Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Валахия и Молдавия.

(Продолжение.)

Были еще и другие повеления от Султана: чтобы ни один Турок не приобретал себе земель в Княжествах Молдавском и Валахском: чтобы Турки, уличаемые в своевольных поступках были отсылаемы к начальникам крепостей для расправы; чтобы коменданты гарнизонов Турецких не дерзали обременять жителей требованиями. Сии распоряжения верховной власти весьма тщательно и с точностию охраняются как Господарями, так и Боярами. Ссоры между Волохами и Турками обыкновенно решатся или в Княжеском диване при Турецких депутатах, или же в судилище Браиловского Кадия.

В самом начале текущего века, по неотступным требованиям соседственного великого Монарха, чувствительного к бедствиям единоверных Ему обитателей Молдавии и Валахии воспоследовал [224] Турецкий Гаттишериф, полученный в Букаресте скоро по возведении на престол Князя Константина Ипсилантия (1802), и сей указ Султана в то же время прочтен был при всех Боярах. Важнейшими из распоряжений, сделанных в следствие оного благотворного предстательства, были: 1-е установление лучшей, более выгодной и прочной системы налогов; 2-е назначение семилетнего срока управлению Воевод в обоих Княжествах, с тем что прежде сего времени Порта может сменять их не иначе, как за вины, которые однако же должны быть представляемы на благоусмотрение Императорского Российского Посланника, пребывающего в Константинополе. Наконец по одному из последних трактатов, Господари Молдавские назначаются Султаном с согласия Всероссийского Монарха.

В Султанском Гаттишерифе 1784 года содержатся две статьи, на которых утверждена самопроизвольная управа Господарей обоих Княжеств. Там сказано: "Господари имеют власть, смотря по надобности, употреблять на службу как Греков, так и природных жителей; надлежит однакож преимущественно внутренних Бояр определять к должностям, какие им приличны." Далее "Бояре должны повиноваться Князю, и [225] покорностию своею быть достойными тех чинов и преимуществ, которые принадлежат им по древним их земли обычаям. Буде же кто-либо дерзнул бы объявлять неблагоразумные требования, или делать замешательство в распоряжениях, или же оказывать непослушание и поступать вопреки воле Князя; такового Князь имеет полную власть и силу казнить по мере вины его."

И так, если Волошскому Господарю, которой купил или выпросил себе престол Княжеской, вздумается дать полную волю своей суетности, своим беспокойным прихотям; если по собственному произволу располагать он жизнию Бояр и их имением, бьет их своими руками, или приказывает сечь их по подошвам; если привезенным с собою Грекам, своим родственникам и клиентам дает места самые доходные, каковы на пример должности Спатара, или Великого Постельника; людей подлых душею за неважные суммы возводит в достоинство благородных, а Боярам, чтоб немогли они уехать в Константинополь с жалобою, запрещает удаляться из Бухареста: в таком случае Бояре должны терпеть все и безмолвствовать. Но и боярство приносит весьма хорошие доходы, именно по [226] соединенному с ним праву грабить подданных, особливо же когда Князья рассудят заблаго уволить себя от обязанности давать жалованье.

Диван, или земской суд, состоит под председательством Князя из Митрополита и 12 или 13 должностных Бояр, как-то и Бана Краиовского (в Валахии), Главного Судьи (Дворник Маре) Логофета или Канцлера, Спатара или главного Начальника войск, Вестиара или Казначея, Пагарника или Мундшенка и проч.; все они носят бороду в знак своего достоинства. Диван только лишь для виду поверяет книги казначейства, на тот единственно конец чтобы отнять в Бояр всякой повод относиться к Порте с жалобами или доносами. К томуж еще сами Бояре снимают на откуп сбор податей, с утверждением Князя. Делами политическими заведывает сам Господарь вместе с доверенными особами, особливо же по предметам сношений в Константинополем. И так деятельность Дивана по большей части ограничивается делами судебными, для которых однако же нет никаких твердых правил, никакого уложения: суд производится согласно с местными обычаями (обычаи Пемунтуле) и с прежними приговорами Господарей: то есть все там произвольно, все зависит от [227] милости или злобы. Одна и та же тяжба, проигранная при выбывшем Князе, возобновляется при новом и оканчивается иногда противным образом. Князь Александр Ипсиланти учредил было некоторого рода училище для судей; но сие заведение рушилось. Сульцеров план сочинить полное уложение для Валахии также неимел успеха. При Воеводе Матвее Бессарабе (в 1562 г.) принято было собрание церковных и гражданских законов, составленное Алексием Аристеном (1118 - 1143); но по смерти Константина Маврокордата совсем вышло из употребления судебные приговоры основывать на Юстиниановых законах, и снова приняты руководством старинные обычаи.

Важная выгода для обоих Княжеств состоит в том, что они вовсе не знают постоянного войска. В каждом Княжестве для соблюдения внутреннего порядка содержится по одному корпусу, состоящему менее чем из 6,000 Тарабанов, Арнаутов, Сейменов, которые и состоят под начальством Спатара. Люди сии неполучают никакого жалованья; но за то они свободны от податей, и им ежегодно отпускается по куску сукна толстого; службу отправляют они поочередно: из двух недель одна [228] принадлежит сим воинам, и посвящается ими работе для собственного пропитания. Сверх того Князья имеют по 200 человек лейбгвардии, состоящей из Сербов и Албанцев. Немноголюдная Турецкая, при особом чиновник, страха имеет обязанность наблюдать за поступками проезжающих Турков.

(Оконч. в след. книж.)

Текст воспроизведен по изданию: Валахия и Молдавия // Вестник Европы, Часть 118. № 11. 1821

© текст - Каченовский М. Т. 1821
© сетевая версия - Тhietmar. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вестник Европы. 1821