Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Http://www.amexpiter.ru/

http://www.amexpiter.ru/ заказать изготовление печатей и штампов срочно в СПб.

www.amexpiter.ru

№ 1

1656 г. мая 17. — УСЛОВИЯ ВКЛЮЧЕНИЯ МОЛДАВИИ В СОСТАВ РОССИИ, ПРИВЕЗЕННЫЕ ОТ ИМЕНИ ГОСПОДАРЯ ГЕОРГИЯ СТЕФАНА ПОСОЛЬСТВОМ МИТРОПОЛИТА ГЕДЕОНА И ВТОРОГО ЛОГОФЕТА ГРИГОРИЯ НЯНУЛА

«Прошение государя нашего и всей Молдавской земли ко благочестивому царю и самодержцу, сие есть о том молят и просят.

1. Чин наш и государства нашего не порушился б, только как жили преж сего в нашем государстве древние государи наши те, которые не были под повелением турскаго солтана, так же и нам быть в том же чину, и жить бы нам со всем нашим государством, понеже и после тех прежних государей, которые государи были под областью турского солтана, хотя турки с них и дань имали якоже и с нас, а чести и чину государства нашего не порушили.

2. Как божиим изволением которой государь наш от сего света отойдет: и в нашей земле и в государстве нашем иному государю от инаго роду государем не быти, опричь нашего государства.

3. Честь и чин государства нашего не порушился б, как была не порушена и от нечестивых; и благоволением великаго Вашего царствия утвердится и укрепится паче прежняго.

4. Господь бог да подаст силу великому Вашему царствию на нечестивых и на неверных народов. Паки бьем челом мы царствию Твоему со всею своею землею для некоторых городов, которые были на границе нашей, и их ныне держат нечестивый под повелением своим 1; и те городы царствие Твое пожаловал бы нам, быти им под нашим повелением, как были при прежних государех наших до турского взятья; и буде изволить царствие Твое, мы возможем взять их от рук нечестивых агарян 2, и посадить в них своих людей.

5. Должны будем мы по вся годы до веку посылать к царствию Твоему великие дары, против Твоей царской чести, а дани б с нас [194] царствию Твоему не имать, как емлют с нас нечестивые агаряне для того, что сподобил Тебя господь Бог быти, и есть, великим царем благочестивым и православным; и нам бы бедным рабом Твоим получити от царствия Твоего малой покой.

6. Колени преклоняем чистым покорением, и земным поклоном, и великим желанием, и благоговением християнским молимся со слезами, и припадаем к пресветлым и святым ногам царствия Твоего, да буди милостив и милосерд к нам, и ко всем рабом Твоим, живущим в сих странах; елико пребываем и живем меж нечестивых, и стоят на нас всегда турки и татарове, а нам бедным восприбегнути где, не имеем. По сем буди ведомо многолетный царю! Весть к нам доходит из Крыму, что крымской хан со всею своею силою хочет идти на помочь ляхом, и нас с собою имать на супротив твоей царской рати: и мы не имеем что творить, а от невольности идти будет потому, что отказать нам им не уметь, для того что имеют они силу большую, и нас всех пленять, и государство все разорять. И сего ради молим и бьем челом святому Твоему царствию, и надежду имеем на великое Твое царствие, что мы чистым сердцем и покорною главою припадаем под святую десницу царствия Твоего.

7. Господь бог да подаст святому Твоему царствию благоденствие и победу на врагов Твоих, и нас бог сподобит видеть к себе Твою царскую милость, и видеть такую же победу на нечестивых, яко и на ляхов; и как изволит царствие Твое послать на нечестивых, и мы должны есмы быть готовыми, и с Твоими царскими ратными людьми идти на нечестивых.

8. О сих прошениях, что просим от великого Твоего царствия, припадаем и молимся со слезами, да восприимет царствие Твое моление и прошение нас рабов Твоих для нужи нашей и прошения, да пожалуй нас царствие Твое, своею царскою грамотою, и послом своим, чтоб нам видя Твою царскую грамоту и посла Твоего, в нужах своих и печалех утешиться, и во всех прошениях своих ввериться.

9. Паки бьем челом святому царствию Твоему, да пожалуешь вольную грамоту, чтоб нам посылать людей своих всегда к царствию Твоему с грамотами и с вестьми без урыву.

10. Еще бьем челом царствию Твоему, государь Наш, для некиих святых икон, писать нам здесь, быть им в некотором монастыре, что государь наш строит.

На подлинных статьях, на греческом языке писанных, следующее подписано: Вместо государя своего Георгия Стефана воеводы и вместо архиереев, которые под моею областию, и вместо бояр и всего Молдавского государства, и аз митрополит Гедеон рукою своею руку приложил в том, что мы подклонились под царскую высокую руку и к подножию его царского величества во веки неподвижно. [195]

Я антиохийский патриарх Макарий в сем, яко пишет и свидетельствует брат мой и сослужитель блаженейший патриарх иерусалимской, господин Паисий, такожде свидетельствую и яз, что ему быть Стефану воеводе со всем своим государством под государевым повелением неподвижно и безотменно, в том даю сие писание за своею рукою, и будет он Стефан воевода наше свидетельство оболжет, и мы его проклинаем и отлучаем со всем его государством во веки. Лета от рождества Христова 1656 года Индикта 9, Маия 17 дня. А для достоверства печать свою приложил.

ПСЗРИ, т. I, стр. 385-386. Перевод на русский язык с греческой грамоты. Центральный государственный архив древних актов (ЦГАДА), ф. 68, 1656, № 1, л. 56-59.

* * *

Посольство выехало из Молдавии 15 марта 1656 г., прибыло в Москву 12 мая и пробыло здесь до 20 января 1657 г. 7 июля 1656 г. в торжественной обстановке от имени Молдавии посольство принесло присягу на верность России. Договору предполагалось дать окончательную силу после принесения присяги господарем и боярами в Яссах, куда должно было приехать специальное русское посольство. Однако международные обстоятельства тогда не позволили осуществить этот акт.

№ 2

1673 декабря 31. — Яссы. — ИЗ ГРАМОТЫ ГОСПОДАРЯ МОЛДАВСКОГО СТЕФАНА ПЕТРИЧЕЙКУ И БЫВШЕГО ВАЛАШСКОГО ГОСПОДАРЯ КОНСТАНТИНА ШЕРБАЧА ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ С ПРОСЬБОЙ О ПОМОЩИ ПРОТИВ ТУРОК, ТАТАР И ПРЕДАТЕЛЯ ГЕТМАНА ДОРОШЕНКО

(Опущено начало грамоты, содержащее восхваление русского царя).

...И того ради не могли терпети, еже не поклонитись по достоинству пред престолом царствия Вашего и притом чиним жалобу ради великих и тяжких нашествиях и многих неправд, которые терпим от несытных поган, зане, имеюще они прескверное лакомство; отринули нас от всех древних обычаев, которыми в древних временах с ними договаривали, и состояни были от отцех и праотцех наших, прибавляюще дани и рушающе обычай наш от года до года, иссошающе кровь христианскую, которой мы не возмогли больши того терпети, дондеже в прошлом году время случилось, егда они, по скверному их лакомству хотяще простирати владение свое и покорити и Польскую землю, прииде бо великий [196] нечестивый поганин с великою и всею силою своею, попра обе сия земля наши христианския, сиречь Волоскую и Мултянскую.

И ныне мы не можем повествовати пред царским твоим величеством утеснения и казни, которые терпели нищие христиане, которых очи человеческие никогда не видали, потому, что не токмо им и лошадям их корм, но и воду даже до Львова им возили, опричь того мосты на Днестре и на иных многих водах учинили, и иные многие беды неисчисленные.

И тогда нищие християне, зряще, что не могут терпети толиких великих нужд и видяще, что несть силы больши того исполнити поганское желание; потому что они поганя овладели Каменец и иные многие уезды в Польской земле с крепостями, и тогда все запасы, что им надобно было, от нашие земли возили, и опричь того, войско их в нашей земле под Хотином 40 тысяч с 5 паши стояло, кроме иных пашей, которые стояли в Ясех, которые великое злотворение чинили, потом же милостию божею, войско польское прииде под Хотин на турское войско и, богу сице предсмотряюще, одолели христиане тех многих пашей и множество турков потопили.

Видяще и мы за милостию божиею христианские силы и гетманы польские извещающе нам, чтоб отлучились от неверных потому, есть ли мы будем с ними в том же страдании, будем и мы ровни с неверными. Мы ж еще прежде того моляхом бога и смотряхом видети некоторую помочь от страны христианские. И так бог поспешествовал сему войску христианскому. И мы, взявши помощь божию, случились с войски христианскими, начинали бой чинить против поганского рода. И бог премилостивый есть и может объявити превеликую свою милость ко христианам.

Но объявилося малое смущение християном — смерть короля польского, и возвратились гетманы назад со многими войски, покамест могут обрати короля нового. Тогда такое слово дали, что все со всеми войски имут прийти на неверных, однакож с тою частию войска, что здесь осталось, могут сия наши две земли, оборонитись от неверных помощию божею.

Ныне ж убо, яко нижайшие раби пресветлому твоему царствию, припадаем рабски и молим да будет милость и помощь и оборона Вашего царского величества и избавит нас от работы поганские, чтоб изволил Ваше царское величество часть войска против татар поставить, а иную часть зде, к нам, в помощь послати, дабы милостию божиею и пресветлым счастием Вашего царского величества избавилися бы от ядовитого змия, подобает бо нам, християном, быти под послушанием християнского царя, нежели быти в порабощении бусурманском.

Того ради молим Вашего царского величества, умилостивись и объяви милость свою на нас и избави нас от работы поганской, дабы были [197] под покорством Вашего царского величества, потому что мы со всеми землями ожидаем радостно и прилежно. Токмо то желаем, чтоб в целости церкви и вера наша пребывала бы. И паки молим Вашего царского величества да не лишимся милости и помощи Вашего царского величества, яко да прославится имя Вашего царского величества от века и до века, зане естьли оскудеемся помощию Вашего царского величества, поистине будем поругани от бусурман. И нас удобно будет избавитися от силы бусурманские во страны християнские особами нашими, пачеж уповающе на милость Вашего царского величества, а что нищие земли наши оставатися будут в порабощении и отчины наши будут по силою бусурманскою, и церкви божии запустиют и разорятца, и великое поругание и запустение, и падут страны християнские. И буде возьмет бусурманин сия два господарства, по их прескверному лакомству, будут желать и больши распространятись, зане и сими двумя господарствы великая ему сила прибавляетца, иде же он воюет, хотя не толико воинским промыслом пособитца от нас, однакож иным промыслом, запасами и конским кормом, как выше имяновали, войска его не от наших земель насыщатись и наполнятись будет. Того ради и мы великим принуждением и утеснением принуждены суще, отлучились от них, зане опричь иных злотворений, и детей наших, и дщерей и жен пред очима мужей восхищаху и во святых церквах лошадей своих поставили. Видяще ж мы толикое утеснение, моляхом милостивого бога, да избавит нас от толикого утеснения и порабощения, уповающе на помощь християн, паче же на помощь Вашего царского величества. Того ради припадаем и молим, яко пресветлейшого и самодержавнейшего царя всем християном, да будет милость Вашего царского величества излиянна к нам и сила Вашего царского величества над враги веры нашей победоносительно явитца.

И ныне ведомость подлинну Вашему царскому величеству чиним, что турчин ныне в войне слаб есть, а что весною великое уготовление учинит, но уповаем на бога, иже сокрушит ныне силу его зимою. И ныне он уповает на татар, что они воевати будут от страны християн, и того ради великие подарки от салтана татаром посланы суть — вначале 40 тысяч золотых червонных и потом обещали им Волоские и Мултянские земли, весь народ в порабощение, только оставити одну землю, также и землю Будяцкую, которую в прошлом году турки у татар взяли, опять возвратили им, и притом из Молдавские земли три уезда обещали. Того ради ныне имеем мы великое опасение от татар; однакож уповаем на милость Вашего царского величества и надеемся, что будет Ваше царское величество к нам милостив и не подашь вольности татаром.

И то великая милость и польза будет, естьли Ваше царское величество изволит препону Крыму поставить, чтоб им не вольно нигде было [198] расширитись, и чтоб поспешало войско Вашего царского величества в сию Украину, зане Дорошенко 3, наш сосед, держит крепко с турком; естьли препона татаром и Дорошенку учинитца, великую помощь все страны християнские от Вашего царского величества имети будут, потому что Дорошенко гетман хвалитца над сими двумя нашими господарствы, что он вместе с татары воевати учнет и опять те господарства под игом бусурманским будут.

И ныне нам иного прибежища нет, токмо молим бога и уповаем на милость Вашу царского величества, да не будем лишены в порабощение вечное.

Того ради избрали с посланием сих листов вся Рада обоих господарств которые покорни суть Вашему царскому величеству, иеромонаха игумена Святогорского святого Павла, именем Феодора, который есть избранный муж и честный и желатель пользы християнской, и сам поущен бысть на том служити христианству. Того ради бьем челом Вашему царскому величеству, что еликая объявити имать словесно во всем веру дати, потому что он от всех здешних стран христианских послан и ведает о всем.

По сем молим премилостивого бога даровати Вашему царскому величеству долголетное здравие.

Писано в Ясех лета 7182 декабря в 31 день.

Внизу листа приписано: Смиренный и нижайший Вашему царскому величеству

Иоан Стефан Петр воевода,
Иоан Костянтин воевода.

ЦГАДА, ф. 68, 1674-1675, кн. 2, л. 10-18. Перевод с молдавского, XVII в. Оригинал грамоты. ЦГАДА,ф. 68-2, № 40.

№ 3

1674 марта 6. — ПОКАЗАНИЯ ПОСЛАННИКА МОЛДАВСКОГО И ВАЛАШСКОГО ГОСПОДАРЕЙ ИГУМЕНА ФЕОДОРА НА РАССПРОСЕ В ПОСОЛЬСКОМ ПРИКАЗЕ

182 4 году марта в 6 день. По указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца, в Посольском приказе сказано:

Волоского и мултянского господарей посланцу игумену Феодору, что великий государь, его царское величество, переводов из листов, каковы с ним господари писали, и его, игумерова словесного челобитья [199] слушав, указал и его царского величества бояре приговорили ево, игумена, ко господарем отпустить не задержав, а в его царского величества грамоте писати: буде они, господари, польскому королю в подданство не били челом и у Речи Посполитой в подданстве не учинились и крепостьми никакими в том меж себя не укрепились, и желают у великого государя быть в подданстве истинно, и великий государь под свою царского величества высокодержавную руку в подданство их з землями и городами принять изволит. И отпуску с Москвы быти было ево сего числа, только учинилась тому препона.

Великому государю, его царскому величеству, известно учинилось сего ж числа чрез некоторые письма корунных гетманов Яна Собежского и князя Дмитрия Вишневецкого, что в Польскую землю пришла орда и стоит в Польской земле подлинно. А Синявской с польским войском из Волох отступил в Польшу и господари салтану в винах своих добили челом. А салтан вины им отдал и дани обещал не имать с волохов и мултян 10 лет. И буде великий государь укажет с ним, игуменом, ко господарем свою царского величества грамоту такую послать, как ему объявлено, господари что будут делать и какой пожиток им с той царского величества грамоты будет; и впредь от турского салтана ис под послужанья мочно ли им будет отстать?

И игумен говорил: господари, видя турского салтана силу и мочь великую, а себя безсильных и помочи ниоткуды не имеющих, хотя салтану и добили челом, а салтан вины им и отдал и дани хотя на 10 лет не имать с них и обещал и то де учинено ненадолго, ожидая царского величества милостивого указу с ним, игумен, и помочи. А турское де обещание он, игумен, знает. Хотя они сперва обещают и много, только после солгут, как и наперед сего у турков была война с поляки под Хотином, и в то де время турки обещали было волохом, чтоб они поляком помочи не чинили, дани с них неймать 7 лет, однакож после того солгали и дань всю с них взяли. И ныне де у господарей надежда вся на господа бога и на его царское величество. И как великий государь пожалует, изволит ево с своею царского величества грамотою ко господарем отпустить, и он де, игумен тое царского величества грамоту довезчи, господарем отдаст из рук в руки, имянно, где они ни будут, а опричь де их, никому иному не отдаст. И как де господари тое царского величества грамоту увидят и из нее выразумеют царского величества милостивый указ на прошение их, и им де не только одним с той царского величества грамоты, будет пожиток, но и всяких чинов людем Волоской и Мултянской земель жителем будет радость велия, потому великому де государю волоских и мултянских господарей о тех делех за многа лет челобитье бывало 5, только его царского величества на те их дела указу и отповеди никакой достойной никогда,не учинено. А ныне [200] де великий государь жалует только, что в подданство принять изволит, но и помочь своими царского величества ратными людьми чинить обещает. И как слух будет про его царского величества рати на турка, тогда все единомышленно, волохи, и мултяне, и сербы, против турка царского величества с ратными людьми учнут стоять заодно.

И игумен спрашиван: буде салтан господарем вины отдал, а они у него учинились в послушанье по прежнему, и на весну войны на поляков чаят ли, и может ли походом турской салтан миновать Волоскую и Мултянскую земли; и на Дунае крепости есть ли такие, чтоб турские войска на перепустить; и как мосты на Дунае делают, откуды лес и иные припасы к мостовому делу берут, и кем мосты делают; и буде войны на поляков у турка не будет, в Каменец Подольской откуда будут запасы имать и орда, которая ныне в Волохах, где будет зимовать. О том он, игумен, как может разуметь?

И игумен сказал: на поляков де нынешние весны войны он от салтана не чает для того чтоб ему волох и мултян сперва не отяготить. А миновать ему волох и мултян невозможно ж; а на Дунае крепости такие есть, что не перепустить турских войск через Дунай мочно, только им без войск царского величества стоять невмоготу. А как царское величество ратных людей изволит послать им на помочь и про тое помочь будет в их земле слышно, и против де турка не только волохи и мултяне или сербы учнут стять, но и греки все на турка востанут. А мосты де на Дунае делают волошане и мултяне, и леса, и всякие припасы опричь стругов привозят к мостовым делам из Волоской же и из Мултянской земель. А струзи бывают турские морские, и которые ходят по Дунаю, а иных де лесов и иных запасов и работных людей взять негде. А буде де войны на поляков на весну не будет, и запасы де всякие возить будут в Каменец из Волоской земли, и оттого де будет волохом от турских войск и от поляков разоренье. А Орда де, которая ныне в Волохах чтоят 6 он, что зимовать в Волохах для отягощения людей не станет, а пойдет назад в Крым или будет зимовать, где кочевала Белогородцкая орда.

Игумен спрашиван: буде салтан на весну поляков учнет воевать и господари при ком будут стоять, при салтане ль или при поляках; как о том он может разуметь?

И игумен сказал: буде салтан учнет поляков воевать, а великий государь его царское величество учинит поляком помочь и господари де учнут стоять при войсках царского величества и при поляках, против турка, заодно; то де намерение у них крепко положено. А что де и ныне они салтану де били челом, и то учинили, видя салтанову силу, а свое безсилие. [201]

И бил челом игумен, чтоб великий государь пожаловал, велел его, игумена, с своею царского величества грамотою к господарем отпустить, не задержав.

ЦГАДА, ф. 68, 1674-1675, кн. 2, л. 43 об.-47.

№ 4

1684 г. января 1. — ИЗ ОБРАЩЕНИЯ МОЛДАВСКОГО ГОСПОДАРЯ СТЕФАНА ПЕТРИЧЕЙКУ, МИТРОПОЛИТА ДОСИФЕЯ И СОБРАНИЯ МОЛДАВСКИХ ФЕОДАЛОВ К РУССКОМУ ЦАРЮ О ПРИНЯТИИ МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО

...Мы, смиреннии рабы святаго Вы царства, вси обывателие Молдавския земли, святителие, бояры, и вси купно всякаго возраста и сана, руце спрятавше, колена преклонише, низко челом бьем и единогласно вопием от всего сердца и от всея души, слезы непрестанныя от очей наших проливаем, вопль испущаем, воздух раздирающе святых монастырей священно-иноцы, и иноцы, и священницы, старцы с юнотами плачем, молимся: да избавите нас от находящих на нас бед, приближающимся нам уже к конечной погибели от безбожных турков и татаров, иже начата подаяти яд свой варварский и готови опустошити землю нашу ненависти ради и зависти, видяще свою поганскую силу ослабленную и умаленную от слуг христовых, в начале же от немецкого воинства и польского; того ради и мы, смиреннии рабы Вашего превеликого и светлого и святого царства, видячи гнев божий на агаряни, на проклятии турки и татары, к тому отрицаемся их не обладати над нами, послахом с молением к нашему доброму государю, Степану Петру воеводе, иже бысть остранен от столицы молдавской и от отчизны своей до польской земли; того ради по молению нашему сотворил, и прииде от странничества от польской земли до своего престола молдавского, яко отчины дедичь земли нашей и престола Молдавии, и ныне на престоле есть государь и обладатель престолу молдавскому и всей Молдавии; и видящи агарянов, готовых на опустошение земли нашей и на погубление наше, советова нам милостивый государь Степан Петр воевода, со архиереями и с верными бояры, с нами раби, великого, и пресветлаго и святого Вы царства, и посла преосвященнаго отца нашего Досифея митрополита молдавского и вернаго боярина Луппула — Каманаря общим советом, молимся Вашему превеликому и светлому и святому царству; умилосердитеся и избавите нас от враг наших, пославши войска против агарянов, ускорите да не погибнем; от иныя бо страны ни откуду надежды о избавлении, токмо на святое Вы царство; и милость божия присно буди с великим и светлым и святым Вы царством, да не оскудеет царь от рода Вашего и вождь от бедру Вашу о Христе, аминь. Писася року божаго 1684 в Ясех месяца генваря, 1 дня. [202]

Смиренный Досифей митрополит Сучавский, Иоанн епископ Романский, Савва епископ Родогуский, Митрофан епископ Гужский, Ракович великий логофет, Гавриил Ксотакий великий дворник, Ионашко Бокша дворник, Феодосии Дубов великий спатар, Илия Моцок медельничар, Савин медельничар, Иона Раковиз погарник, Жоира ключарь, Гинкуль стольник, Доничь ключарь, Иван Спафарий, Феодор Накул, Василий Прежескул, Иван Исарь, вистарник Крусаний и Вштарник, Стефан Шолдан, Федор Иордакий великий истарник и все господарство наше великие и малые, нижайшие раби царствия вашего, все в подданство предаемся.

Словесный извет молдавского посла митрополита Досифея

7192 (1684) марта, в 3 день, в Киеве в приказной избе с боярином и воеводами с Алексеем Петровичем Салтыковым с товарищи, молдавския земли Сучавского монастыря митрополит Досифей в разговоре говорил:

Волоской де владетель, уговорясь со всеми волоскими жителями, послал его бити челом великим государем, чтоб великие государи пожаловали, велели их волоского владетеля со всею землею принять в подданство, для того: Волоская де земля от турков разорена в конец, чинят де им, волохам, турки, безмерные и нестерпимее налоги, а они де, волохи, к королю польскому не поддавались и в подданстве отнюдь быть не хотят, а с поляки де они, волохи, в миру от Хотинского бою за братство, а не в подданство, и от них де, поляков, ныне им, волохам, чинятся обиды ж, и верить им, полякам, ни в чем не возможно, потому что они, поляки, люди злосливые и в словах своих ни из чем непостоянны; а бывший де воевода Дмитрюшка Дука из волоской земли взят в Польшу, и у короля де иметь ласку, а ныне де им, волохам, от турских людей разорение великое, дань с них емлют большую, и кому де дать нечего, и они де жен и детей их неволят; а турскому де султану давали они, волохи, дани ефимками по сту по шестидесять мехов 7, а в меху по пяти сот ефимков, на всякой год; да и сверх де того от приезжих турков и от татар поборы и кормы берут же, и всякия обиды чинят нестерпимыя, а на нынешний де год присылал турской салтан для дани турченина, и они де, волохи, турскому салтану на нынешний год дани не дали, отказали: что за многим разорением дани дать нечего. Будет де великие государи пожалуют их, велят их, волохов, принять под свою высокодержавную руку, и они де тое дань, что плачивали туркам, учнут давать великим государем с радостию, только бы де их, волохов, от неприятельского наступления своими государскими [203] ратными людьми обороняли, а им де самим, волохам, oто многаго разорений борониться не возможно. А как де они будут в подданстве у великих государей, и турченину де будет о том болезненно, потому что де они турчанину дань платили лет с полтораста, я за них де турки чтоб не быть в подданстве, стояти учнут. Да и мултянской де владетель Шербан воевода со всею землею у великих государей в подданстве быть хочет же, и в листу к великим государям о том писано, а которой де турченин присылан от салтана турского в мултянскую землю для выбиранья дани, и того де турченина мултянской Шербан воевода убил до смерти; а волоской де господарь ныне в Сучаве живет от докуки, от наездов турских, и татарских, и польских людей, а короле де Польской обещевает на помочь волоскому владетелю дать войска своего двадцать тысяч, только де того обещания своего не исполнит; потому что они, польские люди, лживые, в правде непостоянны, обещевает де то войско король польской на помочь волоскому владетелю для христианския веры, а не для того, чтоб им, волохам, быть у него короля в подданстве. И будет де турской салтан пришлет в волоскую землю на государство турченина и укрепит волоскую землю турскими людьми, и им де, туркам, помочь будет великая, и в волоской де земле учинят крепость лучше Царя града в десятеро, и польским де и иным пограничным людем будет от волоской земли и от Каменца Подольскаго великое утеснение и разорение, и умножатся де в волоской земле многие турки: а в волоской де при нем земле на люди мороваго поветрия не было, и ни где дорогою едучи до Киева не слыхал.

ПСЗРИ, т. II, стр. 957-959.

№ 5

1711 года, апреля 18. — ИЗ ДИПЛОМА ПЕТРА I, ДАННОГО ДМИТРИЮ КАНТЕМИРУ И СОДЕРЖАЩЕГО УСЛОВИЯ ДОГОВОРА О ПЕРЕХОДЕ МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО

1. Имеет помянутый яснейший принц волошский со всеми вельможи шляхтою и всякаго чина людьми всякаго народа волошскаго и со всеми городами и местами земли тоя, быти с сего времени под защищением нашего царского величества, яко верным подданным надлежит, и вечно, учинить ему, по получении сего нашего диплома, нам, великому государю, сперва секретно присягу, и для уверения написав, оную подписав рукою своею и припечатав печатью княжею, купно с равными сему пунктами за подписью ж руки своей, прислать к нашему царскому величеству с верным и надежным человеком, как наискорее, по последней мере к последним числам месяца маия, еже у нас, до вступления войск наших в волошскую землю, в вышнем секрете содержано будет. А между тем показывать ему нам, великому государю, нашему [204] царскому величеству всякую удобовозможную верную службу в корреспонденции и в прочем, елико может, тайно.

2. Когда же наше главное войско в волошскую землю вступит, тогда объявиться ему, яснейшему принцу, явно, яко подданному нашему князю и присовокупиться со всем войском своим к войску нашему, на которое войско мы в то время из казны нашей и денежную помощь учинить обещаем, и действовать обще с войски нашими, по указам нашим, против врага креста господня и союзников и единомышленников его, елико всемогущий помощи подасть; також и всякими советами, по искусству своему, в тамошних поведениях нам вспомогать и быть под нашею протекциею и в подданстве у нашего царского величества и наследников наших, ему и наследникам его вечно.

3. Против того обещаем мы, великий государь, наше царское величество за себя и наследников наших российского престола, что мы не из Мултянской земли, но из иной чуждой фамилии волошским государем учинить не можем власти имети, но наипаче за сию его показанную к нам верность яснейшего князя Дмитрия Кантемира его с фамилиею его мужеска рода наследники, при том правительстве и княжестве волошской земли непременно содерживать с титулом княжеским, изимая токмо в таком случае, ежели б кто из оных отменил веру святыя восточныя церкви, или отступил от верности нашего царского величества.

4. Однакож, ежели б кому такому недостойному (что бог да отвратит) по нашему царского величества указу, учинилась остановка, или по узаконению святой церкви отцев и гражданским правам, какое наказание; то да имеет наследовать сын онаго, однакож ежели оной добрыя верности обретен будет; ежели же о верности его сомнением было, то имеет другой достойной, верный и безпорочный, из той же Кантемировой фамилии, того княжества наследовать достоинство, и не имеет никаким образом княжее достоинство до окончания их фамилии проходите, но и во чреве сущаго младенца под управлением опекунов из волошскаго народа по нашему царскаго величества соизволению избранных ожидати, пока наследник родится.

5. Аще бы кому Княжество Волошское прежним владетелям от нас и обещано было, то обещание сим оставляется.

6. По древнему волошскому обыкновению, вся правительства власть будет при князе волошском.

7. Князь во всех и всяких волошских боярах власть по прежнему обыкновению да имеет без всякого возобновления законов их.

8. Князь по древнему обыкновению всеми волошскими городами, аки собственными маетностями, всегда владеть может, и во всех доходах княжества сего никакой убавки и ущерба да не имел бы.

9. Вельможи и все Княжества Волошскаго подданные, без всякой отговорки и предлога, повелению княжему должны да будут [205] покорятися, как прежде сего всегда обыкновенно было, кроме изъятия, изображеннаго в 3 пункте, в котором случае ему послушания отдавати должны не будут.

10. Всякое право и суд при князе да будет, и без княжаго диплома ничто подтверждено и оставлено от нашего царского величества не будет.

11. Княжества Волошскаго земли, по древнему волошскому определению, праву княжему подлежати имут, которое описуется рекою Днестром, Каменцем, Бендерами, всеми Буджацким краем, Дунаем, Мултянскою и Седмиградскою границею и Польскими рубежами, по разграничению со оными учиненному.

12. Крепости Княжества Волошскаго и города и иныя какия-нибудь укрепленныя места княжим гарнизоном или с соизволения княжего от нашего царскаго величества по потребности содержаны и осажены быти имут.

13. Если когда между нашим царским величеством и салтаном турским мир сочиниться может, то Княжество Волошское обороны и защиты нашего царскаго величества никогда лишено да не будет, а наипаче домогатися между главными пунктами волошскими, чтоб Княжество Волошское к нашему царскому величеству належати должно было.

14. Ежели неприятель (что всемогущий бог да отвратит) усилится и волошское владетельство в поганском владении останется, то он, яснейший принц волошский, в таком случае имеет наше соизволение, в наше государство прибежище свое иметь, и во оном из казны нашего царского величества повсягодно толико расхода иметь будет, колико князю довольно быть может, також и наследники его нашего царского величества жалованья вечно не будут лишены.

15. Владение и палаты, которыя он в Царьграде имеет, а для нашего царского величества там оставляет, равныя и подобныя тем от нашего царского величества в Москве пожалованы ему будут.

16. Обязуемся, что мы и нашего царскаго величества наследники сии пакты свято сохранить и ненарушимо подтвердить и вечно содержать должны быти имут.

17. Сей диплом и пункты действо и силу свою тогда иметь будут, егда по изображению в оном яснейший князь Дмитрий Кантемир нам, яко же вышереченно пред Святейшею Троицею клятву в верности и что указам нашим всегда повиноватися и верныя и частыя службы пока-зывати имать учинит, и оную присягу и пункты подписав своею рукою, к нашему царскому величеству пришлет и по оным исполнить неотменно потщится, и по вступлении войск наших, и всех вельмож и шляхту, войско и весь народ волошской к присяге в верности нам [206] приведет; за что взаимно мы, великий государь, наше царское величество, онаго со всем народом волошским от всех неприятелей оборонять и никогда не оставлять обещаем.

ПСЗРИ, т. IV, стр. 660-662.

№ 6

1739 г. сентября 5. — УСЛОВИЯ ПЕРЕХОДА МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО, РАЗРАБОТАННЫЕ МОЛДАВСКИМИ ФЕОДАЛАМИ И ВРУЧЕННЫЕ В ЯССАХ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ РУССКОЙ АРМИЕЙ

Во имя Святыя Троицы. В Яссах, столице княжества Молдавского, сентября 5 дня, 1739 год.

Победительное оружие его императорского величества самодержицы всея России, помощью всевышняго разбив армию Турецкую и татарскую 17 числа минувшего августа месяца, овладев потом 19 славною крепостью Хотинскою и перешед 28 через реку Прут, внутрь Молдавии вступило даже до Ясс, где его сиятельство генерал-фельдмаршал граф фон Миних, комаднующий аншефом войска его императорского величества, въезд свой имел 3 сентября.

Мы, нижеподписавшиеся, княжества Молдавского статы, духовные и светские, всенижайше объявляем, представляем и просим через сие нижеследующее:

1. Признаем мы ее величество императрицу Анну Иоановну, ныне торжественно царствующую, нашею всемилостивейшею и настоящею государынею и всевышнего просим, да подаст ее императорскому величеству совершенное и долголетное здравие, чтоб ее царствование было счастливо и оружие ее всегда победительное над неприятелем христианства и над всеми теми, кои противятся от бога данной ей власти...

2. Мы себя подвергаем в высочайшую ее императорского величества, нашей всемилостивейшей государыни протекцию и ее справедливые соизволения за наши законы приемлем…

3. Обязуемся наши труды с прилежанием употребить, всех наших братий, кои поныне во интересах Порты или неприятелей ее величества находятся, в равное с нами подданство к ее императорскому величеству привесть...

4. С сущею истиною объявим состояние доходов публичных сего княжества на том основании, на котором оные имел и располагал доныне господарь, також все вещи и пожитки, какого бы звания ни были, подлежащия неприятелям туркам, татарам, или кому из наших одноземцев купцам греческим или армянским, последующим неприятельской стороне, дабы ее величество об оных доходах и пожитках по высочайшему своему соизволению всемилостивейше определила [207] особливo лошадей, рогатой и прочий скот, запасы и все, еже к содержанию армии ею императорского величества служить может...

5. Нашим честным словом обязуемся и наисвятейшим и наикрепчайшим образом уверяем, что не будем иметь никакой корреспонденции с ее величества неприятелем или теми, кои в их интересах обретаются, и в случае, чтобы от страны неприятельской нам учинены были какие представления или объявления, о таковых немедленно поверенному от ее императорского величества генералитету дать знать...

6. Еще же обязяемся ставить провиант на содержание двадцати тысяч человек войск ее императорского величества, то есть рожь или муку, крупу и соль, на таком же основании и по толикому числу и мере, как войска ее величества по регламенту в России получают; но по скудости при нынешнем времени нашей земли ежемесячно половину натурою, а другую деньгами...

7. В городе Яссы и в прочия места, где обстоятельства и обращения воинския востребуют, примем от войск российских гарнизон, и без заплаты свободные квартиры генералам, офицерам, драгунам и солдатам дадим, то есть потребную квартиру, дрова и свечи...

8. Генералитету, штаб- и обер-офицерам тех двадцати тысяч давать будем рации и порции по регламенту ее величества, и тем, кои в отлучке, платить станем за фураж деньгами по настоящей цене...

9. На госпитали помянутых войск дадим виноградное и горячее вино, уксус, перец, чеснок и прочее столько, колико потребно для больных; одним словом сказать, будем иметь попечение содержать те двадцать тысяч человек во всем по воинскому регламенту ее императорского величества, зачав с 1 числа сего сентября месяца 1739 года...

10. Охотою своею и добровольно обязуемся платить его сиятельству генерал-фельдмаршалу, окроме нынешняго нашего ему подарка, 1 200 червонных по причине счастливого его въезда в Яссы на содержание его стола, экипажев и двора, на месяц по 1 500 червонных, зачав с того ж 1 сентября 1739 года...

11. Для перевоза провианта и прочих всяких воинских припасов, куда обстоятельства востребуют, обещаемся давать подводы, только б не чрез и не вне границ молдавских...

12. Для фортификационных работ, кои для безопасности отечества нашего служить имеют, давать будем от двух до трех тысяч работников, с собственным их провиантом и оных, от времени до времени другими, как нужно будет, сменять...

По вышеизображенным кондициям уповаем и ее императорское величество, нашу всемилостивейшую государыню, всенижайше просим:

1. Чтоб,под ее счастливым царствованием мы имели те ж вольности, привилегии и преимущества, как в духовных, так и в светских [208] делах, каковыми прочие ее императорского величества подданные пользуются...

2. Чины духовные и светские дабы жалованы были выборным людям из молдавцев и достойным тех должностей...

3. Чтоб ее императорское величество всемилостивейше соизволила пожаловать генеральное высочайшее прощение всем тем нашим братьям и одноземцам, кои поныне в отлучении; только б они в подданство ее императорского величества пришли на срок одного года, считая со дня публикации такового всемилостивейшего генерального прощения...

4. Понеже публичные доходы, по причине приключенного от турок и татар при их возвращении разорения весьма умалились, особливо что подданые и крестьяне разбежавшись, не могли хлеба и сена и прочего в поле собрать; того ради всеподданнейше просим, дабы те доходы могли употребляемы быть на содержание тех 20 000 войска, а по окончании года суще покажем, достало ль оных или нет, и в случае, чтоб того расхода превзошли, чтоб ея величество остальные деньги по своему соизволению употребить могла...

5. В случае, чтоб кто из наших одноземцев достоин был какой казни, то просим, дабы судим был нашими обыкновенными судами и наказан по нашим правам...

6. Еще ж просим, чтоб в числе тех 20 000 войска были включены те из нашего народа, кои вступят в службу ее императорского величества под команду бригадира князя Кантемира....

7. Всенижайше просим, дабы войска ее императорского величества все то, что будут требовать и получать от подданных молдавцев, окроме вышезаключенного о содержании 20 000, платили бы готовыми деньгами и по настоящей цене, и чтоб содержана была строгая воинская дисциплина и дан был суд претерпевшим какую обиду...

8. Чтоб нам сообщен был штат, по которому ставить рации и порции, как натурою присутствующим, так и о деньгах для отсутствующих...

9. Над госпиталями чтоб надзирание имели и пользованы были докторами и лекарями ее императорского величества и лекарство на оное отпускаемо из армейской аптеки...

10. Чтоб как его сиятельство генерал-фельдмаршал, так и прочий генералитет более вышепостановленного в сих пунктах ничего не требовали...

11. Просим, чтоб выставляемые подводы, дабы не были излишнею клажею отягощены, как надлежит кормлены, содержаны и как наискорее под добрым конвоем отпускаемы...

12. Чтоб подданные или крестьяне, кои определяемы будут в фортификационную работу, не были б обижены или работою отягощены, но чтоб им давана была работа уроками, таковым же образом, как прочим регулярным и нерегулярным войскам дается... [209]

Возъимеется старание как наискорее возможно от ее императорского величества высочайшую и всемилостивейшую ратификацию сей конвенции исходатайствовать, а до того времени во всем по оной поступлено да будет.

ПСЗРИ, т. X, 1737-1739, стр. 890-894.

№ 7

1769 года, декабря 10. — ГРАМОТА ДЕПУТАЦИИ МОЛДАВСКИХ БОЯР И ДУХОВЕНСТВА К РУССКОЙ ИМПЕРАТРИЦЕ О ПРИНЯТИИ МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО

Всепресветлейшая и превысочайшая и богом венчанная всеавгустейшая и самодержавнейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна всея России.

Вашему императорскому величеству вседолжнейшее поклонение и рабское покорение всенижайше принесем.

Достойная памяти воистину и пресветлая насча 8 иногда оное торжество великому в монарсех равно апостолному первому благочестивому царю Константину, котории единим советом божьего промысла и благовестием небесного знамение честнаго и животворящего креста господня был вдохновен и вскриляем в преславной оной победи, и для того с крепкою верою ополчился над мучителем христианским Максентие злочестиваго и над всеми пресильнейшими гонителей рода христианского в то время, когда они христохулительные мучители окрововавлили воду и сушу излиянием мученической крови, которую без всякого милосердия излияли. И чрез буря сильных ветров христианского изгнания и чрез лютого их мучительства совсем возмучиша оставшиеся тогда малейшего числа Христу последователей православных христиан, которые от страха и трепета взыскивали себе прибежище и пресладкой тишины в обителях неукротимых зверей и ядовитих пресмыкающихся змиев в пустынях и в пропастях земляных. Великий оной монарх, посланный от бога, ста пред оними мучителми и низложь гордыню оных беззаконных врагов чрез непобедимое оружие креста и вовся сокрушил злочестивое их суровство и предаде их прелютои смерти и проста честь идольская, процвете християнская вера, посрамление и сокрушение злочестивых, и тако воспоследовала всем христианам великая радость; и хотя вся оное совершенство непременно было чрез божественное и праведное его милосердие, а к тому и чрез особливое счастие онаго благочестивого монарха, одначе ж сии, что ныне [210] удостоилися очи наши видети преславнешие, видятся быть для того, что суть провосходительнейшие и совершеннейшие и высшим счастием Вашего императорского величества украшены, потому что чрез оних предоволью и без всякого сумнения явно показалося вся непобедимая сила оного ж всесильного бога купно и слава героической души Вашего императорского величества, которое воистину что есть огражденна всяким благочестием и пресветлою премудростию, подражательное премудрости Соломонове, понеже что всех оных претяжких и темных облаков, которые из всех кругов отоманских над пребедною землю Молдавского княжества чрез прелютых и кровавливых дождей и чрез бури их, яже на нас весма и все вострепетали были; и так ужасалися было, что уже ожидали от них и конечной погибели. Но скорым Вашего императорского величества милосердием и защищением внезаапу 9 все разорилися, и все тея, что чрез их суровоство и лютовство всегда нас устрашивали, и хулным гордостию похвалялися, чтобы вовсе поглотить вся исполнение верных (пред коими мы все были, яко овцы, готовы на заколение. Прешелствуя от места до места чрез долгое время и повсюду скриясь 10) с великим страхом и трепетом божим судом сами поглощены лютою и прегоркою смертию, ибо во время преславной победы крестоносной армии Вашего императорского величества они сами столь вострепетали и ужасалися, что и самие воды нистровские и дунайские показывалися им, аки никоторую преизрядную и прекрасную пучину, и которые из них избавились от оружейного огня, то вместо того глубину и дно оных великих рек измериша, и така быша в снед 11 птицам небесным и водным рыбам, и тии что превознилися были до небеса, праведным судом божиим даже до ада снидоша, обратиса болезнь их на главах их и неправда их на версех их, и уже заходило от очию нашего лунная слава и возсия светлость звездой Вашего императорского величества, а потом возсия светлость пресладкаго и превожделенаго дня, сиреч дань спасение нашего, понеже милосердие божие не презри слезное наша воздыхание, но своим человеколюбием наказуя наказал нас якоже бысть праведного ево хотение, но неже остави нас до конца погибнути смертию и услыша с высоты болезненыя наши молитвы; и хотя мы прежде сего посеяли в слезах, обаче ныне с радостию пожинаем, а все сии зделалися чрез благое счастие и скорое защищение Вашего императорского величества. И мы нежайшие предовольно чувствуем и видим превысочайшую и монаршескую Вашего императорского величества прещедрую и матернюю милость купно и величия всех благодеяниих Вашего императорского величества к нам милосердие. Того ради немолчными гласы поем и хвалим и благодарим святей [211] единосущной и нераздельной Троицы, ибо с великим милосердием призрена нас, утверждая благочестивую и афтократорическую, монаршеское ваше сердце на избавление наше, единоверных, из работы агарянского ига. И яко верноподданные рабы Вашему императорскому величеству всенижайшее и всеподданнейшее наше принесем благодарение, и повсегдашнем нашей должности со многим смирением молитвы возсылаем живущему на небесах богу Саваофу. В первых я смиренный Гавриил митрополит Молдавский купно со о Христе братиею моею боголюбивыми епископу и со всем духовным чином, купнож и со всеми подданными ж и рабы Вашего императорского величества собранныя политическое молдавские бояры, и общие со всеми здешними христианами умиленними сердце молим всещедраго бога: да дарует Вашему императорскому величеству купно и освященной отрасле Вашего императорского величества превозлюбленному сыну и наследнику благоверному государю цесаревичу и великому князю Павлу Петровичу всечелобитное здравие. И да возвеличит афтократорическое величествия Ваше и да вознесет ю от силы в силу, и да умножит присно пребивательно и нерушиму дражайшее здравие Вашего императорского величества привсерадостниишей и пресветлейшей жизни в должайшие лета со всегдашнею победою и самодержавством и привсесовершеннеишею победою на всех сопротивных варваров, которые от неустрашимых и прехрабрых Вашего императорского величества воинов, да вострепещутся и устрашайся и даже до последней части да сокрушатся под ногами Вашего императорского величества. А христолюбивою армиею Вашего императорского величества вовремя ополченныя брани и всегда да поспешат во всаком благом поспешении без всякого препятствия, с твердостию душевною, с храбростию мужественною, с надлежащим целомудрием, и не преславною победою. И да будет сохранена и покровенна высокою его божественною десницею, без всякого урону. Мы все жители молдавские, увесь духовный и мирской чин с великою радостию и со всенижайшим смирением выбрали из нашего духовнаго чина боголюбиваго епископа Хушскаго кир Инокентия, и Петропавловского Солковского монастыря архимандрита Варфоломея, да Благовещенского Молдавицкого монастыря егумена Венедикта, а из молдавских благородных бояров господина Лупулла Балша бывшаго вел. логофета, да господина Иоанна Палладия бывшаго вел. логофета, да господина Анакакия бывшаго вел. спатаря, которых из общаго совету посылали к Вашему императорскому величеству и всеподданнейше вашего императорского величества просим: да будут приняти с высокою монаршескою крепостию и милосердием, через которых яко тии, что уже доволно познали высочайшую Вашего императорского величества милость и благодеяние и яко верноподданныя рабы Вашему императорскому величеству всеподданнейшее наше принесем [212] благодарение и покорение, со всяким нашим благоволением и с повиновением ко всяким Вашего императорского величества повелением, и в верности подданстве нашей с клятвенным обещанием. И обещаемся во имя живого бога, нелицемерного судии, в том, что всем повелениям Вашего императорского величества будем покорны, и даже до последней капли крови нашей все повеленное нам от Вашего императорского величества без всякого нарушения будем сохраняти и повеленное ислолняти. И того ради и паки от всего усердия нашего все припадаем под стопы Вашего императорского величества всесмиреннейше из глубины душ наших просим, яко да всегда будем под высоким защищением и покровом Вашего императорского величества, и да будем осенены монаршескою кротостию и охранены непобедимым оружием Вашего императорского величества. О, богом дарованная и богом венчанная всемилостивая государыня императрице и премилосердная обладательнице на-шея! Не остави нас, единоверных и верноподданных Вашего императорского величества, не остави нас в жесточайшое и лютое поругание злочестивых и христиано-ненавидцов иноплеменников. Но осени нас всесилною десницею Вашего императорского величества, покрой нас все-силним и непобедимым покровом и защищением Вашего императорского величества, огради нас афтократорическим и непобедим оружием Вашего императорского величества, да всегда поживем в тишине и в покое, под высокую Вашего императорского величества самодержавству, в чем и все благонадеждны есмы.

1769 году, декабря 10.

Вашего императорского величества всенижайшие и всеусердныя богомольцы и всеподданнейшие рабы в подлинном подписано тако:

Гавриил — митрополит Молдавии
Леон — епископ Романский
Досифей — епископ Радауцкий
Прокопий — архимандрит Галата
Пахомий — игумен Путный
Иоаникий — игумен Нямц
Мисаил — архимандрит Бесерикани
Мефодий — игумен Слатиний
Каллистр — игумен Ришкий
Лаисий — митрополит Еуврипии
Софроний — митрополит Иринопольский
Стефан Стурзе — бан
Василий Костаке — бан
Николай Росет — бан
Костантин Гречан — бан [213]
Александру Никулче — пахарник
Василий Росет — пахарник
Костантин Паладий — пахарник
Иоан Стурзе — ворник
Костантин Росет — ворник
Василий Разул — хатман
Иоан Кантакузино — вистерник
Костантин Стурзе — вистерник
Костаке Конаке — спатар
Иордаке Кантакузино — спатар
Иоан Кантакузино — спатар
Лупул Костаке — бан
Георгий Стурзе — пахарник
Иордаке Балш — пахарник
Костантин Гындул — столник
Костантин Когелничану — столник
Янакий Христофор — столник
Иоанн Катаржиу — столник
Манолаке Костаке — столник.

Перевод фотокопии хранится в архиве Академии наук Молдавской ССР. Оригинал в Архиве внешней политики России, ф. Сношения России с Молдавией и Валахией, 1769, д. 2, л. 3-6.


1. Речь идет о захваченных турками землях, так называемых райях: Белогородской, Бендерской и др.

2. Так называли турок.

3. Дорошенко — гетман правобережной Украины, в то время союзник Турции.

4. То есть 7182 (1674 г.).

5. Имеется в виду обращение Геогрия Штефана в Москву в 1656 г.

6. Так в тексте, следует читать «чает».

7. Мех — кошелек, единица мер денег, в данном случае он равнялся 500 ефимикам.

8. Так в оригинале.

9. внезапно.

10. скрываясь.

11. пищу.

Текст воспроизведен по изданию: Очерки истории молдавско-русско-украинских связей. (С древнейших времен до начала XIX века). Кишинев. Штиинца. 1961

© текст - Мохов Н. А. 1961
© сетевая версия - Тhietmar. 2012
© OCR - Strori. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Штиинца. 1961

Http://www.amexpiter.ru/

http://www.amexpiter.ru/ заказать изготовление печатей и штампов срочно в СПб.

www.amexpiter.ru