Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Примечания острова Овигии

Остров Овигии, по многочисленному на нем народа заселению и в разсуждении его обширности, из Сандвических островов почитается главнейшим, лежащий под 19-м градусом 28 минутой северной широты и 155 градусами 56 минутой западной долготы, простирающейся от Z-да к N-ду. Местоположение онаго, довольно возвышенное, доставляет вид приятной и довольным числом хорошаго расположения плантацый и пространнейших равнин. На нем находятся две высочайшия горы, называемые Моунароа и Моуника, из коих первая в высоту малым чем не равняется тенерифской горе Пике, но по обширности своего положения вид составляет плоской. Самая же ея поверхность по причине густоты воздуха по большей части покрыта бывает облаками. Другую же по дальности от берегов растояния совершенно расмотреть было нельзя. При W-ом берегу острова находится бухта, называемая Карикакое, в которой мы имели кораблем якорьную стоянку, в которой глубина от 17 до 40 сажен песчаным с ракушкою и каралами грунтом. Прикрытие имеет от N-ых, О-ых и Z-ых ветров.

Как при оной, равно и по всему W-му берегу находится множество заселения жилищ, островитянских, состоящих из кокосовых и троснишных листьев. Расположение же [171] оных на подобие каковых либо в российских деревнях покрытых соломою сараев или кирпичных заводов с высокими на два ската крышами и нискими стенами, с однеми в 3 фута в высоту дверями, с соразмерною же оным величиной двуми и однем окошком. Внутри же оных полов не находится, а вместо онаго находятся насланныя на земли травяныя рогошки, служащая и для спанья жителей постелями. В прочшем же из числа каковых либо и необходимо нужных домовых вещей, как то: посуды и другаго, ничево, кроме однех колобашей, не приметно. И в чистоте противу маркеских жителей сравнения не имеют.

Жители же, как мущины, так и женьшины, почти, кроме однех папирусовых мир, одеяния не имеют, коими, обернувшись на манер кушака по пояс и между ног, чем прикрывают срамоту тела. Женьшины же из того же папирусу имеют в ½ арш. или не более 3-х четвертей шириной называемыя пау, коими обернувши по пояс, что составляет вид, на манер короткой, недосягающей даже и до колена юпки, в чем и вся их состоит нацыональная одежда. Татуиться же или насекать тело, как маркезяне, у них не в обыкновении. Что ж касается до свойства телоположения сих народов, — рост имеют посредственной и не мужественны и в расположении лиц бледносмугловитаго цвету. На многих приметно на теле знаки — род венерической или скорбутической болезни. Для отвращения же оной лекарством почитают ейновой корень и пьют морскую воду, что по натуре их предрасудков довольно действует полезным. Но от невоздержания к любостраству одне других оную заражают. Также и в рассуждении пищи никакого воздержания не имеют.

Произрастения же на сем острову фруктов и продуктов, служащих жителям пищей, состоят из довольнаго количества бананов и кокосовых орехов, также хлебного плоду, картофелю, из ейноваго коренья, арбузов, капусты и редьки и в довольном количестве сахарного троснику. Скотоводство их состоит в достаточном количестве свиней, козлов и из числа домовых птиц — кур. Отчасти имеют и рогатаго скота: быков и коров, оставленных еще англинским мореплавателем Куком для разведения, но, по неопытности жителей в скотоводстве, оныя всегда живут и плодятся в лесу, от селениев отдаленном, которыя стольки зделались дики, что кидаются на людей, как звери. Для [172] употребления же оных в пищу, кроме одного их короля, прочшия никто из жителей не могут: также и первыя 2-х родов животныя — свиньи и козлы — употребляемы бывают в пищу тольки однеми мущинами, женьшины же и оных, по непозволительности их прав и затабучиванию, употреблять не могут, равно и из числа произрастений — бананы также для пищи женьшинам непозволительны. По таковому обряду их затабучивания пища женьшин состоит весьма в недостаточном продовольствии, а при том и оную еще в присудствии мужей своих употреблять не могут, равно и в покои мужей своих входить права не имеют, почему и имеют особенныя для себя юрты, куда к ночи и мужья их спать к ним приходят. Все же таковыя сих народов обыкновения почитаются за непременное право.

Также и на прочших обитаемых Сандвических островах жители имеют одинаковой обряд жизни, которыя за исключением одного острова Атувая; прочшия все принадлежат владению короля, находящагося на острове Овигии, — Томи-Оми, коего власть над всеми народами, владения его состоящими, в довольной существует силе, а особенно жителями острова Овигии признаваем за совершеннаго их владетеля, имеющаго власть даже и над жизнию своих подчиненных и всех, состоящих в ведении владения его народов, коих числом мужеска и женска полу и с детьми почитается до 30 000.

Для управления же народнаго на всех островах и каждом селении учреждены королем чиновники или старшины. В числе таковых его чиновников находится двое из англичан — Юнг и Девис, — которыя большее имеют от короля доверие. Первый из них в отсудствии короля занимает его место во управлении народном. Другой же, во время случающихся военных действий занятием каковых либо островов, бывает их военачальником. Также и прочших англичан из числа матрозов находится до 50 человек, домами уже поселившихся, и во всех нужных случаях, для каковых либо заведений, довольно посредством оных островитяне имеют способов, как то: в строении судов и прочших художеств. Король Томи-Оми имеет уже до 20 небольших шкунок, англичанами построенных. Для вооружения же оных всякия нужныя вещи, как то: якоря, парусину, порох, ядра и пушки каждогодно получать могут от американцов Соединенных Штатов, с коими [173] островитяне по случаю заготовления провизии довольно имеют торговли, а особенно король Томи-Оми.

Во время же бытности нашей у острова в бухте Карикакопской король их со всеми войсками на осьми шкунках и с большем числом островитянских лодок находился на прочших, владению его принадлежащих островах для приготовления к войне с королем острова Атувая. Находящейся же при оной бухте ево дом, состоящий из 6 покоев или юрт, в разсуждении строения от прочших островитянских жилищ не в чем не отличествует. По близости онаго находится небольшое озерко или прудик, обсаженной небольшим числом кокосовых и банановых деревьев, и две идоложертвенныя их кумирни, называемый огио и кайра, в коих находится: в первой — 3, а во второй до 9 ни на человека, ни [на] скота не похожих деревянных болванов, пред коими находится набросанных в множестве кокосовых орехов и прочших произрастений, приносимых в жертву. Вход же во оныя, кроме короля, чиновников и духовенства, простому их народу непозволителен. Строение же оныя не огромно, похожое также, как их домы или юрты, не имеющия различия никакого. В недальнем от оных ростоянии на возвышенном из камня месте находится еще большая их кумирня с 15-тью таково же искуства идолами, пред коими зделан на 4-х стойках в высоту человеческаго росту жертвенник, на коем приносятся преступников и пленных тела в жертву, а головы оных вздеваются на шестах вокруг кумирни, обставленных на манер тюремнаго острога. Идолы же оныя кумирни почитаются богами войны и отмщения, также начала и конца произрастения. Все же их таковыя многобожества отправляются однем тольки королем с его чиновниками и духовенством, прочшия же жители никаких богов и жертвоприношения обрядов не знают, равно и понятия о каком либо божестве не мало не имеют.

По случающимся же каковым либо между собою обидам судятся их старшинами, а по важным делам представляются от оных на разбирательство королю, которым, смотря по мере преступления, налагается и наказание. Сверх же того еще обиженный неправильно нанимает своих попов молиться ботам их о смерти или отмщения ево обиды, что узнав, ево соперник, не дожидая за зделанную им обиду от богов отмщения, приходит в беспокойство духа и помешательство рассудка, от чего многия [174] и сами себя разными случаи безвременно лишают жизни. Сверхь сего, еще обыкновения есть таковыя, что по смерти короля их все жители, изключая малолетных, должны выдернуть каждой по зубу. Также и по смерти старшины какого либо селения живущия во оном все тоже выдерьгивают по зубу, что и поныне существует между ими непременным постановлением прав их.

В продолжение нашей у сего острова якорьной стоянки выменяли мы от островитян для освежения служительской провизии из числа их животных 11 штук свиней, за которых променяли два пуда 20 фунтов полосоваго железа и один кусок мерою 40 аршин равендуку или парусины. Прочшия же из числа коренья и зелени продукты получали за топоры, шляхты и тюменския ковры. Что же касается до воды, то, по достаточному нами в Маркеских островах заготовленному количеству, во оной надобности не имели. Из числа же натуральных вещей не иное что, как в довольном количестве находится раковин и каралов, а из художественных довольно выделывается жителями папирусу, травяных рогожек и плетионых соломянных шляп. Все же оныя вещи выменивать можно на поношенное какое либо платье или из числа на какия либо железныя вещи, как то: топоры, шляхты, ножи, ножницы и тому подобное, однакоже не за безделицы, как у Маркеских островитян за 4-х дюймовыя куски обручнаго железа. Сего острова народы по случаю каждогодной англичан и американцов кораблями бытности о вещах, для себя нужных, имеют уже некоторое понятие, не так, как маркизяне.

Что ж касается до свойства характеру жителей острова Овигии, то при всяких случаях со оными обходиться должно с осторожностию, чтобы не подать какого либо к неудовольствию замечания, а особенно за каковую либо самомалейшую обиду оныя всячески стараются отмщевать, в чем явно о характере их доказывает смерть англинскаго мореплавателя, известнаго свету капитана Кука, которой по суровости своего с островитянами обхождения безвременно кончил жизнь свою от рук жителей острова Овигии.

4-го июня, оставя остров Овигии, в 10 часов пополудни вышли из бухты Карекакойской и с тихим NО-ым ветром предприняли курс нашего плавания на румб NW-та, спеша к назначенному нам пристанищу российских пределов — острову Кадиаку. [175]

7-го числа проходили мимо острова Атувая, которой состоит в особенном отделении от Сандвических островов. Владением имеет также своего короля, называемаго Тамурий, которой приезжал к нам с острова на лодке и несколько еще мог объясняться на англинском языке, коему, по известности приготовления королем острова Овигии к военным с ним действиям, желательно было ему, чтоб, мы пристали своим кораблем к ево острову для защищения ево от короля Томи-Оми, по каковой причине оной бы желательно согласился поступить своим островом, в подданство России. Но, по случаю отсудствия от нас в Камчатку на корабле Надежде посланника нашего господина Резанова, онаго нам учинить без него было невозможно, также и удобнаго для нас ветра терять не разсудилось, почему, не останавливаясь, прошли оной, коего широта 22 градуса N-ая и 159 градусов 55 минут, долгота W-ая. Местоположение имеет приятнаго виду, довольно изобилен произрастением продуктов и сахарнаго троснику, на коем можно иметь и хлебопашество сорочинскаго пшена и пшеницы, при коем находится не одна удобная для якорьной кораблями стоянки бухта.

В продолжении 25-ти дневнаго нашего от островов Сандвических к Кадиаку плавания по большей части погоду имели пасмурную, с туманом и временно дождем, с переменными, ветрами.

19-го числа в широте N-ой 44х градусов и 163½ градусов долготы видели по близости корабля в море молодаго енучи или морскаго котика, которой до 2-х часов держался, идя вблизи за кораблем.

26-го числа в 2 часа пополудни увидели к NОZW-ду находящейся в недальнем ростоянии от Кадиака остров Укамак или Чириков, принадлежащей владению России.

27-го числа, в 1 час полудни увидели к N-ду острова Троицкия, Сигдунок и Тугидок, лежащия вблизи Кадиака, а в 2 часа пополуночи открылся ZW-ый мыс острова Кадиака. В 5 часов, подойдя ко оному и при поднятии флагу, выпалили из одной пушки для сигналу. Вид острова Кадиака с перваго разу показался нам крайне суровым по причине находящегося на горах онаго снегу.

28-го числа в 8 часов, подойдя к находящейся при ZW-ом мысу Кадиака Трехсвятительской гавани, и для сигналу оной выпалили из одной пушки. В 12 часов, по третиему сигналу выстрелом из пушки, приехали к нам из [176] оной две алеутския байдарки, и на оных компанийской служитель Гаврило Острогин с 4-ю алеутами, коих мы оставили у себя для провождения корабля к Павловской гавани.

29-ое и 30-ое продолжалось маловетрие и штиль с туманом, в коем берегов острова Кадиака не можно было видеть.

30-го числа с 9 часов вечера и по 1 час полуночи по причине штиля и туману для требования из Павловской гавани гребных судов на случай буксиру выпалено было из 7 пушек. В 2 часа пополуночи приехал к нам на корабль правитель кадиакской конторы господин Баннер и с ним лоцман Подгас для провождения корабля нашего в гавань, но, по причине тумана и штиля, простояли на верпе до утра,

1-го июля в 9 часов утра мы, взойдя буксиром в Павловскую гавань, где находится компанийское заселение и контора. А при входе в гавань находится на мысу острова Кадиака деревяннаго строения (батарея, на коей поднят был российской флаг и селютовано со оной из 11 пушек. Мы, прошед оную в растоянии полумили, положа якорь, остановились и потом ответствовали батерее равным числом пушек. При входе корабля нашего в гавань берег оныя наполнен был довольным числом зрителей, как россиян, равно и из числа новопросвещенных народов, находящихся на Кадиаке алеут обоего полу.

С 3-го числа началась выгрузка из корабля товаров, но, по причине непостоянной и дождивой погоды, продолжалась оная до 20-го числа, а с 20-го по 4-е августа происходила на корабле поправка такелажу и крашенье корабля с наружной стороны.

4-го августа, по оставленному в кадиакской конторе главным американских заселений правителем колегским советником господином Барановым предписанию, корабль наш Нева отправился из Кадиаку к острову Ситхе для занятия онаго в российское владение. При выходе онаго из гавани с находящейся при оной батареи селютовано из 9-ти пушек, на что ис корабля ответствовано было равным числом выстрелов. Я же, за здачей доставленных на корабле в Кадиак товаров, остался со оными на Kадиаке, расположась квартерою в находящемся на случай чиновников новопостроенном компанейском доме, оставя при себе с корабля для прислуги одного из [177] компанейских служителей, которой был и повар. Бывшей у нас на корабле еромонах Гедеон остался в Кадиаке при находящейся духовной миссии настоятелем, которой, по предписанию посланника господина Резанова, в половине августа отправился вокруг острова Кадиака на алеутских байдарках морем для описи и крещения новорожденных детей алеутских, коих в объезд ево на всем Кадиаке окрещено обоего полу до 150 человек.

Остров Кадиак лежит под 59-ым градусом северной широты, 152-ым градусом западной долготы, местоположение имеет возвышенное и гористое. На поверхности же гор во всякое время года находится лежащей и неистаеваемой снег. Климат онаго суровой и неприятной, так что ни летом жаров, не зимою морозов и постоянной не бывает погоды, почему в разсуждении разведения хлебопашества не мало неудобен, кроме одних тольки огородных продуктов, из коих произрастает в небольшом количестве картофелю, редьки, репы, капусты и луку. Продовольствие же преродных на оном жителей, называемых алеут, состоит из рыбы, также тюленьяго мяса, китоваго жиру и еще из коренья и ягод. Жилища же оных народов по большей части находятся при берегах моря и речках для зверинаго и рыбнаго промыслу.

Все обитаемыя на Кадиаке алеуты с прибытия на оной в 1794-ом году духовной миссии приняли крещение христианской веры, коих число на всем острову почитается обоего полу до 3000. Как оныя, равно и весь край северо-западной Америки до 55-го градуса северной широты, по жалованной 1798-го года императором Павлом первым грамоте принадлежит Российско-Американской компании, от которой находится на Кадиаке уже до 5 компанейских заселений. Главное же из оных почитается при Чиниатской бухте, где находится удобная для корабельнаго стояния гавань, называемая Павловскою, и компанейская контора и прочщее при оной строение следующее:

первое — деревянная церковь во имя Воскресения господня,
2-е — компанейская контора и казармы для служителей компанейских,
3-е — компанейской магазеин и торговыя лавки,
4-е — дом для духовной миссии,
5-е — дом для школы со службами,
6-е — дом для медника с кузницей, [178]
7-е — кладовыя для провизии компанейской,
8-е — поварня и кухня для служителей,
9-е — сарай для постройки гребных судов компанейских,
10-е — такелажная и купорная,
11-е — кузница и слесарня,
12-е — дом главнаго правителя Баранова с пристройкой служеб,
13-е — дом компанейскаго старосты,
14-е — дом прикащика,
15-е — компанейской дом на приезд служащих чиновников,
16-е — дом правителя Кадиакской конторы,
17-е, 18-е, 19-е и 20-е — 4 дома компанейских служителей.
21-е — казармы для алеут, находящихся при компанейских работах,
22-е — общая баня для компанейских служителей,
23-е — двор компанейской для скота.

В растоянии 100 сажен от селения находится небольшей садик и при оном пруд, из коего протекает срединою всего селения источник пресной воды, которую все жители довольствуются достаточно. Тож по близости селения находится выпадающая из гор небольшая речка и при оной кладбище. По ZО-му от селения берегу по близости моря довольное количество находится озиор, в коих хотя и не бывает никакой рыбы, но в летнее время множество налетает на оныя гусей и уток, коих довольно ловят сетьми алеуты.

Что ж касается до рыбы, то оной бывает в довольном количестве, как то: трески, палтусины, нерки, кисучей, горбуши и, на подобие сиомги, — чавычи. Ловля же оной происходит: первых двух родов — удами, а последних — при впадающих в море речках запорами и неводами, которой на случай зимы заготовляется большая пропорцыя сушеной, для чего определяются от компании из русских промышленников особенно к тому способныя люди. Для чищения же оной при каждом селении компания имеет по 10-ти и 15-ти алеутских девок, которыя, сверхь онаго, занимаются собранием большаго количества ягод: малины, брусники, черницы и морошки, из коих последния двух родов приготавляются к зиме с китовым жиром. Также довольно собирают коренья, называемого сарана, [179] папортник и кутагарник, из коего варят довольно изряднаго вкусу квас для компанейских служителей.

Главная же пища тамо находящихся из числа русских компанейских служителей состоит из енучьяго и тюленьяго мяса, китоваго жиру, рыбы, ягод и коренья. Что же касается до хлеба, то онаго, по причине дороговизны в доставлении, употребляется в одни тольки праздничныя дни вместо каких либо конфектов, с большею економиею и учтивством, коего доставление кочтует компании от 7 до 8 рублей пуд.

Все же находящаяся как в Кадиаке, равно и прочших местах Америки при компанейских заселениях из числа русских компанейских служителей или промышленников получают от компании половинное участие звериннаго промысла, которой по окончании года разделяется по числу состоящих в компании служителей на паи, из коих каждаго половина принадлежит компании, а другая — промышленному, которыя за половину своего участия, по заключенному ими с компанией договору, получают от компании не натурой участие промысла, а по положенной в заключенном с промышленными договоре таксе за каждаго зверя деньгами, почему никто из служителей или промышленников из участия своего зверинаго промысла, кроме собственнаго своего употребления, продать никому, кроме компании, в посторонния руки прав не имеет. Хотя все компанейския служители имеют название промышленнаго, но никто из оных звериным промыслом, кроме котиков, ловлею прочших зверей, как то: морских бобров, соболей, куниц, выдры, рысей и прочших тамошняго рода зверей упромышленностию не занимаются. Все же оныя звери получает компания от преродных тамошних народов за разныя товары, как то: табак, бисер, янтарь, китайку, миткиль, холст, платки, сукно и прочшия из числа бумажных и частию шелковых товаров. Все же из оных употребленныя на вымен вышеозначенных зверей товары на щет промышленных от компании не поставляются, потому что промышленныя занимаются отправлением прочших компанийских должностей и разными работами.

Преродныя же на Кадиаке обитаемыя алеуты росту посредственнаго и немужественны, смугловаты и в расположении лиц несколько похожи на калмыков. Одежда оных в летнее время состоит из камлеек, на манер длинных с ускими рукавами рубашек, и на голову капишоном [180] из тюленьих, енучьих, бобровых и медвежьих кишек, довольно тонких и прозрачных, так что сквозь оныя можно видеть цвет нижняго платья, и в разсуждении дождей никогда не промокают. Зимнее же их платье такого же покрою из звериных шкурок, называемых еврашки, с небольшею сераго цвета шерстью, делаются двойными, на обе стороны мехом. Также делаются еще и из птичьих, сизоватаго цвета, шкурок, употребляемыя для женьшин, и почитаются большим щегольством между ими. В прочтем, кроме рубашек, никакого более одеяния не имеют. Украшение женьшин состоит в навешивании в уши, к носу и губам множество разнаго цвету бисеру, для чего в ушах имеют множество наколотых сквозь дыр, также и в носу прокалывают хрящ и на губе в 3-х местах дыры. Бороды ж накалывают сплошь и натирают порохом или сажей. При всем таковом их украшении некоторыя и зимой ходят босыми ногами.

Жилища же их, или юрты, строения деревяннаго, углублены нескольки в землю, посредине коих в зимнее время всегда бывает огонь, а кругом онаго наслано травы, и на оной, для спанья, медвежьи кожи.

Кушанье же из числа какого либо бываемаго случайно зверинаго мяса или рыбы варят тут же в юртах, за неимением котлов, в сплетенных из коренья корзинках, а по большей части рыбу употребляют сырою и квашеной, отчего имеют весьма неприятной запах. А сверхь того еще и умываются вместо воды по утрам своей уриной, что оне почитают для глаз лекарством. Равно и во всех обрядах жизни большую имеют неопрятность. И нерадительны к большему трудолюбию и даже в заготовлении достаточнаго количества на зимнее время нужной для продовольствия пищей провизии, состоящей из рыбы, коренья и ягод, которой хотя и заготовляют по лету, но, по обыкновению бываемых в октябре и ноябре месецах увеселительных шаманских игрушек, на коих, по случаю большаго гостей собрания, случается, что всю заготовленную ими на зимнее время провизию на угощение гостей своих употребляют, а по окончании оных многия в продолжение зимы претерпевают от того голод, питаясь збираемыми при берегах моря ракушками.

Что же касается до разведения каковых либо огородных продуктов, как то: картофелю, редьки, репы и капусты, коих отчасти на Кадиаке произрастает, но по [181] несклонности их к трудолюбию, об оном не малейшего попечения не имеют, надеясь на заготовляемую компанией достаточнаго количества провизии, на случай таковых их недостатков выдаваемую, для которой многия приезжают в компанейские заселения. Но выдача оной происходит уделом безызлишества, сообразно всякаго семейству, для необходимо нужнаго пропитания. Отдаленныя же от компанейских селениев и по случаю препятствующих ветров приезжать за оною средства не имеющия претерпевают крайней голод, и некоторыя из престарелых и малолетных случается, что с голоду помирают.

Управление же как жителями сего острова, равно и всеми находящимися в подданстве российском американских заселениев новопросвещенными народами зависит от Российско-Американской компании, от которой на островах Америки: Атхе, Уналашке и Кадиаке — компанийския конторы, а сверх оных еще находится в новозанятом в 1804 году острове Ситхе в Ново-Архангельском порте главный над всею Америкою от компании правитель — колегской советних и кавалер Александр Андреевичь Баранов.

Находящееся при кадиакской церкви духовенство состоит из двух иеромонахов, одного иеродиакона и двух простых монахов, коими в празничные и торжественныя дни отправляется церковная служба и всякия мирския требы. Преродныя кадиакския народы, по близости живущия, в празничныя дни также приходят к церковной службе, но совершеннаго о божестве понятия еще мало имеют. Многия из оных хотя и приняли крещение, но древних своих шаманских предсказаний совсем еще не оставили, чего скоро, по закоснелости их ко оной, и вывести из них нельзя. С начала прибытия на Кадиак духовной миссии, по приведении оных в крещение, непозволяемо было от оной иметь им незаконных жен, чрез что произошло в них большое неудовольствие и злоба, за что иеромонах Евинарий пострадал от рук их своею жизнию; равно и ныне при таковых обстоятельствах должно со оными обходиться ласковыми увещаниями, не употребляя строгаго взыскания.

В бытность же нашу на Кадиаке многия из русских промышленных венчались на алеутках, что и для преродных алеут несколько послужило примером: смотря на оных, некоторыя из алеут приезжали в церкви венчаться, [182] чего по времени и более ожидать должно по той причине, что венчавшихся правитель кадиакской конторы господин Баннер принимает в свой дом и делает небольшое угощение, равно и прочшия из русских более со оными имеют обхождения, чем оне весьма себя много интересуют. Прибывшей же с нами на корабле иеромонах Гедеон, по предписанию находящагося на корабле Надежде посланника, действительнаго камергера и кавалера Николая Петровича Резанова, для просвещения тамошних народов занялся учением детей алеутских, коих, по отбытии нашем с Кадиака, во учрежденной тамо школе собрано было уже человек до ста, содержащихся на компанийском щоте, из коих, соображая первоначальному их учению, должно ожидать хороших успехов.

Ноября 4-го корабль наш Нева возвратился обратно от острова Ситки, коим оной остров с помощиею тамо бывших компанейских судов Александра, Екатерины, Ермака и Ростислава занят в российское владение военной рукою. При занятии онаго убито неприятелями на корабле нашем Неве три матроза, ранено: лейтенант, подштурман, подлекарь, квартермейстер и 8 матроз. Также с прочших компанейских судов убито из русских промышленных 4 человека да из алеут кадиакских до 10-ти человек, и нескольки человек ранено, в числе коих ранен в руку и сам правитель американских заселений господин Баранов.

При занятии сего острова обитаемыя на оном американцы, или называемыя колюши, находились все, собравшись в построенном ими на манер острога деревянном замке, к которому по причине отмельнаго берегу кораблем и прочшими судами подотти ближе, как на ½ версты, нельзя, а на оную дистанцыю по производимой с корабля нашего пушечной пальбе ядра наших пушек не пробивали стен их замка, в разсуждении чего принуждены были на другой день зделать высатку с корабля на берег десанта с двуми 3-х фунтоваго колибра пушками, из коих с 3-х часов пополудни и до самаго вечера происходила в замок их пальба, из коего и от них множество стреляли из ружей. В продолжение онаго сражения со стороны нашей и убито было выше означенное людей количество. Что же касается до ущербу их, то, по случаю бытности оных в своем замке, приметить онаго неможно со стороны нашей, и в продолжение ночи повремянно происходила пальба [183] из пушек, от неприятелей же из замка не было уже ни одного выстрела.

На третей день по расвете услышали крик из их замка: которыя просят от нас позволения приттить к нам для переговору, что им позволено было. В полдень пришли к нам для онаго из числа их тойонов или старшин посольство в 10-ти человеках, которыя согласны были оставить замок и дать в залог верности аманатов. На таковое их предложение и правитель наш господин Баранов согласился, назнача им для пребывания в растоянии от онаго замка 30 верст место. Того же дня в вечеру доставлено к нам из замка 16 человек из числа тойонских детей и прочших почотных между ими людей в аманаты, а во время той же ночи все находящияся в замке народы, коих числом было до 400 человек, оставили оной и ушли на назначенное им правителем Барановым место. По выходе же их из замка найдено во оном из состоящего их имения несколько порожних сундуков и до 50 медвежьих кож, один чугунок, фунтоваго колибру фолконет, 3 престарелый женьшины, одного 7-ми или 9-тилетняго мальчика и трех 4-хлетних заколотых мальчиков же. Все оставшееся их имение предоставлено в добычу находящимся с правителем Барановым кадиакским алеутам.

Замок же, по неудобности местоположения, того же дня был сожжен до основания, а от онаго в растоянии 1 ой версты на удобном и возвышенном мысу назначено место для крепости, куда свезено с корабля нашего доставленных на сей случай 16-ть разнаго калибра пушек, коими вооружились, расположась на первой случай в палатках. По случаю же находящейся при оном месте удобной для корабельнаго стояния гавани наименовано сие место Ново-Архангельским портом, где для нужнаго строением заведения остался сам правитель Баранов с 10-ти русских промышленных и до 300 кадиакских алеут и 4-ю компанейскими судами, именуемыми Александр, Екатерина, Ермак и Ростислав.

Остров Ситха лежит под 57-м градусом северной широты и 135½ градусом западной долготы. Местоположение онаго возвышенное и гористо. Весь остров покрывается множеством лиственишнаго и еловаго лесу. При берегах же онаго множество находится мелких островков, где происходит богатой бобровой промысел, и для продовольствия народнаго изобилует множеством разнаго [184] рода рыбы. В растоянии 30-ти верст от Ново-Архангельска на Z-юм берегу онаго находятся минеральныя горячей воды ключи, имеющия лекарственную силу. О числе же народов на сем острову обитаемых, по новости, совершенно знать нельзя, — примерно полагают до 2000 человек.

Все оныя народы довольно высокаго росту, мужественны и стройны, также в расположении лиц недурны, но с виду кажутся нескольки имеющия взор суровой, с большими и растрепанными на головах волосами. Одежда же их состоит из суконных и меховых плащей или накидок, коими с плечь и по колен обернувшись, а под шеей связывают завясками или сошпиливают спицами, в чем вся их состоит одежда. В прочшем не тольки обуви, но и рубашек, редкия имеют. Что же касается до женьшин, то и оныя такое же одеяние имеют, но, сверхь всего, у оных еще находятся ниже рта на губе прорезанныя почти в вершок величиною дыры, а во оных имеют вставленныя на манер лоточка дощечки, чем крайне себя безобразят. И притом весьма неопрятны и почти гнусную представляют из себя фигуру.

Пища же сих народов состоит из рыбы и зверинаго медвежьяго мяса. Сверхь сего, делают еще из лисвеничной коры или соку называемой ими хлеб, имеющей вид на подобие делаемых в России битых пряников, имеющей запах дубленной кожи.

Промысел сих же народов состоит в довольном количестве морских бобров, выдр и отчасти соболей и лисиц, коих до занятия нами сего острова продавали приходящим на кораблях Соединенных Штатов американцам за ружья, пистолеты, кинжалы, порох, свинец, частию получали сукно, сорочинское пшено, сахарной песок и патоку. По занятии же нашем сего острова, таковая торговля приходящим на судах европейцам производить уже не позволена, а для уничтожения таковой европейцами в новозанятых россианами американских пределах торговли, со стороны казеной назначено еще в 1806 гаду отправить из С. Петербурга два военныя шлюпа, которыя в 1807 году и отправятся туда непременно.

В продолжение 11 месячнаго нами на Кадиаке пребывания имели довольно изрядныя для всех нас квартиры. В разсуждении же кушания мы имели у себя в достаточном количестве заготовленной всякой провизии. Также из числа тамошней довольно имели всегда доставляемой от [186] компании дичины, свежей рыбы, молока и масла. А по случаю находящегося тамо у компании скотоводства из числа рогатого скота и достаточнаго количества свиней, имели случай и из числа оных животных до 10 штук быков употребить как для себя, так же и для карабельной команды в пищу. И время провели без дальней скуки.

О святках подштурманом нашего корабля с матрозами представляем был театр, игранныя на оном роли мельника [187] и збитеньщика, О маслянной делана была ледяная горка, а в неделю Паски — круглые качели и по временам, в празничныя и торжественныя дни — фейверки, на которыя збирались из числа кадиакских обоего пола довольное количество зрителей, которыми представляемы были также и свои увеселительныя игрушки, состоящия из песен и безобразного кривляния — пляски, в странном, по обыкновению, их одеянии и масках, для чего многия, живущия от Павловской гавани в растоянии 50 верст и более, приезжали с семействами, что между ими почитается за большое удовольствие и прогулку.

По окончательному с кадиакской конторой ращету поступило на щет оной доставленных на корабле нашем и зданных мною в тамошния компанейския магазеины разных товаров и материалов суммою на 310 тысячь рублей. А от оной принято мной тамошняго рода пушных товаров, как то: морских и речных бобров, выдр, лисиц, песцов, соболей, медвежьих кож, морских котиков и моржовой кости, — всего, по положенной от компании оным зверем таксе, суммою на 440 тысячь рублей.

Все же означенныя, поступившия на приход мой, пушныя товары, по приеме от кадиакской конторы, для лучшаго оных соблюдения и хорошаго виду, уложены были в ящиках и бочках и погружены в корабль надлежащим порядком.

2-го июня 1805-го года, по исправлении корабля нашего к обратному из Кадиака вояжу, оставя квартиры, перебрались все на оной, ожидая благополучного к отплытию ветра.

3-го июня при легком ветре подняли якорь и в 2 часа пополудни вступили под паруса и пошли из кадиакской Павловской гавани северным фарватером. При выходе нашем из оной с находящейся батареи селютовано было из 13-ти пушек, на что и мы ответствовали равным числом выстрелов. Все находящияся при Павловской гавани жители от мала и до велика провожали нас, собравшись на батарею, и по селюте нашем единогласно все крычали: «Ура, ура, ура»!.. В ½ 3-го часу мы, оставив Павловскую гавань, предприняли путь нашего плавания к новозанятому острову Ситхе или Ново-Архангельскому порту. Но по причине противных ZО-ых ветров плавание наше было непоспешно, также и погода продолжалась непостоянная и дождива. [188]

По недельном нашем плавании мы достигли острова Ситхи, а 11-го июня взошли в Ново-Архангельскую гавань и, в растоянии 3-х кабельтовых от крепости, положа якорь, остановились и потом селютовали Ново-Архангельской крепости 9-ю выстрелами из пушек. Так же и со оной ответствовано равным числом выстрелов. А во 1 час пополудни приехал к нам на шлюпке правитель американских заселений колегской советник господин Баранов, которой и оставлен был у нас на корабле обедать.

Стоящих в Ново-Архангельской гавани на якоре компанийских судов: Сант-Павел, Екатерина, Ермак и Ростислав.

Ново-Архангельская крепость местоположение имеет на возвышенном и выдавшемся от берегов в море ZО-ом мысу, составляет вид приятной и в разсуждении натуральнаго ея положения от каковых либо неприятелей довольно безопасна. Укрепление оныя состоит, по новости заселения, из тур, вокруг всея крепости обставленных, а между оными находится до 20 пушек разнаго калибру, в числе коих четыре 24-х фунтовых, четыре 12-ти фунтовых, четыре 6-ти фунтовых и восемь 3-х фунтовых. А для лучшаго наблюдения и осторожности как на оной, равно и в прочших приличных местах содержатся беспременныя посты, для коих определены из компанейских служителей вооруженный часовыя, а сверхь оных еще во время ночи бывает обход по всем постам дозором, в чем за самомалейшее упущение или неосторожность с находящихся при постах часовых со стороны правителя бывает строгое взыскание.

Что же касается до заселения строением, то по случаю новаго занятия, оное состоит еще не в большем количестве. Первое — внутри крепости — находится дом правителя с ево конторой и кухней. Второе — дом для служащих в компании флотских офицеров и корабельнаго мастера, состоящей из 4-х покоев. А посредине крепости находится площать длиною до 20-ти, а шириною до 10-ти сажен. На середине же оной находится флашток, на коем в празничныя и торжественныя дни, равно и при входе в гавань каковых либо судов, поднимается компанейской флаг, особенно от правительства компании данной, изображающей в половину широты белую полосу с находящимся на оной золотым российским гербом, другая же половина онаго составляет синюю и красную полосы. На плоскости же берега под крепостью находится строение следующее: [189]

1-е — компанейской для поклажи товаров, припасов й материалов магазейн,
2-е — торговая компанейская лавка,
3-е — кладовыя для провизии, заготавляемой компанейским служителям,
4-е — сарай для строения гребных судов и купорная,
5-е — казармы для компанейских служителей с 2-ми по углам бастионами для пушек,
6-е — кузница, слесарня и 4-ре покоя для кузнецов, слесаря и медника,
7-е — поварня и кухня для служителей компанейских,
8-е — общая компанейским служителям баня,
9 и 10-е — казармы для алеут кадиакских, находящихся при компанейских работах,
11-е — сарай для сушения заготавляемой к зиме рыбы и звериного мяса в пищу.

А в ростоянии 100 сажен от селения назначено место для корабельнаго доку, где находится небольшей правительской садик, обнесенной полисадом, и при оном протекает из гор впадающая в гавань небольшая речка.

В бытность нашу в Ново-Архангельске

13-го июля компанейское судно Сант-Павел отправилось из Ново-Архангельска к острову Уналашке с компанейским грузом.

15-го отправлено правителем Барановым за промыслом морских бобров на 301 алеутских байдарках 12 человек русских компанейских служителей и до 600 кадиакских алеут, а для прикрытия оной партии от нападения американских обитателей отправились два находящаяся в Ново-Архангельске компанейския судна Ермак и Ростислав, вооруженные пушками, и на оных для распоряжений партии отправлен помощник правителя господин Кусков, имеющей чин комерцыи советника.

5-го августа пришло в Ново-Архангельск из Охотска компанейское судно Елисавета, на котором доставлено с острова Уналашки до 50 000 морских котиков сверхь компанейскаго товарнаго грузу, отправленнаго из Охотской конторы. При входе онаго в гавань как со онаго, равно и с крепости селютовано было по 7 выстрелов. Того же дня пришли в гавань два Американских Соединенных Штатов [190] судна Юнона и Мария, из коих первое куплено в компании за 40 000 рублей, а другое 17-го числа ушло в Кантон.

С прибывшим из Охотска компанийским судном Елисаветой получили сведения, что возвратившейся из Японии корабль Надежда отправился в Кантон, а посланник господин Резанов остался в Камчатке, по предписанию коего и данной от Главного компании правления инструкции, 20-го августа и мы, расположась оставить Ново-Архангельск, в 5 часов пополудни, получа от правителя господина Баранова касающияся до корабля нашего и для доставления в Главное правление бумаги, подняли якорь и пошли из гавани Z-ым проливом между островков, лежащих у Ново-Архангельска. В 8 часов, выйдя из гавани, селютовали крепости 9-ю выстрелами, с которой ответствовано было тем же. В 9 часов, выйдя из Ситхинской бухты, оставя Ново-Архангельск, предприняли курс нашего плавания на Z к китайскому порту Кантону с ZW-ым ветром.

В продолжение обратного вояжа из Америки к китайскому порту Кантону случившияся замечания

26-го августа в широте № 49 градусах 50 минутах и во 142 градусах 40 минутах W-ой долготы видели в море по близости корабля морскаго котика, державшагося вблизи корабля более получаса. По поводу сего замечания судить можно, что не в дальнем растоянии должно находиться каковым либо доныне еще неизвестным островам или при отливе воды обсыхаемым банкам, потому что виденной нами зверь на дальное растояние от берегов не отдаляется. Что же касается до ланткарты, то на оной никакими прежде нас мореплавателями ничево в разсуждении таковых замечаний не означено, также и по журналам. Нам же, в разсуждении таковаго замечания, заняться прииском неизвестности по случаю одного корабля и довольно с богатым грузом, также и в разсуждении упущения времени по части кантонской на первой раз расторшки обстоятельства не позволяли, почему и оставили замечание наше без любопытства, продолжая свой путь, не теряя удобнаго для нас ветра.

С 27-го августа по 2-е октября продолжали плавание наше, держа курс к Z-ду при ZW-ых и NW-ых ветрах. Во все оное время замечательнаго ничего не случалось. [191] Погода продолжалась непостоянная, а по большей части пасмурная и сырая.

2-го октября в ночи на крюсь брам рее поймали матрозы сидящую на оном птицу бусаго перьем цвету, величиною с маленькую чайку, всем расположением много на оную похожа, которая почти совсем на ноги не становилась, а всегда сидела. Мы, продержав оную до утра, отпустили.

3-го числа, продолжая плавание наше при легком N-ом ветре с хорошей погодой, в 9 часов пополудни, идя при том же ветре, не имея в виду никаких признаков, стали на мель. По первом корабля ударе, приведя корабль к ветру, но с форсу оной зделал еще два чувствительныя удара и стал уже неподвижно. Мы отдали все паруса, кинув лот, по которому оказалось глубины под шкафутом 2½, а у форштевня 2 сажени, и грунт каменистой. Вода же от времени уменьшалась отливом, отчего и корабль начал крениться на правой борт. В 10 часов, спустя с ростор гребныя суда, катер и баркас, на коем завезли с кормы корабля кабельтов с верпом, и начали по оному стягиваться с мели. Но корабль не мало не имел движения, вода же постепенно всио еще уменьшалась, почему не оставалось более другаго средства, как ожидать наполнения приливом воды. С полуночи вода начала несколько повышаться, а в 2 часа прибыло оной на 2 фута. Тогда начали опять стягиваться с мели, но не мало в том успеху ее имели. В 3 часа, по исполнении воды, корабль уже встал совсем прямо, но некак не может стянуться с мели, почему для облегчения корабля сбросили в моря находящаяся у нас на корабле 12 кононад или пушек, привязав ко оным концы вериовок с поплавники на случай знаку. Также и находящаяся на росторах запасныя спенги и реи спустили на воду. Но в 4 часа при расвете увидели к W-ту берег, а в 5 часов оной совершенно открылся, которой оказался остров, от коего мы находились в растоянии 1½ италианской мили, и со всех сторон увидели себя окруженных множеством сухих каменьев, грозящих нам неизбежную погибель. Но к избавлению нашему от оной много послужил нам защитою от ветра остров, за коим не могло произвесть сильнаго волнения и бурунов.

4-го числа в 6 часов утра корабль несколько тронулся. Мы тольки что начали ходить на шпиле кабельтов и ½ 7-го часу с помощиею течения от прибылой воды сошли с [192] мели, оттянувшись на глубину 3-х сажен, и для промеривания глубины к выходу остановились на верпе. В 7 часов нашел от W-та шквал, коим нас сдрейфовало с верпа. Тогда мы не находили другаго способу, как тольки отрубить кабельтов и на счастие под парусами пуститься в море. Тольки что успели поставить кливер и бизань, отрубя кабельтов, и чрез несколько минут нас кинуло шквалом вторично на мель, и, по причине зделавшагося от шквалу волнения, чувствительныя наносило кораблю о каменье удары. Тогда мы уже находились в отчаянии спасения нашего от бедствия, но, при всей толь отчаянной опасности, тотчас завезли другой кабельтов и для облегчения корабля сбросили в моря два запасныя каната. Собрав все свои силы, стали тянуться по завезенному кабельтову, и чрез полчаса помощию провидения божия избавились от предстоящей напасти: при волнений стянулись с мели, чем все мы стольки были обрадованы. Я первой скажу, что никогда в жизни моей не имел такого восхищения. С 9-ти часов утра и до 11-ти часу ночи, беспрестанно завозя кабельтовы, оттягивались по оным в море. В ½ 11-го часу для отдохновения команде по 25-ти часовой работе безо всякой пищи, на глубине 5 сажен, остановились к ночи на якорь, где надежда наша в разсуждении шквалов и от ветра также была еще опасна, но по счастию нашему в продолжение ночи ветер был тихий от NW-та.

5-го числа сброшенныя нами на мели с корабля пушки и два коната собрали всио и привезли на корабль. Сего дня ездили мы на яле на остров. По выходе нашем на берег онаго видели множество лежащих по берегу тюленей. Мы убили из числа оных двух из ружья и еще двух же находящимся у нас на яле крюком. При убитии нами перваго, прочшия на защиту онаго скакали на нас по берегу. Ежели б во оных мы имели нужду для пищи, то без ружья, палками или аншпугом, скольки угодно набить было можно. Чрез полчаса мы, оставя свой промысел, пошли на верхь острова, которой имел возвышения не более как 4-х сажен перпендикуляру, на коем, кроме небольшей травы, в прочшем никакого растения, деревьев совсем не находится, также и пресной воды ни малейшаго источника. Грунт сего острова состоит из каралистаго песку, при берегах же местами находится каменье. Длина всего острова простирается от NW-та к ZО-тy не более, как на 2, а в широту на 1½ италианских миль. От берегов же оной имеет [193] возвышенность, а средина гораздо протеву оных ниже. В разсуждении таковаго его положения заключить можно, что оной при разных с моря ветрах составился из накидного волнением между каменьев песку. На нем находится множество разнаго рода птиц, похожих на чаек, уток и куличков, но совсем особеннаго роду, которыя стольки смирны, что сами летающия садились на головы и плечи, а седящих на земли, как кур, скольки угодно, можно паймать руками. Гнезда же оных находятся по всему острову из вырытых в песку нор, в разсуждении чего ходить на поверьхности острова весьма неприятно: при каждом почти шаге нога в птичьи гнезда проступается до полуколена и глубже. При берегах же моря находится множество черепах, величиною в диаметре от 2-х и до 3-х фут, и разнаго виду маленьких рыбок, из коих некоторыя имеют золотовидной цвет, величиною не более 4-х дюймов. Мы старались оную ловить, но ничего способнаго к тому при себе не имели. В 3 часа пополудни, по зделанному с корабля нам сигналу, взяв наш промысел, состоящий из 4-х тюленей и 10-ти черепах, возвратились на корабль, доставя команде из тюленьяго мяса свежую пищу, а для себя оставили черепах, которыя тогда же изготовлены были в супе, но, по причине неприятнаго запаху и горьковатаго вкусу, есть было нельзя. Тюленье же мясо всей командой употребляемо было в пищу с большим апетитом, но, по случаю жаркаго климата, на другой день оное уже испортилось.

6-го числа в 5 часов утра и до 9-ти вечера оттягивались от острова по завозам, но, по причине каралистаго грунта, задевании за оныя кабельтовых, много делано остановки. Величина же каралов, на дне моря находящихся: многия из оных были до 2-х сажен вышиною, которыя можно назвать морским кустарником. Сего дня в вечеру мы уже отошли на глубину 10-ти сажен, но по причине ночи остановились на якорь, где и простояли до утра. Во время ночи положенаго якоря конат, толщиною 14-ти дюймов, каралами перетиорло, но, по случаю продолжавшагося в ночи маловетрия, простояли на одном кабельтове.

7-го числа в 8 часов утра подняли на корабль перетершегося о каралы коната якорь, а в 9 часов при тихом N-ом ветре отдали паруса и при поднятии верпа кабельтов онаго дошел на апанор и, по причине завясшагося между каралов верпа, лопнул. Но, по случаю получившаго нами благополучнаго к выходу из такой опасности ветра, [194] терять не разсудилось, почему, не медля не мало, наполнив паруса, пошли от острова в море. Верп же с концем оторвавшагося кабельтова оставили данью на дне моря. Благоприятствующая же нам стихия ветра более и более получала свою... 62 В 12 часов мы уже вышли из опаснаго места, оставя остров нашего бедствия, которой, по причине нискаго его положения, уже не был виден. Остров нашего бедствия, по наблюдениям капитана Лисянскаго, находится в широте N-ой 26 градусах 5 минутах и 173 градусах 29 минутах долготы западной от грендическаго меридиана. Мы, оставя оной, предприняли курс нашего плавания на ZW.

12-го числа в широте 21-го градуса 56 минут и в долготе 175 градусов 20 минут в 1 час пополудни видели к WZW-ту бурун, по причине коего и по случаю мрачной погоды легли в дрейф и пробыли во оном до 6 часов утра.

12-го числа в продолжение ночи в 7-ом, 12-ом и в 4-ом часу кидали лот, но на сте саженях дна не доставали.

Но по поводу виденнаго нами буруна судить должно, что, по назначению англинскаго шкипера Гейнкса, должно быть подводной банке, которой хотя им широта и долгота места не определена совершенно, равно и нам к лучшему оной описанию, по причине пасмурной погоды, случай не позволил определить оной совершеннаго места.

С 13-го октября по 3-е ноября продолжали плавание наше с NО-ым ветром на румб W. Во все оное время замечательнаго, кроме однех летучих рыб, более ничего не случилось.

4-го ноября прошли Мариамские острова, из коих видны были Тиниан, Сайпан и Агиган. Мы, проходя между проливом между Тиниан и Агиган: первой — в растоянии 2-х миль, на N, а последней — на Z в 4-х милях италианских.

Остров Тиниан посредственную имеет возвышенность. С ZО-ой стороны берег онаго каменистой и утесистой. ZW-ая же сторона онаго местоположение имеет плоское, с приятным видом, по коему местами находится довольное количество кокосовых и банановых деревьев. На ZО-ом же берегу видели табун рогатого скота и свиней. От ZW-ого до ZО-го мысу берег имеет излучину, где от N-ых, О-ых и NW-ых ветров можно иметь довольное прикрытие на случай якорьной судами стоянки и, в случае надобности, по описанию английского мореплавателя господина Ансона, [195] можно получать пресную воду из находящихся при оном источников. Также и для освежения провизии из продуктов: кокосовые орехи, бананы, хлебной плод и прочшаго растения из кореньев, а в разсуждении скота, как то: быков, коров, свиней и кур, скольки угодно оных паймать или из ружей набить можно, потому что остров сей после разорения онаго гишпанцами не имеет теперь ни одного обитателя. Находящияся на острове Гуамме гишпанцы каждогодно на оной приходят судами и довольное количество бьют скота, мясо же оных заготовляют сушеным и отвозят на остров Гуамм. Широта Мариамских островов в 13 градусах N-го полушария.

С 4-го ноября по 9-е число от оных имели плавание по долготе к W-ту с благополучным NО-ым ветром.

9-го и 10-го числ терпели сильной шторм с NW-ым ветром, а 11-го числа зделался тифун, или страшная буря с вихрем, в продолжение коего несло с волнения воду, как сильной дождь, причем не можно было различия иметь дня от ночи. Кипящее свирепеющим волнением море поднимало песок со дна своего и грозило нам отчаянностию и почасту кидало чрез корабль волны, коими выломило на подветренной стороне шкафута наделанных сверхь палубы два щита. Подветренной же борт корабля и палуба до самых люков покрыта была водою, а при убирке парусов грот-стаксель шкотом выбросило с корабля в море трех матроз, но волнением оных кинуло опять на шкафут, которыя еще успели схватиться за брошенные им с корабля концы вериовок и тем спаслись от жертвы свирепеющего моря. В 12 часов находящейся у нас за кормой корабля на боканцах весящейся ял разломало волнением на части и вместе с боканцами оторвало и унесло в море. С полудни буря еще делалась сильнее, отчего уже и в корабле наполнилось воды сверхь обшивки почти до фута, чем нас и более приводило в опасность. В разсуждении чего начали отлевать из корабля воду большой кетельц помпой, разделя людей на три смены, и беспрестанно качали помпу. По 2-х часовой качанием помпы работе люди наши стольки ослабели, что, находясь во весь день бес пищи, зделались совсем безсильны. Но по осмотре в трюме приметили в воде убыль. Так же, к счастию нашему, с 4-х часов полудни буря начинала нескольки укрощаться, а к полуночи довольно уже зделалось легче, и корабль несколько становился прямее. Самая же сильная буря продолжалась 18-ть часов. [196]

В 5-ть часов утра оная прекратилась. Тогда, поставя по силе ветра возможныя паруса, предприняли настоящей плавания нашего курс.

12-го числа в 9 часов утра открыли люки, из коих пошел большой пар с неприятным запахом, почему начали разбирать для осмотру в трюме груз, коего оказалось на левой стороне подмокшим и уже сопрелым из числа пушных товаров, отчего произошло испарение и весьма неприятной и тяжелой запах, которой стольки был силен, что, находящихся при разбирке в трюме людей даже ело глаза, как сильным чадом, и более ¼ часа не можно было никак пробыть во оном. Многие и чрез сие время, выходя из онаго, чувствовали головную боль. Для очищения же толь неприятнаго и тяжелаго в корабле воздуха курили беспрестанно витриоль, а в палубе корабля держали жаровни, чем нескольки очищался воздух. Очищением же в трюме подмокшаго грузу происходила работа разбиркою половиннаго в корабле грузу с 12-го по 16-е число. По окончании всего онаго оказалось подмоченнаго и попрелаго: сброшенным в море из пушных товаров чего и сколько:

Бобров морских — 90,
Речных или русских бобров — 184,
Соболей американских — 185,
Лисиц чернобурых — 33,
Лисиц красных — 481,
Песцов белых — 224,
Морских котиков — 29600,
Хвостов бобровых — 86,
Выдр — 151,
Рысей — 71,
Лисиц сиводушных — 313,
Песцов голубых — 481,
Норок — 64.

Всего же сброшеннаго подмоченным в море суммою по цене на 80 000 рублей, при чем находилось со стороны капитана и офицеров состоящая из них же коммисия, которая для отчоту моего пред компанией может быть ясным свидетельством.

18-го числа увидели лежащия при Кантонской бухте острова Лемские и Ладронския и от оных множество идущих под парусами мелких китайских судов. Мы сочтли оных за рыбаков, коим неоднократно делали сигнал флагом с выстрелом пушек для получения со оных лоцмана, из коих не одно судно к нам не подходило. По причине неполучения со оных лоцмана, продолжая ночь, лавировали в виду островов Ладронских.

19-го числа подойдя к оным островам, [с] коих приехал [197] к нам компродор с лоцманом. От оных мы известились, что корабль наш Надежда стоит на якоре в Макао. Мы, получа на корабль компрадора и лоцмана, лодку отправили с известием к кораблю Надежде о прибытии нашем. Мы же, по причине противнаго ветра, до 21-го числа лавировали в виду островов, лежащих при входе в Кантонскую бухту. Сего числа в 7 часов вечера, подойдя к острову Макао, у коего остановились на якорь.

22-го числа с капитаном нашего корабля ездили на шлюпке в город Макао, в коем нашли корабля Надежды капитана Крузенштерна и компанейскаго прикащика Шемелина. Кораблю же их, по случаю прибытия его под военным флагом, в Кантон иттить не позволено, а более по той причине, что оной не имел для кантонской торговли никаких товаров.

23-го в 10 часов утра мы с капитаном возвратились из Макао на корабль, и с нами поиехали к нам на корабль капитан и прикащик корабля Надежды, которыя с нами остались на корабле иттить в Кантон. В 11 часов мы подняли якорь и пошли, лавируя, вверхь по реке Тигрису к Вампуа, а корабль Надежда остался до испрошения от кантонского жентука о позволении для входу оному на рейду Кантона.

23-е, 24-е и 25-е продолжался ход наш по реке Тигрису до Вампуа. До Боки Тигрису имели плавание, лавируя под парусами, а от онаго к Вампуа, по причине узкости реки, шли уже буксиром 40 китайских лодок. В 3 часа полуночи пришли [в] Вампуа на место якорьнаго стояния, где все приходящия европейския корабли имеют якорную стоянку, коих тогда находилось на оной рейде: англинских кораблей — 8, датских — 3 и Американских Соединенных Штатов разных судов до 15-ти, по близости коих и мы, положа якорь, остановились.

26-го числа приезжал к нам на корабль из Кантона таможенной мандарин для записки о прибытии нашего корабля. Сего дня капитаны наши Крузенштерн и Лисянской уехали на шлюпке в Кантон для занятия на случай нашей расторшки фактории.

Декабря 2-го капитан Лисянской приехал из Кантона на корабль, коим взята фактория и кладовыя на случай поклажи наших компанейских товаров.

4-го и 5-го числ происходила выгруска из корабля товаров, которыя для перевоски в Кантон погружены [200] были на 4-х китайских ботах. Того же 5-го числа с капитаном Лисянским и я уехал с корабля в Кантон. Сего ж дня и товары наши все доставлены на ботах в Кантон, которыя по выгруске с ботов свидетельствованы были таможенным мандарином.

С 6-го по 10-е число занимались мы разбиркою наших пушных товаров по сортам и добротам для лучшаго оных виду. По случаю нашей в Кантоне первобытности, для продажи наших товаров, равно и покупки китайских, оборот оной расторшки поручили в комисию английскому агенту Билю. По условию нашему со оным, положено за комисию по 5 процентов.

13-го числа приходили к нам 8-мь китайских купцов смотреть наши товары, коими, по пересмотре оных, не было никакой торговли, которыя тольки что отбирали от нас сведение о требовании нашем за оныя каких имянно товаров, а при оном вызывались, что бес получения нами половинного количества чаями и торговать совсем не будут. Таковое их предложение о торговле наших товаров казалось для нас бескуражно, в разсуждении чего и по нерасмотрению еще нами в совершенстве кантонских торговых оборотов, равно и в получении половиннаго количества чаями отозвались несогласными. Сего числа, по позволению кантонскаго жентука, корабль наш Надежда прибыл из Макао в Вампуа, остановясь на рейде.

17-го числа от агента или комисионера нашего Биля доставлена нам записка о ценах за наши товары, китайскими купцами назначенных, которые хотя и мало выгодны, но, в разсуждении тогдашних обстоятельств, не оставалось надежды в ценах за наши товары зделать какого либо настояния по той причине, что весь оборот с европейцами кантонской торговли состоит тольки из числа 13 китайских гоп-купцов, которые тольки и имеют право отправлять всю европейскую торговлю, прочшим же во оную из китайского купечества входить по правам китайского правительства не позволено, равно и по случаю привезенных американцами таковых же пушных товаров большого количества к настоянию цен нами за оные средства не оставалось.

18-го числа, сообразуясь обстоятельствам тогдашней в Кантоне европейской торговли, решились заключить окончательную в продаже наших товаров с китайским гоп-купцом Локвои расторшку следующими ценами: [201]

бобры морские, за исключением 1-й доброты, прочшие все вообще 2-й, 3-й доброты, также матки и кошлоки — по 17-ти пиастров;
хвосты бобровые вообще же по 170 пиастров за 100 хвостов,
бобры речные — по 2½ пиастра,
выдру — по 4 пиастра,
лисицу красную, островную — по 120 пиастров за 100,
песцы белые — по 1-му,
соболи американские — по 1-му,
рыси — по 3,
котики — по ¾ пиастра.

Прочшие же, как то: 1-й доброты морские бобры, чернобурую и сиводущатую лисицу, голубыя песцы и чорныя медведины, по нискости на оныя цен в Кантоне, за лучшее сочтли оставить для России.

В продажу же в Кантоне пушных товаров поступило всего суммою на 191 631½ гишпанских пиастров, за которыя получено китайских товаров: чаев лучших на 80 000, китайки на 20 000, фарфору в посуде на 14 000, жемчугу на 3000. Всего же китайских товаров суммою на 117 000 пиастров. Оставшая же сумма 74 631½ пиастр получена личными пиастрами, из коей употреблено на покупку разных китайских галатирейных товаров 13 000 пиастров. Сверхь покупки издержек: пошлины с пушных товаров 2804 пиастра, за обмер обеих кораблей наших 8324½ пиастра, за коммисию господину Билю 9581 пиастр, за фактории и на содержание 2-х капитанов, 2-х прикащиков и за прислугу при оных 1700 пиастров. Корабля Невы офицерам жалованья и столовых, равно и команде жалованья 22 000 пиастров. Для корабля Надежды к обратному пути на случай экстренных издержек 7000 пиастров. Провизии для обеих кораблей как в бытность в Кантоне, равно и к вояжу заготовленной на 4226½ пиастров. Оставшая же от всех издержек сумма 600 пиастров оставлена для корабля Невы на случай экстренности.

С 11-го генваря 1806 года по 22-е число того же месяца продолжалась перевоска из Кантона на корабли китайских: товаров и погруска оных в оба корабли.

23-го числа, получа от кантонскаго жентука и таможенного гопу чоп, или пропуск, для кораблей наших, того же дня выехали мы все из Кантона на корабли наши, стоящия на рейде в Вампуа. [202]

Примечания китайского портового города Кантона

Город Кантон местоположение имеет на левом берегу реки Тигриса, на низменном месте, в широте N-ой 23-х градусах 8 минутах и во 110 градусах 42 минутах долготы восточной от грендвическаго меридиана, простирающейся по берегу реки Тигриса на растояние 6-ти миль италианских. Строение города генерально каменное, но, по обыкновению асиатцов, весьма тесно расположенное. Все во оном улицы шириною не более как 1½ сажени. Внутри онаго на растояние 2-х миль в каждом доме находятся с лица торговыя и разныя мастерския также и со съестными припасами лавки, почему большая часть города в расположении таковаго своего строения более походит на торговый ряды, где домовых жилых покоев снаружи совсем приметить нельзя. А в разсуждении таковаго расположения домов, их архитектуры, весь город не имеет приятнаго виду, кроме одних находящихся среди города на берегу реки Тигриса европейских факторий, которыя тольки и составляют хорошей вид городу приятностию своего расположения. Прочших же во всем Кантоне домов китайских расположение более подходит на каковыя либо чекхаузы или огромный кладовыя, магазейны, не соответствующия никакого внимания или любопытства.

Укрепление города Кантона состоит из 6 каменных батарей или из крепостей, расположенных в разных местах при берегах и на островах реки Тигриса. Все же оныя в разсуждении артирелийских снарядов весьма мало достаточны, в случае же каковаго либо неприятельскаго нападения не могут быть соответственны к защищению безопастности города, а, при том неискуства китайцов в действии орудиев, и с достаточным оных количеством не в состоянии защищать себя противу и малаго количества искустных во употреблении онаго европейцов. Все таковыя китайския крепостныя их здания, кроме одного вида, не имеют соответственной надежды на случай защиты противу их неприятеля.

Что ж касается до сухопутных и морских сил китайскаго войска, то, по несведению дистиплины военных действий, и многочисленныя их войска противу малаго числа просвещенных народов стоять не могут. Морския же их суда, по неискуству в своем строении, не тольки что [203] способны быть могут к военным действиям, но и достаточной к тому артирелии понесть, по слабости своего укрепления, не в состоянии. План строения оных и укрепление удивительно что позволяет еще быть в море, которыя не тольки что превосходили противу чухонских лайб своим строением, но едва ли еще по конструкцыи не более имеют недостатку противу оных к мореплаванию. Что ж касается до числа разности в конструкцыи строением, ежели счислить все, скольки случилось нам видеть в Кантоне, то примерно положить можно до 50 разных манеров, но при всем толь большем количестве разности конструкцый не приметно не одного судна с достаточными к мореплаванию качествами.

Достойных замечания в Кантоне зданиев, кроме однех башен, называемых китайцами пагодами, более никаких не приметно, но и оныя находятся вне города в разных окрестностях и по большей части на холмах возвышенных. Строение оных составляет вид осьмиугольнаго столпа, имеющия вышину по 9 этажев, из коих каждой имеет вышины по 4 сажени, а во оных с двух сторон — N-ой и Z-ой — во всю вышину этажей находятся слухи, или окошки, а с прочших сторон на подобие таковых же окон зделаны тольки наружныя знаки. Внутри же оных башен, или пагод, находятся идоложертвенныя китайския кумирни их храмов, в коих в довольном числе находится разных страннаго виду и почти безобразных идолов с богатым по вкусу их украшением. Но, по причине жертвоприношения их разным курением, во всех их храмах неприятной бывает от того запах. Посреди же таковых храмов находятся четыреугольныя жертвенники, на коих наставлено бывает разных фруктов и продуктов из числа их произрастений и даже и из животных — бараны. Все таковыя жертвоприношения находятся, пока отуда уже не произойдет от оных неприятной и противной запах.

Что ж касается до находящихся внутри города Кантона каковых либо казенных строений или начальничьих домов, то все таковыя их здания отделяются от города каменною стеною, куда уже никому из европейцов вход непозволителен; также и начальствующаго в Кантоне жентука из числа европейцов, пребывающих в Кантоне, едва ли кому видать случалось. Даже и из китайского кантонского купечества немногия имеют случай и позволение для свободнаго к нему входу; а ежели и бывает [204] кто ко оному представлен в разсуждении каковаго либо дела, то во всио время перед оным должен стоять на коленях, изъясняясь о своем деле.

Правление города Кантона и всей онаго провинцыи состоит под властию находящагося в Кантоне жентука, коего начальство, по правам китайским, стольки уполномочено над всеми его подчиненными, что по каковым либо неудовольствиям и капризам всякаго из подчиненных ему, как то: чиновников, купцов и всякаго звания и состояния людей, наказывает со всякой жестокостию и даже тирански, может лишить и жизни, в чем никто, кроме имеющих на то привилегии, каковой либо на жентука жалобы вышнему их начальству приносить не может, хотя бы то несправедливо был обижен или наказан. По таковым правам китайских узаконений многия по неправильным начальников разсуждениям и большей приверженности к интересу претерпевают безвинные наказания или во избежание онаго лишаются всего своего имения и остаются потом в большой бедности, из коей уже не остается способов или средств достигнуть первобытнаго состояния.

В разсуждении таковой в начальстве китайскаго правительства наглости, купечество кантонское, равно и во всех местах Китая много имеют со стороны своих начальников и таможенных мандаринов разных притеснений и даже грабительства, и всякия требования своих начальников, во избежание каковых либо неудовольствий, принужденными находятся выполнять с раболепством, а сверхь сего еще за случающаяся наказания обязаны благодарностию своим начальникам, якобы за отеческое ндравоучение. А посему, соображая таковым китайскаго правительства наглостям, которыя приписать можно собственною онаго причиною многочисленной народов бедности, не имеющих средств к поправлению в недостатках своего состояния, а при том и по причине недостатка земли в сравнение толь многочисленнаго народов количества, множество онаго живет вечно со своим семейством на лодках по реке Тигрису и прочших местах на воде, снискивая себе нужное пропитание рыбною ловлею и работой у приходящих на кораблях европейцов.

Но и оныя бедныя народы не избегают от грабительства своих начальников по окончании своей на европейских кораблях работы; при съезде со оных должны отдавать из полученной ими за оную платы некоторую часть своим [205] мандаринам за позволение их о бытности на европейском корабле при работе. По причине таковаго от правительства народу угнетения нередко случаются в Китае междоусобныя бунты, каковыя и во время бытности нашей жителями островов Ладронских деланы многия на предместия кантонския нападения, чего и самыя кантонския жители довольно опасались. На случай таковых ладронских нападений отправлена была кантонским жентуком разной величины китайских судов ескадра, но, по неискуству и неспособности оных к мореплаванию, сомнительно, чтоб оною могло истребиться ладронское покушение, а при том и ожесточение народов в такой отчаянности делает храбрыми в своих предприятиях. Во время бытности нашей в Кантоне захвачено китайской ескадрой нескольки ладронских, отделившихся от своей партии, лодок, на коих находилось до 800 человек, коим по приводе с судов в Кантон всем обрублены были головы так, как бутто б курам. Оставшаяся же ладронская судов партия чрез сие более еще начала делать в разных местах кантонских предместий сильнейших нападением грабительств и раззорения жителям. Также опасались и европейския корабли нападения от оных.

Комерцыя кантонская со всеми европейцами отправляется тольки 13-ю китайскими гоп-купцами, имеющими на то особенную от правительства своего привилегию. Кроме оных, прочшия, как из кантонскаго, равно и из прочших провинцый, приезжающия купечества во оную входить права не имеют, а все таковыя всякия привозимыя европейския товары покупают уже от кантонских гоп-купцов, равно и продажи своих товаров европейцам произвесть не могут; в разсуждении чего отправляющия в Кантоне европейскую комерцыю означенныя гоп-купцы большое имеют средство к настоянию как в покупке европейских, так и в продаже оным своих китайских товаров.

Торгующих же ныне в Кантоне европейских факторий, из коих по обороту комерцыи первою почесть можно от англинской компании, а по оной — комиская контора англинскаго же агента Биля, чрез которую большой оборот отправляется индейской торговли. Также и Соединенных Штатов купечества или американцы довольно пространную имеют торговлю, от коих по делам комерцыи находится в Кантоне консул или поверенной. Тоже и [206] датская компания имеет свою факторию. Что ж касается до голландцов и шведов, и от оных хотя находятся в Кантоне фактории, но в бытность нашу шведы того 1805-го году никакой комерцыи и кораблей в приходе не имели, из чего в Кантоне заметили сомнение о шведской компании. Голландцы же уже с 1792-го года никаких в Кантоне дел комерческих не имеют, но факторию еще содержат. Что ж касается до португальцов, то оныя торг свой отправляют в Макао, где довольное количество находится домами поселившихся португальскаго купечества, имеющих свое правительство, и свободное отправляют служение по обрядам своей религии, для чего имеют до семи католического исповедания кирок довольно изряднаго строения с хорошим внутри оных украшением. Что ж: касается до французов и гишпанцов, то оныя, по причине военных действий с Англиею, дела свои в Кантоне уже совсем прекратили. Случается иногда, что приходят гишпанския суда в Кантон, но уже не под своим, а под американским флагом, чрез коих и дела свои отправляют. Случается также и у голландцов, но уже весьма редко.

Весь же оборот европейской в Кантоне комерцыи отправляется в год сумою от 25 и до 40 милионов гишпанских пиастров. Вывозимыя же из Кантона китайския товары получаются европейцами две части оных за привозимыя европейския товары и часть за личныя в пиастрах деньги. Индейцы же, датчане и шведы гораздо меньшую часть привозят в Кантон товаров, нежели чистых денег. За все же привозимыя европейцами в Кантон товары большее количество за оныя получаемо от китайцов чаями ниского сорта, прочшия же из числа бумажных китайских товаров, как то: китайка, баглепор, миткаль, кантонское полотно, и прочшия из числа китайских товаров покупают всегда за деньги. Англичане же, датчане и шведы, кроме чаев и китайки, прочших почти никаких из числа китайских товаров не получают.

Цены же на привозимыя в Кантон европейския, равно и вывозимыя из онаго китайския товары, сообразно оных количеству, каждогодно имеют перемены, а особенно в китайских почти всегда бывает повышение. В разсуждении таковых обстоятельств китайцы, более надмеваясь и гордясь тем, почитая еще своею благосклонностию и расположением в отправлении таковой европейцам со стороны их позволительности в торговле, воображая, якобы [207] оныя для всех европейцов есть необходима. По причине таковаго со стороны китайскаго правительства мнения, на все привозимыя европейския товары большая налагается пошлина, а сверхь оныя еще збирается из кораблей обмерныя по величине судов от 3000 и до 5000 гишпанских пиастров. Из числа же ввозимых европейцами товаров по случаю невыгодных в продаже оным цен, ежели случиться оныя вывозить обратно из Кантона на корабль, тогда уже должно заплатить вторично и двойную против ввозимой пошлину. Таковыя китайскаго правительства чрезвычайныя зборы пошлин можно почесть наглостию политическая грабежа, что нами собственно дознано на опыте.

Предместия кантонския имеют хорошое местоположение с приятным видом, но хлебопашество оных в сравнение многочисленного народов количества мало достаточно, состоящее из сорочинскаго пшена и пшеницы, из коих первое составляет главную народов пищу. Из числа же огородных продуктов в Кантоне и предместиях онаго произрастает в довольном количестве: редисту и двух родов обыкновенная и сладкая картофель, ейновой корень, капуста, лук, чеснок, огурцы, тыква, арбузы и морковь. Фрукты же кантонския состоят из апельсинов, лимонов, сливов, ананасов, померанцов, яблоков и винограду, коими тольки наполнены все их сады, находящиеся в загородных мызах. Все же китайския, по вкусу их расположенныя, сады не составляют в себе дальняго внимания во всех своих произрастениях, как то: деревьях, равно и цветах, которыя в сравнение количества разности родов в произрастении не можно почесть соответственными противу находящихся в местах хорошаго климата Европы. Также и в наружном виде противу оных не имеют такой приятности в своем расположении.

Скотоводство кантонских предместий состоит в посредственном количестве рогатаго скота. Большее же их скотоводство состоит в свиньях, козлах, баранах и из числа домовых птиц — гусей, уток и кур. Всякая же в Кантоне провизия, как то: хлеб, мясо и живность всякого рода животных — свиньи, бараны, гуси, утки, куры и даже зелень, — продается всегда на вес, в разсуждении чего китайцы к продаже всех своих животных два и три дня почти совсем не кормят. Перед самым же на корабль отвозом стараются как можно накармливать больше, чтобы тем увеличить вес во оных, и по привозе на корабли [208] нетерпеливо спешат оных перевесить, чтоб употребленной оным корм не потерялся напрасно без своих выгод. Но по известности уже в том их искуства многия лишаются чрез медленность европейцов своих выгод.

Художества китайския в Кантоне по всем частям разнаго их мастерства отправляются почти необыкновенно с большим искуством, а особенно резьба костяных, черепаховых и перломутовых разных вещей почесть можно редкой работой, равно и прочшия всех художеств мастерства, как то: серебряных и золотых дел, так же живописное, и даже довольно находится искустных часовых мастеров и хороших химиков.

Фабрик в Кантоне находится не в большом количестве, выделываемыя же на оных, как то: шелковыя и бумажныя разныя материи, также полотна и китайка противу привозимых из Нанкина товаров не имеют такой доброты. Все же привозимыя из прочших провинцый разныя товары предпочитаются противу кантонских. Что же касается до чаю, то онаго в Кантоне и ближних его местах почти и в произрастении совсем не бывает, а вся онаго пропорцыя доставляется в Кантон из Нанкина и прочших южных провинцый, но в сравнение доброты и сортов онаго противу привозимых на Кяхту не приметно ни из одного сорту соответствующаго своей добротой как во вкусе, равно и в наружном его виде по причине крупной и неровной онаго крутки листьев. Все привозимыя в Кантон из разных провинцый товары доставляются на судах водою, для чего издавна устроены везде судоходныя каналы во облегчение затруднительнаго товаров доставления горами.

28 генваря 1806 года в 10 часов утра подняли якорь, пошли с кантонской рейды по течению реки Тигриса буксиром. Оставшихся от нас на оной рейде судов: англинских компанейских кораблей 7-мь, разных индейских контратипов 5-ть, американских-6.

31-го числа, вышед из реки Тигриса в Кантонскую бухту, но, по причине противнаго для выходу из оной ветра, к ночи остановились на якорь.

1-го февраля при тихом NО-ом ветре, оставя город Макао и берега предместиев кантонских, вступили в Китайское море, предприемля курс наш на ZО.

С 1-го февраля по 14-ое продолжали плавание наше с переменным тихим ветром и ясной погодой.

14-го февраля при легком ветре перешли линию [209] екватора в третий раз, вступя из N-го в Z-ое полушарие. До 20-го числа имели плавание наше при переменном маловетрии, проходя ввиду довольное число островов.

21-го вышли из Китайскаго моря в Ындейское Гаспарским проливом между островов Сумотры и Явой. При самом нашем выходе из онаго отпустили в море умервшаго у нас на корабле матроза Коноплева.

С 21-го февраля по 12-ое марта, продолжая наше плавание в Ындейском море с пасадным ZО-ым ветром, а 13-го марта вступили в Южной океян, предприемля путь наш к мысу Доброй Надежды с попутствующим благоприятным ветром.

3-го апреля в 4 часа утра, пройдя меридиан С. Петербургской, совершили круг нашего вояжа. Сего же числа в ночи по причине мрачности разошлись с кораблем Надеждой, а при расвете другаго дня онаго не видно было в горизонте.

С 4-го числа имели благополучной ветр, с коим продолжали путь наш поспешно к мысу Доброй Надежды однем кораблем, не имея в виду нашего спутника, корабля Надежды.

10-го апреля, обойдя мыс Доброй Надежды на вид в расстоянии 13-ти миль, проходя чрез банку, находящуюся при оном, на коей глубина происходила от 140 до 180-ти сажен. Погода продолжалась благоприятная с благополучным ветром, от коего предприняли путь нашего вояжа прямо к берегам Англии с пасадным ZО-ым ветром.

29-го апреля, в 6 часов утра, перешли равноденственную линию в долготе 16 градусов от грендвическаго меридиана, окончив плавание в южном пространстве океяна, а предприяв путь нашего окончательнаго вояжа в северном полушарии, спеша к предметам любезнаго своего отечества с благоприятным ветром.

28-го маия проходили Азорские острова, из коих видели Флорес и Корго и при оных до 5 разных англинских кресирующих преватиров, от коих мы получили сведение о военных действиях со Францыею, почему мы с того времяни большую имели осторожность в разсуждении каковых либо кресирующих судов француских, но по счастию нашему ни однаго из оных не видели.

3-го июня, в широте N-ой 25 ½ градусов и в 14 градусов долготы в 4 часа пополудни видно было солнечное затмение, продолжающееся более часу. Затмение [210] началось с нижняго края и занимало третию часть солнца, во время коего солнце имело вид серповатой луны бледноватаго цвету, а затмевшая часть онаго совсемь казалась чорной.

С 3-го по 15-е июня продолжали плавание наше к берегам Англии, лавируя при противном ветре с непостоянной погодой.

16-гоьчисла, в 9 часов вечера, пришли на Портсмутской рейд. Положа якорь, остановились на оном, на коем находилось стоящих судов: брамвахтяной корабль 1-н, эскадрянных кораблей 3 и 12-ть фрегатов, купецких разных судов 35, еще таковых же в карантине 17-ть.

Город Портсмут находится на низменном острову, лежащем по близости англинскаго берега. Строение онаго каменное, но не составляет приятнаго виду снаружи. Укреплен с моря двумя каменными батареями, а вокруг всего города зделан земляной с бастионами вал, и подле онаго находится выкладенной камнем канал. Внутри города находится 4 лютеранския хорошаго строения кирки и пространное для кораблестроения адмиралтейство с достаточным заведением находящихся при оном разных художеств. По случаю удобнаго при оном порта довольно находится хорошаго купечества, коим пространная отправляется торговля.

17-го, по причине военных действий с Францыею, для истребования от англинскаго правительства канвою, капитан наш уехал к находящемуся в Лондоне нашему российскому министру.

1-го июля, по повелению англинскаго правительства, для провождения нашего корабля до Дании назначен английской военной 18-ти пушечной шлюп, которой того же дня к нам был прислан.

3-го июля при благополучном ветре, подняв якорь, оставили Портсмут, пошли из Англинскаго канала, и с нами означенной англинской шлюп.

5-го числа мы вышли из канала в Немецкое, или Северное, море, предприемля путь наш к берегам Данни с посредственным переменным ветром. В продолжение 10-дневнаго нашего Немецким морем плавания не имели случаю видеть ни одного неприятельскаго судна.

16-го июля прибыли на датской Ельсинорской рейд, где, оставя провождающей нас англинской шлюп, пошли однем своим кораблем, предприемля окончательный путь [211] нашего вояжа в Балтийском море, в коем, по причине непостоянных ветров и пасмурной с туманом погоды, плавание для нас противу прочших южного полушария морей казалось неприятным, а при том нетерпеливое желание по толь долговременном нашем вояже видеть свое любезное отечество, чрез что и малейшее задержание от ветру наносило для нас большое неудовольствие и даже самую скуку.

23-го числа поутру мы, приближаясь к предмету своего отечества, и нетерпеливо желали удовольствовать зрение наше оным. Тогда для нас и час казался за день. В 8 часов в какое мы пришли в восхищение, когда открылся Кронштат глазам нашим! Тогда всякой с восторгом и чувствительностию приносил благодарение всевышнему вождю, управляющему плавание наше. В ½ 9-го часу достигли мы Кронштатской рейды и в растоянии ½ мили от гавани встали на якорь. В 9 часов селютовали с корабля Кронштатской крепости 13-ю выстрелами пушек, на что и со оной ответствовано нам равным числом выстрелов; стены же Кронштатской гавани наполнены были множеством обоего полу зрителей, а корабль наш тот же час окружен был приезжающими из Кронштата шлюпками.

В 10 часов мы, оставя поздравления приезжающих к нам гостей, уехали с капитаном на шлюпке в город к главному над портом командиру адмиралу Ханыкову, а от онаго капитан наш поехал к министру морских сил, а я на данной мне от адмирала Ханыкова казенной шлюпке отправился в С. Петербург в Главное правление Американской Компании с известием о прибытии нашем.

1 час пополудни прибытием своем я несказанно оное обрадовал, для чего того же дня в вечеру было полное во оном собрание акцыонеров, в Петербурге находящихся, которыя, окружа меня, ласкали своими поздравлениями, а особенно любопытствовали все о успехе нашего вояжа и о комерцыи, отправляемой нами на первой случай с китайцами в Кантоне, о чем всякой любопытствовать интересовался.

24-го числа с директорами компании приехал я из Петербурга обратно на корабль.

25-го числа корабль наш взошел в усть канал Кронштатской гавани, для выгруски из онаго товаров. Сегодня приезжали к нам из Петербурга министр комерцыи граф Николай Петровичь Румянцев и граф Строганов. [212]

26-го числа, в 8мь часов утра, его величество государь император удостоил корабль наш Неву своим высочайшим присутствием, и угодно было его величеству осчасливить нас своим благоволением — остаться у нас на корабле фрыштикать, для чего изготовлено было часть оставшейся от вояжу служительской солонины, сухарей и воды, полученного нами в Кронштате при отправлении в вояж. Заготовление оной провизии нашей, а особенно збережение ея во время 3-х годичного вояжа его величеством одобрено. В продолжение же фрыштика я имел щастие быть удостоенным говорить с его величеством о китайской в Кантоне комерцыи и о товарах, полученных нами на вымен от китайцов. В 10 часов его величество отбыл с корабля нашего обратно в Петербург на шлюпке безо всякой церемонии. А 28-го числа ея величество государыня императрица Мария Федоровна с великими князьями Николаем и Михаилом Павловичем и великими княжнами Екатериной и Анной Павловной удостоили корабль наш своим присудствием и кушать изволили чаю. Побыв не более часу, изволили отбыть обратно в Петергов на шлюпке.

С 29-го началась выгруска из корабля товаров и перевеска оных в Петербург, что и продолжалось по 12-е августа. Все доставленныя на корабле нашем китайския товары по имянному его величества указу пропущены бес пошлины.

13-го августа по выгруске с корабля товаров, окончив всю на оном мою должность, распростясь со спутниками моими и кораблем Невою, того ж дня отправился в Петербург.

С 16-го по 19-е августа в Петербурге продолжалась убирка перевезенных с корабля товаров в компанейской магазейн, находящейся в гостинном дворе при голландской бирже, и все товары, разобрав по сортам, на случай продажи оных.

23-го августа его величеству угодно было своим благоволением посетить наш магазейн для любопытства привезенных нами китайских товаров, из числа коих более всего его величеством уважено было костяных, перломутовых и черепаховых вещей художество, китайское во оных искуство.

27-го августа вся партия чаев, состоящая в 2095 ящиках, продана компанией московским купцам на вес по [213] 110 рублей пуд. Прочшим же товарам продажа происходила с акциону в Главном компании правлении. Акцион открылся с 1-го числа сентября.

8-го сентября по высочайшему его величества соизволению получил знак монаршаго благоволения — золотую медаль на алой александровской ленте для ношения на шее за труды 3-х годичнаго продолжения в вояже в пользу Российско-Американской компании.

До окончания товарам продажи находились оныя в моем ведении. Оставшийся от акционной продажи из числа китайских товаров фарфор в последних числах декабря, по приказанию Главного правления, отправлен мною в московскую контору.

1-го февраля 1807-го года, по подаче мной в Главное компании правление генеральнаго о производстве моем щету, решась с компанией, окончил у оной мое служение. По части собственности своих мелочей получения до 30 маия находился в Петербурге.

30-го маия, оставя Петербург со всеми его увеселениями, отправился до Вологды горами, проезжая чрез города Шлюшен, Ладогу и Тихвин. В Вологду прибыл 9-го июня, где, пробыв 3-и сутки, отправился чрез Тотьму водою, а в свой город, Великий Устюг прибыл 19-го июня благополучно. [214]

По 12-ти летнем моем из оного отсудствии как обыкновения онаго, равно и обхождение сограждан на первой случай казалось для меня скучным, не почитая удовольствием или чего либо занимательнаго к препровождению времени, живши во оном.

Приложение

ПОД ВЫСОЧАЙШИМ ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОЙ КОМПАНИИ ИЗ ГЛАВНОГО ПРАВЛЕНИЯ ПРИКАЩИКУ ВЕЛИКОУСТЮЖСКОМУ МЕЩАНИНУ НИКОЛАЮ ИВАНОВУ КОРОБИЦИНУ

Инструкция 63

Как вы приняты в службу Американской компании и договорены для того, чтоб с компанейскими товарами и ради других разных предметов отправиться вам отсель до Америки кругом света в предназначенной туда экспедиции, то и имеете поступать по нижеследующему:

1-е. Все назначенные сим правлением для погруски в корабль Неву товары, вещи, материалы, запасы и протчее, перевозимое отсель в Кронштат, имеете вы для погруски в тот корабль отпускать командующему кораблем, разделяя все это поровну с кораблем Надеждою, имеющим вступить в зависимость товарища вашего Шемелина, однакож кроме провизии офицерам и служителям, о которой дан вам будет особый реестр и приказ. И всему тому, что для погруски отпустите, должны вы вести аккуратной реестр или фактуру, с означением в нем всякому товару числа кип, мест или бочек, под какими знаками клеймами или заметками и номерами, с количеством меры, весу или числа, по которому реестру начальник корабля, приявшей сей груз, должен у вас расписаться, а вы по окончании груза, предетавя тот реестр, обязаны расписаться в сем правлению в фактурной книге и тем очистить надлежащий конторной порядок. Впротчем хотя весь сей груз должен состоять в непосредственном ведении вашем, но во время вояжа до ниженазначенной выгруски за ущерб оных, как то: за покражу, похищение и повреждение, должен ответствовать помянутый начальник корабля, а ваш долг да будет всякия такия случаи предостерегать и очень почасту [215] в интрюмах весь груз осматривать по возможности, и о надлежащем, чтоб повреждение было предупреждено, а похищение исследовано, наказано и возвращено, докладывать начальнику корабля.

2-е. По прибытии на Кадьяк из всех тех товаров, вещей и материалов, какие сим правлением отмечены будут на данной вам особой, с вышеозначенной же фактурной книги, фактору, оные по тем отметкам имеете здать в тамошную Кадьякскую контору, получа в верной здаче надлежащия квитанции, которыя по возвращении сюда с экспедициею или при случайной оказии и раньше представьте в сие правление.

3-е. Как главное над всею экспедициею начальство, равно и весь капитал сей экспедиции от сего правления препоручены в непосредственное хозяйство его превосходительству двора его императорского величества действительному камергеру и разных орденов кавалеру Николаю Петровичу Резанову, то во время вояжа до Японских островов, до коих оба корабля должны идти неразлучно или по крайней мере сходиться в предписанных от сего правления сборных местах, во всех случаях должны вы быть зависимы от приказаниев и распоряжениев его превосходительства и без воли его ничего не делать и не поступать, но во всем повиноваться его повелениям письменным и словесным, коим обязаны вы для своего пред ним и пред сим правлением отчету вести порядочную записку. А как другое судно Надежда, по разлучке с Невою у Японии, будет иметь курс свой к Камчатке и оттоль уже прибудет к Кадьяку, где Нева будет дожидаться Надежды, как начальнику оного корабля предписано, то во время сей с господином Резановым разлучки имеете вы поступать по тем же повелениям его, какие вам даны будут, или в некоторых случаях по рассмотрению своему, соображаяся с сею инструкциею.

4-е. Ежели во время вояжа случится быть надобность командующему кораблем потребовать от вас из вверенных вам товаров, вещей, материалов или запасов для промену по местам таким, где за деньги свежей провизии или чего другого нужного для экспедиции купить будет нельзя или для приласкания диких народов в подарок окажется что потребным, в таких случаях имеете вы командующему кораблем отпускать с докладу его превосходительству Николаю Петровичу, ежели прилучится [216] быть обоим кораблям вместе, и с запискою в расход; в случае же разлучки кораблей по письменному требованию начальника корабля, однакож с таким рассмотрением, чтоб таковыя требования были деланы по крайней надобности и необходимой нужде. По прихотям же и без совершенной надобности ничего в отпуск не выдавать, поелику для господ командующего с офицерами и для нижних служителей двугодовая провизия, амуниция и все потребности отпущены им особо, а то, что к вам поступило, принадлежит единственно для доставления в торговыя компанейские фактории и в Камчатку, следовательно, из всего того без крайней надобности употреблять и не должно, а наиболее потребно все то доставить в Камчатку и в Америку по назначению сего правления.

5-е. По прибытии на Кадьяк и по возвращении оттоле обратно с тем, чтоб зайти экспедиции для опытной торговли в китайской порт Кантон, какие от кадьякской конторы или от тамошняго главного правителя отпущены будут на оба корабля компанейския разныя пушныя товары и вещи, по посланному уже в кадьякскую контору от сего правления предписанию, оныя раздельно с другим кораблем Надеждою принять надлежащим порядком и точно таким же образом погрузить, как выше сего о погруске отсель сказано.

6-е. Бывши в китайском порте Кантоне, также произвести вообще с товарищем вашим Шевелимым опытную торговлю под верховным распоряжением его же превосходительства Николая Петровича на пушные товары, отпущенные обоим вам из кадьякской конторы, и всевозможнейше стараться с начала китайцам сбывать котиковыя кожи на разные их товары, здесь в России употребляемые, как то: на китайку, шелковые материи, шелк-сырец для российские манифактуры, хорошие чаи, разные лаковые хорошие вещи, как то: шкафы, столы, шкатулы и галантереи, всех однакож по соразмерной части. Ежели за сии котиковые кожи не можете вы выстоять получить цену за каждой котик более гишпанского пиастра, то хотя и по сей цене или как обстоятельства откроют там на месте возможность, с замечания и совету его превосходительства, сбывать свои кожи. Между протчим Главное правление делает вам свое замечание, что ежели бы сверьх всякого чаяния случилось так, чтоб за оныя котики не можно было бы получить иногда более как по полупиастру [217] за каждого, но только на такой их товар, которой делает хорошую здесь цену, как то: на сахарной песок, покупаемой в Гамбурге по 8-ми рублей пуд, а здесь и того дороже, равно и на шелк-сырец, годной для манифактур, или и другой капитальной товар: лучшей чай и китайку, принимаемые в Кяхте и продающиеся в Москве и здесь известными обоим вам сортами и ценами, равно пряные коренья, бадьян, корицу, гвоздику и другие дорогие и употребительные у нас пряности, — то на сию, крайность в разсуждении котиков попуститься Главное правление вам дозволяет, употребя все наперед средства зделать котиковые кожи похожими в Кантоне, поелику сего товара компания имеет в своих промыслах достаточно и всегда может в Кантон отсылать, предпочитая пред протчими сахарной песок в таком только случае, ежели не будет доставать в полной груз корабля вышеписанных дорогих товаров, как то: китайки и других капитальных вещей; чаев же, коих остерегаться брать много, для того что они, проходя экватор, теряют свою силу и принимают стороний запах. Протчия же компанейские товары потому же стараться променивать на разныя капитальныя столповые товары, расходящияся в России, или на такие, кои, еще не доходя до России, по другим разным азиатским и индейским областям и островам, идучи сюда из Кантона, сбыть можно будет на другие тамошния прозведения, также полезные для России и с барышом разойтиться могущия, или на звонкую монету, или на металл не в деле, как то: золото, серебро, медь и олово, смотря более по тем обстоятельствам, какия во время бытности в тех местах вам встретятся. А прилежное наблюдение ваше и замечание всех изгибов торгового дела, взаимности его у тамошних народов с европейцами вас научит, и как поступить, даст вам само по себе к производству наставление, ибо никаких подробностей теперь предписать вам сему правлению нет возможности, тем паче что по каким ценам у китайцов европейцы и какия имянно товары получают, правлению не известно, а только что для примеру одного вам, чего бы ниже компания не желала в Кантоне отдать, поставляются здесь цены, а именно:

Бобры камчатские или морские 1, 2 и 3 доброт вообще все не ниже 25 пиастров,
Хвостовые бобровые всех сортов — 3-х,
Бобр речной — 5-ти, [218]
Выдра — 6-ти,
Чернобурыя лисицы вообще — 10-ти,
Сиводущатыя лисицы вообще — 5-ти,
Красные лисицы вообще — 2х

Впротчем во всем том следовать наставлениям его превосходительства, которому наиболее будет известно, каким образом европейцы торг свой с китайцами отправляют. К тому ж весьма хорошо вы зделаете, когда во время вояжа в свободные часы, коих вам будет довольно, займетесь чтением разных в те края путешественников, а в них заметите, где какие народы, чем и как торгуют, и тем себя приуготовите разсуждать и делать по возлагаемой на вас комиссии. В случае же, ежели бы по каким либо непредвидимым притчинам, чего теперь предусмотреть не можно, довелось вам в Кантон отправиться одним кораблем Невою, не дозждавшись на Кадьяке корабля Надежды, и во ожидании онаго потеряно б было все чаяние, в таком случае разрешаетесь вы вышепредписанный опыт торговли произвести одни по всем тем правилам, как выше сего означено.

7-е. Предписав вам правила для компанейской в Кантоне торговли, те же самыя распространяет вам правление и на все протчие места, где вам с кораблем Невою приставать прилучится, и по повелению его превосходительства, ежели обоими кораблями неразлучны будете, большую или малую расторожку произвести будет должно.

8-е. Буде бы случилось, сверх чаяния, что с его превосходительством Николаем Петровичем вы бы навсегда разлучились и не могли бы уже пользоваться его на должность вашу руководством и наставлениями, так, как и с товарищем вашим Шемелиным не случитесь быть вместе, тогда имеете поступать в торговых делах, в чем только затруднение или недоразумение встретите, с совету начальствующего кораблем господина флота капитала лейтенанта и кавалера Лисянского, который, по какой имеет поступать инструкции, данной старшему экспедиции офицеру, со оной для вашего сведения прилагается у сего копия, а притом заниматься и придумывать самому, соображаяся по возможности с известными вам в Кяхте и в России и в пути вашем дознанными торговыми обстоятельствами и по коим начинать, производить и оканчивать, сколько возможно будет с пользою для компании, ведя всему сему производству в самые те времена, когда где что учинено, [219] верную, акуратную или ясную записку или журнал со всеми подробностями, для представления в сие правление. Впротчем, товарищ ваш Шемелин, когда вы будите обоими кораблям вместе, должен быть старшим пред вами, и вы обязаны к пользе компании в производствах ему во всем помогать как советами, так и делом, имея единою целию в пользу компании.

9-е. В инструкции обоим начальникам кораблей предписано, чтоб, при отбытии с Кадьяка, оставили они там все излишние корабельныя снасти и запасы, отсель им данныя, поелику в них там для строения и вооружения судов наиболее состоит нужда, почему имеете о сем им предписании и вы настоять, чтоб при обратном оттоль отправлении взяли они столько всех снастей, парусов и протчаго, что им в пути необходимо, ибо все то, что могут они достать в других местах за деньги или за пушныя товары, оное б в тех местах купили и корабли свои нужным удовольствовали. Но ежели бы еще в переднем вашем до Кадьяка пути, по случаю встретиться могущих приключениев, ныне данные в запас снасти, паруса и протчее издержались и потребовались непременно иметь новыя, но купить их где либо скоро не будет возможности, в таком случае, которой и сами вы, быв на корабле, видеть можете, позволяется вам по требованию начальствующаго кораблем, с дозволения его превосходительства, ежели обоими кораблями не в разлучке будите, а по разлучении, то, по вашему истинному о надобности усмотрению, отпустить потребное из вверенных вам вещей и припасов, включенных в число товаров. Без сей же крайней нужды, и ежели можно еще довольствоваться теми вещами и припасами, кои им в довольной пропорции назначены, то сей ссуды не делать и о том чинить благоразумныя свои представления.

10-е. Равным образом наблюдать и в отпуске всем нижним служителям порции, то есть всякого рода провизии, что ежели бы из назначенного в день на каждого человека количества каковой провизии приказано бы былое по временам не употреблять в пищу, в разсуждении перемены климатов, то таковых запасов и не отпущать, а оставлять все сии остатки на будущее время к их же содержанию или оставлению на Кадьяке в ведомство тамошней конторы. Таковое правило распространить имеете особливо на порцию водки, которые кто из нижних служителей [220] не будет сам при перекличке употреблять, то за них никому другим ни под каким видом отпускать или перепродавывать не дозволять, а заплатить всем таковым, не употребляющим водошной порции, деньгами по ращету с вами, объявя начальникам кораблей притчину тому такую, что как доставление всех тех запасов для компании стоит дорого, а притом весьма нужно иметь тоже все в компанейских заселениях, для подкрепления коих и отправление экспедиции наиболее предприято, то и нужно, чтоб все те вещи и запасы наиболее в натуре для тех заселениев и сберечь. Впрочем, хотя все назначенное в провизию нижним служителям сие правление отделило особо, но должно состоять в непосредственном вашем ведении, а потому вы и обязаны все те запасы, условяся с начальствующим кораблем, отпускать в раздачу служителям на неделю или на сколько дней ими определено будет по весу и пропорции, ведя всему тому верную записку и щет с определенным для приему и дробной раздачи чиновником. То же самое разумеется и о амуниции нижним служителям.

11-е. В помощь свою изберете вы одного из промышленных, отправляющихся с вами на корабле в американския компанейския заселения, которой способнее и надежнее протчих может присматривать вместе с вами во время вашей болезни или необходимой отлучки с корабля на берег или недосуга, в интрюме компанейской груз отпускать под смотрением вашим, вещи и припасы, вести всему тому с вами записку или другое какое по части вашей исправление; при обратном же отправлении с Кадьяка также можете взять от тамошней конторы одного из таких же промышленных, человека способного, назначенных к обратному совсем выезду, и употребить онаго в вышепрописанную же должность.

12-е. Как в число промышленных в Америку посылается с вами на корабле от сего правления несколько человек, то всех оных имеете вы заведывать, употребляя их на ряду с протчими служителями на службу корабля и довольствуя их одинаково с ними порциею жизненными припасами. По прибытии же на остров Кадьяк здать всех оных тамошнему начальнику или конторе.

13-е. Какие сверх того нужны для вас будут со стороны сего правления сведения, в разсуждении ращетов в жалованье с офицерами и служителями и о протчем обо всем том доставятся вами особые бумаги, по коим имеете [221] вы выполнять, наблюдая интерес и пользу компании, сообразуяся с приказаниями его превосходительства Николая Петровича.

14-е. Во время вояжа, ежели прилучится оказия доставить вам свои правлению депеши или письма, то сей оказии отнюдь не пропускайте, пишите в Главное правление о состоянии кораблей, капитала, и какой где по то время учинен товарным вещам расход, и обо всем случившемся обстоятельно и акуратно.

Наконец, Главное правление напоминает вам вообще ваш долг, что вы обязаны вести себя во всяких случаях честно, порядочно, доброхотно ко всем, трезво и предусмотрительно, чего Главное правление от вас в полной мере и ожидает, надеяся от расторопности и усердия вашего иметь желаемые плоды, за кои вы можете ожидать соответственного воздаяния. Из вверенного вам компанейского капитала ничего в собственную свою пользу не употребляйте, кроме определеннаго вам, так равно и за похищением другими, так как и затратою от течи, подмочки или иного какого повреждения прилежно усмотреть и предостерегать, как выше о том предписано.

Дано в Санкт-Петербурге с приложением Главнаго правления печати июля 6 дня 1803 года.


Комментарии

62. В подлиннике далее пропуск слова.

63. Инструкция воспроизведена по отпуску, имеющемуся в деле «О назначении 1-й кругосветной экспедиции». ЦГАНХ. Фонд Главного правления Российско-Американской компании по управлению в России, № 15, оп. 1, дело 1802 г., № 1, лл. 136-148.