Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 33

Письмо Н. П. Румянцева И. Ф. Крузенштерну о возможных открытиях русской кругосветной экспедиции в Тихом океане

№ 1653

13 июня 1803 г.

Милостивый государь мой, Иван Федорович!

Когда вы, милостивый государь мой, достигнете высоты островов Сандвичевых, где предположено двум нашим судам разделиться, что одному итти в Нангазаки, а другому в Кадьяк, я хочу на сей черте соединить взор мой с вашим и иметь удовольствие обозреть вместе с вами параллели Северного тропика на карте, не совсем еще докончанной.

Вам известно, что на Тихом океане открыто европейцами множество безвестных островов и народов, наипаче же за экватором, а россианами с 646 года только в бореальной части сего океана. Отсюда вышло, что параллели от тропика до 48 гр. северной широты, начиная с 148-го до 210 гр. долготы, еще остаются малоизведанными. Сия площадь только одним капитаном Кларком в 779-м году, из Камчатки в Сандвичевы острова шедшим, была разсечена под 165 гр. долготы (считая по меридиану Гренвичскому) между 38 и 37 гр. широты. Кроме того, одни испанцы мимоходом из Акапулько в Маниль посещают сию поверхность. Итак, вы видите перед собою цельное поле для вашего искуства и просвещения.

Вам известно также, что испанцы древние около 610-го года на данной поверхности нашли остров, который по их словам стоит на 37½ гр. широты, так как-бы на 400 миль испанских, то есть на 28 гр. восточной долготы от Японии. Они описывали, что этот остров высок и огромен, населен жителями белыми, взрачными, кроткими, в градожительстве просвещенными и чрезвычайно богатыми золотом и серебром. Сие известие получено с испанским судном из Маниля в Новую Испанию ходившим, для чего король испанский и посылал тогда из Акапулько корабль, чтоб завладеть островом, но сие предприятие, худо исполненное, осталось без успеха. С тех пор домогательство об открытии сего острова вышло из счоту, и мореплаватели, после некоторых легких попыток, приняли предание испанское за баснь, собственно говоря тому, что испанцы по недостаточному знанию астрономии обыкновенно общитывались в определении градусов широты и долготы. Как-бы то ни было, но тем доказывается только то, что терпеливому духу предприимчивости осталось еще много делать в истории открытий на Тихом море. Я призываю вас к сему подвигу именем славы России и вашей собственной.

Должно тем начать, что бытие сего острова в последния времена выходит из теней сумнения. Два покушения, какия в 1639-м 1 и 1643-м 2 годах голландцы делали на восток от Японии, доказывают то, сколько они были уверены в существовании земли, испанцами открытой. В подобном уверении король французский Людовик XVI, снаряжая известнаго мореплавателя Лаперуза, между прочим поставлял в его виду сей географический феномен, да и сам Лаперуз, несумненные к тому признаки нашедший, называл это препоручение одним из самых важных. Я не приму на себя доказывать несумненность найденной испанцами земли, которой бытие оправдывают и самые японцы, скрывая ее от всех других, и зная по именем двух островов, одного Серебренаго (Женсима) и другаго Золотаго (Кенсима) 3. В подкрепление сего местнаго сведения [62] примечательно то, что в бытность Лессепса в Охотске найдена им была рукописная карта, в которой на одном параллеле с 18 курильским островом назначена подобная земля, золотом и серебром изобилующая. Судя по необразованности Охотского края, должно наверное полагать, что эта карта не есть выдумка, но истинный слепок, сохранившийся после какого-нибудь неизветнаго мореходца. Впрочем, миновав все сии доводы, частию в сочинениях известного историографа Бюаша 4 почерпнутые, которым, не говоря о других в сем деле знатоков, дает весьма просвещенный морских французских сил экс-министр Флёрне 5. Я прошу только дозволить мне припомнить те следы, по которым голландцы и Лаперуз доискивались земли. Пойдем порядком хронологическим.

Достойный всякого вероятия писатель Витцен говорит, что карте Ост-Индскою голландскою компанией в 639-м отправленный в восточную часть, проходил от 32 гр. до 41 гр. северной широты. Он в 200 милях от Японии встретил птиц и бабочек, хотя и не нашел берега. Между тем издали видел под 37½ гр. широты землю, к которой не подходил. Держась на сей высоте в 400, 500 и 600 миль к востоку от Японии встречал многие признаки земли. Равным образом голландцы в другой раз пущались по тем же следам, более держась 37 гр., и хотя ничего не открыли, но всегда видели приметы впредь обещающия неложный успех. Вообще же о тогдашних голландских мореходцах ныне примечают, что они недовольно далеко подвигались к востоку, и что в исчислении своего пути легко могли ошибаться. Кажется, что надобно более полагаться на Лаперуза, который будучи точнее их, не испровергает однако ж дошедших от них преданий.

Он, отправляясь из Петропавловской гавани, поднимался под 165 гр. долготы, доколе не вступил в 37 гр. 30' широты – в тот самой градус, на котором испанцы назначали свой остров, и по которому прежде еще голландской корабль «Кастрикум» проходил бесполезно. Ему встретились в первых сутках птицы, род коноплянок (espece des linots) и бакланы (cormorans). Он переменял ход, сперва на юг, а потом на восток, на завтра очищая один и тот же параллель, и держась к востоку, он опять видел птиц в сем направлении, шесть суток показывались ему признаки приблежающейся земли, которые ичезли, коль скоро дошел до 175 гр. долготы (по Парижскому меридиану). Он заключает по тем признакам, что желаемый остров несумненно лежит около сделанного пути, научая впредь, что естли б возможно было снова начать дело, он бы взял уже паралелль 35 гр., начиная со 160 до 170 гр. долготы, потому что на сей только длине видел он признаки земли.

К соображению вашему должен я прибавить, что прежде того проходя от американских берегов к островам Сандвичевым, Лаперуз шол из Монтерея через 28 гр. широты. На тот же счот должен я сказать, что путь испанцев, когда они переежжают из Акапулько в Маниль, ограничивается между 13 и 14 гр. широты, а на обратном проходе держатся 40 гр. при помощи западных ветров.

Также должны вы заметить путь корабля «Ифигении» с капитаном Мересом 6 в одной кампании бывшаго, которому между 30 и 40 гр. широты на долгое от 200 до 210 гр. встречались в разных местах стаи птиц и тросник. Прочие же пути других мореходцов, которые местами впадали в данную площадь, довольно замечены на морских картах.

Таким образом, совокупляя все пути, около тропика проложенные, вы представляете себе таблицу, на которой сами по себе означатся места неизвестныя от щастливаго пришельца, ожидающия имени и бытия политического. Таким образом, отходя в Нангазаки с островов Сандвичевых, вы возьмете такой параллель, который еще не был тронут вашими предшественниками, и которой по благоразумнейшим разчотам вы предпочтете другим. Равным образом другое судно, в Кадьяк следующее, должно предназначить себе черту, не впадая в известные пути капитанов Беринга, Чирикова, Кука, Ванкувера и других, к Алеутской гряде подходивших. Одним словом вообще надобно принять за правило, чтоб стараться изведывать поверхность моря неизвестную, хотя бы и случилось не иметь вам той чести, чтоб воскресить бытие желаемого острова.

Но статься может, что гений открытий предоставил эту славу российскому флагу под управлением вашим. Дай Бог, чтоб успехи ваши были столь же благословенны, сколь искренны мои пожелания. Мысль, что для отечественной торговли откроется [63] новое поле, сделается тем совершеннее, что вместе с сим Россия под вашим руководством принесла бы и свою дань во всеобщее богатство человеческих познаний. Я заранее утешаюсь за вас тем, что после такого славного дела имя ваше пойдет наряду с именами отличных мореплавателей.

Примите наконец мое почтение, с которым навсегда пребуду покорным слугою

граф Николай Румянцов.

РГАВМФ, ф. 14, оп. 1, д. 233, л. 45-48. Подлинник. Опубл.: Собрание инструкций, данных в разное время командирам русских судов при отправлении в дальнее плавание. СПб., 1859, с. 1-3.


Комментарии

1. Речь идет об экспедиции для поисков «острова, богатого золотом и серебром», к востоку от Японии, организованной в 1639 г. генерал-губернатором голландской Индии А. Вандименом на кораблях «Энгел» (под командой капитана М. Кваста) и «Графт» (главный штурман капитан А. Тасман) к берегам Японии. Экипажи судов насчитывали 45 человек. Маршрут экспедиции начинался у берегов Батавии, далее мимо Филиппин до восточного берега о-ва Хонсю; у 37° с.ш. «Энгел» и «Графт» повернули на восток и длительное время плыли в эtom направлении в напрасных поисках мифических островов. Вспыхнувшая на судах эпидемия заставила капитанов повернуть обратно, у 35° с.ш. они увидели берега Японии (юго-восточную оконечность Хонсю), следуя далее на юго-запад, корабли миновали меридиональную цепь семи вулканических о-вов Идзу-Ситито, а затем, обогнув о-в Кюсю, через Восточно-Китайское и Южно-Китайское моря вернулись в Батавию. Большая часть экипажей в ходе экспедиции погибла: в живых остались только семь человек, включая Тасмана, впоследствии знаменитого мореплавателя (Магидович И. П., Магидович В. И. Очерки по истории географических открытий. М., 1983, т. 3, с. 361).

2. 3 февраля 1643 г. из Батавии на поиски богатых японских островов отправились голландцы М. Г. де Фриз на судне «Кастрикум» и его помощник Х. К. Схеп на яхте «Брескенс». 21 мая у 33° с.ш. буря разлучила суда, после чего каждое плыло самостоятельно.

Двигаясь вдоль восточных берегов Хонсю и Хоккайдо, Схеп вышел в открытое море, не заметив между ними Сангарского пролива. В районе 47°42' с.ш. Схеп вновь увидел землю, скорее всего, это был о-в Симушир в центральной части Курильской гряды, но принял его за выступ Америки. Не решаясь его обследовать, он повернул к японскому берегу, бросил якорь в бухте Намбу (Хоккайдо) и высадился на берег с девятью матросами, но был пленен японцами, «Брескенс» с оставшейся частью экипажа взял курс О и под 37° с.ш. и на протяжении 500 миль безрезультатно искал мифические «золотые острова».

Де Фриз на «Кастрикуме» достиг юго-восточного побережья Хоккайдо, затем прошел между островами (это были Кунашир и Итуруп, разделенные проливом Екатерины) и далее к северо-востоку обнаружил сушу, разорванную широким проливом. Землю, лежащую к юго-западу от пролива, он назвал о-вом Штатов, а к северо-востоку – Землей Компании (это были Итуруп и Уруп). Затем де Фриз достиг южного побережья Сахалина, открыв здесь залив Анива. После непродолжительной стоянки он вновь отправился к Хоккайдо, затем двинулся на юг и, достигнув 37° с.ш., начал поиск островов, богатых золотом и серебром. Удалившись от берегов Хонсю примерно на 3200 км в открытый океан и не найдя до 180° никаких земель, де Фриз повернул к Японии и 9 ноября у о-ва Кюсю встретил «Брескенс». Миновав Тайвань, оба судна 14 декабря вернулись в Батавию (см.: Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в. М., 1984, [т. 1], с. 286, 293; Полевой Б. П. Первооткрыватели Курильских островов. Южно-Сахалинск, 1982, с. 28-29, 55).

3. Правильно: Гинсима и Кинсима.

4. Н. П. Румянцев имеет в виду французского географа Бюаша, ученика астронома и географа Ж. Н. Делиля. Основные труды Бюаша: Considerations geographiques et physiques sur les nouvelles decouvertes de la Grand Mer. P., 1753; Atlas physique. P., 1754.

5. Известный географ, впоследствии министр морских сил Франции (окт. 1790 – май 1791) Ш.-П. К. де Флерье являлся автором инструкции для кругосветной экспедиции Ж. Ф. Лаперуза на фрегатах «Буссоль» и «Астролябия» в 1785 г. и экспедиции под руководством Ж.-А. Б. д'Антркасто на кораблях «Решерш» и «Эсперанс», отправленной в 1791 г. на поиски пропавшего Лаперуза.

6. Н. П. Румянцев упоминает о второй экспедиции английского капитана Д. Мирса в 1788-1789 гг. на судах «Фелица» и «Ифигения» к тихоокеанскому побережью Северной Америки. Свое первое плавание по маршруту Калькутта – Мадрас – Маллакка – Китай – Уналашка – Кадьяк – залив принца Вильгельма – Гавайские о-ва – Макао Д. Мирс и его помощник лейтенант В. Тиллинг совершили в 1786-1787 гг. на судах «Нутка» (200 т) и «Морской бобер».

Во время этой экспедиции погибла от цинги большая часть экипажа, а «Морской бобер» пропал без вести. Отчеты о плаваниях были переведены на русский язык вице-президентом Адмиралтейств-коллегии адмиралом И. Л. Голенищевым-Кутузовым (см.: Путешествия капитана Мирса к берегам Америки в продолжение 1786, 87, 88 и 89 годов. СПб., 1797).