VIII

Из “Книги стран” Ахмеда ибн-аби-Якуба ибн-Вадиха аль-Катиба, известного под прозванием Ал-Якуби 1 (писал 891—892).

Об Ахмеде ал-Якуби, одном из древнейших арабских географов 2, имеем очень мало биографических данных; собраны они нидерландским ориенталистом де-Гуие в предисловии к изданному им отрывку из книги Якуби о Магрибе 3. По этим сведениям выходит, что дед нашего Ахмеда, Вадих, был правителем города Багдада, сам же он жил в Египте, как можно заключить из прозвания Ал-Мисри, придаваемого ему у Масуди. Другое прозвание Якуби, ал-Катиб доказывает, что он исполнял официальную должность катиба (писаря, секретаря), хотя нигде не объясняется, где он занимал эту должность. Этот титул, говорит Шпренгер 4, был тогда (как [60] Secretary в Англии) употребляем для высших административных чиновников, как видно из тех мест Кодамы 5, где он говорит о различии между распоряжениями "писарей" и решениями "правоведов". Это обстоятельство вероятно не мало способствовало нашему Якуби к приобретению географических познаний при помощи официальных документов, подобно своему предшественнику на литературном поприще, Ибн-Хордадбе. Сверх сего, по любознательности Якуби, как он сам рассказывает во введении к своей "Книге стран", еще в молодости путешествовал он по разным мусульманским странам и распрашивал других путешественников об отдаленных странах и их жителях. Кроме географии, Якуби занимался также историей, и написал исторические сочинения об Африке, о Малой Азии, которые упоминаются оба в "Книге стран", также историю Аббасидов 6. Но все эти сочинения до нас не дошли, а сохранилась, и то не в целости, лишь его "Книга стран", да еще одно небольшое стихотворение в честь Тулунидов, которое уцелело в сочинении под заглавием Аль-Хитат Таккиеддина Макризи.

Что касается географического сочинения нашего Якуби, то хотя некоторые арабские писатели приводят его и пользовались его показаниями, как напр. Мухаллаби 7, Идриси 8, [61] Рушати 9, Абуль-Феда 10, Шемседдин Димешки 11, Ибн-аль-Варди и др. - оно все-таки оставалось неизвестным в Европе до 30-х годов нашего столетия, когда молодой тогда русский ориенталист А. О. Мухлинский привез "Книгу стран" в числе других рукописей, приобретенных им на Востоке. Покойный ориенталист Френ, предполагая найти в отрывке, помещенном у нас ниже, новую опору системе норманистов, издал этот отрывок вместе с описанием рукописи "Книги стран" и ее содержания 12. Эта статья была передана О. Сенковским и П. Савельевым в русских журналах, а французский ориенталист Рено сообщил во введении к географии Абуль-Феды Френовские известия об Ахмеде Якуби 13. Затем, упомянутый нидерландский ориенталист Де-Гуие издал из сочинения Ахмеда часть, относящуюся до Магриба, а через год другой нидерландский ориенталист, А. Яинболль, издал весь текст "Книги стран" по рукописи Мухлинского 14. Этим изданием мы пользуемся для нижеследующих отрывков.

Значительную часть "Книги стран" занимает в начале описание Багдада, построенного Аль-Мансуром и сыном его Аль-Магди, и второй столицы Самарры (Сур-ман-ра), построенной Халифом Мутасимом. Затем начинается описание всех стран света, которые он разделяет на четыре части: восточную, западную, северную и южную. Таким образом, подобно Ибн-Хордадбе, и он не держится деления на семь климатов, [62] хотя деление это ему было известно 15; наравне же с Масуди, Истахри и другими; он верит также в соединение Атлантического океана с Черным морем 16.

В Literaturgeschichte der Araber Хаммера этот географ совершенно пропущен. [63]


1. "После 17 того как стал править халифатом Абу-Джафар аль-Мансур 18 - он же и Абдаллах ибн-Мухаммед ибн-Али ибн-Абдалла ибн-аль-Аббас ибн-Абдуль-Мутталиб - построил он город между Куфой и Хирой, назвал его Аль-Гашимия и остался в нем некоторое время, пока он не вздумал отправить сына своего Мухаммеда аль-Магди на войну со Славянами в 140 (=757-8) году, и он отправился в Багдад и остановился там и спросил: как имя этого места? Ему ответили: Багдад; на что он сказал: клянусь Богом, что это тот город, о котором мой отец Мухаммед ибн-Али уведомил меня, что я его построю и буду жить в нем и мое дитя будет жить в нем после меня".

2. "На 19 запад от города, называемого Аль-Джазира 20, находится город, именуемый Ишбилия 21, при большой реке, которая есть река Куртубы 22. В этот город вошли язычники 23, которых называют Рус, в 229 (=843-4) году и пленяли, и грабили, и жгли, и умерщвляли". [64]


ОБЪЯСНЕНИЯ.

1. Против каких Славян Аль-Магди был отправлен своим отцем воевать, также воевал ли он впоследствии со Славянами - из нашего текста Якуби не видно. Посему должно полагать одно из двух, или что в нашем тексте между словами *** и *** находится пропуск, что представляется нам весьма вероятным для объяснения этого странного сочетания в напечатанном тексте двух происшествий, войны против Славян и сооружения Багдада, или же, что сам автор, увлекаясь красотою описываемой им столицы, забыл о вскользь затронутом в начале периода предмете и более не возвращался к нему. Во всяком случае очень жаль, что у Якуби не находим объяснения этому событию, ибо у других арабских писателей мы напрасно искали намека на войну, которую вел бы халиф Мансур или сын его Аль-Магди против Славян. Только в одном показании Византийца Феофана, мы, кажется, напали на следы этого события, посему приводим его in extenso: [65] 24 "В этом же году [6246 = 754 по Р. X.] умер Муамед, он же и Абульабас 25, властвовав пять лет. Брат же его Абделлас 26 находился на месте бласфимии их, Мекхе. Он написал Абумуслиму 27, находившемуся в Персии, чтоб он сохранил для себя ту часть государства, которая выпадет ему по жребию. Тот-же, узнав что Абделлас сын Али и брат Салима, военачальника в Сирии, хочет присвоить себе власть, и отправиться завладеть Персиею, действуя против воли Персов и принуждая Сирийцев сделаться его союзниками, собрал сирийские войска, столкнулся с ним при Тиане и, победив его, Абусалим 28 многих умертвил, ибо многие были Славяне и Антиохийцы". Последние слова Феофана не совсем ясны, ибо их можно отнести и к Абусалиму, победившему потому что у него было много Славян и Антиохийцев 29, и к Абдалле, на что более указывает размещение предложений 30. Во всяком случае, мы видим здесь, что Славяне, перешедшие в 60-х и 80-х годах VII века к Арабам, о которых мы говорили при объяснении Ахталя, не потерялись без следа, а принимали деятельное участие в войнах за престолонаследие в Халифате еще во второй половине VIII века. Можно даже с некоторою вероятностно объяснить причину войны Мансура с Славянами. Мы выше видели, что слова Феофана допускают двоякое толкование, а именно, что Славяне и Антиохийцы были на стороне противника халифа, и что были они на стороне защитника халифа [66] Абу-муслима. В первом случае, весьма понятно что Мансур 2-3 года после сражения при Тиане должен был обратить оружие против оставшихся приверженцев побежденного своего противника. Во втором же случае, также легко объяснить причину неудовольствия Славян Мансуром, ибо, как известно, этот халиф вероломно убил в 755 году горячего поклонника и защитника дома Аббасидов Абу-Муслима, командовавшего армией Мансуровой и, может быть, Славянами в битве при Тиане. Славянам тем легче было производить восстание, что незадолго пред тем Марван, последний халиф из дома Оммаядов, расположил их в пограничных крепостях Сирии, как узнаем это из мимоходного замечания Баладури 31.

2. Это показание Якуби наделало при первом обнародовании не мало шуму в русском ученом мире, разделенном тогда на два лагеря, норманистов и их противников. Тогдашние русские ориенталисты с Френом во главе принадлежали, как известно, к первой школе и не мудрено, что поспешили воспользоваться этим известием Якуби для подкрепления своей партии. Так покойный Френ прямо озаглавил свою статью: Ein neuer Beleg, dass die Grunder des Russischen Staates Nordmannen waren; так смотрели на показание Якуби Савельев и Сенковский 32 и так относились к нему другие ученые норманисты, напр. Круг Крузе 33 и Куник 34. При тогдашнем состоянии восточной науки это было в самом деле большой довод в пользу норманистов, хоть и тем что доказывал существование писателя-норманиста между Арабами почти за 1000 лет назад, отождествлявшего Русов с Норманами, нападавшими на Испанию в 844 году.

Уже по написании этого объяснения заметил я, что В. И. Ламанский в своем Исследовании о Славянах (Истор. замеч., стр. 45-50) распространяется о показании Якуби (Аль-Катиба), где приведены уже некоторые из моих соображений, точно также высказывается там предположение, что переписчик сочинения Якуби взял свою догадку о русском происхождении Маджус из Масуди. Охотно уступая этому ученому исследователю первенство в разъяснении настоящего вопроса, я могу только радоваться этому совпадению результата, к которому мы, г. Ламанский и я, пришли независимо друг от друга.

Академик А. А. Куник обратил мое внимание на то, что уже в 1862 году, в замечаниях на Исследования о Варяжском вопросе г. Гедеонова (стр. 126-127), он высказал, что "свидетельство этого Араба (Аль-Якуби), писавшего в 891 году, не имеет безусловного достоинства, а представляет только личный взгляд арабского географа". См. еще о нашем писателе упом. Исслед. г. Гедеонова, стр. 90-93; Погодина, Г. Гедеонов и его система о происхождении Варягов и Руси (1864), стр. 29 и след.; А. А. Куника, Русский источник о походе 1043 года (1870), стр. 53.

С своей стороны, не будучи достаточно знакомы со всеми [67] фазисами Варяжского вопроса, мы и не намерены примкнуть к тому или другому лагерю по этому капитальному вопросу древней истории России; мы только хотим указать на настоящее значение этого показания Якуби в отношение к имени Рус. Скажем прямо, что рассматривая внимательно это показание, мы пришли к заключению, что слова: *** (которых называют Рус) не принадлежат самому Якуби, а переписчику, будь это Али ибн-аби Мухаммед аль-Кинди аль-Анмати (одеяльщик), списавший в 1262 году копию Мухлинского, теперь напечатанную, или автор копии, служившей для Анмати оригиналом. Но для уразумения этого необходимо привести слова Масуди о том же нашествии на Испанию. "Случилось пред 300-тым годом", рассказывает этот писатель, "что в Андалус прибыли морем корабли, на которых были тысячи людей, и сделали нападения на прибрежные страны. Жители Андалуса думали что это языческий народ 35, который показывается им на этом море каждые 200 лет, и что он приходит в их страну через рукав, вытекающий из моря Укиянус, но не через тот рукав, на котором находятся медные маяки 36. Я же думаю, а Бог лучше знает, что этот рукав соединяется с морем Маиотис и Найтас 37, и что этот народ есть Рус, о которых говорили мы выше в этом сочинении; ибо никто, кроме них, не путешествовал по этому морю, соединяющемуся с морем Укиянус" 38. Мы здесь видим, что решительно высказанное в тексте Якуби тождество Маджуса с Русом является у Масуди в виде робкой догадки, основанной на географической комбинации, принадлежащей самому Масуди. Ибо этот писатель, как увидим далее в отрывках из его сочинения, полемизируя против географической ошибки своих [68] предшественников и современников, полагавших, что Каспийское море будто соединяется с Черным и Азовским морями посредством канала, с своей стороны впал в другие ошибки, полагая что рукав этих последних морей, как он называет реку Дон, соединяется с Волгой, что по этим двум морям никто кроме Русов не плавает, и, наконец, что эти моря соединяются посредством залива с северною частью Океана, или с нашим Белым морем. Таким образом Масуди основывает свою догадку о тождестве Русов с морскими наездниками на Испанию на двух пунктах: что никто кроме Русов не плавает по Черному и соединенному с ним Азовскому морю 39, и что эти моря соединяются с Океаном посредством канала. Прибавим еще третий пункт, о котором хотя не упоминается у Масуди, но который бессомненно не мало способствовал зарождению в голове этого писателя мысли о русском происхождении этих Маджус; мы говорим о походе Русов в 914 году на прикаспийские страны, походе, о котором распространяется Масуди два раза в своем сочинении ***. Наслышавшись столь много о разорительном морском набеге Русов на берега Каспийского моря и о совершенных там ими жестокостях, Масуди мог очень легко отнести другой морской набег, совершенный северным племенем при таких же обстоятельствах, также на счет Русов; тем более что помянутая географическая комбинация подталкивала его к этому.

Если таким образом у Масуди мы видели как он дошел до мысли о русском происхождении Маджус, то у Якуби мысль эта не имеете никакого raison d'etre. Якуби, правда, думал вместе с Масуди и Истархи, что Черное море соединяется посредством залива с Северным Океаном 40; но из Масуди [69] же мы знаем, что все его предшественники думали, что Черное море соединяется также с Каспийским, о чем действительно говорится ясно у Ибн-Хордадбе и у Абу-Зайда, а допуская это, уж нельзя было придти к Масудиевскому заключению, что только Русы могли явиться на Океане, ибо прикаспийские жители могли также здесь явиться. Известный поход Русов на Закавказье совершен после составления "Книги стран", следовательно не мог также подать Якуби повода, какое он дал Масуди. Набег же Русов на Табаристан, имевший место в 60-х- 80-х годах IX века, о котором повествует Мухаммед ибн Исфендиар, едва ли мог быть известным в Египте, судя потому, что ни один из арабских писателей не знает о нем ничего. Даже от Масуди, лично посещавшего Табаристан и интересовавшимся походами Русов, ускользнуло это событие. К томуже единственный упомянутый персидский историк, который сохранил это известие, говорит о нем вскользь при 909 годе: "Прежде того они (Русы) были здесь (в Абаскуне) при Хасане ибн-Зайде (864-884)" 41. Ничто также не дает нам права приписать Якуби чисто Масудиевское воззрение на Черное море как на исключительно русское, а наоборот имя Хазарского моря, которое первый дает Черному, а второй Каспийскому, называя при том Черное Русским - доказывает противное.

Д. А. Хвольсон спрашивает в своей рецензии: "Откуда же автор знает мнение Абу-Зейда относительно этого вопроса, тогда как рукопись сочинения его находится в Берлине и была ему недоступна?". Очевидно, что рецензент смешивает тут Абу-Зайда аль-Балхи с Абу-Зайдом Хасаном, путешественником, с которым Масуди был лично знаком, и который приводил доказательства тому, что Каспийское море соединено с Черным; см. Рено, Geogr. d'Aboulf., Т. I р. CCXCII-CCXCIII, и у нас стр. 150. Почтенному ориенталисту должно быть известно, что Аль-Балхи никогда не называется просто Абу-Зайдом, и что под этом названием в географической литературе обыкновенно подразумевается знакомец Масуди.

Доказав что у Якуби не существовали причины к отождествлению Маджус с Русами, приведем еще и другие доказательства невозможности такого отождествления у Якуби.

1. Мы выше видели, что сочинения нашего писателя не остались безызвестными позднейшим арабским географам и историкам. Между тем, из большого числа арабских писателей, описывавших нашествие Маджус на Испанию в 844 году, как например Аль-Бекри 42, Абуль-Феда 43, [70] Нувайри 44, Маккари 45 и мн. др., никто даже не намекает о русском их происхождении, что при преемственности арабских писателей, особенно у древнейших, было бы более чем странно, если б Якуби утверждал подобное.

2. Масуди, единственный автор, говоривший о тождестве Маджус и Рус, и имевший уже пред собой сочинения Якуби, не преминул бы сказать, что этот последний положительно утверждает русское происхождение Маджус. Знакомый с добросовестностью этого писателя едва ли может допустить присвоение им чужого мнения. К тому же мы видели в силу каких доводов Масуди пришел к своей догадке.

Масуди упоминает только историю Аббасидов Аль-Якуби, но не говорит о его же географическом сочинении (Хвольсон).

3. Откуда взялась бы у Якуби такая твердая уверенность, что эти Маджус были Русы? Он слышал от испанских Арабов? Но они же сказывали Масуди противное. Следовательно, придется допустить, что это его собственная догадка; но не говоря уже о том, что, как мы выше видели, у него не имелось поводов к тому, не должно упускать из виду, что в таких случаях арабский писатель говорит всегда: *** (думаю, мне кажется) и всякий добрый сын ислама непременно прибавляет *** (а Бог лучше знает).

4. Имя Рус не было в это время, без всякого сомнения, общеизвестным, а скорее было вовсе неизвестным в Египте, и если б Якуби действительно упомянул это имя, он бы непременно прибавил кое-что для определения их происхождения или местожительства. Мы видели выше, что Ибн-Хордадбе, живший гораздо ближе к Русам и могший, следовательно, скорее предполагать в своих читателях знакомство с этим именем, прибавляет *** (они славянское колено).

Следует прибавить, что не только Ибн-Хордадбе, но и Мукаддеси, писавший в конце X века, не упоминает также имени Рус без объяснения, ибо говорит *** (румское племя, называемое Рус). Значит, Русы не были и тогда так известны в арабской географической литературе. Впрочем, Д. А. Хвольсон уверяет, что он нашел в одной Берлинской рукописи (в какой?), будто Якуби долго жил на Кавказе и долгое время был там секретарем одного мусульманского владетеля. Будем ждать появления этого свидетельства в печати, чтоб можно было судить о достоверности его.

По всем этим соображениям, мы убеждены, что слова в тексте Якуби, "которых называют Рус" не вышли из [71] под пера египетского писаря конца IX-го века, а принадлежат кописту, будь это Али Анмати, или другой, читавшему уже в "Золотых лугах" Масуди догадку этого писателя, и принявшему ее за чистую монету. По недостатку критики копист этот думал, что он только поясняет известие своего оригинала, но ничего не прибавляет к нему; такие случаи нередки у копистов вообще и восточных в особенности.


Комментарии

1 Френ назвал этого писателя, по одному из его прозвищ, Ал-Катибом; мы же называем его тем прозванием, под которым он известен у Арабов и у европейских ориенталистов.

2 Шпренгер не точно сказал: “Das aеlteste noch vorhandene arabische Werk uber Geographie ist das Buch der Lander von Jaqubi (Post- und Reiserouten, s. XIV), ибо, как мы видели выше, Ибн-Хордадбе писал около 20-ти лет раньше Якуби.

3 De Goeje, Descrip. Al-Magribi e Libro Regionum Al-Jaqubii. Lugd-Batavorum, 1860, 8.

4 Post- und Reiserouten, s. XVI.

5 Кодама есть автор Книги о податях ***, где находятся статистические и географические сведения об областях мусульманского государства (умер около 950).

6 Это сочинение называется в предисловии "Золотых лугов" Масудиевых ***; а по Хаджи-Хальфа: *** изд. Флюгеля I, 185; II, 110).

7 Автор географического сочинения под заглавием Аль-Азизи, отрывки из которого сохранились у Абуль-Феды.

8 См. Amari, Biblioth. Arabo-Sicula, p. ***: ***; только неверно называет он заглавие: ***. В переводе Жобера (I, XIX) он ошибочно назван Jacfouli (***) вместо ***.

9 См. отрывки из его сочинения Journ. Asiat. 1849, I, 307, note 23, et ibid. 1852, p. 124 seq.

10 В известной его географии: *** изд. Рено и де-Слэна.

11 Cosmographie de Dimichiqui ed. Mehren, SPB. 1866, p. ***.

12 В IV томе Bulletin Scientifique Академии наук, 1838, стр. 131-147.

13 Geograph. d'Aboulf. Т. I, р. LXI, где ошибочно заглавие ***.

14 Kitabo'l-Boldan, sive Liber Regionum, auctore Ahmed ibn abi Jaqub, notonomine Al-Jaqubii, ed. A. W. I. Juyboll. Lugd. Bat. 1861, 8.

15 Между причинами для избрания Багдада столицей упоминается также то, что этот город находился в средине земли "ибо астрономы и книги древних мудрецов согласны в том, что он находится в четвертом климате, который есть средний климат" (изд. Яинболля, стр. ***).

16 Арабский текст, стр. ***.

17 Kitabo'l-Boldan ed. A. Juyboll. p. ***.

18 Мансур правил халифатом 754-775 по Р. X.

19 Там же, стр. ***.

20 Ныне Algesiras, недалеко от Гибралтара.

21 Нынешняя Севилия (Sevilla).

22 Река Куртубы или Кордовы - Гвадалквивир.

23 В тексте: Маджус.

24 Theophanis Chronographia ed. Bonn. Т. I, р. 660-661, ed. Paris р. 359-360.

25 Абуль-Аббас - основатель Аббасидской династии.

26 Абдаллах аль-Мансур - второй Аббасидский халиф.

27 Абу-Муслим - знаменитый агитатор в пользу династии Аббасидов.

28 Если это имя не есть описка вместо вышеупомянутого Абумуслима, то должно полагать, что так называли одного из полководцев последнего.

29 Может быть, что вместо oi в таком случае читать oi (ему, Абусалиму).

30 В таком случае частицу gar должно будет оставить без перевода.

31 См. 1-й отрывок из этого писателя у нас.

32 Первый в журнале Министерства Народного Просвещения за 1838, ч. XVIII, а второй в Библиотеке для Чтения за тот же год.

33 В Bulletin scientifique за тот же год.

34 Ueber die Berufung der schwedischen Rodsen etc. Т. II, р. 285-320.

35 Буквально: народ из Маджус (Магов).

36 Гибралтарский пролив.

37 Маиотис - Азовское море; Найтас, собственно Бонтас (Понт) - Черное море.

38 Praires d'or ed. B. De Meynard, Т. I, р. 364-5 и у нас далее.

39 Масуди, как уже выше было замечено, называет даже по этой причине Черное море Русским.

40 При городе *** (Ухсунба) в Испании он говорит: "он находится на западе при море, соединяющимся с Хазарским морем (***), изд. Яинболля, стр. ***.

41 Мельгунова, о южном береге Каспийского моря, стр. 34.

42 См. перевод Катрмера в Notices et Extraits, Т. XII, р. 568-569.

43 Abulfedae Annales Muslemici ed. Reiske. Т. II, р. 178. Этому писателю была известна наша "Книга стран", см. выше стр. 60.

44 См. отрывок у Гайангоса, Hist. Of the Moham. Dyn. in Spain, Т. II, р. 431

45 Там же, т. II, стр. 116.