Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 1 1

/л. 93/ I wrote to you at my setting out for Siberia, telling of my having received the command of two batallions belonging to the corps there. Each batallion is similar to the one I commanded at Krichoff, but they are at a great distance one from the other, according to ту desire.

The one, at which I am at present, occupies a space of about 200 verstes on the frontiers towards the Kirgises. You will see, in the map, a line of fortresses 2, as they are called (how little so ever they deserve the name) all along the Kirgisian frontiers, allthose from Chernovitsk to Semiarsk, besides ту batallion which is quartered within that distance, together with so much of the frontier is under ту immediate command during ту residence here.

Yarmiskoff, which is likewise a town, should be ту quarters and the house there is larger, and something better than the Krichoff one was, but as the commerce or barter with the Kirgise is carried on at Korakoff, 50 versts to the northward, I choose rather /л. 93 об./ to reside there the short time I shall [186] probably remain in one place, altho the house is less and worse. My neighbours the Kirgise are as peaceable at present as one could wish, and tho they steal a few cattle, or now and then a mare or two, upon laying hold of some of the tribe everything is returned.

They assemble everyday on the other side of the river Irtish which marks the boundary, bringing with them skins of different kinds, horses, oxen and sheep. These they barter for cheap cloths, leather, iron-work and trumpery Ornaments. As nobody of any note has visited their country, there is no chart of it, worth looking at; and we are perfectly ignorant of its products, altho' it is reported there are some mines of silver and gold, as well as copper.

I am therefore preparing to set out in 2 or 3 days on an expedition amongst them, not conceiving they are people anyways to be afraid of.

My general will not give те leave to go further than fifty versts into their country, but when I get so far no one can stop те, and I must be doing what no one eise has done before me.

After having spent aboutfive weeks with the Kirgise /л. 94/ and in that time rode about twelve hundred versts in their country I returned well pleased with my journey. As I had an Englishman with me, a lieutenant in one of my batallions, he kept а Journal of our tour in English; you shall one day or other have а сору of it. This Englishman 3 is son of a gentleman of property in Newcastle. He served at the taking of Ochakoff, and then at his desire was sent to те by Prince Potemkin. He arrived just in time to accompany те to the Kirgise, and as I have various propositions to make to the Prince, I am preparing to dispatch this Mr. Newton express to Petersburg.

I am at present at Tobolsk, in. the month of June I was here in my way to my batallion, and I then dispatched the Englishman I had brought with те from Cherson, to examine the mouth of the River Ob, and a small part of the coast of the White Sea, with a view of attempting a Communication with Archangel.

There is no doubt of this passage being, at certain times, practicable; but the object is the ascertaining the degree of danger and delay occasioned by the drifts of ice which even in summer by certain winds are brought upon the coast so as to interrupt entirely the navigation, /л. 94 об./ as some of them are come back, having made a chart of the river and the part of the gulph; but a Russian Capt. With some of the Englishmen pass the winter in travelling by land about the coast: this last summer they had nothing but an open boat; but for next year I [187] hope to find means of building them a vessel in which they may go to sea. An officer and 50 men I have brought with me from my batallion are to be employed in preparing a vessel for this expedition.

Having settled this business I set off for my other batallion which is at about 3 500 [versts] 4 from hence, and about the same distance from the other. Its quarters are on the other side of the Lake Baikal in the neighbourhood of Kiachta.

It was for the purpose of getting more intelligence about the Chinese frontiers that I chose this batallion at so great а distance from the other, and when I have received the com-mand of it, I mean to leave a major there whom I brought with me and then return here, and to my other batallion before the spring.

It is possible I may then go to Petersburg and I have permission to take a trip to England, but if my projects here are attended to they may keep me here another year before I can go even to Petersburg 5.

/л. 95/ While I was at Cherson, at the breaking out of the war, Mordwinoff had Orders to give passports to any who would fit out privateers, as well in the Mediterranean and Archipelago, as in the Black Sea, but few people of enterprise presented themselves to obtain such permission.

A Greek of the name of Lambro, whom the Prince had taken into the service with rank of captain, seemed the fittest of all men for such enterprises, but money, the most essential article, was wanting. Lotteries and card playing I had always avoided, but in this case, besides the views of gain the idea of setting an example and a rising enmity against the Poor, Turks induced Mordwinoff and me to 6 raise a sum for the fitting out of Lambro. Mordwinoff gave 3 000, I and two others 1 000 each, and with this we sent him off to Leghorn, where he fitted out a vessel, and, prize after prize, became master of 22 sail, of thes'e some were lost, but before I left Cherson.

Altho' we had got no account from him of the profits cleared from his prizes I should have found no difficulty in selling my share. I chose rather to take my chance of the future success and according to the news papers, our Lambro, called /л. 95 об./ Major Lambro, had done wonders. Besides some immense prizes he has taken fortresses and islands, and dares all the Turkish force. [188]

It is ten to one that he does not keep his head long on his Shoulders, but tho' I have heard nothing from the parties concerned, I have no doubt but they will look after their interest, and that mine will necessarily keep расе with theirs 7. If you have any correspondents in those parts of the world where by the news papers you hear this Lambro is roving, I wish you would endeavour to learn what conduct he observes respecting out interests, whether any sum is realised or whether he lays it all out in increasing his naval force.

How is it that since your return to England, I have not received a Single line from you nor from my father since his letter of April 1788 by which I learnt you were returned. The perfect ignorance I am in of your occupation and even of your welfare is the greatest and indeed the only cause of uneasiness I have. I never was so pleasently circumstanced in other respects, enjoying a degree of respect from those I associate with and meeting with none who if they /л. 96/ were disposed dare to give me such vexations as I sametimes experienced when you were with me.

I do not speak of the officers and other under my command, for they for the most part are no better fit for society than those with whom you saw me; but here, at Tobolsk at least I can associate with people of philosophy, talents and amiability which I could find but with difficulty in the Capital. Moreover the variety of my projects and a present good State of liealth leave nothing, but my attachments in England to cause me any regret. If you should on any account be disagreably circumstanced at home and if you pursuits should not absolutely require you presence there I know no place or circumstance that will suit you so well as this; perhaps nowhere people out of England better able to converse on your projects than you would find here for besides that from the distance from the Capital a man must be enterprising to wish to serve here, from having been too enterprising to be bourne with near the residence of [...] 8 etc.

I send by this same opportunity а сору of a Journal of my excursion among the Kirgese, badly written by Mr. Newton, still worse copied by another Englishman, but it may amuse you for an hour.

/л. 96 об./ I send it to Mr. Whitworth to by go a conrier.

Tobolsk

Dec r. 3-d 1789.

I have just received a letter from Mr. Shairp, but no news from any of you in England. Some papers from the Herald's [189] Office about my permission for the Military Order, I hear, are in Hynam's hands.

[Superscribed Broard Street Buildings
City 4 Feby N. S.
S & W Shairpe
addressed to Jeremy Bentham Esq.,
Queen's Square Place,
Westminster].

Перевод

Я писал тебе о своем переводе в Сибирь, сообщая о получении под свою команду двух батальонов из дислоцированного там корпуса. Каждый батальон схож с тем, который находился под моим командованием в Кричеве, но они согласно моему желанию, весьма удалены друг от друга.

Один, в котором я сейчас нахожусь 9, дислоцирован на пространстве 200 верст вдоль границы с киргизами. На карте ты увидишь цепь крепостей 10, как их называют (однако насколько не соответствует им это название), — все вдоль киргизской границы от Черноритска до Семиярска 11, вдобавок к ним мой батальон, размещенный целиком на этом протяжении границы, пока я здесь, он непосредственно подчиняется мне.

Ямышев, который к тому еще и город (и крепость, и город. — Авт.), должен стать местом моего квартирования. Дом здесь больше и несколько лучше того, что был у меня в Кричеве, но, поскольку торговля или обмен с киргизами ведется в Корякове, в 50 верстах севернее, я предпочитаю обосноваться здесь, в Ямышеве, ненадолго, а там [в Корякове], вероятно, и останусь, хотя тамошний дом и меньше и хуже.

Мои соседи киргизы сейчас миролюбивы настолько, насколько только можно пожелать, и хотя они и воруют скот или время от времени [похищают] кобылу — другую, но арест кого-нибудь из племени возвращает все [похищенное].

Они собираются ежедневно по другую сторону реки Иртыш, которая является границей, привозя с собой разные кожи, лошадей, рогатый скот и овец. Это они обменивают на дешевую одежду, скобяные изделия и дрянные украшения. Поскольку никто из дворян (?) (nobody of any note) не посещал их страны, нет карты, заслуживающей внимания, и по сей день мы не осведомлены о ее природных богатствах, [190] хотя имеются данные о нескольких серебряных и золотых копях, как, впрочем, и о медных. Поэтому я готовлюсь через два-три дня отбыть к ним в экспедицию, готовлюсь без дальних раздумий — так или иначе, они люди, а людей бояться нечего.

Мой генерал не даст мне разрешения заехать в их страну глубже чем на пятьдесят верст, но когда я заберусь так далеко, остановить меня будет некому, и я должен тогда сделать то, что никто до меня не делал.

После 12 примерно пятинедельного пребывания среди киргизов и после того, как за это время было проделано более двенадцати сотен верст по их стране, я вернулся весьма удовлетворенный своим путешествием. Поскольку со мной был англичанин, лейтенант одного из моих батальонов, и он вел дневник нашей поездки по-английски, ты получишь однажды копию. Этот англичанин — сын состоятельного джентльмена из Ньюкастла, он находился на службе во время взятия Очакова, а затем, по его желанию, был направлен ко мне князем Потемкиным. Он прибыл как раз вовремя, чтобы сопровождать меня к киргизам, а поскольку у меня имеются различные предложения для князя, я собираюсь отправить этого г-на Ньютона нарочным в Петербург.

Сейчас я в Тобольске, в июне я был по пути в свой батальон, и тогда я направил англичанина, захваченного мною из Херсона 13, исследовать устье Оби и небольшую часть побережья Белого моря в рассуждении установления торговых связей с Архангельском.

Нет сомнений, что эти плавания осуществлялись в свое время, но проблему представляют определенная опасность и [неминуемая] задержка [в пути], вызываемые подвижкой льда, который даже летом при определенных ветрах так наваливается на берег, что нарушает все навигационные условия, поэтому часть из них (из членов экспедиционной партии. — Авт.) возвратилась, составив карту реки и части залива 14. Но русский капи[тан] 15 с несколькими англичанами провел зиму в походе по суше вдоль побережья. Прошлым летом у них не было ничего, кроме открытой лодки, но на следующий год я надеюсь изыскать средства для постройки им судна, на котором они смогут выйти в море. Офицера и пятьдесят солдат я привез с собой из батальона, чтобы занять их подготовкой корабля для этой экспедиции.

Устроив эти дела, я отправлюсь в мой второй батальон, который примерно в 3500 [верстах] отсюда и примерно на [191] таком же расстоянии от первого. Он дислоцирован за озером Байкал, по соседству с Кяхтой.

Я выбрал этот батальон, настолько удаленный от первого, с целью сбора максимального объема сведений о китайской границе, и когда вступлю в командование им, то намереваюсь оставить там майора, привезенного с собой 16, а затем до наступления весны вернуться сюда (т. е. в Тобольск. — Авт.) и к моему первому батальону. Возможно, что потом я смогу поехать в Петербург, у меня есть разрешение съездить и в Англию, но если мои здешние проекты будут приняты во внимание, то они смогут задержать меня здесь до следующего года, прежде чем я смогу отправиться в Петербург.

Когда я был в Херсоне в самом начале войны, Мордвинов 17 имел указание выдавать паспорт всем, кто пожелает снаряжать каперы, как в Средиземном море и на Архипелаге, так и в Черном море, но мало кто из предприимчивых людей осчастливил себя получением такого разрешения.

Грек по имени Ламбро, которого князь принял на службу в ранге капитана, казалось, более других подходил для таких предприятий, но денег, самого важного, недоставало. Лотерей и карточных игр я всегда избегал, но в этом случае, кроме намерения содействовать осуществлению идеи, подать пример и поднять мятеж против бедности, Мордвинова и меня побудили попытаться добыть сумму для снаряжения Ламбро турки. Мордвинов дал 3 000, я и еще двое — 1 000 [рублей] каждый, и с этим мы отправили его в Ливорно, где он снарядил корабль и — трофей за трофеем — стал хозяином 22 парусников. Часть из них была потоплена. Но до [всего] этого я покинул Херсон.

Хотя мы не получили никаких прибылей от его трофеев, мне было бы несложно сбыть свою долю, но я предпочитаю ухватить свой шанс в будущей удаче — согласно газетам, наш Ламбро, коего называют «майор Ламбро», творит чудеса — кроме нескольких великолепных призов он захватывал крепости и острова и бросал вызов всем турецким войскам. [192]

Десять против одного, что недолго носить ему голову на плечах, но хотя я ничего не слышал от заинтересованных сторон, не сомневаюсь, что они, мои партнеры, будут заботиться о своих интересах и мои никак не ущемятся в сравнении с ними. Поскольку у тебя есть корреспонденты во всех частях света, откуда благодаря газетам ты слышишь о скитаниях этого Ламбро, я хотел бы, чтобы ты попытался узнать, как он проявляет себя по отношению к нашим интересам — выручил ли он какую-либо сумму или вложил все в усиление своих морских сил 18.

Как получается, что со времени твоего возвращения в Англию я не получил ни единой строчки ни от тебя, ни от своего отца, с тех пор как получил его письмо за апрель 1788, из которого я узнал, что ты вернулся. Полное неведение о твоих занятиях и даже о твоем здоровье, в котором я пребываю, — главнейшая и воистину единственная причина беспокойства. Впрочем, я же никогда не был в столь приятных условиях, получая удовольствие от той степени уважения, которую проявляют те, с кем я общаюсь, и удовольствие, что не встречаюсь с теми, кто мог бы досаждать мне так, как это порой случалось, когда ты был вместе со мной (в Кричеве. — Авт.).

Я не говорю об офицерах и других моих подчиненных, ибо они по большей части не более годны для общества, чем те, с которыми ты видел меня. Но здесь, в Тобольске, я по крайней мере могу общаться с людьми, не чуждыми философии, талантов, дружелюбия, с такими, каких я с трудом мог найти в столице. Сверх этого — разнообразие моих проектов и теперешнее хорошее состояние здоровья, не оставляющие мне иных сожалений, кроме тех, что вызваны моей привязанностью к Англии.

Если в силу каких-либо причин тебе станет неуютно дома, а твои дела не будут требовать твоего непременного присутствия, я не знаю иного места или иных условий, которые подошли бы тебе так, как эти; возможно, нигде за пределами Англии не найдется иных людей, кроме тех, которых ты сможешь найти здесь, кои столь способны к обсуждению твоих проектов. Кроме того, человек, желающий служить здесь, на таком расстоянии от столицы, должен быть инициативным в большей степени, чем тот, кого будут терпеть вблизи резиденции [императрицы — ?] 19.

Посылаю с этой же оказией копию путевого журнала моей поездки по киргизам, журнала, скверно писанного Ньютоном и еще хуже скопированного другим англичанином, но, может быть, он на часок развлечет тебя. [193]

Я отсылаю все мистеру Уитворту 20 (в Петербург. — Авт.) для отправки с курьером (из Петербурга в Лондон. — Авт.).

Тобольск
3-е декабря 1789.

Я только что получил письмо от г-на Шэрпа 21, но никаких вестей о ком-либо из Вас в Англии. Я слышал, что какие-то бумаги из геральдической конторы о разрешении мне носить [русский] военный орден находятся у Хайнема 22.


№ 2

/л. 5/ [...] 23 Когда я имел честь с Вашею Светлостию говорить о моем прожекте, Вы желание изволили завесть торг с Японией, мне кажется, что в сходстве Вашего мнения, я способ нашел, и только для того требуется, естьли Ваша Светлость согласна, мне подать помощь.

1. Ваш ордер брать в Екатеринбургский батальон людей, какие покажутся способны, из гарнизонных на перемену и из иррегулярных здешних войск для помощи.

2. Японцев, находящихся в Иркутске, отдать мне, чтобы проводили к своей земле.

3. Позволение отлучить из того же Екатеринбургского баталиона человек до ста, который ничего в общем порядке помешательства не причинят, и на них провиант, так же и на аммуницию, на доставление излишнего ничего не нужно.

В рассуждении сего последнего пункта я, смотря на пользу, проистечь могущую из моих целей, взяв смелость партикулярно употребить солдат для обозрения разных мест. Но я уверен, что они ни в военном порядке опущены не будут, ни сами обиды почувствовать не могут. /л. 5 об./ 24Здешний генерал-губернатор Иван Алферьевич Пиль, в разсуждении Ваших к нему писем, обещает в моих предприятиях никакого 24 препятствия не делать, но вышеписанной [194] помощи не могу ожидать без особливого Вашего приказания тем меньше, что Ваша Светлость изволили писать и о иррегулярном войске находящемуся на линии генералу 25, а сии войска у него в команде не состоят, да и Ваша Светлость, хотя оных шеф, но едва изволите от них какое получать сведение.

Вашей Светлости известно с начала определения моего в службу, что самой Государыне я имел случай показать мое желание употреблену быть в здешнем краю. И как я первый был, что из любопытства объезжал Сибирь, равным образом я льщуся, что никто больше в оной усердности не покажет.

В надежде, что Вашей Светлости может угодно быть мне препоручить какие комиссии в здешнем краю, в разсуждении пограничных мест и торгу с китайцами, обозрение Севернаго или Северо-Восточнаго моря или ис тех прожектов, который я уже к Вам нарочным писал. К лутчему обо всем к Вам объяснению, я намерен немедленно отправитца в Петербург, но естли не имею Вашей Светлости там застать, покорно прошу /л. 6/ 26меня снабдить повелением, кому изволите приказать о здешних делах представить или позволите мне к Вам 26 в армию приехать.

К обозрению сих морей ныне великая употреблена сумма 27, но я льщуся исполнить такие предприятия, не требуя из казны никакой издержки.

С глубочайшим почитанием имею честь быть,
Милостивый государь,
Вашей Светлости покорнейший слуга
28Самуил Бентам 28.

КОГА, ф. 535, оп. 1, д. 1593. Подлинник выполнен писарской скорописью.


№ 3

/л. 4/ Ваша Светлость изволили меня отправить в Сибирь с Вашим ободрением к тамошним начальникам в разсуждении обозрения дальних мест около границ, но, так как ничего не писано о заграничных местах, разныя препятствия случились 29, и хотя я смелост взял к киргизцам сам съездить 400 верст за границу, а [...] 30, но ето было против приказания. Естли Ваша Светлость можите надеятся на мое [195] усердие, я с великой надеждой готов принять некоторую или и всю нижеследующую комиссию.

1-е

Вывести многое число мунгалов на нашу сторону из владения китайцкаго.

2-е

Калмыков, ушедших из подданства Российскаго, возвратить от китайцов.

3-е

Бежавших из подданства же Российскаго обитающих около реки Бухтармы возвратить или под владение России приклонить.

4-е

Увезенных киргисцами и бежавших к ним, которыя ими проданы в Бухарию и у них живущих, возвратить.

5-е

Открыть торг с Япониею.

6-е

Обозреть и наложить на карту границ Сибири, Севернаго и Северо-Восточнаго моря.

7-е

Открыть неизвестныя острова на тех морях и живущих на них людей привесть во Всероссийское подданство.

Сии комиссии я надеюсь исполнить, не требуя из казны суммы, с покровительством Вашей Светлости я все способы найду.

КОГА, ф. 535, оп. 1, д. 1593.


№ 4

/л. 1/ 31Получено 21 августа 1790 год в Охотске 31

Милостивый государь
Григорей Иванович

Я с удовольствием моим имел честь получить от Вас записку в письме Самойла Ивановича. Он изволил быть в Тобольске, а я оставался в Петропавловске. И по прибытии ис Тобольска, окончав водоплавныя наши повоски 32, сейчас поедим в путь наш, где можем найти Его Светлость. [196]

По сие время ничего такого не было, о чем бы надобно было Вас уведомить. А теперь потому почитаю нужным — прощаемся с Сибирью. Покорно /л. 1 об./ содержать меня прошу 33 в Вашей дружбе, а я к Вам пребуду всегда

покорнейшим слугою.
Гаврила Лилингрен.

4-е майя 1790 году
Крепость с. Петра

ЦГАДА, ф. 1605, оп. 1, д. 310.


№ 5

Yakutsk June 22 hd 1790.

Report
of Lieu t James Sheilds to
Coll l Samuel Bentham

/л. 134/ I have the honour to inform you I am arrived here the 20 th Inst, from Irkutsk andto Day I mean to Follow M r Shellekoff who sett out for Okohostk the same day I arrived. Two hundred and ninety verst from Irkutsk I bought a vessel and proceeded down the Lena to where the command lay, where I took ten soldiers on board, ordering the ensign to buy a vessell and follow as fast as possible. The steerman I sent to the Baikal Sea and he informed me the Gen Governor wou'd not allow him to go farther. I am forced to take 16 horses with me to carry provisions etc., as there is no wheel carriages in this part of the world.

The expences attending this expedition will be exceeding great, as every thing here at the deärest rate. /л. 134 об./ I hope you will be so good as to send me shirting, stockings and leather for the people bythe first opportunity. They englishmen are all much dissatisfied at doing such a distance without your setling on them wages, which I wish you would do as soon as possible, as they will not work with a good heart without hearing of some setlement. My having discontened men with me, leads me a poor life at the same time I can't depend upon them in any emergency. I hope S r, you will consider all these circumstances and send me Orders how to act. The soldiers are all /л. 135/ wanting boots etc., which I hope you will send this autumn from the batallion.

I am S r your most

obliged obedient servant

James Sheilds. [197]

Р. S. The commandant here made objections at my arriving without Orders from the Governor. I heg of you to send the Orders from the Prince when possible.

Перевод

Якутск июнь 22-е 1790.

Рапорт
лейт[енанта] Джеймса Шилдза
полк[овнику] Сэмуелу Бентаму

/л. 134/ Имею честь сообщить Вам, что я прибыл сюда 20 числа текущего месяца из Иркутска, а сегодня намереваюсь последовать вслед за господином Шелиховым, который отбыл в Охотск в тот самый день, когда я прибыл.

В двухстах девяноста верстах от Иркутска я купил судно и проследовал вниз по Лене туда, где располагалась команда, где я взял на борт десятерых солдат, приказав прапорщику приобрести судно и двигаться так быстро, насколько это возможно. Кормчего я отправил назад к Байкальскому морю — он сообщил мне, что генерал-губернатор не дозволил ему следовать дальше. Я вынужден взять с собой 16 лошадей, дабы везти продовольствие и пр., поскольку в этой части света нет колесных повозок.

Расходы по этой экспедиции должны возрасти, так как здесь любая вещь исключительно дорога. /л. 134 об./ Надеюсь, Вы будете столь добры, что пошлете мне ткань, чулки и кожу для [обмундирования — ?] людей при первой же возможности.

Англичане, они все весьма недовольны тем, что следует идти так далеко, не получая от Вас жалования, которое, мне хотелось бы, чтобы Вы выдали как можно скорее, поскольку они не будут работать с душею, не слыша о предстоящей выплате. Мне же, в этой убогой жизни, случись какая-либо опасность, не удастся положиться на недовольных людей, которые рядом со мною. Я надеюсь, сэр, Вы примете во внимание все эти обстоятельства и направите мне указания как поступать. Все солдаты /л. 135/ испытывают недостаток в обуви и пр., что надеюсь, Вы вышлете сюда этой осенью из батальона.

Крайне обязанный Вам, сэр,
Ваш покорный слуга
Джеймс Шилдз.

Р. S. Здешний комендант выразил неудовольствие по поводу моего прибытия сюда без указа губернатора. Умоляю Вас выслать указы князя как только это будет возможно.

BL, Add. Mss. 33541, 134-135.


Комментарии

1. Оригинал письма, вероятно, утрачен. Публикуемая копия (BL Add. Mss. 33541, л. 93-96) выполнена отцом С. и И. Бентамов — Иеремией Бентамом. Разночтения приводятся по двум, им же выполненным копиям — вариант 2 (BL Add. Mss. 33541, л. 97-100) и вариант 3 (BL Add. Mss. 33541, л. 91-92).

2. Далее в варианте 2 и варианте 3 and fore ports.

3. Далее в варианте 3 of the name of Newton.

4. Далее в варианте 2 и варианте 3 = 2 400 miles.

5. Далее в варианте 2 и варианте 3 I may truly say, I am pleasantly circumstanced enough, enjoying a degree of respect from those I associate with and meeting with none who, if they were disposed, dare to give me any vexation. Here at Tobolsk at least, I can associate with people of philosophy, talents and amiability, moreover the variety of my projects, and a present good state of health leave nothing but my attachments in England to cause any regret.

6. Далее в варианте 2 и варианте 3 endeavour to.

7. Дальнейший текст отсутствует в варианте 2 и варианте 3.

8. Вероятно The Empress.

9. Третий полевой мушкетерский батальон.

10. Иртышская линия.

11. Форт Семиярский, редут Кривой, редут Подспускной, форт Лебяжий, редут Луговой, редут Черный, крепость Ямышевская, редут Узкоозерный, редут Подстепной, форт Коряковский, редут Черноярскпй, форт Чернорецкий. См.: Альбовский Е. История Иркутского полка... Приложение II, — С. V.

12. Далее — вторая часть письма, написанная после возвращения из «степной экспедиции».

13. Ричард Апсал.

14. Обской губы.

15. И. Звегинцев.

16. Вероятно, X. фон Корбиц, вместо которого, по-видимому, с С. Бентамом отправился капитан Г. Лилингрен.

17. Мордвинов Николай Семенович (1754-1845), адмирал, видный общественный деятель, находился в тесных приятельских отношениях с С. Бентамом, переписывался с ним и его братом. О Н. С. Мордвинове, при жизни широко известном своими либеральными взглядами, см.: Семенова А. В. Временное революционное правительство в планах декабристов. — М., 1982. — С. 61-102; Москаленко Л. Я. Общественно-политические взгляды и социальная программа Н. С. Мордвинова. — Минск, 1984. Имеются данные о том, что Н. С. Мордвинов, по крайней мере в начале XIX в., был членом масонской ложи. См.: Соколовская Т. О. Возрождение масонства при Александре I // Масонство в его прошлом и настоящем. — Спб, 1915. — Т. II. — С. 171.

18. История Ламбро Каччони может быть в детальности прослежена по отложившимся в советских архивах многочисленным документам 1780-1790-х гг.

19. Неразборчиво.

20. Уитворт Чарлз (1752-1825) — английский дипломат, в 1789-1800 гг. — английский посол в России.

21. Шэрп Стефен — сын английского генерального консула в Санкт-Петербурге (1776-1787) Уолтера Шэрпа; также занимал пост генерального консула с 1796 по 1806 г. В конце 80-х гг. он, вероятно, равно как и его отец, представлял в Петербурге интересы лондонской компании «Шэрп, Мод и К о»., которая вела торговлю с Россией. Через отца Шэрпа, а затем сына шла переписка С. Бентама.

22. Роберт Хайнем — петербургский приятель С. Бентама; речь идет, по-видимому, о разрешении носить орден Св. Георгия, которым С. Бентам был награжден за участие в очаковских сражениях.

23. Верхняя часть листа утрачена. В копии настоящего письма, подшитой в деле, настоящему тексту предпослана следующая шапка: Копия с письма, присланного к Его Светлости, князю Григорию Александровичу Потемкину Таврическому, от полковника Бентама февраля 14-го 1790 года из Иркутска — л. 1.

24. Восстановлено по копии — л. 1.

25. Г. Штрандман.

26. Восстановлено по копии — л. 1.

27. С. Бентам имеет в виду расходы Северо-Восточной экспедиции Биллингса — Сарычева.

28. По-русски, почерк С. Бентама.

29. Имеется в виду противодействие Г. Штрандмана.

30. Неразборчиво.

31. Почерк Г. Шелихова.

32. Две повозки-амфибии, построенные по чертежам С. Бентама в Корякове, где имелась небольшая верфь для маломерных судов. О повозках упоминается в «Домовой летописи» И. Андреева. См.: Андреев И. Домовая летопись... — С. 120.

33. Над строкой.

(пер. Л. А. Ситникова)
Текст воспроизведен по изданию: Новое об истории освоения северной части бассейна Тихого океана (статья первая) // Источники по истории Сибири досоветского периода. Новосибирск. Наука. 1988

© текст - Ситников Л. А., Кристи Р. А. 1988
© сетевая версия - Strori. 2011
© OCR - Strori. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1988