МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ИСТОРИИ ВЕРХОЛЕНСКОГО КРАЯ В XVIII ВЕКЕ

История Восточной Сибири изучалась многими и с давних пор. Но изучение в хронологическом аспекте шло неравномерно. Одни периоды в истории края, особенно районов, населенных бурятами, получили более детальное и глубокое освещение, другие менее. К числу относительно слабо исследованных периодов принадлежит XVIII век. Одна из причин такого положения — недостаток в публикации материалов, источников. Предлагаемая статья имеет целью частично восполнить этот пробел и ввести в научный оборот некоторые документы первой половины XVIII в., содержащие весьма интересные историко-этнографические сведения о бурятах и тунгусах, живущих и сейчас в бассейне верхней Лены, а также сведения экономического и географического характера о Верхоленском дистрикте вообще.

В Центральном государственном архиве древних актов в Москве, в “портфелях” Г. Ф. Миллера сохранились два документа, представляющие ответы администрации Верхоленского дистрикта на анкету (т. н. “вопросы”) Татищева (“Ландкарта”) и донесение той же администрации о народностях, обитающих в дистрикте.

Оба упомянутых документа находятся в деле, озаглавленном: “Известие о бурятах или братах” (ЦГАДА, ф. 199, портфель 509, д. 1, лл. 1—13 об.). Первый документ занимает лл. 1—9, второй — лл. 10—13 об. Ни тот, ни другой даты не имеет. По ряду признаков их можно отнести к 30—40-м годам XVIII в.

Ответы на “вопросы” Татищева структурно состоят из семи разделов, из которых не все обозначены особым заголовком. Раздел первый, состоящий из 25 параграфов ответов, содержит сведения о составе населения дистрикта, об административном делении, о населенных пунктах, о роде занятий, о торговле, о горах, реках, фауне и о военных действиях. Раздел второй состоит из 18 параграфов; в них говорится о климате, фенологических явлениях, о болезнях и лекарственных растениях, о минеральных источниках, о вооружении, имеющемся у населения, об урожаях, о религии, нравах и обычаях.

Разделы III—VII имеют специальные названия: “О именовании” (III); “Древности их” (IV), “О вере и законе” (V); “О чинах” (VI); “Звание” (VII). В настоящей статье мы публикуем первые шесть разделов “Ландкарты”, раздел седьмой “Звание” опускаем, имея в виду [193] опубликовать его отдельно. Раздел “Звание” — небольшой бурятско-русский глоссарий, включающий более 400 слов. Для истории бурятского языка этот глоссарий, отражающий произношение эхиритов XVII—XVIII вв., представляет большой интерес. Остальные разделы публикуются полностью.

Второй документ, условно названный нами “Донесение администрации Верхоленска о народностях, обитающих в дистрикте”, публикуется не полностью — только та часть, которая касается бурят и тунгусов (лл. 10—11 об.). В публикуемой части сообщается об административном делении дистрикта, перечисляются бурятские и тунгусские роды и их шуленги, а также очень краткие сведения о шаманстве, об ясаке и роде занятий.

Оба публикуемых документа вышли из канцелярии дистрикта и потому к сообщаемым сведениям следует относиться критически, учитывая образовательный уровень администрации второстепенных сибирских острогов.

Наряду с интересными наблюдениями и фактами, не подлежащими сомнению, в них имеются и явно неверные данные, например, о времени основания Верхоленского острога (1638/9 вместо 1641). Порой проявляется удивительная неосведомленность по таким вопросам, которые, казалось, должны бы быть хорошо известны администрации дистрикта, как, например, численность бурят и тунгусов, что могло быть определено по ясачным книгам. В документах имеют место наивные и отчасти пренебрежительные суждения о быте малых народностей Сибири.


А

(Ландкарта Верхоленского дистрикта)

Ланкарт Сибирской губернии Иркуцкой провинцы(и) Верхоленского дистрикта по силе присланного ея императорского величества указу из Иркуцкой провинцыальной канцелярии по требованию действительного стацкого советника господина Татищева о географическом описании и то писано в сем ланкарте ниже сего имянно:

(I)

1. В Верхоленском ведомстве имеютца братцкие и тунгуские народы.

2. Живут скверно... (Далее два слова написаны неразборчиво.)

3. Число их неизвесно.

4. От них ея императорскому величеству никакой услуги не имеетца, понеже ни на какие службы не посылаютца, а платят в казну ея императорского величества ясаку братцкие по два рубли в год, а тунгусы по четыре и по три и по два и по одному соболю, смотря по их пожиткам и по промыслам.

5. Под ведением оного Верхоленского острогу имеютца Бирюльская и Манзурская слободы, Каченская и Мало-Манзурская деревни, Киренского Троецкого монастыря Ангинская заимка.

6. А имена оным слободам и деревням на которой реке которая слобода стоит и по тем рекам и оные слободы называются. /1 об/

7. Верхоленской острог построен в прошлом 147 (1638/9) году, завоеван и взят у братцких иноземцов. [194]

8. А взят из Ылимска и служилыми людьми населен.

9. При Верхоленском остроге имеютца: две церкви деревянные, две улицы — одна проежжая, вторая береговая, а торжищ не имеетца.

В Бирюльской и в Манзурской слободах и в Ангинской заимке по одной церкве деревянные, а каменных домов не имеетца.

10. В Верхоленску имеетца острожная крепость — тын стоячей, кругом ево надолобы, а в слободах и в деревнях никакой крепости не имеетца.

11. Верхоленской острог стоит при реке Лене на гористом месте, на правой руке, а посад под горою. Бирюльская слобода — при речке Бирюльке, Манзурская — при речке Манзурке, Ангинская заимка — при речке Анге, Каченская деревня — при Лене реке, токмо прозвание оной деревне дано по сухому ручью, который называется Качиком.

12. А Верхоленского ведомства обыватели никогда не торгуют.

13. Никаких знатных ремеслов не имеетца.

14. Никаких чужестранных и других городов в купечество ни с какими товары не приежжают, токмо проездом из Ыркуцка в Якуцк купечество бывает.

15. Никаких вольностей или преимущества никогда не бывает.

/2/ 16. Река Лена выпала с востоку из под камени, течет мимо Верхоленска до Якутцка, впадает в окиян море, при котором месте и сколькими жерлы того за дальностию знать не можно. А по ней ходят суды дощаники, лотки, плоты. В нее впали реки ж с левую сторону ис суземья от Байкала моря с хребтов речки Иликта да с ту ж сторону пала речка Жуя (?) от степи, от Манзурки реки. А меж Иликтою и Жуею устьями верста, а против речки Жуи с правую стороны Лены реки камень. Ис под того камени вышел ключ и тот ключ пал в речку Бирюльку, с правую сторону в реку Лену пала речка Бирюлька из озера, ис под хребта, да с правую ж сторону ис суземья из черных лесов речка Бирюлька, а пала во оной ключ. Да с левую сторону пала речка Манзурка чрез степь от Байкала моря из под хрептов, да с правую сторону в Манзурку реку пала речка Кырма ис степи. Да во оную речку Манзурку пала речка Диргонь. Да с правую сторону, повыше Каченской деревни, в Лену реку пала речка Анга; да с левую же сторону пала во оную Ангу речку Малая речка Анга из озеров Очеуля да Тырска. Да с правую сторону пал в Лену реку ручей Качик, которой по веснам течет и от дождя; да с левую сторону ис степных малых озер пала речка /2 об/ Куленга против Верхоленского острогу в Лену реку. Да с левую сторону в Куленгу реку пала речка Талма (?). А по оным малым речкам никакие суды не ходят.

17. А какие природные звери и птицы, рыбы, гады, деревья имеютца, то показаны ниже сего.

18. Земские люди питаютца — сеют хлебы на полях и тем себе пищу предлагают.

19. Никаких довольствов, кроме выше показанного хлеба, не имеют, токмо от харча своего скота и от имеющихся зверей.

20. Коликое число в Верхоленском уезде церквей имеетца, то показано выше сего, а монастырей не имеетца, кроме выше показанной монастырской землицы.

21. А шляхетства и других званий военных людей в уезде не имеетца.

22. Никакой опасности от нападения ни от кого не бывает. [195]

23. Никогда Верхоленской острог в осаде не бывал.

24. Никогда ни от кого славных баталей не бывало.

25. Никогда властели особливые не бывали.

(II)

I. А никаких известных образов от опущения погод не имеетца.

/3/ 2. А когда, в каком месте и в которое время и дни прибавление и убавление воды морской бывает, того верхоленским жителям не ведомо, понеже Байкал море отстоит от Верхоленска в неближном расстоянии.

3. Начинают деревья растветать в маие месяце, а листвие отпадает на всех древесах с сентября месяца.

4. А обыватели подлежат болезням огнивица, корь, оспа.

5. А лекарств никаких на оные болезни не употребляют, токмо впущают в божию волю.

6. Французской болезни никогда не бывает.

7. Аружье у обывателей имеетца: пищали, винтовки, а у иноземцов луки и стрелы, а для плавания на воде суды употребляют: лотки и плоты.

8. Вод и колодцов лекарственных не имеетца.

9. Бывает гром в разные месяцы и числа.

10. А сколь велик плод приносит в землю положенные семена, того не знатно, понеже годом бывает изобильно, а иным и скудно.

11. Никаких дивных живот, зверей здесь не находитца.

12. Дятлы здесь живут безотлетно зимою и летом.

13. Здесь вороженов, колдунов и волшебников не имеетца, токмо имеютца братцкие и тунгуские шаманы. Токмо по дьявольской силе шаманят /3 об/, а ничего действовать, тако ж и здравия воздавать не могут.

14. А какие травы в лекарство употребляют: имеютца или нет, того знать не можно, понеже лекарей здесь не обретаетца.

15. Здесь отрав и паук и иных вредительных вещей не обретаетца.

16. Никакого с северного сияния не знают.

17. За прелюбодейство и за насилие, убивство смертное, бой (?), кражу наказания никакого не бывает, но отсылаютца для решения того дела в Ыркуцкую провинциальную канцелярию.

18. А за какие вины смертию и какою казнят, то оная резолюция исполняетца в Ыркуцкой провинциальной канцелярии.

(III)

О именовании

1. Имеютца братцкие иноземцы и тунгусы, таким званием оне и сами себя именуют.

2. Таким же вышеозначенным именованием и от посторонних они именуютца.

3. Русские народы они именуют русскими людьми, по их братцкому названию мангут, а по тунгуски луча.

4. А которого числа год начинаетца, того они не знают /4/. [196]

(IV)

Древности их

1. Никакого между ими предания об их древности никогда не имеют.

2. В здешнем месте обитают от роду своего, как зачались и откуда деды их пришли того они не знают, понеже поселение их прежде Верхоленского острогу.

3. А преж сего до поселения русских людей сами над собою власть имели, а как русские люди в ясак под руку царскую подклонили, тогда никакой власти не имеют.

4. Никакие войны и баталеи в памяти их не бывало.

(V)
О вере и законе

1. Верют они иноземцы в Шаманов своих, а они шаманы верют в дьявольскую силу.

2. А оные шаманы от их же роду и таковы ж, яко же оные иноземцы.

3. А где ево быти мнят того они рассуждения не знают.

4. А безначальна и безконечна, також и они, простые иноземцы, кончаютца потому и шаманы /4 об/.

5. А богов никаких не исповедают кроме вышеозначенного диявольского нахождения.

6. Никакого, явления и чудесы не знают.

7. Молитв никаких никогда не отправляют.

8. А жертвы воздают чрез шаманов, когда они ко своему сомнению здумают, овогда (1) ставят кырики: то есть втыкают на колья баранов и жеребят, а иногда в бубны бьют и о посохах скачют.

9. Духовных служителей с прежних лет и поныне никогда не имеют и духовенство не знают и не почитают и не кланяютца.

10. А шаманов почитают за такие дела, что им сказывают овогда здравие, иногда прибыток в скоте, а по смерти того ничего они не знают и чудес никаких от них не видают.

11. А по смерти никакого воздаяния не бывает.

(12). 13. Никакого преданного (?) и ни от кого не имеют.

(13). 14. Никогда они поста и милостыни не имеют.

(14). 15. За всякие злодеяния, сиречь за кражу и за протчие непорятки, правят они: ежели украдет /5/ из них одну корову или ино что, то правят десять голов за одну корову.

(15). 16. А свойство они мало знают, понеже деверь и невеску за себя берет.

(VI)

О чинах

1. Когда родитца младе(не)ц, тогда дают оне имя сами собою.

2. А по возрасте младенца от закону никакого обучения не имеют, токмо обучение одно предлагают — учат на конех ездить и всякую черную работу робить. [197]

3. А в супружество вступают таким обычаем, когда девку и мужика сведут вместе, и покинут в юрте обеих, а сами все из юрты выдут вон и больше ничего не исполняетца. И имеют у себя жен, ежели богатой, то имеет три жены, иной — две, а скудные и по одной. Тако ж и жен от себя отлучают в таком состоянии, понеже дают они за них калымы, сиречь покупают дорогою ценою; ежели будет не в обычай, то они их и продают иных на сторону, а в то место иных
покупают /5 об./.

4. А погребение у них отправляетца в таком состоянии: овогда мертвых на огне жгут, а иногда загребают в землю, а никакого отпеву не бывает.

5. А поминовение отправляют, когда шаманы шаманят и сказывают им, что де родители просят овогда коня или от какого скота, тогда они им шаманят по их словам такого скота и дают.

(Донесение администрации Верхоленска о народностях, обитающих в дистрикте)

/10/ Ведомость Сибирской губернии Иркуцкой провинции Верхоленского дистрикта в Верхоленском присудствии какие имеютца народы и какие веры и духовных своих имеют ли, и ясаку по скольку чего платят и чем они довольствуютца, так же и руских сколько какова чину людей имеетца в Верхоленском остроге по переписи в подушном окладе и по новым верстовым мерам сколько от Верхоленского острогу до которой слободы и до Иркуцка города верст то показано в сей ведомости по ниже писанным пунктам имянно.

1

Сибирской губернии города Иркуцкой провинции приписной острог Верхоленского дистрикта, в нем обретаетца по одному человеку присылаемые из Ыркуцкой провинцыальной канцелярии управители; в том Верхоленском дистрикте имеютца приписные две слободы, а имянно, Бирюльская, Верхоманзурская. В них обретаютца присылаемые из Ыркуцкой же провинцыальной канцелярии под ведением Верхоленского дистрикта управители по одному человеку подчиненные комиссары.

/10 об/ В Верхоленском остроге имеютца по улусам ясашные иноземцы братцких родов, а владельцы у них по родам шуленги, а именно:

Первого Абызаевского роду шуленга Бачехан.

Второго Абызаевского роду шуленга Барлуг Туракиев.

Первого Ченорудцкого роду шуленга Бачигей Ахагалов.

Второго Ченоруцкого роду шуленга Хачи Акдуев.

Третьего Ченоруцкого роду шуленга Атаран Хатаев.

Четвертого Ченоруцкого роду шуленга Бигай (?) Абуков.

Алгуцкого роду шуленга Одай Борчиктоев.

Куркуцкого роду шуленга Гунаган Аллачиев.

Буяновского роду шуленга Оросо Шамыев.

Курунчинского роду шуленга Барай Цанкуев.

Карануцкого роду шуленга Толай Козютов.

Буровского роду шуленга Гохой Икиреев.

Хынкыдурского роду шуленга Унаган Конкиев.

Асипугадцкого роду шуленга Шира Бачюнов. [198]

Булагадцкого роду шуленга Баин Унгаев.

Олзенского роду шуленга Дебей Буркиев.

Абаганацкого роду шуленга Ходоний Бобоков.

Кугурдеевского роду шуленга Ходони Бучехаев.

Ясашные ж иноземцы тынгуских родов имеютца. У них владельцы шуленги и десятники, а имянно: /11/

В Очеульской волосте Чербатовского роду шуленга Кабири Четорголин.

Хенкегорского роду шуленга Мура Биянгин.

Кумчагирского роду шуленга Баракан Дивадин.

Шугукагирского роду шуленга Орбори Юлингин.

В Тутурской волости десятник Укуча Желунгин, Пегеча Жилтунгин, Контоша Максимков.

В Куленйской волости десятники: Бекцерга Ситунгин, Абагалдай Увулдин.

Веруют оные иноземцы в своих иноземческих шаманов, а шаманы веруют во идолов диявольских. А духовных своих не имеют. Ясаку платят в казну его императорского величества вышеозначенные брацкие иноземцы по окладом своим по соболю на год и вместо соболей лисицами и протчими зверями у ково такой в промыслу (слу)чатца, и деньгами по два рубли за соболя. А в пропитании довольствуютца всяким скотом и птицами, и травами, и корнями.

А тынгусы платят ясаку по три и по два /11 об/ и по одному соболю на год и за соболиное число всякими прилунившимися зверями и деньгами по рублю за соболя. А довольствуютца ловлею зверей и птицами и рыбою и травенными кореньями. А службы никакой оные иноземцы опричь ясашного платежу не служат.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы для истории Верхоленского края в XVIII веке // Труды Бурятского комплексного научно-исследовательского института. Исследования и материалы по истории Бурятии. Вып. 2. 1963

© текст - Румянцев Г. Н. 1963
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
©
OCR - Ingvar. 2006
©
Скан - Хартанович М. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001