Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 18

Письмо И. Ф. Крузенштерна Н. С. Мордвинову о судьбе испанского мореплавателя А. Маласпины 1 и о подготовке к кругосветному плаванию

№ 1

Ревель.

17 августа 1802 г.

Ваше высокопревосходительство! Милостивый государь!

Одобрен благосклонностьми, которыя вы изволили мне оказать в продолжении короткого моего пребывания в Петербурге. Осмеливаюсь утруднить вас сими строками, в извинение сей смелости ласкает меня более всего благосклонное принятие моих писем, коим меня обнадежить изволили, хотя я опасаюсь, что содержание сего моего письма может быть вашему высокопревосходительству покажется излишним, однако ж, надеясь на ваше благоснисхождение, отваживаюсь доложить вашему превосходительству. Давно уже занимаюсь участью нещастного Малеспины, посаженнаго по возвращении из путешествия вокруг света в 1796 году в темницу, лишеннаго прежде всех бумаг и рисунков, плодов его семилетнего путешествия. Наверно полагают, что ничто иное побудило гишпанское правление к сему жестокому поступку, как боязливый страх, чтоб чрез обнародования его открытий на северо-западных берегах Америки не познакомить и других наций с сими берегами, что со временем казалось быть вредным выгодам гишпанцев, хотя и поставили предлогом будто бы Малеспина написал пасквиль против королевы и князя Мира 2, но строгое запрещение всем ученым, которые с ним находились, обнародовать их открытия и содержание под стражею издателя его путешествия, явно доказывает, что сие обвинение было только одним предлогом. Вся Европа обрадована будет его свободою, но оной без сильного ходатайства ожидать невозможно; ежели бы наш государь, восхищающий всех распространением щастия и благоденствия, благоволил ходатайствовать о его свободе, то наверно ожидать можно, что гишпанское правление уважило бы его прозьбу. Одно великодушие вашего высокопревосходительства подало мне смелость о сем вам представить и приятная льстит меня, что государь не отвергнет принять с благоволением, ежели вам угодно будет доложить о сем и ходатайствовать о свободе сего славного навигатора. Быв свидетелем щастливаго дружественнаго согласия вашего высокопревосходительства с графом Николаем Петровичем 3, принял я также смелость и просить его о сем же самом.

Касательно до предполагаемой на тот год експедиции, имею честь просить вашего высокопревосходительства: не можно ли будет приказать преподать наставление офицерам, назначенным итти со мною и г-ном Лисянским, в астрономических наблюдениях, ибо они тому не обучены, нам же несколько трудно будет обучать их во время нашего путешествия, когда уже нужно будет безпрестанное употребление. Господа Адросимов и Иванов, учители Кадетского корпуса, как известные искусные наблюдатели, могли бы в скором времени обучить их, желательно бы было, естли б они занимались также в чертежной или лучше бы всего, естли б по одному из чертежной на каждое судно определено было. К великому моему удовольствию узнал я чрез г-на Лисянскаго, что он ожидает быть отправленным вскоре в Гамбург 4, теперь уже нельзя опасаться, что сие славное и полезное предприятие разрушится. Письмо г-ну Траутену, в котором я заказываю для своего судна инструменты, при сем имею честь препроводить книги, карты и трубы могу сам купить в Лондоне, но прошу ваше высокопревосходительство, ежели можно, заказать по три хронометра самых лучших на каждое судно, ибо от них по большей части зависит скорость и благополучие нашего вояжа.

С глубочайшим почитанием и совершеннейшею преданностью имею честь [42] навсегда остаться вашего высокопревосходительства милостивейшаго государя покорнейший слуга

И. Крузенштерн.

РГАВМФ, ф. 204, оп. 1, д. 55, л. 1-2. Автограф.


Комментарии

1. Маласпина ди Мулаццо Алессандро (1754-1810) – известный испанский мореплаватель, итальянец по происхождению. После окончания привилегированного частного пансиона в Палермо поступил на службу в испанский флот. В 1782 г. произведен в капитаны 2-го ранга, командовал кораблем «Астреа». Вскоре Морское министерство поручило Маласпине возглавить научную экспедицию на специально построенных для этой цели корветах «Дескубиерта» и «Атревида». Корабли вышли из Кадиса 30 июля 1789 г., посетили Канарские о-ва, о-в Тринидад, Монтевидео, Буэнос-Айрес, а затем достигли берегов Восточной Патагонии. В этом районе участники экспедиции изучали особенности, обычаи и религию патагонцев. Обогнув мыс Горн, Маласпина взял курс на север и осуществил съемку чилийского побережья до Вальпараисо. Бросив якорь в районе Кальяо, испанцы совершили несколько экспедиций в глубь материка, произведя ботанические, минералогические и геодезические исследования; отправившись далее на север, достигли Гуайакиля, где Маласпина с достаточной точностью определил высоту вершины Чимборао (6272 м), провел съемку побережья до Панамы, а затем обследовал Галапагосский архипелаг. В районе Панамского перешейка участники экспедиции в течение месяцев занимались вычислением и сравнением уровней поверхности Тихого и Атлантического океанов. Следующим пунктом стоянки был порт Акапулько, отсюда Маласпина отправился в Мексику, где изучал экономику, устройство рудников и состояние земледелия. Двигаясь далее на север вдоль тихоокеанского побережья Северной Америки, экспедиция к маю 1791 г. достигла 59°59' с.ш. в поисках так называемого Анианского пролива, описанного в 1588 г. испанским мореплавателем Л. Мальдонандо. Убедившись в отсутствии пролива, Маласпина обследовал Якутатский залив, с небольшой погрешностью определил высоту вершины Св. Ильи (5488 м) и осмотрел гигантский ледник, названный впоследствии его именем. Поднявшись до залива Принца Вильяма (60°30' с.ш.), экспедиция вернулась в Акапулько, который покинула в конце 1791 г., и направилась к Филиппинским о-вам. В результате обследования важнейших островов архипелага Маласпиной были составлены 94 карты. В ноябре 1792 г. экспедиция отправилась к Новой Зеландии, затем к Австралии, потом исследовала архипелаг Тонга. В сентябре 1794 г. экспедиция вернулась в Испанию. Встреченный с величайшими почестями испанской общественностью, Маласпина вскоре был арестован по политическим мотивам и приговорен к 10 годам заключения в крепости Антонио де Коруна. Причастный к его аресту фаворит королевы Марии-Луизы М. Годой (см. примеч. 2) запретил публикацию карт плавания. Лишь в 1802 г. по требованию Н. Бонапарта Маласпина был освобожден и уехал в Италию. Карты экспедиции, найденные исследователем М. Фернандесом де Наварретой в архиве Дирекции гидрографии в Мадриде, были опубликованы лишь в 1885 г. В испанской географической литературе начала XIX в. материалы экспедиции Маласпины использовались, но имя его никогда не упоминалось. Многие из них, «распыленные» по разным испанским архивам, еще ждут своего исследователя. Некоторые из них демонстрировались на испано-американской выставке в Севилье в 1929 г. (Caselli С. Alessandro Malaspina е la sua spedizione scientifica intorno al mondo con documenti inediti. Milano, 1929; Voyages of Enlightment: Malaspina on the Northwest Coast 1791-1792 / Ed. by Sh. Voughan, E.A.R. Crownhart-Voughan. Portland, 1977).

2. Речь идет об испанской придворной группировке, возглавлявшейся М. Годоем, который фактически управлял страной. Титул князь Мира Годой получил за заключение в 1795 г. Базельского мирного договора между Испанией и Францией.

3. Н. П. Румянцев.

4. См. док. № 19.