Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 14

Из донесения капитан-командора Г. А. Сарычева вице-президенту Адмиралтейств-коллегии адмиралу Н. С. Мордвинову о состоянии русской торговли в Охотском крае и перспективах развития русско-японских экономических отношений

18 февраля 1802 г.

Ваше высокопревосходительство хотя и обремены всегда многотрудными государственными делами даже и во время самые вашея болезни, но при всем том изволили уделять время на отобрание от меня объяснений, касающихся до Охотского порта. Между прочим я доносил вашему высокопревосходительству, что производимая поныне доставка в сей порт провиантов и материалов колико затруднительна и каковых стоит великих издержек, сопреженных не токмо с отягощением, но и разорением якутов 1. Вы изволили одобрить мнение мое, чтоб на место таковых затруднительных [33] береговых доставлений отправлять все нужное для сего порта из Кронштадта на судах морем кругом мыса Доброй Надежды и приказали объяснить на бумаге неудобства первого доставления и выгоды последнего.

Вашему высокопревосходительству известно, в каком разстроенном положении Охотский порт поступил ныне из-под начальства губернаторов иркутских в ведомство Адмиралтейской коллегии. Рапорты капитана Бухарина 2 свидетельствуют неложное его состояние, что ни могазейн, ни материалов, ни припасов, ни инструментов вовсе нет, и что малое число неблагонадежных транспортных судов не в состоянии доставлять и третью часть следуемого в Камчатку провианта для продовольствия умноженных там против прежнего вдвое войск, почему и нужно употребить скорейшие меры к отвращению могущих произойти бедственных от того следствий 3. Адмиралтейская коллегия, хотя и предположила уже для сего построить в Охотске вновь транспортные суда, но со всею деятельностью и поспешностию невозможно изготовить их скорее как через три года 4, при всем том оное стоить будет величайших издержек и немалых затруднений как в пересылке людей, нужных к строению судов, так и в доставлении для сего материалов и инструментов.

Все оное должно заготовляемо быть в Иркутске по ценам вдвое почти дороже здешняго. Доставка в Якутск за каждой пуд стоит 1 рубль 10 копеек, от Якутска же до Охотска все тягости перевозятся берегом на вьюшных лошадях, полагая на лошадь не более 5½ пуд., а как каждая лошадь нанимается по подряду от 25 до 30 рублей, то и обойдется на один пуд провозу 5 рублей 45 копеек 5. Итак, всего от Иркутска до Охотска приходится платить за провоз, полагая в цену обертки коженые, ремни для увязывания, за каждой пуд 7 рублей 24 копейки. Сия цена провозу была в прошлом 1801-м году, когда не так велико количество клади доставлялось в Охотск, но при нынешнем большом отправлении не токмо оная должна возвыситься, но сумневаюсь, чтоб достаточно можно было найти лошадей.

Донеся вашему высокопревосходительству о затруднениях и великих издержках предполагаемого в Охотске построения транспортных судов, осмеливаюсь объяснить мнение мое о выгоде отправления морем кругом мыса Доброй Надежды построенных здесь судов или купленных в Англии готовых: 1) сии суда обойдутся в несколько крат дешевле предполагаемых строить в Охотске; 2) что они чрез один год могут быть уже в сем порте, а те и в три года не придут к окончанию; 3) что на оных можно отправить все нужные для Охотскаго порта материалы и снаряды с таковой выгодою, что в десять раз дешевле будут стоить против доставления берегом, ибо полагая, что на четырех таковых судах отправить можно 40 тысяч пуд груза 6, за которой бы, доставляя берегом, должно было одного провозу заплатить от Иркутска до Охотска 289-ть тысяч рублей, но на место того, отправляя на судах морем, содержание оных стоить будет только 30 тысяч 7 рублей, не считая того, что все материалы, купленные здесь, обойдутся вдвое почти дешевле, нежели в Иркутске... 8

Несмотря на все выгоды сего предприятия, с перваго виду представиться должны опасности и затруднения в переходе великого пространства морей, по коим россияне в первой еще раз должны совершать плавание, но когда взять в пример, что в самые непросвещенные времена мореплавания Васко-де-Гама и его последователи безопасно ходили по сим неизвестным еще тогда морям, то можно ли усумниться плавать по [34] оным ныне, когда навигация доведена уже до совершенства и когда всем тем морям есть вернейшие карты с полными наставлениями для плавателей.

Я уверен, что многие морские российские офицеры с великою охотою примут на себя управление теми судами, кои отправятся сим путем, и докажут примером, что для них плавание в Ост-Индию не опаснее, как и в Балтике. Для защищения сего транспорта нужно, чтобы одно вооруженное судно прикрывало его от нападения корсаров, или можно отправить оной под защитою Ост-Индских иностранных судов, идущих в Кантон.

Кроме всех выгод для государственной казны, исполнение такового предприятия подаст повод купечеству нашему отправлять сим путем товары свои в Камчатку и в Охотск на место берегового доставления, сопреженнаго с величайшими трудностями и чрезвычайною дороговизною провоза. Между тем также откроется путь к торговле в Ост-Индии и доставится удобный случай к утверждению комерции с Япониею по поводу сделанного уже к сему начала в 1793-м году россиянами, отвозившими японцев на остров Матмай 9, 10. Японский император показал на сие свое соизволение данною от себя грамотою, которою позволяется одному российскому судну входить для торгу в гавань Нангасаки 11.

Недальное разстояние онаго государства от Камчатки может через оной торг доставить сему полуострову и городу Охотску выгоднейшее продовольствие, нежели получаемое ныне с великими затруднениями из Якутска. Взамен японским произведениям россияне, не заимствуя товаров из Европы, могут найти в тех странах великое изобилие и своих произведений, как-то: мехи разных зверей, моржовые зубы, сушеную рыбу, китовый жир и его усы. Судя по великому множеству в тех морях китов и рыбы, ежели бы оным учреждены были промыслы по примеру производимых европейцами в Северном океане, тогда достаточно было бы китового жиру, сухой и соленой рыбы для отвозу не токмо в Японию, но и в Китай.

Капитан-комондор Сарычев.

РГАВМФ, ф. 204, оп. 1, д. 96, л. 5-8. Автограф. Опубл.: Исторический архив, 1962, № 6, с. 86-89.


Комментарии

1. См.: РГАВМФ, ф. 204, оп. 1, д. 96, л. 1-4.

2. См. док. № 11.

3. См. док. № 4, примеч. 2.

4. Во время последней секретной морской экспедиции постройка и приуготовление двух судов в Охотске со всею поспешностию и деятельностию к окончанию приведены не прежде как через четыре года. – Примеч. автора.

5. За якоря и протчие тяжеловесные вещи платится провозу от 12 до 14-ти рублей с пуда. – Примеч. автора.

6. По мелководию Охотскаго порта сии суда должны быть небольшие, так чтобы ходили в грузу не более 8½ фут. К управлению оными нужны: капитан-лейтенант – один, лейтенантов – 3, мичманов – 8, штурманов – 8, подшхиперов – 4, боцманматов – 8, матросов – 80, баталеров – 4, писарей – 4, у афицеров денщиков – 25 человек, итого 145 человек. – Примеч. автора.

7. Я полагаю на весь комплект служителей морскую провизию по цене 1801-го года вдвое более и всем двойное годовое жалованье, офицерам же тройные порционы. На все сие выходит сумма только 29 тысяч рублей. – Примеч. автора.

8. Опущен текст о ценах на различные материалы в Петербурге, Иркутске, Охотске.

9. После сего вскоре выбросило на Алеутские острова опять японское судно, с котораго 13 человек спасены и находятся в Иркутске. – Примеч. автора.

Имеется в виду крушение судна «Вакамия-мару» с экипажем 16 человек. Нагруженное рисом и лесом, оно в конце января 1793 г. вышло из порта Исиномаки и вскоре из-за сильного шторма потеряло управление; в июне 1794 г. после длительного дрейфа было выброшено на один из Андреяновских о-вов. Здесь русские оказали помощь японцам и отправили их в Иркутск, где они провели около 10 лет. За это время шесть членов экипажа «Вакамия-мару» умерли. Из десяти оставшихся четверо пожелали вернуться на родину. Их привезли из Сибири в Петербург для отправки в Японию вместе с посольством Н. П. Резанова (см. док. № 38). Во время длительного плавания японцы обучали посла языку. В период переговоров Резанова с представителями бакуфу они находились на «Надежде». 5 апреля 1805 г. в ходе последней официальной встречи с властями Резанов передал им членов экипажа «Вакамия-мару». Прощаясь, он просил проявить к ним милосердие и сострадание. После допроса у губернатора Нагасаки Цудаю (62 года), Гихэй (44 года), Сахей (43 года) и Тадзюро (35 лет) были переданы под караул князю Сендайского княжества, в декабре того же года их под конвоем привезли в Эдо, где ученый Оцуки Гэнтаку по распоряжению властей более 40 дней вел с ними беседы. В результате этих бесед им в 1807 г. была написана книга «Удивительные рассказы о далеких морях». Дальнейшая судьба четверки неизвестна. Японские авторы предполагают, что остаток дней они провели под арестом (см.: Накамура С. Японцы и русские. М., 1983, с. 131, 136-137).

10. Г. А. Сарычев имеет в виду дипломатическую миссию поручика А. К. Лаксмана в Японию на бригантине «Св. Екатерина» в 1793 г. Подробнее о плавании А. К. Лаксмана и передаче им японским властям двух членов экипажа судна «Синсё-мару», потерпевшего крушение 20 июля 1784 г. у о-ва Амчитка (см.: Русские экспедиции..., [т. 2], с. 312-313, 316-320).

11. См.: Русские экспедиции..., [т. 2], с. 315.