Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 55

Письмо Н. П. Резанова И. Ф. Крузенштерну с инструкцией о поведении офицеров и матросов во время проведения дипломатических переговоров с японцами

№ 268

Под парусами на корабле «Надежде».

20 сентября 1804 г.

Милостивый государь мой Иван Федорович!

Справедливость, принадлежащая достоинствам вашим и усердию к пользе государственной опытами доказанному, доставляет мне особенное удовольствие сказать вам, милостивому государю моему, сколь приятно мне разделить с вами и славу исполнения высочайше возложеннаго на меня посольства у двора японскаго. Приближаясь к берегам сея империи, сколь ни уверен я в дисциплине как вами, так и всеми господами офицерами строго наблюдаемой, но не менее того долг мой есть еще и с моей стороны повторить сколь нужно, чтоб по приходе в Японию она еще более как на корабле, так и на берегу, между россианами всегда и без малейшаго послабления существовала.

1. Внушите всем, что сохраняемая с японцами вежливость послужит к чести каждаго особенно, что без всякаго однако же унижения скромным и снисходительным обращением можно снискать ласку и любовь сего народа, и в то же самое время произвесть в умах японцов приличное о достоинстве Российской империи впечатление, что сколь ни странны кому покажутся обычаи их, удаляться всячески должно, чтоб не подать с стороны нашей насмешливаго вида и словом, благоразумием и осторожностию избегать всего, что только может подать повод к малейшему их неудовольствию. [94]

2. Объявите нижним чинам, чтоб на берегу вели себя скромно, ни малейшаго излишества, а тем паче буйства не производили, что осторожное поведение каждаго вменится ему у всемилостивейшаго нашего государя в заслугу. Объясните, что японские законы весьма строги, и хотя ни от кого ничего кроме приятного не ожидаю я, но буде бы против всякаго чаяния кто-либо вышел из правил здесь предписанных, то справедливость заслуженнаго наказания лишит меня всякой возможности облегчить участь преступившаго, и таковой будет предан в жертву японскаго правосудия.

3. В обрядах сея нации есть, чтоб у иностранных выведывать разным образом о правлении их, вере, военных ополчениях и прочем, то дабы разнообразные ответы не подали ни малейшего подозрения, к которому японцы склонны, прилагаю у сего на могущия от них быть главнейшие вопросы, ответы 1, которые должны быть у всех россиян единогласными.

4. Предварите всех, чтоб всякие разговоры с японцами были каждым содержаны в памяти, и по окончании дня прошу вас доставлять мне о них сведения.

5. В разсуждении нетерпимости японцами христианской веры известны вы, милостивой государь мой, какие нужны предосторожности, чтоб отнюдь не были производимы никакие наружные знаки нашего богослужения, что и в листе от японскаго правительства Лаксману данном, довольно сильно упомянуто. Представляю вам строго подтвердить екипажу, чтобы они иногда по обычаю и привычке не делали при молитве крестных поклонений, а сохраняли веру в сердце своем. На сей конец нужно вам заблаговременно у всех без изъятия отобрать образа, кресты, молитвенники и все, что только изображает христианство или имеет на себе крестное знамение.

6. Ненависть японцев к португальцам обязывает меня не упустить из виду, чтоб знающие на корабле язык португальской никогда его не употребляли, и буде бы японские переводчики начинали на нем объяснения свои, то отзываться незнанием.

7. Иметь заготовленной поименной всем список, с означением каждаго лет и религии, и таковой же и мне доставить.

8. В разсуждении этикета при приеме и отпуске японских чиновников, изволите получить от меня особливое предписание.

9. Все вышеизображенное объявите на корабле всем, так как и то, что вы, милостивой государь мой, есть первой мой сотрудник в посольстве, и что приятно мне будет засвидетельствовать пред монаршим предстолом, что все успехи в исполнении высочайшей воли государя императора суть следствия единодушного к тому стремлению всех господ офицеров.

С совершенным почтением имею честь быть вам, милостивому государю моему, покорнейший слуга

Николай Резанов.

РГАВМФ, ф. 14, оп. 1, д. 231, л. 53-54. Автограф. [95]


Комментарии

1. См. док. № 56.