.

ЦГИА Латв. СССР, ф. 2, oп. 1, ящ. 19, №92. Подлинник 18,2x38,8 см.
На обороте красновосковая печать диаметром 1,6 см. под кустодией.
На печати ясно видное изображение сидящей нагой женщины.


Комментарии

1. А. А. Зимин. Холопы в Древней Руси. «История СССР», 1965, № 6; его же. Отпуск холопов на волю в Северо-Восточной Руси XIV-XV вв. — Крестьянство и классовая борьба в феодальной России. Л. 1967; его же. Состав холопов на Руси XIV-XVI вв. — Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы, 1966; его же. Холопы на Руси (с древнейших времен до конца XV века). М., 1973; В. М. Панеях. Новгородская записная книга старых крепостей 1598 г. (опыт реконструкции). «История СССР», 1960 № 1; его же. Записные книги старых крепостей. — Проблемы источниковедения, т. XI. М., 1963.

2. В. М. Панеях. Кабальное холопство на Руси в XVI веке. Л. 1967.

3. Е. И. Колычева. Холопство и крепостничество (конца XV-XVI вв.). М., 1971.

4. А. Л. Хорошкевич. Псковская полная грамота 1511 г. — Археографический ежегодник за 1967 год. М., 1969 г.

5. Приношу благодарность А. А. Зимину, доверившему мне публикацию этой грамоты. Подготовка ее текста и некоторых данных о деятельности псковских наместников принадлежит А. А. Зимину.

6. А. А. Зимин. Формирование боярской аристократии. Рукопись.

7. А. Л. Хорошкевич. Указ. соч., стр. 71-72.

8. С. Н. Валк. Грамоты полные. Сборник статей по русской истории, посвященных С. Ф. Платонову. Пг., 1922, стр. 11-12.

9. См. Е.И.Колычева. Указ. соч., стр. 15-16.

10. Псковские летописи, вып. 1. М.-Л., 1941, стр. 100.

11. Там же, стр. 100-102.

12. Подробнее о нем см. А. А. 3имин. Формирование боярской аристократии. Рукопись.

13. Полное собрание русских летописей, т. VIII. СПб., 1859, стр. 265; Сборник Русского исторического общества (РИО), т. 95. СПб., 1895, стр. 571-605.

14. Разрядная книга 1475-1598 гг., подготов. В. И. Бугановым. М., 1966, стр. 66.

15. Сб. РИО, т. 35. СПб., 1892, стр. 760, 786, 801, 813, 823.

16. В договор 1503 г. занесено: «И за татя и разбойника и убийцу не стоять с обеих сторон по крестному целованию». Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.-Л., 1949, стр. 334-335.

Текст воспроизведен по изданию: Источники по истории полного холопства конца XV- начала XVI вв. // Советские архивы, № 1. 1974

© текст - Хорошкевич А. Л. 1974
© сетевая версия - Тhietmar. 2010
© OCR - Сорокин В. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Советские архивы. 1974