Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 75

Из доклада Н. П. Резанова в Главное правление РАК о плавании к Алеутским островам

Остров Уналашка, селение Согласие.

18 июля 1805 г.

Милостивые государи мои

Вышед из Петропавловской гавани июня 14 дня и оставя там еще корабль «Надежду», Бог знает чего дожидающейся, пустился я в путь свой, взяв курс по северной стороне гряды Алеутской. Жестокие туманы и бус, а более дурнота судна «Марии», кривобоким построеннаго, зделали плавание наше весьма затруднительным, но благополучные ветры доставили нам удовольствие 30 числа прийти к острову Уналашке, где штиль задержал нас при самом входе в Капитанскую гавань, против которой лавировали мы в 30-ти милях. 1 июля зделался от зюйда противный ветр, который, свежея час от часу, понес нас к норду. Я решился, пользуясь им, спуститься на Котовые острова, но мы прошли оба в тумане и вошли в 58-й градус северной широты. Мы думали уже быть занесенными судьбою к Берингову проливу, как ветр переменился, и мы на обратном пути увидели остров Св. Павла. Остановясь на северной стороне онаго на верпе, поехали мы в байдаре на остров. Мы видели множество котов и запасли себе в пищу, потому что с нами никакой провизии не было, и весьма довольны были, что могли чем-нибудь освежиться. Не нашед людей, отплыли мы на южную сторону и, лавируя у берегов, съехали на берег, где нашли 12 человек руских и 15 алеут. Стараго промысла нашли мы 227 000 котов, да 16 000 вновь убитых и на воздухе высушенных: коты большею частью перегорелые. Я велел прекратить промысел, ибо хотя и много котов видели мы, но по сказкам тех же промышленных они уже в десятеро против прежняго уменьшились. Кожи прежних промыслов приказал я разсортировать, потому что другие не стоят и провоза, и какое распоряжение зделал, прилагаю вам копию с данных от меня на острове предписаний, но чтоб и из горелых котов какую-нибудь извлечь для компании пользу, разсуждаю я, что можно бы островитян уналашкинских и других снабжать ими вместо камлей на одежды. Песцов голубых упромышлено 526, и я, взяв их с собою, отсылаю с Уналашки, в Охотск, зная что в Кантоне уйдут они за безценок, а в России за песца с охотою дают рублей по 15-ти и более, 2000 котов поместили мы у себя и 120 лавтаков для Кадьяка. Кости моржовой взял также не с большим 2 пуда и только и нашол.

Подле Св. Павла есть Моржовый остров, но промышленные упражняются лишь в бое котов для того, что промысел без затруднения, и мы в полчаса сами убили для себя восемнадцать. Потом подошли мы к острову Св. Георгия весьма близко и готовы были съехать на берег, но байдара наша текла и жестокий ветр с берега отказал нам в сем удовольствии. Мы взяли курс к Уналашке, которую непременно обозреть имел я в предмет. Туманы сопровождали нас все время и мы вытерпели шторм, наконец июля 15 туман прочистился и мы увидели острова Акун и Акутан, а потом, хотя и при противном ветре, но пользуясь чрезвычайно сильным течением, прошли на южную сторону проливом между Тигалды и Акуна, которые открылись нам состоящими из других островов, разделяющихся проливами. Противной ветр препятствовал нам приблизиться к Капитанской гавани, которой вход в виду у нас был. Мы пролавировали всю ночь и 16-го, пользуясь ветром, пошли в нее и едва приступили огибать [131] остров Уналгу, как ветр, переменясь, засвежел и мы насилу могли попасть в Бобровую губу, где на восточной стороне в 5 час. пополудни бросили в одной весьма закрытой бухточке якорь.

Мы переехали губу в скверной байдаре, которая так текла, что во все время отливали воду, и, пристав к берегу, лазили по горам и утесам, имея под ногами пропасти, и сделав столь труднаго пути верст шеснадцать, пришли, наконец, измученные на другой день на разсвете в главное селение Капитанской гавани, которому как ниже увидите, по весьма приятному поводу дал я название Согласия. Мы нашли здесь два компанейские судна – катер «Св. Константина» и судно «Св. Александр Невский». Первый по предписанию г-на директора Деларова вследствие распоряжений моих шел на Северные острова за котами для корабля «Надежды», но зашол сюда освежиться. Управляющий оным штурман Потапов есть и правитель Атхинскаго отряда. Я нашел в нем человека умнаго и деятельнаго, что будет впредь не знаю, но распоряжения, им сделанные, заслуживают похвалу. Я требовал от него письменнаго отчета и с поданной от него записки прилагаю у сего копию 1.

Второе судно «Св. Александр Невской» пришло прямо с Ситки под начальством штурмана Петрова. Я сведал от него, что г-н Баранов зимовал на Ситке, что калоши весьма безпокоят, тем более, что сильно вооружены от бостонцов огнестрельным оружием. Они выстроили крепость, зделав оную в три ряда из мачтоваго лесу, и хотели водвориться, но наконец наши атаковали, была жестокая битва, наших 6 человек убито, многие переранены и, ежели б, как слышно, судно «Нева» не подоспела к Ситке, то великой бы урон был 2. Между тем г-ну Баранову прострелили руку, а лейтенант Арбузов ранен в грудь. Крепость взята на акорд, калоши вышли и оставили два фалконета. Я вам чистосердечно признаюсь, что мне все это не очень нравится. По-моему бобры, как ни дороги, но на сей час не стоят еще такой жертвы. Их мы 17 000 имеем и дай Бог еще те збыть с выгодою, потому что бостонцы возят их в Контон в великом количестве ежегодно. Правда, что можем мы одни иметь исключительный торг ими в Китае, но нужно умножить число добрых судов, а не плошек, какие мы имеем. Нужно постановить опор против дерзких посетителей берегов наших и иметь хотя один фрегат 30-ти пушечный, тогда ни один бостонец не покажется и калоши поневоле с нами тогда иметь торг должны. Я не был там, но здравый ум ведет к тому заключению, что беззащитной край сей подвержен всегда нападению сильного.

Отсюда иду я на Кадьяк, а оттуда, вооружаясь, спущусь к Ситке. Офицеры у меня Хвостов и Давыдов – искусные, знающие и предприимчевые, словом, такие, каких для предприятий наших желать нельзя лучше, и может быть не поймаем ли мы вместо бобра какого-нибудь англинского судна, ибо и ныне под американским флагом приходил один из Бристоля. Впрочем вся торговля компании, ежели не будет далее иметь видов, как одною рухлядью, истинно трудов не стоит и все мнимые интересы кончатся великими расходами и гибелью... 3

Ежели можете вы к будущему году снарядить судно из Петербурга, пожертвование сие зделает особливую честь акционерам и будет великим для Америки подкреплением, ибо «Невы» и «Надежды» дожидаться долго и ранее 1808 года они здесь быть не могут, а между тем время не только пропадет напрасно, но и растройку навлечь может. Я прошу вас вместо балласта снабдить 6-ю и 12-ю фунтовыми орудиями с четвертным комплектом картечь, ядер и огнестрельных снарядов, приличное число свинцу, хотя двести ружей солдатских, но добрых и исправных, прислать два хронометра, три барометра морских для предзнаменования погод, компасов, два атласа Аросмитовых, тросов мелких, два или три фрегатских каната, один большой магнит, также и якорей, потому что высланные на «Неве» никуда не годились, и попросить министра морских сил, чтоб в отпуске оных зделано было от казны пособие, а притом прислать якорей не мелкой руки, но нужных для фрегатов и средней величины бриков. Между же тем испросить позволение взять компании оставшихся в Охотске и Петропавловской гавани лежащие без употребления якоря от Биллингсовой экспедиции. Я [132] еще прошу вас убедительно приступить к исполнению сего, ибо англинские ли то или бостонские суда, но уже и Кадьяк посещать начали, а опоры никакой нет там и постыдно будет для России, ежели самое основание компании предприимчивыми умами, постигшими слабость его, вдруг ни во что обращено быть может.

Зимовать не знаю, где Бог велит, хочется в Чугацкой губе, дабы имев таких достойных и ревностных сотрудников, каковы гг. Хвостов и Давыдов, успеть помощью их построить при себе два судна: брик на военную руку пушек в 12, да тендерок для приближения к берегу 4. Впрочем, ежели будет возможность и удобство устроить верфь близ Ситки, то мы и там останемся.

Словом, уверяю вас, что ни трудов, ни сил пощажено нами не будет, лишь бы вы отвечали столь же сильно и вашими содействиями, но скажу вам, милостивые государи мои, что ежели в полной мере не воспользуетесь вы теперешним случаем, то не только компании, но и самому правительству к славе и разширению важной торговли никогда уже ничего великаго ожидать не можно, а нам лишь вечное останется раскаяние, что ни мало не у места пожертвовали своими силами, но я питаю себя надеждою, что Коммерческое министерство не упустит из виду столь обширнаго для деятельности поля, и хотя не получал я в два года ни строчки в разсуждении предметов торговли и политических обстоятельств Европы, но со всем тем готов утешать себя, что это ближе относится к моему лицу собственно, нежели к тому делу, для которого послан я. Неужто и вподлинно осужден я для шутки кататься по всему свету. Это и не в нынешнее царствование крайне бы безчеловечно было.

Железа в плошке нашей помещено полосоваго 1000 да болтового 200 пуд. Прочее плавает еще на «Надежде», сожалительно, что постояв понапрасну долгое время, она более не выгрузила, но таковы следствия безначалия. О «Неве» скажу вам, что прибыла она на Кадьяк в начале июня минувшаго года, в августе пришла в Ситку, а оттуда возвратилась на Кадьяк октября 12 числа, где зимовала, и по отбытии из Ситки судна «Св. Александр Невский» хотя и оставалась она еще на Кадьяке, но ожидали под Ситку с часу на час, куда прямо и промысел привезти от г-на Баранова предписано.

Судно «Елизавета» ранее «Марии» из Охотска вышедшее, пришло на Уналашку в Капитанскую гавань октября 27, здесь зимовало и вышло июня 11 числа. Причиною тому, что зашло оно в Макушинскую бухту налиться водою, где месяц не пущали его противные ветры. Я удивляюсь сему плаванию, когда мы в месяц, вышед из гавани, успели побывать на Северных островах, прийти сюда и надеемся, коли Бог поможет, вышед завтра в путь, быть на Кадьяке, спуститься к Ситке и зимовать в Чугачах... 5

Теперь скажу вам об острове Уналашке. Я нашел г-на Ларионова, два года уже от апоплексическаго удара память потерявшаго 6. Селение в Капитанской гавани состоит из земляных юрт, но все такие, какие лучше желать неможно. Во всякой куче земли находишь прекрасные комнатки, обитые обоями, и большие окна, службы отдельно и люду покойное помещение. Магазины, бараборы и казармы компанейские, кузница, слесарня, так же рыбные промысла, топка жиров, некоторые огороды и, словом, все хозяйственныя части порядком своим доказывают бывшую его деятельность. Желательно б, чтобы когда-нибудь Петропавловская в Камчатке гавань могла с сим селением сравниться, хотя там бездна лесу и природа во всем изобильнее, а здесь кроме выкиднаго нет ни прутика. Я разведывал от американцов о поведении его, они любят и почитают его, как отца. Собрав всех тоенов и толмачей, спрашивал я их, нет ли им притеснения, какия нужды их и внушил им, что приезд мой есть следствие монаршаго к ним покровительства и попечение об них. Они сказали единогласно, что они все довольны, что работы их всегда платятся им исправно теми вещами, какие надобны им, и что далее никаких нужд не имеют. Но, наконец, по усильному настоянию моему, чтоб были они откровенны и сказали мне без всякой боязни, отвечали они, что у них есть одна просьба, но и та не ко мне, а к правителю и, когда пожелал я узнать ее, чтоб скорее она удовлетворена была, то получил в ответ, чтоб он столько [133] же любил их как прежде и не переменял своего с ними обращения, от которого они и спокойны и счастливы. Неожидаемой анекдот сей был столько чувствителен, что у предстоящих притом гг. офицеров извлек слезы от радости, и доктор Лангздорф, бывший сего ответа свидетелем, был от восхищения вне себя, а я еще более был доволен тем, что иностранец был очевидцом кротости правления россиян... 7

Я рекомендую здесь отлично мичмана барона Беллингсгаузена, которой все время путешествия пользовался познаниями астронома Горнера, и один есть изо всех, которой употреблял время в пользу и подает нажду быть всегда употреблену с пользою же для компании и отечества. Я забываю личные обиды, когда вижу усердие ко благу общих, а притом человек сей по молодости лет, а не по другому чему вовлечен в сии неприятности. Так же повторяя похвалу мою о штурмане Потапове, прошу вас его совершенно в службу компании исходатайствовать, он нам желает того, но охотское начальство зделает затруднение.

Впрочем с совершенным почтением и пр.

АВПРИ, ф. Гл. архив, 1-7, 1802, д. 1, п. 37, л. 279-256. Запись в журнале исходящих документов.


Комментарии

1. См.: АВПРИ, ф. Гл. архив, 1-7, 1802, д. 1, п. 32, л. 32-34.

2. См. док. № 59.

3. Опущен текст о снабжении продовольствием русских поселений в Северной Америке.

4. См. док. № 78.

5. Опущен текст, касающийся трудностей, которые могут возникнуть в ходе экспедиции.

6. В записках К. Т. Хлебникова начало болезни иркутского купца, правителя Уналашкинской конторы Е. Г. Ларионова ошибочно отнесено к началу 1806 г. (Русская Америка в неопубликованных записках К. Т. Хлебникова, с. 109).

7. Опущен текст о пребывании на Уналашке партий промышленников.