Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Светлой памяти академика Алексея Леонтьевича Нарочницкого посвящается

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

В третий том серии «Исследования русских на Тихом океане в XVIII – первой половине XIX в.: Российско-Американская компания и изучение Тихоокеанского севера, 1799-1815» вошли преимущественно новые, а также наиболее важные из публиковавшихся ранее документов начального периода деятельности компании, связанные с описанием, изучением и освоением североамериканских территорий, продолжением исследований в Тихом океане, с первыми кругосветными экспедициями И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского, В. М. Головнина и П. И. Рикорда, Л. А. Гагемейстера, О. Е. Коцебу и др.

Сборник открывают документы, относящиеся к периоду организации в 1799 г. Российско-Американской компании (РАК), и в частности, дарованным ей привилегиям. В первом параграфе привилегий, определявшем район деятельности компании, говорилось: «По открытии из давних времен Российскими мореплавателями берега северо-восточной части Америки, начиная с 55° северной широты и гряд островов, простирающихся от Камчатки на север Америки, а на юг к Японии, и по праву обладания оных Россиею, пользоваться компании всеми промыслами и зоведениями, находящимися ныне на северо-восточном берегу Америки от вышеизложенного 55° до Берингова пролива и за оный, також на островах Алеутских, Курильских и других по Северо-восточному океану лежащих». Одновременно РАК предоставлялось право производить «новые открытия» на землях к югу от 55°, «естли оные никакими другими народами не были заняты и не вступили в их зависимость», а также «иметь торговлю со всеми около лежащими» странами. Кроме того, компании предоставлялось «исключительное право на всякие приобретания, промыслы, торговлю, заведения и открытие новых стран» (док. № 3).

С одной стороны, основание РАК отражало стремление правительства России создать под своим контролем сильное монопольное объединение для противодействия иностранной конкуренции и прочного утверждения русского влияния на Тихоокеанском севере 1. С другой – подводило итог многолетним усилиям русских первопроходцев, мореплавателей и промышленников, осуществивших после 1741 г. более ста промысловых экспедиций и организовавших множество частных купеческих компаний. Особое значение при этом имела деятельность Г. И. Шелихова и его жены Н. А. Шелиховой, – с нее, с этой деятельности, по сути и началось освоение Русской Америки 2.

Наконец, образование РАК было связано со стремлением правительства воспрепятствовать острому соперничеству купеческих компаний, действовавших в Иркутске после смерти Г. И. Шелихова, что мешало успешному освоению северной части Тихого океана, и установить определенный порядок в организации промысла в этом регионе.

Еще в августе-сентябре 1797 г. Коммерц-коллегия представила Павлу I доклады «О вредности многих в Америке компаний и о пользе от соединения их воедино» и целесообразности образования единой сильной Американской компании 3, а в январе 1799 г. направила царю специальный подробный доклад «Об учреждении Североамериканской торговой компании» 4, которая указом Павла I от 8 июля 1799 г. была переименована «под высочайшим нашим покровительством» в Российскую Американскую компанию (док. № 1). [6]

Следует отметить, что в первоначальных проектах «правил» и «привилегий» компания именовалась просто «Российско-Американской». Однако, редактор учредительных документов (возможно, им был близкий к придворным кругам зять Г. И. Шелихова обер-секретарь Сената Н. П. Резанов) всюду добавил «под высочайшим Его и. в-ва покровительством») 5. Семья Шелихова явно была заинтересована в том, чтобы приблизить компанию к императорскому двору и тем самым ограничить влияние местных иркутских купцов. М. М. Булдаков возглавил Главное правление, а Н. П. Резанов стал в декабре 1799 г. уполномоченным «корреспондентом» РАК с возложением на него «во всем пространстве данной ему доверенности и высочайше дарованных нами привилегий ходатайствовать по делам компании во всем, что к пользе ее и сохранению общего доверия относиться может» 6.

Делами РАК ведало «Главное правление», состав которого впоследствии неоднократно менялся. Первоначально правление располагалось в Иркутске, затем, после длительной борьбы наследников Шелихова со своими конкурентами (купцами И. Л. Голиховым, П. С. Лебедевым-Ласточкиным, братьями Киселевыми), царским указом от 19 октября 1800 г. оно было переведено в С.-Петербург. Близость компании к правительству была закреплена весной 1802 г. вступлением в число ее акционеров «высочайших особ» императора Александра I, вдовствующей императрицы Марии Федоровны и др. Акционерами РАК являлись такие известные государственные деятели, как Н. П. Румянцев, Н. С. Мордвинов, И. А. Ведемейер и др. В целом же РАК оставалась по преимуществу купеческим объединением, да и важные должности в ее административном аппарате по-прежнему занимали наследники и родственники Г. И. Шелихова 7.

Поддержку правительством РАК обусловили не только экономические интересы России, но и сложившаяся к тому времени международная обстановка. Создание новых социально-экономических отношений внутри страны, поиски новых рынков сбыта и освобождение от иностранного посредничества, – решение всех этих проблем требовало принятия неотложных мер, а точнее – развития промышленности и торговли, расширения сети коммуникаций.

Русским промышленникам на Тихом океане неоднократно приходилось сталкиваться с иностранной конкуренцией, ибо английские и американские купцы все чаще проникали во владения России в Северной Америке, наиболее богатые пушниной. Кроме того, с организацией РАК встал вопрос о снабжении ее факторий. Как правило, оно осуществлялось сухим путем и по рекам Сибири до Охотского порта, оттуда морем до Павловской гавани на о-в Кадьяк, и наконец до порта Ново-Архангельск на о-ве Ситха. Путь был долгим и дорогим. Промышленники испытывали постоянную нужду в хлебе, соли, оружии и порохе. Пушнину тоже везли морем до Охотска, а затем – на лошадях в Кяхту для продажи в Китай. Таким образом, издержки столь дорогие зачастую бывали неизбежны.

Прокладка морского пути от Балтийского моря до российских владений на Дальнем Востоке и к Русской Америке становилась насущной необходимостью: этот путь позволил бы России торговать с азиатскими странами, исследовать моря, в свою очередь, и то и другое способствовало бы строительству отечественного флота и укреплению его боеспособности.

Впервые проект организации кругосветного плавания был предложен вице-адмиралом Н. Ф. Головиным еще в 1732 г. в помощь Второй камчатской экспедиции В. И. Беринга 8, однако он остался не реализованным. В 1785 г. к кругосветному плаванию была готова экспедиция под руководством Г. И. Муловского 9, но война со Швецией помешала осуществить этот замысел. [7]

К концу XVIII в. правительство располагало уже несколькими проектами, призванными увеличить экономический потенциал России за счет развития коммерции на Дальнем Востоке и в Русской Америке. Наиболее основательными в ряду подобных был проект, предложенный И. Ф. Крузенштерном. Он изложил его в записке на имя президента Коммерц-коллегии П. А. Соймонова, которую составил в 1799 г. на борту торгового судна «Бомбей», возвращаясь из Китая в Англию 10, но тогда этот проект не нашел поддержки. В 1800-1801 гг. И. Ф. Крузенштерн продолжил работу над проектом, пополнив его ценной информацией и внеся необходимые изменения. К 1 января 1802 г. работа была закончена 11. Крузенштерн предлагал строить корабли на Балтийском море, нагружать их всевозможными товарами для РАК и направлять в Тихий океан к Аляске мимо мыса Горн. В Северной Америке суда принимали бы на борт пушнину, доставляли ее для продажи в Кантон, а затем, обогнув Африку и зайдя по пути в Ост-Индию, возвращались бы в Россию. Это, по мнению Крузенштерна, не только принесло бы экономическую выгоду, но и избавило бы от «надобности платить англичанам, датчанам и шведам великие суммы за остиндские и китайские товары», кроме того, кругосветные плавания стали бы хорошей школой для русских моряков. Записки Крузенштерна, отправленные в Петербург, попали к вице-президенту Адмиралтейств-коллегии Н. С. Мордвинову, который к тому времени уже дал указание Г. А. Сарычеву разработать план организации морской экспедиции на Камчатку, и записки Крузенштерна не рассматривались, однако он был назначен командиром одного из судов экспедиции.

Сложившаяся в начале XIX в. международная обстановка в Европе (недолгая мирная передышка) позволила наконец осуществить первую русскую кругосветную экспедицию с целью укрепления влияния России в северной части Тихого океана. В 1801 г. Александр I подписал секретную конвенцию с Францией и установил мирные отношения с Англией и Испанией, продемонстрировав таким образом стремление отстраниться от участия в англо-французском соперничестве в Европе.

В процессе подготовки экспедиции активный ее сторонник министр коммерции граф Н. П. Румянцев представил императору две докладные записки «О торге в Кантоне» и «О торге с Японией» (док. № 27, 28), в которых говорилось, во-первых, о необходимости организовать морскую торговлю с Китаем (что позволило бы русским промышленникам соперничать с англичанами и американцами в сбыте мехов в Кантоне), во-вторых, о необходимости новой попытки установления торговых отношений с Японией.

Посланником в Японию был назначен камергер Н. П. Резанов, «начальству» которого подчинялись два судна с офицерами и «служителями». Задачи его миссии четко определялись специально разработанной и утвержденной Александром I инструкцией: установление торговых связей с Японией, открытие торговли с Южным Китаем и обозрение русских владений в Северной Америке (док. № 41). Таким образом, цели первой кругосветной экспедиции приобретали и политическую окраску.

Петербургская Академия наук, в частности академики В. М. Севергин и А. Ф. Севастьянов, разработали для новой экспедиции научную программу и необходимые инструкции (док. № 34 и примеч. 1 к нему). В экспедиции участвовали естествоиспытатели В. Тилезиус и Г. Лангсдорф, ставшие впоследствии известными мореплавателями М. Ратманов, О. Коцебу, Ф. Беллинсгаузен, доктор медицины и ботаники Брыкин, будущий историограф русского флота В. Берх, живописец С. Курляндцев, – всего 129 человек. Отдав должное широте познаний руководителей экспедиции, Академия наук избрала И. Ф. Крузенштерна членом-корреспондентом (док. № 26), а Н. П. Резанова – почетным членом Академии. [8]

26 июля 1803 г. два экспедиционных корабля «Надежда» и «Нева» под командованием соответственно И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского покинули Кронштадт.

14 июля 1804 г. после длительного и трудного плавания «Надежда» вошла в Авачинскую бухту. Выгрузив доставленные товары, И. Ф. Крузенштерн повел «Надежду» вдоль Курильских островов к берегам Японии. По пути осмотрели пространство океана к востоку от Японии между 33 и 37° с.ш. и 214° з.д., описали восточную и южную стороны острова Кюсю и Вандименов пролив. 8 октября «Надежда» прибыла в Нагасаки (док. № 51, 58), где Н. П. Резанов при посредничестве главы голландской фактории X. Дуфа вступил в долгие переговоры с японскими властями. Помимо предложения начать постоянную торговлю Резанов, согласно правительственной инструкции об основании на Сахалине и Курильских островах факторий и земледельческих колоний, заявил представителю центрального правительства о твердом намерении «присоединить к России Сахалин, который не является владением Китая», и о том, что Японии ни в коем случае не следует расширять свои территории за пределы острова Мацумаэ (Хоккайдо) в северном направлении 12.

Напомним, что начиная с миссии А. К. Лаксмана в 1792-1793 гг., когда российскому кораблю раз в год разрешалось входить в «Нангасакскую гавань» 13 (до этого такое разрешение имели только голландцы), целью всех российских экспедиций к берегам Японии было установление с ней добрососедских отношений – торговых и политических.

Однако Япония вряд ли могла оставаться безразличной к активному освоению русскими дальневосточных территорий в XVIII в. С середины 80-х годов она стремилась распространить свое влияние на Курильские острова и Сахалин 14. В 1800 г. сёгунат после консультации с комиссией, состоявшей из чиновников, занял негативную позицию в отношении торговли с иностранцами на Сахалине: в 1803 г. закон об изоляции Японии был распространен на присоединенные территории, в том числе на их торговлю с иностранцами, прежде всего с русскими 15.

Н. П. Резанов был не первым из иностранцев, кто натолкнулся на препятствие с японской стороны и ужесточение ее позиции относительно связей с внешним миром. В 1803 г. двум американцам уже было отказано в просьбе об открытии торговли 16.

В августе 1804 г. в Нагасаки получили сообщение о намерении русских кораблей посетить Японию, что позволило сёгунату подготовиться к визиту миссии. Еще до ее прибытия губернатор Нагасаки сделал запрос главе японского правительства о мерах, которые ему следует принять после того, как он откажет русским в разрешении на торговлю в соответствии с предыдущим распоряжением правительства. Таким образом, исход русско-японских переговоров был предрешен, и все попытки Н. П. Резанова установить добрососедские отношения с Японией обречены на неудачу.

18 апреля 1805 г. «Надежда» покинула порт Нагасаки, взяв курс к проливу Лаперуза. Шестимесячное пребывание в Японии было использовано И. Ф. Крузенштерном для астрономических, метеорологических и прочих наблюдений. Важно подчеркнуть, это были первые (не считая сделанного отрядом М. П. Шпанберга во время плавания к берегам Японии в 1739 г.) наблюдения наших соотечественников, проведенные в самой Японии и на японском побережье. В результате появилось навигационно-гидрографическое описание порта Нагасаки и подходов к нему 17.

На обратном пути офицеры шлюпа «Надежда» описали северо-западные берега Японии (острова Хонсю, Хоккайдо, Цусима, Сангарский пролив и др.). Во время этого [9] плавания И. Ф. Крузенштерн установил, что «остров Карафуто», показанный на японских картах между Хоккайдо и Сахалином, – географическая ошибка; определил координаты восточного берега Сахалина от залива Анива до мыса Терпения и нанес их на карту. Он описал японские промыслы в заливе Анива и жителей побережья – айнов (док. № 68, 69). На обратном пути к Камчатке среди Курильских островов открыли и астрономически определили четыре каменных острова, назвав их Ловушками.

По возвращении в Петропавловск, Крузенштерн описал юго-восточную и юго-западную части Камчатки, состояние экономики полуострова, быт и условия жизни камчадалов. 6 июля вновь отправились к Сахалину, чтобы завершить описание его берегов (док. № 72, 74). Обогнув северные берега Сахалина и достигнув 52°30' с.ш., «Надежда» вошла в Амурский лиман; Татарским проливом не проходили, и И. Ф. Крузенштерн пришел к ошибочному выводу, что Сахалин – полуостров. Завершив его описание, участники экспедиции вернулись в Авачинскую бухту, а в октябре 1805 г. отправились в обратный путь 18.

1 июля 1804 г. «Нева», миновав Петропавловск, встала на рейде Павловской гавани на острове Кадьяк, а 15 августа Ю. Ф. Лисянский, получив известие о сожжении тлинкитами («колошами») крепости Св. архистратига Михаила, направил ее к острову Ситха. Благодаря помощи экипажа «Невы» русским промышленникам удалось вновь завладеть островом и построить новый поселок, названный Ново-Архангельском – в дальнейшем, до 1867 г. – центр Русской Америки.

За время зимовки Ю. Ф. Лисянский и офицеры «Невы» описали и положили на карту множество островов, в том числе Кадьяк и Афогнак. Ситхинские острова (Якоби, Круза, Баранова, Чичагова), залив Ситха. Хуцновские проливы, часть побережья Северной Америки. 19 августа 1805 г. «Нева» покинула Русскую Америку и отправилась с большой партией груза в Китай 19.

Отношения России с цинским Китаем складывались сложно. В июне 1805 г. из Петербурга в Пекин отправилось посольство во главе с президентом Коммерц-коллегии графом Ю. А. Головкиным. Одной из задач посольства было добиться согласия Китая на торговлю не только в Кяхте, но и вдоль всей границы. Переговоры шли трудно – дальше Урги миссию не пустили – и закончились безрезультатно.

Корабли И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского прибыли в январе 1806 г. в Кантон, когда русское посольство покидало Китай. Записки приказчика РАК Ф. И. Шемелина (док. № 82) подробно рассказывают о пребывании русских кораблей в Кантоне. В сложившейся обстановке с трудом удалось продать доставленную из Русской Америки пушнину и закупить китайские товары. В феврале «Надежда» и «Нева» успели покинуть кантонский рейд до того, как местные власти получили приказ об их задержании. С этого времени Кантонский порт надолго закрылся для русской торговли.

После неудачного посольства в Японию Н. П. Резанов возвратился в Петропавловск и 14 июня 1805 г. отправился в Северную Америку. В качестве корреспондента РАК он посетил гавани островов Св. Павла, Уналашки, Кадьяка, где ознакомился с состоянием дел в колониях (док. № 75). В начале XIX в. важнейшие поселения РАК были расположены на островах Кадьяк, Афогнак, Баранов (Ситха), Уналашка, Атха, Кенайском полуострове, в Чугацкой губе, у мыса Св. Ильи, на островах Прибылова и Урупе (док. № 77, 85). К тому времени численность русского населения во владениях РАК достигла 470 человек, не считая довольно значительного числа местных жителей. Помимо пушного промысла, жители Русской Америки занимались скотоводством, земледелием, изготовлением различных изделий из кости. Большие трудности возникали, однако, со снабжением продовольствием. Чаще всего самую острую нужду люди испытывали в хлебе, который, несмотря на все старания, в [10] колониях не вызревал. Приспособиться же к пище местных жителей они так и не смогли.

Очень скоро Резанов убедился, что русские поселения бедствуют: надвигался голод, рабочих рук не хватало, не было материалов для строительства домов и кораблей, колонистов то и дело косили болезни. Единственным выходом из создавшегося положения была торговля с Калифорнией. В марте 1806 г. на купленном у американского торговца и капитана Дж. Д'Вулфа корабле «Юнона» (док. № 80), Н. П. Резанов отправился в Сан-Франциско (док. № 88). Губернатор испанской Калифорнии гостеприимно встретил русских мореплавателей. «Юнона» возвратилась в Ново-Архангельск, нагруженная продовольствием. «Я предложил гишпанскому правительству обширную торговлю, она принята с удовольствием... Успехи ее оживотворят Америку, Сибирь и Камчатку, ободрят внутреннюю в России промышленность...» – писал Н. П. Резанов Александру I (док. № 87) 20.

Как и Г. И. Шелихов Н. П. Резанов был настоящим строителем империи, одним из последних (наряду с главным правителем Русской Америки А. А. Барановым), кто попытался осуществить свою программу в этом районе на практике.

Накануне отъезда из Ново-Архангельска, Н. П. Резанов оставил А. А. Баранову «секретное предписание», в котором касался «многих предметов для того, чтоб на смертный обоих нас с вами случай видели преемники наши, что было о благоустройстве помышляемо, и при получении ими способов не опустили привесть в исполнение те предложения, к которым на сей раз мы достаточных сил не имеем» 21.

Покидая «северо-западный берег Америки», Н. П. Резанов в первую очередь обращал внимание на важность создания в колониях постоянного русского контингента и рекомендовал уговаривать законтрактованных лиц оставаться на жительство в Русской Америке. Для поощрения строительства домов, заведения огородов и т.д. предлагалось передавать им землю «в вечное и потомственное владение». Русские колонии намечалось «обезопасить военным гарнизоном», для чего Н. П. Резанов планировал «на первый раз» выслать «57 пушек и 4 мартиры с приличным числом военных снарядов», а затем ежегодно «со всяким из Петербурга транспортом» высылать 250 пудов пороха и 600 пудов свинца. Руководству РАК он предложил учредить в колониях пильный завод, госпиталь, церковь и т.д. Специальным распоряжением от 15 (27) февраля 1806 г. действительный камергер, обер-прокурор Сената и уполномоченный РАК учредил выборный «суд под названием расправы промышленных и американцев», которому вменялось «сопрягать правосудие с кротостью» 22.

Значительный интерес представляют практические действия и соображения Н. П. Резанова о развитии торговых связей и получении продовольствия из Калифорнии, Японии, Филиппинских островов и ряда других мест. «Самым надежнейшим средством» обеспечить снабжение русских поселений в Америке хлебом, он считал «водворение» русских на «берегах Нового Альбиона». Этой же цели должны были служить «получение из Бостона нужного количества хлеба, который всегда в половину охотских цен обойдется» (п. VII), покупка судов у «Американских Штатов» (п. III) и т.д. [11]

Среди других мер по улучшению управления Русской Америкой Резанов предлагал разделение руководства гражданскими и торговыми делами (совмещение руководства в одних руках не могло не вести к произволу и злоупотреблениям), открытие школ и больниц, расширение деятельности православной церкви.

Учитывая недостаток денег, Резанов предложил правлению РАК «сверх обещанных билетов... выбить особую для здешнего края монету». В этом случае он предвидел «умножение» промыслов, сельского хозяйства и торговли. «Приходящие сюда на зимовку иностранные суда будут также должниками трудов жителей. Словом: теперь все мертво, но тогда единым обращением монеты весь край оживется" (п. X).

В июле 1806 г. Н. П. Резанов покинул Ситху и отправился в обратный путь в Петербург. В плавание к Курильским островам и Сахалину он отправил лейтенанта Н. А. Хвостова и мичмана Г. И. Давыдова.

В инструкции Хвостову Н. П. Резанов писал: «...войти в губу Анива и, буде найдете японские суда, истребить их: людей, годных в работу, и здоровых, взять с собою... а строения сжечь» (док. № 91). В 1806 г. Хвостов побывал в заливе Анива, высадился на берег, поднял два русских флага (коммерческий и военный) и вручил старшине айнского селения документ, подтверждающий право России на Южный Сахалин. Такие же документы он вручил айнам других селений в заливе, а в главном айнском селении Томори Анива сжег японский склад.

В 1807 г. русские моряки уничтожили часть японских складов на Итурупе и Кунашире, побывали на о-ве Уруп и на Сахалине.

По возвращении в Охотск они были арестованы за самоуправство, но им удалось бежать и добраться до Петербурга. Однако и здесь их ждало наказание – отправка в район боевых действий в Финляндию. Последствием этого разбойного нападения на японские поселения, санкционированного Резановым без ведома правительства, стало пленение в 1811 г. на острове Кунашир В. М. Головнина и нескольких офицеров шлюпа «Диана» (док. № 148, 149). Они были освобождены только через два года, после того как японцы убедились, «что прежнее грабительство сделано без ведома вашего правительства, а морской разбойничий поступок» (док. 157). Тогда же Япония отказалась поддерживать торговые отношения с Россией.

В советской литературе об инструкции Резанова офицерам и ее выполнении подробнее не говорилось, хотя об этом было известно еще из записок В. М. Головнина, работ А. П. Соколова, Д. М. Позднеева и, конечно, из трудов японских авторов 23. Теперь читатели смогут, наконец, познакомиться с подлинными архивными документами и составить собственное представление об этом эпизоде в отношениях с Японией.

Значительный интерес представляют записки самого Г. И. Давыдова, в которых содержатся, в частности, сведения по этнографии, географии, гидрографии Охотского моря и Тихого океана. Вторая их часть посвящена описанию о-ва Кадьяк и Кенайской губы 24. Обработку записей второго плавания в Америку – «Журнала путешествия Американской компании тендера «Авось» в 1807 году под командою мичмана Давыдова» завершить он не успел. Журнал хранится в РО РНБ и представляет большой интерес (док. № 106).

Побережье Русской Америки исследовали и офицеры, и промысловые партии РАК, которая постепенно укрепляла свои позиции на побережье и внутри Аляски. Так, еще в 1803-1804 гг. посланные главным правителем русских колоний А. А. Барановым на юг промышленники А. Швецов и Т. О. Тараканов достигли на байдарах бухты Сан-Диего (33° с.ш.), а в 1808 г. – залива Бодега (38° с.ш.), названного ими бухтой Румянцева 25. В том же 1808 г. А. А. Баранов рекомендовал штурманам судов РАК, отправлявшимся к берегам «Американского Нового [12] Альбиона» «осмотреть и описать весь берег тот от пролива Дефука до Калифорнии по всей точности и положить на карты с планами отличным местам: гаваням, бухтам и проливам с якорными местами» 26.

В 1806-1807 гг. состоялось полукругосветное плавание на корабле «Нева» под руководством Л. А. Гагемейстера. Перезимовав в Павловской гавани на Кадьяке, команда через Охотск и Сибирь возвратилась в Петербург, а «Нева» продолжала использоваться для плаваний в северной части Тихого океана (док. № 133, 154).

В 1807 г. к берегам Северной Америки из Петербурга отправился шлюп «Диана», которым командовал В. М. Головнин. Задачи экспедиции были определены инструкцией Адмиралтейств-коллегии (док. № 103) и указом Александра I (док. № 108). Основная гидрографическая задача состояла в том, чтобы описать Курильские и Шантарские острова (док. № 135, 141), и экипаж «Дианы» успешно с ней справился. Однако пленение японцами В. М. Головнина прервало его полезную деятельность по описанию Курильских островов (док. № 148, 149), ее завершил старший офицер шлюпа «Диана» П. И. Рикорд.

Помимо гидрографических задач, на В. М. Головнина возлагалась защита североамериканских владений России. Кроме того, экипаж должен был препятствовать проникновению на эти территории иностранных судов и купцов, «которые не боятся снабжать диких жителей огнестрельным оружием, порохом и свинцом», а те, в свою очередь, нападать на поселения РАК. 23 мая 1810 г. шлюп «Диана» с грузом товаров покинул Петропавловскую гавань и направился в Северную Америку (док. № 139).

Положение владений РАК оставалось сложным. По-прежнему остро не хватало рабочих рук, хотя в декабре 1804 г. главное правление РАК просило пересмотреть привилегии компании в отношении найма работников и «исходатайствовать безпрепятственное ей дозволение нанимать людей всех тех, кои обыкновенные пашпорты, покормежныя или билеты имеют, ибо иначе Компания не может получать людей для предметов, ей нужных» (док. № 60) 27. Обращаясь 22 мая 1808 г. к Александру I с прошением по поводу заселения территорий РАК, Н. П. Румянцев предлагал освободить «поселившихся людей от податей по прежним местам», а чтобы казна не понесла убытков, возложить эти подати на компанию (док. № 115, 116). Государственный совет, однако, отклонил это предложение и оставил все «на том же основании, как доселе было» 28.

Проблема развития торговли и снабжения колоний хлебом осталась не решенной и после отъезда Н. П. Резанова из Северной Америки. А. А. Баранов отправил своего помощника И. А. Кускова в Калифорнию с целью отыскания участка земли, годного для хлебопашества и скотоводства в части, еще не занятой испанцами (док. 127, 129). Поиски Кускова продолжались в течение 1809-1812 гг. В 1811 г. он нашел подходящее место недалеко от залива Бодега, к северу от Сан-Франциско, сблизился с местными индейскими вождями, раздал им подарки и договорился о выделении земли для русского поселения. В марте 1812 г. Кусков прибыл в Калифорнию со всем необходимым для поселения. Так была основана крепость Росс, просуществовавшая до 1841 г. И. А. Кусков управлял этой, самой южной на американском берегу, колонией до 1821 г. 29

Однако надежды, что новое поселение будет снабжать продовольствием все русские владения в Америке, не оправдались – основными поставщиками продовольствия по-прежнему оставались «бостонские корабельщики». Развитию деловых связей с «бостонцами» способствовала не только нужда, но и установление в 1808-1809 гг. официальных дипломатических отношений между Россией и США. В 1808 г. генеральным консулом в Филадельфии и поверенным в делах в США был назначен [13] А. Я. Дашков (док. № 124), получивший от Коммерц-коллегии инструкцию всячески содействовать развитию торговли и мореплавания. В свою очередь, Главное правление РАК обратилось к нему с просьбой стать корреспондентом компании и таким образом помочь ей установить связи с правительством США и защищать ее интересы. Коллегия иностранных дел поручила Дашкову поддерживать деловые контакты с факториями РАК и оказывать им необходимую помощь. Кроме того, ему было доверено убедить правительство США в необходимости заключить конвенцию о прекращении контрабандной торговли на северо-западе Америки 30.

Хотя достичь официального соглашения с США А. Я. Дашкову и российскому посланнику в Вашингтоне Ф. П. Палену не удалось, они содействовали подписанию в апреле 1812 г. особой конвенции между РАК и Американской меховой компанией Дж. Дж. Астора 31. Стороны обязались не мешать деятельности друг друга на уже освоенных территориях и не продавать индейцам оружие. Американская компания обязывалась снабжать русские колонии всеми необходимыми товарами, а РАК – не покупать аналогичные товары у других компаний и купцов и т.д. Конвенция была заключена на четыре года, но начавшаяся летом 1812 г. война США с Англией и России с Францией помешали ее успешной реализации.

В 1813-1816 гг. плавание из Кронштадта в Русскую Америку и обратно совершил корабль «Суворов» под командованием М. П. Лазарева. В Южном океане 27 сентября 1814 г. были открыты пять неизвестных островов, названных Суворовыми. 14 ноября корабль доставил грузы на Ситху.

Во время специально организованной на средства Н. П. Румянцева экспедиции под руководством О. Е. Коцебу на бриге «Рюрик» в 1815-1818 гг. проводились океанографические исследования в Тихом океане, гидрографические – в Беринговом и Чукотском морях и Беринговом проливе, метеорологические, астрономические и прочие наблюдения. В соответствии с программой экспедиции О. Е. Коцебу попытался пройти из Тихого океана в Атлантический северным морским путем вокруг берегов Северной Америки. Ему удалось описать значительную часть побережья полуострова Аляска, открыть большой залив, или зунд Коцебу. Плодотворным оказалось плавание для естествоиспытателя Альберта Шамиссо – его сочинения составляют треть описаний экспедиции.

Отдаленность колоний от центра России и Сибири, зависимость от торговли с соседними государствами, трудности со снабжением, недостаток рабочих рук, торговых и охранных судов – таков был круг проблем, стоявших перед компанией. Кантонский порт по-прежнему был закрыт для русских мехов. Длительные и требовавшие больших расходов плавания, организуемые компанией, не приносили желаемого результата и не обеспечивали доставку всего необходимого в Русскую Америку. Интересы мореплавателей, стремившихся прежде всего к изучению Тихого океана, далеко не всегда совпадали с интересами РАК, озабоченной доставкой грузов.

История РАК давно привлекала внимание исследователей. Одной из первых и наиболее обстоятельной работой на эту тему было «Историческое обозрение образования Российско-американской компании и ее действий до настоящего времени», изданное П. А. Тихменевым в 1861 и 1863 гг. в двух частях с приложением документов, заимствованных им из архива Главного правления РАК.

В советское время проблемами Русской Америки занимались А. И. Алексеев, Н. Н. Болховитинов, Р. В. Макарова, А. Л. Нарочницкий, С. Б. Окунь, С. Г. Федорова и др. 32 [14]

За рубежом, кроме старых трудов Г. Бэнкрофта и Ф. А. Голдера, за последние десятилетия появилось много новых книг и статей, в частности – монография Дж. Гибсона «Имперская Россия на границах Америки», диссертация М. Е. Уилер, посвященная образованию РАК, работы Дж. Барратта, Р. А. Пирса, Г. И. Кушнера, В. П. Петрова, Э. Фёлькля и др. 33

Ценную информацию, относящуюся к проблемам настоящего издания, содержат также диссертации М. Ковача, Г. Коппока, У. Сарафяна, Дж. Старра, А. Хэлла и др. 34 Заслуживает быть отмеченным сборник статей ведущих специалистов по Русской Америке из США, Канады и России, опубликованный в 1987 г. 35, а также новейшая монография Дж. Гибсона о пушной торговле у северо-западных берегов Америки 36. С давних пор интересовала исследователей и история российско-японских отношений (торговых, дипломатических и прочих). Одним из первых на эту тему писал А. С. Сгибнев, а более обстоятельно – Д. П. Позднеев 37. Из более поздних трудов особого внимания заслуживают книги Э. Я. Файнберг и Ё. Кориямы 38.

Очень много книг посвящено первым российским кругосветным экспедициям 39.

Уместно напомнить и о нескольких документальных изданиях 40. Многие документы, касающиеся деятельности РАК, освоения и изучения Тихого океана, миссии Н. П. Резанова в Японию, основания крепости Росс и т.д., опубликованы в серийном издании «Внешняя политика России XIX – начала XX века» 41 и фундаментальной советско-американской публикации «Россия и США: становление отношений, 1765-1815». Обширную информацию по истории РАК содержат тщательно и добротно подготовленные (Р. Г. Ляпуновой и С. Г. Федоровой) к изданию записки К. Т. Хлебникова 42.

Эти материалы существенно дополняют дневниковые записи и журналы путешествий известных русских мореплавателей – И. Ф. Крузенштерна, Ю. Ф. Лисянского, В. М. Головнина, Г. И. Давыдова, М. Ратманова и др. 43

Среди зарубежных публикаций (см. перечень печатных источников) преобладают переводы уже известных русских материалов, в частности отчетов о кругосветных [15] плаваниях. В последние годы однако, все чаще появляются публикации, включающие и неизвестные ранее документы.

Новые документы, отражающие события двух первых десятилетий XIX в. включены, в частности, в третий том обобщающей публикации материалов, связанных с освоением Россией Сибири и Северной Америки, подготовленный Орегонским историческим обществом 44.

Однако упомянутые издания документов – как русские, так и зарубежные – не отражают последовательно весь процесс деятельности РАК и организации кругосветных плаваний. Как правило, в них включены записки мореплавателей, но не документы, касающиеся гидрографических и прочих исследований, научных достижений и заслуг русских моряков в освоении Мирового океана.

Значительная часть вошедших в том документов, хранится в Российском государственном архиве военно-морского флота в фондах Канцелярии морского министра, Военной по флоту канцелярии, Адмиралтейского департамента, в личных фондах И. Ф. Крузенштерна и В. М. Головнина. Эти фонды содержат материалы практически по всем первым кругосветным плаваниям, совершенным на шлюпах «Нева», «Надежда» и «Диана», бриге «Рюрик» и судне «Суворов». Помятуя о том, сколь сложной, ответственной и необычной была подготовка самой первой экспедиции И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского, публикуется наиболее полный блок документов, рассказывающих об ее организации, проведении и результатах.

Документы о деятельности Российско-Американской компании сосредоточены в первую очередь в двух архивах: Российском государственном историческом архиве и Архиве внешней политики Российской империи 45. В фондах РГИА хранятся многочисленные финансовые документы, ежегодные отчеты, донесения корреспондентов РАК в Главное правление и т. п. и соответственно доклады Главного правления императору Александру I и министру коммерции графу Н. П. Румянцеву. Часть этих документов включена в сборник, часть использована при написании примечаний.

Вся внешнеполитическая деятельность Российско-Американской компании отражена в документах АВПРИ, в фондах РАК и Санкт-Петербургского главного архива. В сборник вошли многочисленные инструкции участникам кругосветных экспедиций и главному правителю А. А. Баранову, документы, относящиеся к миссии Н. П. Резанова в Японию, к его поездке в Калифорнию, документы, касающиеся описания Курильских островов и Сахалина, освоения Алеутских островов, северозападного побережья Америки и территорий, прилегающих к Берингову проливу.

Наконец, все материалы, относящиеся к «колониальному правлению» и находившиеся в Ново-Архангельске, согласно договору 1867 г. о продаже Русской Америки, подлежали передаче Соединенным Штатам Америки. Они в настоящее время хранятся в Национальном архиве США. Из этого корпуса документов составители воспользовались лишь наставлением директоров РАК А. А. Баранову от 18 апреля 1802 г.

Дополнением к перечисленным выше документальным источникам послужили журналы кругосветных плаваний, дневники и воспоминания участников событий, хранящиеся в фондах Рукописного отдела Российской национальной библиотеки и Санкт-Петербургского отделения Архива РАН. Поскольку заметки о путешествиях И. Ф. Крузенштерна, Ю. Ф. Лисянского, В. М. Головнина, О. В. Коцебу, приказчиков РАК Ф. И. Шемелина и Н. И. Коробицына были опубликованы еще в прошлом веке и большая часть их неоднократно переиздавалась и у нас и за рубежом, составители ограничились лишь документами, отражающими подготовку этих книг и карт к изданию. Из непубликовавшихся ранее источников отметим «Журнал путешествия двора Его императорского величества камергера Н. П. Резанова» и дневник мичмана Г. И. Давыдова о плавании на тендере «Авось» на Курильские острова и Сахалин, которые насыщены информацией и практически до сих пор не вошли в широкий научный оборот. Много интересных фактов содержит дневник А. Хлебникова – [16] штурмана экспедиции В. М. Головнина (док. № 149); о плаваниях на судне «Суворов» рассказывает журнал лейтенанта С. Я. Унковского (док. № 167).

Журналы содержат богатейший для исследователей материал по истории, гидрографии, этнографии, подтверждают приоритет многочисленных географических открытий русских мореплавателей, искавших северный путь к Американскому континенту.

Документы, включенные в сборник, разнообразны – это указы, рескрипты, инструкции, наставления, рапорты, донесения; письма Н. П. Резанова, Н. С. Мордвинова, Н. П. Румянцева, И. Ф. Крузенштерна. Ю. Ф. Лисянского, П. В. Чичагова (большая часть писем – публикуемые впервые автографы).

Подготовка тома осуществлена согласно «Правилам издания исторических документов в СССР» и на тех же археографических принципах, что и два предыдущих тома серии. Большинство документов датированы по старому стилю. В тех случаях, когда документы имеют двойную датировку, дата по новому стилю указана в скобках. Если документ имеет дату только по новому стилю, то перед ней в скобках указан старый стиль, и именно эта дата является основанием для хронологического размещения документа – по дате написания или утверждения (даты в примечаниях также указаны по старому стилю). Исключение составляют воспоминания, записи в дневниках и журналах путешествий, расположенные по дате событий.

Некоторые документы заимствованы из журнала исходящих документов Н. П. Резанова. В них указывается порядковый номер в журнале, а отсутствие подписи в подстрочных примечаниях не оговаривается.

Издававшиеся ранее материалы воспроизводятся в тех случаях, когда без них взаимосвязь событий оказывается нарушенной или когда они публиковались в книгах, ставших библиографической редкостью. К ним относятся «Протоколы заседаний конференции императорской академии наук», «Отечественные записки» и др. (док. № 26, 37, 46). Все случаи переиздания документов оговорены в легенде, кроме заимствованных из Полного собрания законов Российской империи. На часть документов, публиковавшихся ранее, даны аннотированные отсылки (регесты).

Документы, содержащие поглощенную информацию – некоторые инструкции, донесения, рапорты – представлены в томе в извлечениях. В этих случаях содержание опущенных частей раскрывается в подстрочных примечаниях.

Без оговорки опущенного текста публикуются фрагменты дневников и воспоминаний, так как они очень велики по объему, содержат самую разнообразную информацию и полностью в данном издании воспроизведены быть не могут.

Перевод документов с английского и французского языков выполнен сотрудниками РГАВМФ.

Особенности написания текстов, принятые в России в конце XVIII – начале XIX в., сохранены. Явные описки, не имеющие смыслового значения, исправлены без оговорок. Неточности текста, допускающие различные смысловые истолкования, оставлены без изменений и оговорены в текстуальных примечаниях. Названия мест, где был составлен документ, указываются после заголовка, здесь же приводится дата его составления. Пометы, резолюции, относящиеся к документу в целом, расположены в конце документа, а сделанные к отдельным местам текста – воспроизведены в текстуальных примечаниях с указанием «примеч. автора».

Издаваемые документы снабжены научными комментариями, подготовленными составителями тома. Ими же выполнены выявление и археографическое оформление документов. Указатели кораблей и имен составлены Г. Н. Федоровой, библиография – В. Н. Пономаревым.

Вступительная статья написана А. И. Алексеевым, Н. Н. Болховитиновым и Т. С. Федоровой, археографическая ее часть подготовлена Л. И. Спиридоновой. Сведения о японских источниках предоставил К. Е. Черевко.

Научное руководство подготовкой всего издания вплоть до скоропостижной кончины в 1989 г. осуществлял академик Алексей Леонтьевич Нарочницкий, светлой памяти которого и посвящается настоящий том.


Комментарии

1. Окунь С. Б. Российско-американская компания. М.; Л., 1939, с. 39, 49 и др.

2. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. М., 1989 [т. 2] (особо см.: Объяснение в успехах Американской компании Н. А. Шелиховой, с. 341-344).

3. Там же, с. 340, 341.

4. Россия и США: становление отношений, 1765-1815. М., 1980, с. 212-214.

5. АВПРИ, ф. РАК, д. 130, л. 7-15, 15-17; Н. Н. Болховитинов. Россия открывает Америку, 1732-1799. М., 1991, с. 189-191.

6. АВПРИ, ф. РАК, д. 123, л. 138.

7. См.: Список акционеров РАК. Начало XIX в. // РГАДА, ф. 796, оп. 1, д. 182, л. 1-2; Преображенский А.А. О составе акционеров Российско-американской компании в начале XIX в. // Ист. зап., 1960, № 67, с. 295.

8. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в. М., 1984, [т. I], с. 113-116.

9. Русские экспедиции... [т. 2], с. 233-242.

10. Записка президенту Коммерц-коллегии П. А. Соймонову, написанная на борту судна «Бомбей» под командой Гамильтона с проектом организации русской кругосветной экспедиции в интересах развития торговли и обогащения страны. Копия рукописи на французском языке с правкой И. Ф. Крузенштерна // PГАВМФ, ф. 14, оп. 1, д. 22; см.: Пасецкий В. М. Иван Федорович Крузенштерн. М., 1974, с. 17, 159.

11. Записка о значении развития русской внешней торговли и посылке из Кронштадта кораблей к берегам Камчатки и Русской Америки, написанная И. Ф. Крузенштерном (собственного заголовка она не имеет), обнаружена В. М. Пасецким в ГИАЭ, ф. 1414, оп. 3, д. 60, л. 1-2) и впервые использована им в книге о Крузенштерне (с. 19-26).

12. Абэ Мицудзо. Бакумацуки нитиро канкэй (Японо-русские отношения в конце периода правления сегунов) // Хоппо рёдо-нотии (Статус северных территорий). Токио, 1962, с. 17.

13. Русские экспедиции..., [т. 2], с. 315.

14. Черенка К. Е. Изучение истории советско-японских отношений. Докл. Общества японо-советских связей. Токио, 1967, № 1, с. 1-5.

15. Кюмей коки фуроку (Приложение к записям о блистательной добродетели). Токио, 1803, т. 6, с. 763-767; т. 7, с. 842-843.

16. Корияма Ё. Бакумацу нитиро каниэй кэнкюси (История изучения японо-русских отношений в конце периода Токугава). Токио, 1980, с. 183-184.

17. Русские экспедиции..., [т. 1], с. 170-185; Алексеев А. И. Береговая черта. Магадан, 1987, с. 144.

18. Крузенштерн И. Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах на кораблях «Надежде» и «Неве» под начальством флота капитан-лейтенанта, ныне капитана второго ранга Крузенштерна Государственного адмиралтейского департамента и Академии наук члена. СПб., 1809, 1810, 1812, ч. 1-3.

19. Лисянский Ю. Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах на корабле «Нева». СПб., 1812, ч. 1-2.

20. Поездка в Калифорнию связана с одним из самых романтических эпизодов истории Русской Америки – помолвкой юной испанской красавицы, дочери коменданта крепости Сан-Франциско, Консепсии д'Аргуэлло с Н. П. Резановым. Конец этой истории трагичен. По дороге в С.-Петербург Н. П. Резанов неожиданно скончался в Красноярске 1 (13) марта 1807 г. Прекрасная Копсепсия, отказываясь верить жестокой правде, продолжала хранить трогательную верность избраннику и терпеливо ждала его. Последние годы она провела в монастыре в Бенишия, где и умерла в 1857 г. Документальная сторона событий подробнее отражена в публикации Н. Н. Болховитинова, см.: Завещание Н. П. Резанова // Вопр. истории. 1994, № 2, с. 165-169.

21. Полный текст «секретного предписания» Н. П. Резанова А. А. Баранову от 20 июля (1 августа) 1805 г., состоящею из 17 пунктов, хранится в рукописном отделе Библиотеки Конгресса США в коллекции Г. В. Юдина. Library of Congress, Manuscript Division. G. V. Yudin Collection Box 1, Folder 11. Заверенная копия. Отрывок из этого «завещания» (п. VII) опубликован, см.: Россия и США: становление отношений 1765-1815. М., 1980, с. 293-294. Полный текст см.: Alaska History Research Project. Documents Relative to the History of Alaska / Dir. by C. F. Robe. Vol. 1-15. Transl. T. J. Lavrisclieff. College (Alaska), 1936-1938, vol. 3, р. 176-185.

22. См. также: «Список желающих остаться в Америке людей», в нем перечислены имена и фамилии 34 человек в основном из мещан и крестьян, «которые женаты на американках и детей имеют» // Library of Congress. Manuscript Division, G.V. Yudin Collection.

23. Записки капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 гг. с приобщением замечаний его о японском государстве и народе. СПб., 1816, ч. 1-3; Позднееа Д. М. Материалы по истории Северной Японии и ее отношений к материку Aзии и России. Иокагама, 1909, т. 1-2; Кориями Ё. Бакумацу нитиро каниэй кэнкюси, с. 196.

24. Давыдов Г. И. Двукратное путешествие в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова, писанное сим последним. СПб., 1810, ч. 1; 1812, ч. 2.

25. Алексеев А. И. Русские географические исследования..., с. 10.

26. Россия и США: становление отношений, с. 344.

27. Привилегии 1799 г. предусматривали право найма работников с паспортами, выданными сроком на семь лет.

28. Внешняя политика России XIX – начала XX в., т. 4, с. 617.

29. Подробнее см.: Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. М., 1966, с. 469-476; Федорова С. Г. Русская Америка и Тотьма в судьбе Ивана Кускова // Проблемы истории и этнографии Америки. М., 1979, с. 229-254.

30. Россия и США: становление отношений, с. 382-391 и др.

31. Подробнее см.: Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений, с. 441-462.

32. Алексеев А. И. Судьба Русской Америки. Магадан, 1975; Он же. Русские географические исследования...; Он же. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки. М., 1982; Он же. Береговая черта; Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений; Он же. Русско-американские отношения, 1815-1832. М., 1975; Он же. Русско-американские отношения и продажа Аляски, 1834-1867. М., 1990; Макарова Р. В. Русские на Тихом океане во второй половине XVIII в. М., 1968; Нарочницкий А. Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке, 1860-1895. М., 1956; Окунь С.Б. Российско-американская компания; Федорова С. Г. Русское население Аляски и Калифорнии: Конец XVIII в. – 1867 г. М., 1971.

33. Подробнее см.: Болховитинов Н. Н. Зарубежные исследования о Русской Америке // США – экономика, политика, идеология, 1983, № 4, с. 87-95; Зарубежные исследования по истории Русской Америки / Под ред. Н. Н. Болховитинова. М., 1987; Алексеева Е. В. История освоения Русской Америки в отечественной и англоязычной историографии второй половины XX века. Екатеринбург, 1993. (Автореф. ... канд. ист. наук); Gibson J. Imperial Russia in Frontier America. N.Y., 1976; Wheeler M. E. The Origins and Formation of the Russian-American Company: Ph.D. diss. Univ. of North Carolina. Chapel Hill. 1965; Barratt G. Russia in Pacific Waters, 1715-1825. Vancouver, 1981; Idem. Russian Shadows on the British North-West Coast of North America, 1810-1890. Vancouver, 1983; Pierce R. A. Russian America: A Biographical Dictionary. Kingston, 1990: Völkl E. Russland and Lateinamerika, 1741-1841. Wiesbaden, 1968.

34. Kovach M. Russian Orthodox Church in Russian America. Univ. of Pitsburgh, 1957; Coppock H. Interaction Between Russia and Native Americans in Alaska, 1741-1841. Michigan State Univ., 1969; Sarafian W. Russian-American Employees Policies and Practices, 1799-1867. Univ. of California. Los Angeles, 1970; Starr J. The Cultural and Educational Developments of the Aborigenes and Settlers in Russian America, 1784-1867. New York Univ., 1961; Hull A. Spanish and Russian Rivalry in the Pacific Region of the New World, 1760-1812. Univ. of Alabama, 1966.

35. Russia's American Colony / Ed. by S. F. Srarr. Durham, 1987.

36. Gibson J. R. Otter Skins, Boston Ships, and China Goods. Montreol, 1992.

37. Сгибнев А. Попытки русских к заведению торговых отношений с Японией в XVIII и начале XIX столетий // Морской сборник. 1869. № 1; Он же. Резанов и Крузенштерн (эпизод из первого кругосветного плавания русских) // Древняя и новая Россия. СПб., 1877. т. I; Позднеев Д. М. Материалы по истории Северной Японии и ее отношений к материку Азии и России. Иокогама, 1909, т. 1-2.

38. Файнберг Э. Я. Русско-японские отношения в 1697-1875 гг. М., 1960; Корияма Ё. Бакумацу нитиро каниэй кэнкюси (История изучения японо-русских отношений в конце периода сёгуната). Токио, 1980.

39. См. перечень основных исследований.

40. Очерки по истории колониальной политики царизма в Камчатском крае. М., 1935; К истории Российско-американской компании. Красноярск, 1957.

41. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Сер. 1: 1801-1815. М., 1960-1972, т. 1-8; Сер. 2: 1815-1830. М., 1974-1992, т. 9-15.

42. Русская Америка в неопубликованных записках К. Т. Хлебникова / Сост., введ., комм. Р. Г. Ляпуновой, С. Г. Федоровой. Л., 1979; Русская Америка в «Записках» Кирила Хлебникова. Ново-Архангельск / Сост., предисл., комм. С. Г. Федоровой. М., 1985.

43. См. перечень печатных источников.

44. Tо Siberia and Russian America. 1584-1867. In: 3 vol. / Ed. and transl. by B. Dmytryshyn, E.A.Р. Crownhart-Vaughan, Th. Vaughan, vol. 3; The Russian American Colonies, 1799-1867. Seattle. 1989.

45. Подробнее об этих материалах см.: Bolkhovitinov N. N. Russia and the United States: Analytical Survey of Archival Documents and Historical Studies. Armonk (N. Y.), 1986. p. 4-15, 31-34.