Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ПРЕДИСЛОВИЕ

В последние годы в американской исторической и историко-географической литературе можно отметить большой интерес к прошлому северо-западной Америки и островов Тихого океана. Наряду с историками разных специальностей археологи, антропологи и этнографы создала большую научную литературу, которая в совершенно новом свете представляет прошлое этих частей западного полушария. При обилии новых трудов круг исторических источников о северо-западной Америке и островах Тихого океана остается, однако, почти все тем же, каким он был 60 лет назад, когда собирал и обрабатывал свои материалы Банкрофт, крупнейший американский историк Аляски, Калифорнии и северо-западного побережья Америки, автор классических работ в этой области. Но при большой научной ценности этих работ и Банкрофт и его продолжатели далеко не использовали всех тех исторических материалов, которыми они располагали, и прежде всего хранящихся в архиве Российско-Американской компании. Материалы эти поступили в Вашингтон после 1867 г. сначала в Государственный департамент, а года три назад переданы во вновь образованный Национальный архив Соединенных Штатов Америки. В меру возможности Банкрофт привлек для своих исследований также русские печатные и архивные материалы, но при отсутствии в то время точных сведении о материалах, [6] относящихся к прошлому островов Тихого океана и северо-западной Америки, он мог использовать их весьма неполно.

К сожалению, и русские исследователи не проделали всей необходимой работы в этой области, и мы попрежнему не знаем точно, какими же русскими материалами, относящимися к темам трудов Банкрофта, мы располагаем. Отсутствие этих данных приводит не только к повторению иногда совершенно неверных сведений, но и дает некоторое основание даже авторам специальных исследований уклоняться от обсуждения вопросов, при решении которых они должны основываться на русских материалах. Так, например, автор труда по картографии северо-западного побережья Америки (до 1800 г.), появившегося в 1938 г., известный специалист по исторической географии Америки — Вагнер довольно подробно излагает то, что сделано в этой области испанцами, англичанами, французами и др., но о деятельности русских в области картографии Америки до 1800 г. приводит не только неполные, но и неверные сведения. Не зная русской литературы по этому вопросу, он, конечно, не знает и тех источников, которые отчасти использованы в этой литературе, а в основной своей части подлежат еще выявлению и изучению. Но тот упрек, который может быть сделан Вагнеру и другим американским авторам, относится и к некоторым русским исследователям. Так, С. Б. Окунь, автор русского труда о Российско-Американской компании, появившегося в 1939 г., собравший много новых данных о ней, к сожалению, почти не знает тех богатых материалов и ценных наблюдений, которые находим по теме его труда у Банкрофта и других американских историков.

При таком положении очередной задачей исторической науки в этой области является выявление и обзор всех сохранившихся материалов, относящихся к истории Аляски, Калифорнии и северо-западного побережья Америки. Эта работа может быть выполнена лишь совместными усилиями прежде всего американских и советских историков, располагающих весьма большим количеством материалов ХVIII-ХIХ вв.

Работы по выявлению материалов и обзор их начаты были во Всесоюзном географическом обществе еще в 1940 г., когда, после выхода в свет упомянутой книги Вагнера, особенно ярко сказалось недостаточное [7] знакомство с русскими материалами, в частности с русской картографией Америки ХVIII-ХIХ вв. Помимо карт, планов и т. п., собирались и регистрировались также другие исторические материалы, имеющие значение и интерес для исторической географии. В результате этой работы были составлены не только обзоры архивных материалов об Америке ХVIII-ХIХ вв., находящихся в отдельных хранилищах Ленинграда, но подготовлены такие специальные исследования, как «Русские карты Америки ХVIII века» и др. Изучение обнаруженных материалов ХVIII в. позволило по-иному осветить, например, деятельность русских промышленников в Тихом океане в ХVIII в. и установить не только насилия и жестокости, в которых их обвиняли по отношению к населению Алеутских и других островов, но и положительные стороны их деятельности (внедрение современной культуры, первоначальное изучение осваиваемых земель и др.), о которых обычно умалчивали предшествующие исследователи, главным образом по недостатку материалов, а иногда и по политическим соображениям.

Из большого количества вновь найденных или малоизвестных материалов представляется желательным некоторые теперь же издать и сделать предметом внимания всех, интересующихся прошлым Русской Америки. Первой попыткой в этом направлении является предлагаемый сборник, подготовленный в связи с 450-летием открытия Америки Христофором Колумбом (12 октября 1942 г.) и имеющий своей задачей документально показать участие Русских в последующих открытиях и исследованиях в Тихом океане и Америке, выполненных экспедициями Беринга — Чирикова, Креницына — Левашова, Биллингса — Сарычева и др., а также русскими промышленниками ХVIII в. На большую роль русских промышленников в этих открытиях указывал еще М. В. Ломоносов, один из первых давший положительную оценку их деятельности и на основе их материалов горячо отстаивавший возможность прохождения через Северный Ледовитый океан в Тихий, что удалось осуществить лишь в советские годы.

Настоящий сборник состоит из трех разделов:

1. Материалы о плаваниях в Тихом океане русских промышленников: Глотова, Пономарева, и др., открывших в 1759 г. острова Умнак и Уналашку, и Лазарева, [8] Васютинского, Толстых и др., первыми, по их мнению, посетивших шесть островов из группы Андреяновских.

Подобно алеутам, промышленники ХVIII в. различали четыре группы Алеутских островов: Ближние, Крысьи, Андреяновские и Лисьи. История их открытия была описана еще в ХVIII в. в трудах англичанина В. Кокса, русского академика П. С. Палласа и более полно в ХIХ в. В. Н. Берхом. 1

К сожалению, документы ХVIII в., которыми пользовались эти авторы, ими не указаны, и лишь по случайным признакам удается иногда установить их; однако большую часть этих документов приходится пока считать утерянной. Если П. С. Паллас и В. Н. Берх пользовались главным образом материалами центральных хранилищ, то А. С. Полонский в своих двух неизданных работах, хранящихся в архиве Всесоюзного географического общества («Промышленники на Алеутских островах, 1743-1800», рукопись на 152 листах, шифр, Б. V. 3., и «Перечень путешествий русских промышленников в Восточном океане с 1743 по 1800 г.», рукопись на 99 листах, шифр Б. V. 2.), основывается преимущественно на материалах местных архивов: камчатского и иркутского. Эти работы по сравнению с трудом В. Н. Берха сообщают много новых и очень ценных сведений о деятельности русских промышленников в Тихом океане во второй половине ХVIII в. А. С. Полонский, как и В. Н. Берх, не указывает своих источников, и это заставляет исследователей с большими оговорками и осторожностью пользоваться его сведениями. Следует, однако, заметить, что в тех случаях, когда удавалось найти источники А. С. Полонского, оказывалось, что он пользовался ими вполне точно и правильно. А. С. Полонский работал в камчатском и иркутском архивах в 60-х годах ХIХ в., когда эти архивы находились еще в большей или меньшей сохранности; к настоящему [9] времени оба архива в части их, относящейся к ХVIII в., следует считать погибшими от пожаров: камчатский — в 1940 г., иркутский — в 1879 г. Ввиду этого труды А. С. Полонского приобретают значение первоисточников.

Таким образом, сохранившихся архивных материалов ХVIII в. о плаваниях русских промышленников оказывается пока очень немного; они насчитываются единицами. Впрочем, изучение архивного фонда Сената ХVIII в. в Москве (в Центральном архиве древних актов — ЦАДА, бывшем ГАФКЭ) может несколько увеличить их количество.

Из числа сохранившихся материалов в настоящий сборник включены материалы, относящиеся к двум экспедициям русских промышленников 1758 и 1760 гг., от которых были получены ценные сведения об открытых ими островах.

Первая из них — экспедиция С. Г. Глотова, С. Т. Пономарева и др. — открыла острова Умнак и Уналашку. Дело об этой экспедиции было заведено в Нижнекамчатской канцелярии в 1762 г.; в ХIХ в. оно попало в частное собрание П. И. Щукина и было напечатано в «Щукинском сборнике» (вып. V, стр. 148-174); собрание П. И. Щукина хранится ныне в Государственном историческом музее в Москве. Из этого дела в сборник вошла лишь часть его, в которой приведены показания Пономарева и Глотова об их открытиях. Кроме довольно подробного описания Умнака и Уналашки, Пономарев представил карту Алеутских островов, на которой он обозначил к северо-востоку от Уналашки еще восемь больших островов; Пономарев указывал, что составлял эту карту вместе с другим промышленником — тотемским купцом Петром Шишкиным; с именем последнего эта карта сохранилась в собрании Г. Ф. Миллера в ЦАДА. 2

Описания Пономарева — Глотова сохранились также в современной копии в одном из портфелей Г. Ф. Миллера в ЦАДА. 3

Из находящейся в том же портфеле копии реляции сибирского губернатора Д. И. Чичерина от 11 февраля [10] 1764 г. видно, что описания и карта были отправлены им в Петербург. Здесь они послужили основанием для ряда правительственных мероприятий, в результате которых в том же 1764 г. было решено послать на восток особую экспедицию для описания всех открытых к тому времени Алеутских островов.

Экспедиция, во главе которой стояли капитаны П. К. Креницын и М. Д. Левашов, продолжалась семь лет; она собрала драгоценные материалы об островах, к сожалению, мало известные даже специалистам и лишь в небольшой части изданные. 4

Сведения об островах Тихого океана, собранные Глотовым, Пономаревым и другими промышленниками бота «Св. Иулиан», принадлежащего компании, в которую входили купцы: тобольский Иван Снигирев и вологодский Иван Буренин, были сообщены последними М. В. Ломоносову. Он использовал их во «Втором прибавлении» к «Краткому описанию разных путешествий по северным морям и показанию возможности прохождения Северным океаном в Вест-Индию». 5

Документы об открытии шести островов из группы Андреяновских уже были напечатаны Л. С. Бергом в его статье «Из истории: открытия Алеутских островов»; 6 они находятся в деле № 861 Главного гидрографического управления в Центральном гос. военно-морском архиве в Ленинграде. В нашем сборнике они издаются вторично, но без соблюдения транскрипции дела и по принятой системе передачи текста документов ХVIII в. Документы были известны и до 1924 г., например, В. Н. Берху, который напечатал ответ Екатерины II на рапорт Д. И. Чичерина об [11] открытии этих островов камчатскими казаками Петром Васютинским и Максимом Лазаревым и купцом Андрианом Толстых. 7

Как и «Изъяснение» Глотова, Пономарева и др., документы об открытии шести Андреяновских островов составлены на основании показаний Васютинского, Лазарева и Толстых; подлинное же описание их путешествия, островов и живших на них алеутов погибло 17 сентября 1764 г. во время шторма в устье Камчатки, когда среди прочего имущества был разбит и тот ящик, в котором находились описания.

Показания Васютинского и др. сохранились в двух редакциях — краткой и пространной, кажется, разновременных и дополняющих одна другую.

Составленное на основании показаний Васютинского и др. описание было представлено Д. И. Чичериным Екатерине II. К своему рапорту Чичерин присоединил карту Андреяновских островов и вещи, привезенные оттуда. Сохранилась ли эта карта, установить пока не удалось. В ответном рескрипте 2 марта 1766 г. Екатерина II, между прочим, писала: «Промышленникам подтвердите, чтоб они ласково и без малейшего притеснения и обмана обходились с новыми их собратьями, тех островов жителями». 8 Описание Андреяновских островов было напечатано впервые Я. Штелиным в его статье «Краткое известие о новоизобретенном Северном Архипелаге» 9 и является одним из немногих источников о плаваниях русских промышленников, которым чаще всего пользуются исследователи.

2. Напечатанные во втором разделе сборника документы о Г. И. Шелехове, этом «Русском Колумбе», как его назвал Г. Р. Державин, сохранились в копиях ХIХ в. во Всесоюзном географическом обществе (разр. 99, [12] опись 1, № 2 — «Копии документов, относящихся к началу Российско-американской компании, доставленных г. Мурзакевичем», на 110 листах). Они были подготовлены для издания А. П. Соколовым, автором многочисленных трудов и публикаций, посвященных истории русского флота и русских плаваний ХVIII-ХIХ вв. На копиях имеются его пометы и примечания. Где хранились в то время, когда работал А. П. Соколов, подлинники документов, сведений в копиях нет, но и впоследствии эти подлинники не были отысканы. Мной обнаружены только более ранние (ХVIII в.) копии тех же документов, сохранившиеся в Воронцовском собрании Ленинградского отделения Института истории Академии Наук СССР (№ 476), а также среди рукописей Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Так как документы были доставлены в Географическое общество Н. Н. Мурзакевичем, работавшим в первой половине ХIХ в. в Воронцовском архиве, можно думать, что копии Географического общества были сняты Н. Н. Мурзакевичем именно в Воронцовском архиве из упомянутого выше сборника № 476. Когда в 1941 г. велась подготовка настоящего сборника, более ранние копии документов о Шелехове не могли быть, по условиям военного времени, получены мной, и текст издается по копиям середины ХIХ в., несмотря на существование копий ХVIII в., кажется, более исправных и точных.

Подлинники печатаемых копий, представленные самим Шелеховым, были пересланы в Петербург иркутскими генерал-губернаторами И. В. Якоби и И. А. Пилем.

Установить архивный фонд того центрального учреждения ХVIII в., где находятся в настоящее время эти подлинники, не удалось из-за тех же обстоятельств военного времени. Можно высказать, однако, предположение, что их следует искать в архивном фонде Сената за соответствующие годы, так как Сенат во второй половине ХVIII в. имел ближайшее отношение к решению дел о промышленных компаниях, действовавших в Тихом океане и в Северной Америке. В переписке Сената, несомненно, найдутся и многие другие материалы о Шелехове и его компании, которых нет среди копий Всесоюзного географического общества, Ленинградского отделения Института истории и Государственной публичной библиотеки в Ленинграде, но о существовании которых имеются [13] сведения (например, всеподданнейший рапорт иркутского генерал-губернатора Якоби 1787 г. и др.).

Так как делами промышленных компаний занимались также Комиссия о коммерции и Коммерц-коллегия, во главе которой стоял в эти годы А. Р. Воронцов, то несомненно, что переписка о Шелехове и его деятельности находится не только в его личном архиве (Ленингр. отдел. Инст. истории, Воронцовское собр. № 476, лл. 308-450 об.), но и в архивных формах Комиссии о коммерции и Коммерц-коллегии; о том, как проходило дело Шелехова в этих учреждениях и в «Императорском (Непременном) Совете», сохранилось, между прочим, очень яркое свидетельство в «Дневнике» А. В. Храповицкого (под 27 апреля 1788 г. и 17 марта 1789 г., по изд. 1901 г., стр. 45, 154). На основании последнего известия можно полагать, что архивные фонды «Императорского (Непременного) Совета» (ныне в б. Архиве Гос. Совета в Ленинграде) и «Экспедиции И. Биллингса» (в Центр. Гос. Военно-морском архиве в Ленинграде) дадут интересные и ценные дополнения к печатаемому собранию документов.

Документы 1785-1790 гг. о деятельности компании Голикова — Шелехова, несомненно, имелись также в черновиках и копиях в шелеховском архиве, перешедшем после смерти Г. И. Шелехова к М. М. Булдакову, женатому на одной из дочерей Шелехова. Этот архив сохранился лишь в незначительной части, которая находится в Ленинградском отделении Института истории и, повидимому, в Красноярском областном архиве: к сожалению, состав материалов последнего точно не известен. Часть того же архива была переслана в 1935 г. в Центральный архив древних актов в Москве. В Ленинградском отделении Института истории в части собрания Булдакова, поступившей из Вологды, имеется несколько писем и черновых записок Шелехова.

Документы 1785-1790 гг. дают прежде всего (№ 1) представление о тех отношениях, которые существовали между Шелеховым и мореходами-промышленниками к концу 1785 г., когда обнаружились уже известные результаты деятельности компании на островах. «Наставления» Шелехова штурманскому ученику Д. И. Бочарову, главному правителю К. А. Самойлову и приказчику Ф. А. Выходцеву (№ 2-4) заключают столько подробностей о внутреннем строе жизни компании, что [14] представляют весьма ценные источники для понимания отношений во всех аналогичных предприятиях того времени. Документы № 1-4 и некоторые другие, не сохранившиеся в рукописи Всесоюзного географического общества, были представлены Шелеховым иркутскому генерал-губернатору Якоби в апреле 1787 г. при особом доношении (№ 5), в котором Шелехов просит лишь о «воззрении» на его труды.

Упоминаемый в «Реестре», приложенном к доношению Шелехова от 13 апреля 1787 г. (№ 5), «Журнал», отсутствующий в рукописи Всесоюзного географического общества, сохранился в упомянутых выше рукописях ХVIII в. Ленинградского отделения Института истории и Государственной публичной библиотеки в Ленинграде. Мне не удалось сличить его с печатным текстом «Журнала» Шелехова, изданным еще в 1791 г. Происхождение текста этого издания до сих пор точно не установлено: принадлежит ли текст издания 1791 г. самому Шелехову, или автором его является один из сотрудников иркутского генерал-губернатора Пиля, пользовавшийся журналом Шелехова. Во всяком случае при решении этого вопроса должно быть произведено сличение текста печатного, приписываемого Шелехову, с тем рукописным, который ему, несомненно, принадлежит.

Представленные Шелеховым материалы были встречены вполне благосклонно Якоби, и поощряемый им Шелехов уже 19 апреля 1787 г. выступил с новым доношением (№ 6), в котором подробно описывает свою деятельность в 1783-1786 гг.

Как известно, компания была образована Шелеховым в Петербурге в 1781 г. в составе его самого и капитана Михаила и купца Ивана Голиковых на 10 лет, причем на место, прежде всего для устройства дел в Охотске и отправления к американским берегам, должен был ехать Шелехов.

Построив в Охотске три корабля, Шелехов отбыл из Урацкого устья 16 марта 1783 г. Первая зимовка двух кораблей была на острове Беринга, а третьего корабля («Св. Михаил», штурман Олесов) на Первом Курильском острове. По прошествии зимы 1783/84 г. Шелехов отправился далее и 3 августа 1784 г. решил зимовать на острове Кыктаке (Кадьяке). В своем доношении (№ 6) Шелехов подробно описывает те трудности, которые ему [15] пришлось пережить в 1785-1786 гг. ввиду противодействия со стороны островитян, неопытности его «работных людей» и пр.

Сообщая об отъезде в Охотск по «совету» всех мореходов, он описывает крушение корабля у берегов Камчатки, об использовании пребывания там для заведения торговли с англичанами в Петропавловской гавани, о чем им подана подробная записка в тот же день 19 апреля (№ 7). На время своего отсутствия правителем на острове им был назначен енисейский купец Самойлов: ему на смену в 1787 г. Шелехов отправил грека Е. И. Деларова, которому дал подробную инструкцию (№ 8). Свои пожелания о «пособии» компании со стороны правительства Шелехов изложил в особой записке (№ 9). Получив эти документы, иркутский генерал-губернатор Якоби при всеподданнейшем рапорте, который пока не найден мной, переслал их в Петербург. Принятое тогда в Петербурге решение в наших копиях не отражено в полной мере, но о нем мы знаем из других источников, относящихся к вопросу об устройстве на Охотском море, в Удском устье, особого порта и о посылке на восток экспедиции капитана Г. И. Муловского.

Ссылаясь на рапорт Якоби 1787 г., Голиков и Шелехов в феврале 1788 г. обращаются к императрице с прошением (№ 10), в котором вновь кратко описывают деятельность своей компании, просят о правительственной ссуде в 200 тысяч рублей и о запрещении другим промышленникам заниматься эксплоатацией освоенных компанией Голикова — Шелехова земель и народов, о разрешении завести воинскую команду на островах Кыктаке, Афогнаке и др., об оказании содействия компании со стороны местных сибирских властей и т. п.

Какой ответ последовал на это прошение, в имеющихся и сборнике материалах не указано, но известно, что летом 1788 г., на основании предложения Якоби, главный приказчик Шелехова грек Деларов отправил штурманов Измайлова и Бочарова в Тихий океан для поисков и открытия новых островов, приведения под власть Российской империи разных островных народов и для утверждения «новоизобретенной» американской земли «знаками величеству и названию российскому свойственными». Эти знаки — медные доски и гербы, которые Измайлов и Бочаров должны были выставить на соответствующих местах [16] открытых вновь земель. Подробный отчет об их плавании и проделанной ими работе — «Записка или журнал плавания на Северо-восточном океане у берегов твердой американской земли компании Голикова и Шелехова отряженного галиота, называемого «Трех святителей», под предводительством двух штурманов — Измайлова и Бочарова — в 788-м году» был напечатан еще в 1792 г. как вторая часть «Журнала» Шелехова; отчет имеется в нескольких копиях и в нашем сборнике вновь не издается.

11 февраля 1790 г. Шелехов обратился к сменившему Якоби иркутскому генерал-губернатору И. А. Пилю с новым доношением (№ 11). В нем Шелехов резко критиковал деятельность других компаний, которые, по его мнению, действовали чаще всего лишь во вред России. С своей стороны, он предлагал план деятельности русских на островах и материке, который основан главным образом на достижениях его компании (см. особенно пункты 3 и 4); в частности, он отмечал ту помощь, которую оказала компания правительственной экспедиции капитана И. Биллингса, отправленной в 1785 г. для открытия и описания островов и земель в Тихом океане. Он сообщал также подробные сведения об европейских судах, плававших в 1788 и 1789 гг. около заселенных компанией островов и земель, и просил указания — что делать с этими иностранными судами. Он отказывается от прежней просьбы о ссуде (просьба не была удовлетворена), причем ссылается на доклад «Высокого совета» (Императорского совета), в котором испрашивалось для компании право покупки людей и чины для ее служащих; он просит вновь об этих привилегиях.

Генерал-губернатор Пиль выступил с поддержкой просьб компании (№ 14) и в двух всеподданнейших рапортах (№ 12 и 13) горячо отстаивал необходимость оказания помощи и содействия компании Шелехова. К одному из рапортов (№ 12) Пиль присоединил две «Записки» плавании судов компании (вероятно, в 1788 и 1789 гг.), одну карту и четыре плана; из этих приложений пока известны только «Записка» (или «Журнал») галиота «Три Святителя», упомянутая выше, и записка, печатаемая ниже под № 15; прочие же приложения пока не отысканы. На этом обрывается серия документов о Шелехове и его компании. Хотя не полно, но они отмечают основные моменты в истории компании и дают представление о [17] внутренних отношениях, достижениях и успехах компании за 1783-1789 гг. Печатаемые документы являются ценными источниками по истории освоения русскими островов Тихого океана и северо-западного побережья Америки.

3. «Записки» приказчика Российско-американской компании Николая Ивановича Коробицына, совершившего кругосветное плавание на корабле «Нева», которым командовал капитан Ю. Ф. Лисянский, до сих пор не были известны и случайно приобретены в 1940 г. Всесоюзным географическим обществом в одном антикварном книжном магазине Ленинграда. Они представляют рукопись, писанную собственноручно Н. И. Коробицыным; она хранится теперь в архиве Общества (разр. 99, опись 1-я, № 141).

Покойный Е. И. Глейбер, заведывавший архивом Общества, много сделавший по подготовке рукописи для издания, пытался собрать сведения о личности автора «Записок», но поиски в центральных и местных архивах дали очень немного по сравнению с тем, что можно узнать о Н. И. Коробицыне из его «Записок». Наиболее существенным дополнением к нему служат те данные, которые Е. И. Глейберу удалось найти в одном из немногих сохранившихся дел Главного правления Российско-американской компании по управлению в России. 10 В нем среди прочих материалов был найден «Краткий экстракт с журнала корабля «Невы» приказчика Коробицына с 26-го июля 1803 г. в продолжение вояжа до островов Сандвичевых (Гавайских) по 7-е маия 1804 г.,» 11 который дает в некоторых случаях дополнения и изменения к полному журналу — «Запискам» Коробицына, несомненно, обработанному им позднее, так как «Краткий экстракт» был поручен Главным правлением Российско-американской компании уже в апреле 1805 г. Этот, тоже неизвестный, источник для истории первого русского кругосветного путешествия использован в нашем издании в подстрочных [18] примечаниях к тексту «Записок», охватывающих больший период и дающих, конечно, больше подробностей.

В соответствии с инструкцией, данной Главным правлением (она издается в приложении к «Запискам»), Коробицын вел свои «Записки» в пути, но окончательная обработка их относится уже к концу путешествия. Во всяком случае, согласно замечанию автора, редактирование «Записок» было закончено им уже к концу 1806 г. Автор выкинул из него некоторые подробности, которые были в первоначальном тексте и из него попали в «Краткий экстракт», но отсутствуют в окончательном тексте «Записок» — рукописи Всесоюзного географического общества.

С «Записками» Коробицына, видно, произошло то же, что и с подобного же рода источником по истории первого русского кругосветного путешествия — журналом другого приказчика Российско-американской компании, находившегося на корабле «Надежда» (капитан И. Ф. Крузенштерн) — Ф. И. Шемелина. Первоначальный текст «Журнала» Шемелина, найденный мной в рукописи F. IV. 59 Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, оказался весьма отличным во многих местах от того текста, который известен по печатному изданию «Журнала» Шемелина 1816-1818 гг. В печатном тексте исчезли многие подробности, имеющиеся в рукописном; эти опущенные, а в некоторых случаях значительно измененные места касаются главным образом И. Ф. Крузенштерна, капитана «Надежды», и офицеров корабля, их отношений к Н. П. Резанову, русскому послу в Японию и начальнику всей экспедиции, находившемуся на «Надежде». Резанов оказался в очень сложных отношениях с командным составом этого корабля. Они привели к безобразным сценам на корабле, когда, например, Резанов должен был прятаться у себя в каюте от офицеров «Надежды», что столь красочно описывает Шемелин в рукописной редакции своего «Журнала». 12 В печатном [19] тексте того же «Журнала» Шемелина все эти подробности отсутствуют, и о тогдашних событиях на корабле «Надежда» известно лишь по указаниям других источников. Все порочащее И. Ф. Крузенштерна и офицеров из печатного текста было тщательно изъято.

В «Записках» Н. И. Коробицына, как видно из «Краткого экстракта», первоначально также было несколько мест, которые могли вызвать неблагоприятные суждения о капитане Ю. Ф. Лисянском (стр. 149-150, 168 примечания). При окончательном редактировании «Записок» Коробицын сам или по требованию начальства все эти места выкинул, и они отсутствуют в том тексте, который должен считаться последней редакцией его труда. Как и в «Журнале» Шемелина, эти исключенные места текста следует тщательно изучить.

Я полагаю, что действительное положение дела на корабле «Надежда» и отношения Резанова и Крузенштерна правильно изображены в первоначальной редакции «Журнала» Шемелина. Точно так же некоторые черты деятельности капитана Лисянского, которые Коробицын наблюдал во время путешествия, следует учесть историку первого русского кругосветного путешествия, сравнив показания Коробицына с теми, которые имеются у других свидетелей деятельности Лисянского. Во всяком случае показания Коробицына, сообщенные в официальном рапорте (см. рис. 19 и 20) и «Кратком экстракте», заслуживают внимания при характеристике такого крупного и славного деятеля, каким был Ю. Ф. Лисянский.

Достоверность известий «Краткого экстракта» и «Записок» Коробицына подтверждается во многих случаях другими современными источниками, относящимися к плаванию «Невы»: шканечным журналом «Невы», который вел штурман Д. В. Калинин, 13 донесениями Коробицына в Главное правление, которые он посылал в пути, 14 его [20] рапортами Н. П. Резанову и ордерами последнего 15 и др. Эти документы дают иногда ценные детали по поводу тех или иных обстоятельств, описанных в «Записках», но не уменьшают его основного признака — достоверности и точности содержащихся в нем сведений.

Основным источником по истории плавания «Невы» являлся до сих пор труд командира корабля Ю. Ф. Лисянского, изданный в 1812 г. Сверка показаний Коробицына, другого наблюдателя на том же корабле, с теми сведениями, которые находим у Лисянского, подтверждает вновь ту же оценку труда Коробицына, которая приведена выше: даже при наличии труда Лисянского «Записки» Коробицына имеют безусловно большой интерес.

Они, конечно, уступают труду Лисянского по своим литературным достоинствам: автор «Записок» пишет на своеобразном русском языке, нередко употребляя, например, деепричастную форму вместо прошедшего времени изъявительного наклонения, отчего довольно часто у него главное предложение заменяется придаточным; там, где эта замена не давала определенного смысла, редактору пришлось изменить текст автора. Стиль автора «Записок» — стиль человека, который свою простую разговорную речь мешает с литературным языком, в результате чего получаются тяжелые и не всегда ясные обороты речи. Но этот недостаток автора, конечно, не мешает его труду быть содержательным. Отдельные места «Записок», особенно те отделы его, которые носят название «примечания», написаны очень просто и живо и читаются с большим интересом.

Богатое собрание источников по истории первого русского кругосветного путешествия, представленное до сих пор трудами Крузенштерна, Резанова, Лисянского, Шемелина и Лангсдорфа, пополняется теперь еще одним — «Записками» Коробицына. К числу этих новых источников [21] следует присоединить также «Дневник» «естествоиспытателя и историографа» путешествия адъюнкта Академии Наук В. Г. Тилезиуса фон Тиленау (Архив Академии Наук, разр. IV, т. I, № 800) и почти неизвестные записки М. И. Ратманова, о которых упоминалось выше; еще до поступления их в Рукописное отделение Государственной публичной библиотеки в Ленинграде они были частично напечатаны в одном морском журнале («Яхта» 1875 г.). Ввиду того, что история экспедиции излагалась главным образом на основании печатных источников, происхождение которых еще никем не исследовано, мне кажется, историкам географических открытий следует пересмотреть историю этого большого научного и практического предприятия начала ХIХ в. и выяснить истинное положение дела во время экспедиции. Об отношениях, например, двух руководителей экспедиции — Крузенштерна и Резанова — имеется даже специальная литература. В споре сторонников одного и другого следует принять участие и современному советскому историку, который, несомненно, использует для этого не только старые источники, но также и новые материалы: первоначальную редакцию «Журнала» Шемелина, записки старшего офицера «Надежды» Ратманова, «Дневник» Тилезиуса, «Записки» Коробицына, рапорты и донесения командиров кораблей, а также второстепенных деятелей экспедиции, в том числе Коробицына.

Изучением «Записок» Коробицына довольно долго занимался заведующий архивом Всесоюзного географического общества покойный Е. И. Глейбер, который не только подготовил текст «Записок» для издания и подобрал для него рисунки, но и собирал, как уже отмечено выше, архивные материалы о Коробицыне. Преждевременная смерть помешала Е. И. Глейберу закончить начатую им работу. Окончательную подготовку текста «Записок» пришлось вести мне. Из подобранных Е. И. Глейбером рисунков (50) для издания использована лишь часть, которая казалась наиболее ценной для иллюстрации текста «Записок». Кроме портретов Резанова, Крузенштерна, Лисянского и Баранова, большинство других рисунков представляет виды городов, берегов, мысов и т. п., которые посетила экспедиция, а также рисунки этнографического содержания. Часть их заимствована из собрания рисунков В. Г. Тилезиуса фон-Тиленау, ботаника по [22] специальности, сопровождавшего экспедицию на корабле «Надежда». Некоторые из этих рисунков были воспроизведены в «Атласе к путешествию вокруг света капитана Крузенштерна» (т. II, Спб., 1813) и в «Собрании карт и рисунков, принадлежащих к путешествию капитана Ю. Лисянского на корабле «Нева» (Спб., 1812). Другие издаются впервые по подлинникам их, хранящимся в Архиве Академии Наук СССР (разр. IV, опись 1, № 800-а) и в Центральном государственном военно-морском архиве в Ленинграде (опись 870, № 2622, 1803 г.).

А. И. Андреев.


Комментарии

1. W. Сохе. Ассоunt оf thе Russiаn disсоvеriеs bеrwееn Аsiа аnd Аmеriса, Lоndоn 1780; П. С. Паллас, О российских открытиях на морях между Азиею и Америкою. Месяцеслов историч. и географич. на 1781 г., перепечатано в «Собрании сочинений, выбранных из месяцесловов», IV, 1796; перевод с дополнениями в «Nеuе Nоrdisсhе Bеitrаеgе» I, 1781, с картой; В. Н. Берх, Хронологическая история открытия Алеутских островов или подвиги российского купечества, Спб, 1823.

2. Библиотека Моск. главн. архива Мин. ин. дел реестр географ. атласам, картам, планам…, составл., в 1816 г. СПб., 1877, стр. 29, № 55.

3. № 540, II, л. 9-13.

4. Отчет экспедиции впервые был изложен в груде англичанина Кокса, названном выше, стр. 251-266; немецкий перевод его появился в 1781 г. в издании Палласа в «Nеuе Nоrdisсhе Bеitrаеgе», I, S. 249-272. Подробное исследование об экспедиции принадлежит А. П. Соколову («Экспедиция к Алеутским островам капитанов Креницына и Левашова 1764-1769 гг.»). — Записка гидрографического департамента. Х. 1852 г. В приложении к труду А. П. Соколова (стр. 70-103) напечатаны этнографические описания Уналашки, составленные экспедицией. Рисунками экспедиции пользовался проф. Франк Гольдер для своего труда «Bеring’s Vоyаgеs», I-II, Nеw Yоrk, 1922-1925.

5. М. В. Ломоносов, Собр. соч., т. VII, Л., 1934, стр. 382-383.

6. Землевладение, т. ХХVI, в. 1-2, 1924, стр. 114-132.

7. В. Н. Берх, Хронологическая история открытия Алеутских островов. СПб, 1823, стр. 56-57, откуда он перепечатан в «Истории России» С. М. Соловьева, изд. «Обществ. Пользы», т. VI, стр. 300 (в издании «Обществ. Пользы» опечатка: надо 1766 г., а не 1764 г.). См. также Полное собрание законов, № 12589.

8. Л. С. Берг, цит. статья, стр. 123.

9. Месяцеслов исторический и географический на 1774 г.; перепечатано в «Собрании сочинений, выбранных из месяцесловов», т. III, стр. 350-355, 1789. В немецком переводе издано Бюшингом в 1774 г. в «Wосhеntliсhе Nасhriсhtеn».

10. Дело «О назначении 1-й кругосветной экспедиции 1802-1807 гг.», ч. I и II. Центральный государственный архив народного хозяйства в Ленинграде, ф. 15, опись 1-я, № 1, 1802 г.

11. Указ дело, ч. II, л. 48-57.

12. Эти списания находят подтверждение в другом источнике того же путешествия — «Записках» старшего офицера «Надежды» М. И. Ратманова, едва ли не главного руководителя всех офицерских выступлений против Н. П. Резанова; рукопись его «Записок», в которых он не щадит Резанова, пытаясь, конечно, оправдать свое поведение по отношению к нему, хранится также в Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

13. Центр. Гос. военно-морской архив, шканечные журналы, оп. 870, 1803 г., № 2622.

14. Они находятся в деле «О назначении 1-й кругосветной экспедиции». Центральный государственный архив народного хозяйства в Ленинграде, ф. 15, оп. 1, № 1, ч. I, 1802 г. (см., например, л. 330 — Донесение Коробицына от 7 января 1803 г. о плавании от острова Тенерифа до Бразилии и др.).

15. То же дело, ч. I и II; см., например, рапорт Н. И. Коробицына от 26 января 1804 г., писанный на рейде острова Св. Екатерины, по поводу перемены мачт на «Неве» (ч. II, л. 46,), ордер Н. П. Резанова от 17/29 января 1804 г. — поручение Коробицыну передать лично главному правителю российских владений в Америке А. А. Баранову бумаги, посланные Главным правлением, с приказанием, как надлежит Коробицыну поступать во время пребывания в Америке и в Китае (ч. I, л. 302), и др.