XXIII (XIII).

Из "Книги драгоценных сокровищ" Абу-Али Ахмеда Ибн-Омар Ибн-Даста (писал около 30-х годов X столетия по Р. X.)

Арабский писатель этот и его сочинение, хранящееся в Британском музее, вовсе не были известны до самого последнего времени. Только благодаря д-ру Рие (Rieu), нашедшему эту рукопись и подробно описавшему ее 1, и профессору Д. А. Хвольсону, издавшему часть ее текста в исправленном виде с русским переводом и ученым комментарием 2, русский ученый мир получил возможность пользоваться этим новым арабским источником о географии и этнографии северо-восточной Европы.

Отсылая читателя к полезному труду г. Хвольсона за дальнейшими подробностями, замечу только здесь, что при всем моем уважении к эрудиции этого ученого ориенталиста, я никак не могу однако принять некоторых его гипотез, в этом сочинении высказанных, за непреложные истины, к чему почтенный автор их очевидно склонен. Оставляя на более удобное место разбор этих гипотез, коснемся здесь одного только пункта, именно, времени составления "Книги драгоценных сокровищ". [261]

Следует еще заметить, что из молчания Ибн-Дасты о походе Русских 913 года г. Хвольсон выводит заключение, что поход этот был совершен уже после того, как этот автор написал свою книгу (И. Д., стр. 4). Но это решительно напоминает другое заключение нашего ориенталиста, а именно, что из того обстоятельства, что в Книге Ибн-Вахшии не упоминаются ни Навуходоносор, ни Сенахерим, следует, что книга эта составлена раньше этих царей. Ибо хотя разные обстоятельства указывают на то, что Ибн-Даста был родом на Персии, ничем однако нельзя доказать, что он там жил во время похода Русских и после него. К тому, из описания рукописи видно, что наш автор занимается, по крайней мере в этой части своего сочинении, одними географическими и этнографическими данными, да и некоторыми подробностями, относящимися до культуры Арабов, исламских и доисламских, но отнюдь не историческими событиями.

Ученый издатель пространно старается доказать, что Ибн-Даста писал раньше Ибн-Фадлана, и даже пред 913-14 годом 3. Но едва ли можно считать его доказательства удачными, Наоборот, простые критические законы склоняют нас в пользу того мнения, что Ибн-Даста писал позже Ибн-Фадлана и имел уже пред собою известия сего последнего. Ибо из двух писателей, большая часть сведений которых о Хазарах и Булгарах согласна, писателей, которые оба приводят два тождественных имени: имя булгарского царя Алмуш и название напитка сидж или сиджу 4 - бессомненно следует считать первоначальным источником скорее того, который сам посетил эти страны и рассказывает как очевидец, т.е. Ибн-Фадлана.

Можно даже доказать, что Ибн-Даста спутал некоторые показания сего последнего. Что языческие Хазаре повергаются ниц при встрече с знакомым 5, является у Ибн-Дасты в описании Булгар 6; напиток сиджу, виденный посланником Муктадира в Булгаре, Ибн-Даста приписывает Славянам 7 и т. п. Показание последнего, что большая часть Булгар исповедует ислам и что они имеют мечети, наверно также писано уже после пребывания в Булгаре посольства халифа (в 922 и след. годах по Р. Х.) имевшего специальное назначение призвать булгарский народ к исламу и построить там мечети. Правда, что уже раньше 922 года мусульмане жили как в Итиле, так и в Булгаре, и к ним-то относятся слова Масуди (в 12 отрывке у нас), что Русы бежавшие из Хазарской столицы, попали в страну Бургар к мусульманам. Но тот же [262] самый Масуди, писавший свои "Золотые луга" всего около 20 лет после отправления посольства к Булгарам, свидетельствует, что сами Булгаре, по крайней мере по понятиям современных Арабов, приняли ислам лишь после 310 (922-3) года 8, т.е. по прибытии в Булгар посольства, в составе которого находился и Ибн-Фадлан. Мнимое же противоречие в словах Масуди, на которое указывает г. Хвольсон 9, основано лишь на неверном переводе первого известия Масуди у этого ученого. Именно слова: *** он переводит "они (Русы) дошли до земли мусульманских Булгар", между тем как подчеркнутые слова должны быть переведены "до страны Булгар к Мусульманам".

Арабский текст показаний Ибн-Дасты в рукописи Британского музея весьма испорчен, посему мы помещаем его с теми поправками, которые профессор Флейшер (в Лейпциге) и ученик его Преториус сообщили Д. А. Хвольсону, и которые напечатаны в труде сего последнего 10. Русский же перевод с немецкого оригинала, принадлежащий в первоначальном виде студенту Розену, не оставляет ничего желать, так как он прошел через мастерское перо В. В. Григорьева. Только в немногих случаях, отмеченных в выносках, мы отступили от этого перевода.


1."Булгар 11 граничит с страной Буртас 12. Живут Булгаре на берегах реки, которая впадает в Хазарское море и прозывается Итиль, протекая между странами Хазар и Славян. Царь Булгар, Альмуш по имени, исповедует ислам. Страна их состоит из болотистых местностей и дремучих [263] лесов, среди которых они и живут. Они делятся на три отдела: один отдел зовется Барсула, другой - Асгал, а третий - Булгар. Живут же они все в одной и той же местности 13. Хазаре ведут торг с Булгарами, равным образом и Русы привозят к ним свои товары. Все из них (Русов или Булгар ?), которые живут по обеим берегам помянутой реки, везут к ним (Булгарам) товары свои, как-то меха собольи, горностаевы, беличьи и другие.

Булгаре народ земледельческий и возделывают всякого рода зерновой хлеб, как-то: пшеницу, ячмень, просо и другие. - Большая часть исповедует ислам, и есть в их селениях мечети и начальные училища с муэдзинами и имамами. Те же из них, которые пребывают в язычестве, повергаются ниц пред каждым знакомым, которого встречают. Между Буртасами и этими Булгарами расстояние трех дней пути. Они (Булгаре) производят набеги на них (Буртасов), грабят их и в плен уводят. Они имеют лошадей, кольчуги и полное вооружение. Подать царю своему платят они лошадьми и другим. От всякого из них, кто женится, царь берет себе по верховой лошади. Когда приходят к ним мусульманские купеческие суда, то берут с них десятину. Одежда их похожа на мусульманскую; равным образом и кладбища их как у [264] мусульман. Главное богатство их составляет куний мех. Чеканеной монеты своей нет у них; звонкую монету заменяют им куньи меха. Каждый мех равняется двум диргемам с половиною. Белые, круглые диргемы приходят к ним из стран мусульманских, путем мены за их товары".

2. "Между 14 страной Баджанаков и страной Славян расстояние 10 дней пути. В самом начале границы страны Славян 15 находится город, по имени Куяб ? 16. Путь в их страну идет по степям, по землям бездорожным, через ручьи и дремучие леса. Страна Славян - страна ровная и лесистая; в лесах они и живут. Она не имеют ни виноградников, ни пашен. Из дерева выделывают они род кувшинов, в которых находятся у них и ульи для пчел, и мед пчелиный сберегается. Это называется у них сидж 17 и один кувшин заключает в себе около 10 кружек его. Они пасут свиней на подобие овец 18. Когда умирает кто-либо из них, они сожигают труп его. Женщины их, когда случится у них покойник, царапают себе ножом руки и лица. На следующий день [265] по сожжении 19 покойника, отправляются на место, где оно происходило, собирают пепел и кладут его в урну, которую ставят затем на холм. Через год по смерти покойника, берут кувшинов двадцать меду, иногда несколько больше, иногда несколько меньше, и несут их на тот холм, где собирается 20 семейство покойного, едят, пьют и затем расходятся. Если у покойника было три жены и одна из них утверждает, что она (особенно) любила его, то приносит она к трупу его два столба и вбивают их стоймя в землю, потом кладут третий столб поперек, привязывают посреди этой перекладины веревку, становится на скамью, и конец этой веревки завязывает вокруг своей шеи. Когда она так сделала, скамья принимается из под нее и она остается повисшею, пока не задохнется и не умрет, а по смерти ее бросают в огонь, где она и сгорает 21. Все они идолопоклонники. Более всего сеют они просо. Во время жатвы берут они просяные зерна в ковш, поднимают их к небу и говорят: Господи, ты, который снабжал нас пищей (до сих пор), снабди и теперь нас ею в изобилии 22.

Есть у них разного рода лютни, гусли и свирели. Их свирели длиною в два локтя, лютня же их осьми-струнная. Хмельной напиток приготовляют из меду. При сожигании покойников предаются шумному веселью, выражая этим радость свою милости, оказанной ему (покойнику) Богом 23. Рабочего скота у [266] них мало, а верховых лошадей имеет только один упомянутый человек 24. Вооружение их состоит из дротиков, щитов и копий: другого оружия не имеют.

Глава их коронуется 25; ему они повинуются, и от приказаний его не отступают. Жилище его находится в средине страны Славян. Помянутое выше лицо, которого титулуют они "главою глав", зовется у них свият-царь 26; это лицо стоит выше субанеджа (жупана) 27, который есть только его наместник 28. Царь этот имеет верховых лошадей, не имеет другой пищи, кроме кобыльего молока. Есть у него также прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги. Город, в котором он живет, зовется Джарваб (?) 29, в нем производится ежемесячно, в продолжение трех дней, торг 30. Холод в их стране бывает до того силен, что каждый из них выкапывает себе в земле род погреба, к которому приделывает деревянную остроконечную крышу, на подобие (крыши) христианской церкви, и на крышу накладывает земли. В такие погреба переселяются со всем семейством, и взяв несколько дров и камней, зажигают огонь и накаляют камни на огне до красна. [267]

Когда же раскалятся камни до высшей степени, наливают их водой, от чего распространяется пар, нагревающий жилье до того, что снимают уже одежду. В таком жилье остаются до весны 31. Царь их объезжает их ежегодно. Если у кого из них есть дочь, то царь берет себе по одному из ее платьев в год; а если есть сын, то царь берет себе также по одному из его платьев в год. У кого нет ни сына, ни дочери, тот дает по одному из платьев жены или служанки в год. Поймает царь в государстве своем разбойника, велит или задушить его, или же отдаст его под надзор кого-либо из правителей на отдаленных окраинах своих владений".

3. "Что 32 касается до Русии, то находится она на острове, окруженном озером. Остров этот, на котором живут они (Русы), занимает пространство трех дней пути: покрыт он лесами и болотами; нездоров 33 и сыр до того, что стоит наступить ногою на землю, и она уже трясется по причине обилия в ней воды. Они имеют царя, который зовется хакан-Рус. Они производят набеги на Славян, подъезжают к ним на кораблях, высадятся, забирают их (Славян) в плен, отвозят в Хазран 34 и Булгар и продают там. Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли Славян. Когда у кого из них родится сын, то он берет обнаженный меч, кладет его пред новорожденным и говорит: "не оставлю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь [268] только то, что приобретешь себе этим мечом". Они не имеют ни недвижимого имущества, ни городов (или селений), ни пашен; единственный промысел их - торговля соболями, беличьими и другими мехами, которые и продают они желающим; плату же, получаемую деньгами завязывают на-крепко в пояса свои. Одеваются они неопрятно 35; мужчины у них носят золотые браслеты. С рабами обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что занимают их при торговле 36. Городов у них большое число, и живут на просторе 37. Гостям оказывают почет и обращаются хорошо с чужеземцами, которые ищут у них покровительства, да и со всеми, кто часто у них бывает, не позволяя никому из своих обижать или притеснять таких людей. В случае же, если кто из них обидит или притеснит чужеземца, помогают последнему и защищают его.

Мечи у них сулеймановы 38. Когда просит о помощи который либо из их родов, выступают в поле все; между ними нет розни, но воюют единодушно против врага, пока не [269] победят его 39. Если кто из них имеет дело против другого, то зовет его на суд к царю, пред которым и препираются; когда царь произнес приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны приговором царя недовольны, то, по его приказанию, должны представить окончательное решение оружию: чей меч острее, тот и одержит верх. На борьбу эту родственники (обеих тяжущихся сторон) приходят вооруженными и становятся. Тогда соперники вступают в бой, и кто одолеет противника выигрывает дело по своему требованию. Есть у них знахари 40, из коих иные повелевают царю, как будто они начальники их (Русов). Случается, что приказывают они приносить жертву творцу их, что ни вздумается им: женщин, мужчин и лошадей, а уж когда приказывают знахари, не исполнить их приказание нельзя никоим образом. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему петлю на шею, навешает жертву на бревно и ждет, пока оно не задохнется, и говорит, что это жертва Богу.

Они мужественны и храбры. Когда нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его всего, насилуют побежденных и обращают их в рабство. Они высокорослы 41, имеют хороший вид и смелость в нападениях; но смелости этой на коне не обнаруживают, а все свои набеги и походы совершают на кораблях. Шаравары 42 носят они широкие: сто локтей материи идет на каждые. Надевая такие шаравары, собирают они их в сборки у колена, к которым затем и привязывают. Никто из них не испражняется [270] наедине: трое из товарищей сопровождают его непременно и оберегают. Все постоянно носят при себе мечи, потому что мало доверяют они друг другу, и что коварство между ними дело обыкновенное: если кому удастся приобресть хотя малое имущество, то уж родной брат или товарищ тотчас же начинает завидовать и домогаться, как бы убить его или ограбить 43

Когда умирает у них кто-либо из знатных, то выкапывают ему могилу в виде большого дома, кладут его туда и вместе с ним кладут в ту же могилу как одежду его, так и браслеты золотые, которые он носил; далее опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец кладут в могилу живою и любимую жену покойника. Затем отверстие могилы закладывается, и жена умирает в заключении" 44.


Комментарии

1 Во второй части Каталога арабских рукописей Британского музея, стр. 604 и след., которая была доступна Хвольсону.

2 Известия о Хазарах, Буртасах, Болгарах, Мадьярах, Славянах и Руссах Ибн-Даста. Спб. 1869.

3 Ибн-Даста, изд. Хвольсона, введение, стр. 3-8.

4 Издатель, Ибн-Дасты напрасно старается (стр. 29 и 126) делать из *** и *** две различные вещи и читать первое слово улишдж (улишищ).

5 Бол. Словарь Якута, т. II, стр. ***, Френа De Chasaris, стр. 584 (8).

6 Ибн-Даста, стр. 23.

7 Причина запутывания служило вероятно отождествление Ибн-Фадланом, но не Ибн-Дастой, Булгар со Славянами.

8 Prairies d'or, Т. II, р. 16.

9 Ибн-Даста, стр. 5.

10 Это мне известно из устного сообщении г. Преториуса.

11 Ибн-Даста, стр. 22. В рукописи: *** (Булкар).

12 В рукописи это географическое имя постоянно пишется Бурдас (***).

13 Хвольсон принимает, "что Ибн-Даста этим хочет сказать, что три упомянутые здесь племени были сродны между собою, а не то чтобы они были соседями друг другу" (стр. 92), и посему переводит: "относительно образа жизни все трое стоят на одной и той же степени". Но для этого необходимо сперва доказать, что слова *** (на одном месте) означают так же на одной степени. К тому мы вовсе не видим надобности уклоняться от обыкновенного смысла. Ибо про племя Барсула или Барзилеев нам известно из византийских, еврейских и армянских источников, что оно жило около Волги и Каспийского моря, в соседстве с Хазарами. Что же касается до племени Асгаль, то если даже допустим, вместе с Хвольсоном, тождество этого имени с упоминаемым далее Аскал и тождество сих обоих с Эсгелями в Седмиградии - все-таки очень может быть, что часть этого племени осталась в первоначальном обиталище, близ Булгара, или, что Ибн-Даста смешивал, подобно Масуди, волжских Булгар с дунайскими.

14 Ибн-Даста, там же, стр. 28.

15 Хвольсон переводит: в ближних краях земли Славянской; не известно к чему относится слово ближних в этом переводе.

16 В рукописи ***, что Хвольсон передает Ва-и-, и предлагает сомнительно (стр. 125) читать ***, Краков. Но если уже предполагать, что в этом имени одной буквы недостает, а другая излишняя, то гораздо вероятнее чтение ***, Киев, так как этот город известен и другим арабским географам X века; о Кракове же до XII века (у Идриси) у них и помину нет. Впрочем, предположение Хвольсона отчасти основано на неверном переводе; ибо слова *** (будеш странствовать к ней) относятся к слову *** (страна Славян) в конце предложения, а не к городу.

17 В тексте ***, что Хвольсон предлагает читать улишдж и разумеет улилищ; но вероятнее, что это болгарский напиток сиджу, см. предвар. заметку.

18 Хвольсон переводит: разведением свиней занимаются они, равно как (другие) овцеводством.

19 У Хвольсона в тексте напечатано ***, должно быть ***.

20 В тексте Хвольсона *** ошибочно, вместо ***.

21 Во всем этом нельзя не видеть сокращения рассказа Ибн-Фадлана о Русах, и вопреки мнению г. Котляревского (О погребальных обычаях языческих Славян, стр. 55), что "так говорить может только очевидец, или тот, кто записал показание очевидца", мы находим здесь еще одно место, где Ибн-Даста спутал известия своего предшественника, Ибн-Фадлана.

22 Или: снабди нас ею до конца (жизни нашей). В переводе Хвольсона: Господи, ты, который даешь нам пищу, снабди теперь нас ею в полной мере.

23 Ср. показание Ибн-Фадлана о Булгарах (выше, стр. 91-2), что про человека проворного и сведущего говорят: этому человеку приличествует служить Богу, т.е. умереть.

24 По вероятной догадке Хвольсона - великий князь (или лучше царь), как видно из продолжения показания нашего автора. По всему видно, что в тексте есть пропуск.

25 В рукописи ***, что Хвольсон исправляет в ***, субанедж (жупан), но едва ли можно найти подобную лаконическую фразу в арабской литературе, и при чужом непонятном имени непременно требуется слово *** и т. п.

26 В тексте *** свият-малик; что это не есть описка вместо *** (свият-блк - Святополк), как думает Хвольсон, доказывает продолжение текста *** (и этому малик, царю).

27 В рукописи вм. субанедж один раз написано ***, а другой - *** (сутедж, субедж); поправка находится у Хвольсона.

28 У Хвольсона ошибочно напечатано ***, должно быть ***.

29 Или Хорват, Градист? (Хвольсон).

30 Буквально: они имеют в нем три дня в месяц, (в продолжение которых) они продают и покупают.

31 Как видно, наш автор, на основании утверждения Ибн-Фадлана о славянстве Булгар, относит арабские сказания о большом холоде, господствующем в Булгаре, к славянской стране, которая нигде не представляется Арабами как холодная страна.

32 Ибн-Даста, стр. 34 и след.

33 Френ, приводивший это место из Якута (от имени Мукаддеси), принял сначала слово текста *** за собственное имя острова (И. Ф. стр. 3, 47 и след.); но впоследствии сам заметил настоящее значение слова (там же, стр. 239), так что предостережение, которое г. Хвольсон дает русским историкам (И. Д., стр. 147) - совершенно излишне.

34 В тексте *** (Харван); поправка находится у Хвольсона.

35 В тексте *** (от ***, impurus, spurcus). Хвольсон читает ***, имеющее противоположное значение, и в примечании 99 старается согласовать это с противоположными показаниям других мусульманских писателей. Что мухаммеданину, которому религия предписывает различные омовения, Русские должны были казаться нечистыми - уже давно было замечено Расмуссеном и Френом. Но ведь и Ибн-Даста был мусульманин, так к чему же заставлять его говорить противное тому, что у него написано? Из Русских никто, конечно, не обидится тем, что мухаммедане X века называли его предков неопрятными; за чем же делать напрасные корректуры?

36 Или, как переводит Хвольсон: об одежде своей заботятся (Русы), потому что занимаются торговлею; т.е. одеваются богато.

37 Должно полагать, что Ибн-Даста скомпилировал из разных источников, и сам не заметил противоречия к вышеприведенным собственным словам: "Они не имеют ни недвижимого имущества, ни городов (или селений), ни пашен".

38 Аль-Кинди, в переводе Хаммера (Journ. Asiat. 1854, р. 75), говорит об этих мечах: Ce sont celles, dont le fer est apporte de la terre de Selman en Khorassan et forge dans la derniere province. Может быть, русские мечи назывались так потому, что они походили на сулаймановы мечи (Хвольсон).

39 Буквально: они не разделяются, но бывают единой рукою (***) против врага. Хвольсон переводит: не разделяются на отдельные отряды, а борются со врагом сомкнутым строем.

40 В тексте *** от *** guarus, solers, industrius in aliquo opere; Хвольсон переводит врачи (от ***) и говорит (стр. 197), что эти врачи, очевидно были жрецы и волхвы.

41 Ср. сказание Ибн-Фадлана, выше стр. 93.

42 Там же стр. 98.

43 Тут опять виден неразборчивый компилятор, необращающий внимания даже на вышесообщенные им самим известия, что с рабами Русы обращаются хорошо, что гостям оказывают почет и обращаются хорошо с чужеземцами. С чужими, значит, хороши, а своих ненавидят!

44 Ср. сказания Ибн-Фадлана (выше стр. 98), Масуди (стр. 127) и Аль-Бекри (стр. 147); последние два говорят это про Бурджан.

Http://vtor-met.com/

На этом сайте можно посмотреть пункты приема http://vtor-met.com/

vtor-met.com