Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 82

1789 г. сентября 12. – Рапорт И.И. Биллингса в Адмиралтейств-коллегию о выходе в плавание из Охотска, аварии судна «Доброе намерение» и продолжении экспедиции на судне «Слава России»

№ 213

Рапорт в Государственную адмиралтейств-коллегию

Государственной адмиралтейств-коллегий донести честь имею, что команда, вверенная мне, обстоит благополучно. Я приехал в город Охотск прошедшаго июня 20-го числа.

Суда, построенныя здесь, первое – большее, спущено на воду июня 10-го числа и при спуске наименовано «Слава России», а второе, малое,– июля 8 числа, наименовано «Доброе намерение». И по вооружении и погруске баластом и некоторым числом другим вещей «Слава России» выведено за устье реки на рейд 26-го числа августа и догружено всем надлежащим и теперь стоит на рейде совсем в готовности ко отправлению, и задерживало только одно, что судно «Доброе намерение» сначала за противными ветрами и малыми приливными водами долгое время стояло готовым к выходу на реке. Неудобность сию по многим стараниям отвратить не было другаго средства, как дожидать полновых [255] приливных вод, коим время приспевало. И питал себя тою надеждою, что при благополучном ветре и полной воде вывесть и оное на рейд, а между тем просил сообщением здешняго коменданта г-на полковника Козлова-Угренина о зделании мне пособия в присылке для того выводу за неимением лоцманов хотя из штюрманов здешняго порта или другаго звания довольно сведущих форватер и удобство к выводу.

Он, делая мне во всем, что для экспедиции нужное, пособие, прислал ко мне при повелении, от себя ему данном, штурмана прапорщачья чина Василья Ловцова, которой и был на том судне во ожидании способнаго ветра при исполнении воды. И как случился сего 8-го сентября при утреннем приливе таковой ветр, но к величайшему моему и всех сожалению, при выводе того судна зделалось несчастие нижеследующее: лишь только успели благополучным сим ветром вывесть судно в море, то вдруг погода оштилела, и встретила престрашная зыбь, чаятельно от бывших пред тем в море зюйдовых сильных ветров, от которой все средства к спасению были тщетны, и сколько не прилагаемо было старания к спасению от очевидной опасности, но все сие не помогло и выкинуло то судно на берег морской, называемую здесь «кошку», в разстоянии от устья реки не более одной версты, только без потери при сем страшном суднокрушении бывших из команды подающих людей.

Нужно было тогда узнать о повреждении или целости, словом сказать, о состоянии того судна, что по отливе воды чрез несколько часов и учинено знающими о сем людьми, к чему прошен был правящей здесь коменданскую должность г-н коллежской ассесор Кох с приглашением таковых же сведущих в сем порте находящихся людей. И не упущено было тогда просить о сыскании средства от совершенной того судна потери так как они довольное о сем имеют знание. Тем наиболее, что в здешном месте почти всякой год разбитие судов случается, как и в бытность мою отправляемое в Ижигинск судна «Алексея, человека [256] божия» за несколько дней прежде сего таким же можно сочесть образом разбило и тож в нескольки саженях от сего судна выкинуло. По свидетельству ж поданными о сем мне того ж дня рапортами и зделанным на сей случай консилиумом объявили, что судно «Доброе намерение» совсем повреждено и не только надежды к мореплаванию на оном нет, хотя б была возможность снять с того места и ввесть в устье для починки, для которой потребно немало времяни, но никакова способу другова к сохранению государственнаго интереса не находят, кроме, как выгрузя все находящееся из онаго зжечь, и посредством сим сохранить имеющееся во оном железо, кое в здешнем месте не ненужно.

А по сему мне не оставалось ничего более делать, как дать на сие повеление исполнить, что и учинено сего ж сентября в 10-й день в намерении том, что нетерпимое время ко отправлению в назначенной путь требует скорейшаго разрешения, и положил взять сколько можно помещено быть на судно «Слава России», следовать в Петропавловскую гавань, в которой, естли могу застать вновь построенное там судно, чтоб взять ево для мореплавания мне предписанного, естли же то судно застать там не могу (как по слухам здесь известился что должно ему сего лета быть отправлену в Охотск), то решился взять с собою все нужныя материалы для постройки судна и при зимовке, где найдена будет удобность, оное выстроить, оставя из команды здесь, в Охотске, некоторое количество и из вещей для экспедиции необходимо нужных, о коих ведомость ныне приложить за нужное не почел. А о команде список при сем препроводить честь имею, и просил я правящаго здесь комендантскую должность г-на коллежскаго ассесора Коха, во-первых, о взятии ожидаемого сюда из Тигиля компанейскаго судна Шелехова 1 и об отправлении на оном остающейся команды и протчаго, препоруча предводителю того судна все оное с предписанием, чтобы он, все храня в целости и не теряя времяни, препроводил в Шугацкую губу, а в случае прежде прибытия сюда помянутого камчатского судна, то чтоб отправить на оном, определя предводителем находящагося здесь штюрмана Бочарова, так как знающего здешнее море и места человека. И естли ж оному Бочарову за какими-либо обстоятельствами того поручить будет неможно, то просил самово ево, г-на Коха, назначить довольно знающаго, ково заблагоразсудит, с предписанием, чтоб он шел прямо в Чугацкую губу, при входе коей находятся два острова, из оных большей остров оставить в левой руке, а держаться малого, по правую сторону лежащаго и, став в удобном месте на якорь. Ежели ж он меня там не застанет, то чтоб ожидал моего туда прибытия непременно будущаго лета и не медлил бы в следовании, без крайней надобности нигде.

Я, введя команду в Охотск, остающуюся в ево, г-на Коха, зависимости, препроводил к нему и деньги порционныя по званию всякова при списке за один год, то есть 13 месяцев, и просил о выдаче из охотскаго казначейства по заслуге и по окладам всякому денежнаго и хлебнаго жалованья, а с моей стороны препоручены они в смотрение штурмана Кондратова.

За сим долгом поставляю Государственную адмиралтейств-коллегию известить, что я на сих днях в предписанной мне путь отправляюсь и по встатии на судно объявить должен по высочайшему ея и.в. предписанию всем, кому следовать будут, чины, а не следующим – денежное награждение к прибавке жалованья по окладом против записки, из Государственной адмиралтейств-коллегии мне данной.

Напоследок Государственную адмиралтейств-коллегию известить нахожу за нужное о требуемых мною в Иркутск на выдачу жалованья и другие встретится могущие расходы деньгах 40000 рублях, то ис числа оных получено мною в Якутске только 20000, а достальная, то ж 20000 рублей, оставил получить из камчатского казначейства, где непременно я быть должен, так как мне и в наставлении 2 предписано. [257] Стренег смольных сюда в Охотск доставлено сверх требования моего от какой-либо ошибки двойная пропорция, но как оная нужна для здешняго порта, то оную и излишние инструменты и материалы отданы от меня здешнему коменданту с роспискою.

О полученной здесь в Охотске команде и для каких должностей, приложить честь имею особливую записку 3. То ж и табель всей команды с разделением за отпуском неспособных и за исключением умерших при сем представляю 4. Из числа оных тимерман Николай Лаврентьев, парусной ученик Федор Агафонов – в Государственную адмиралтейств-коллегию, якорной подмастерье Григорей Цвилев – в свое место за болезненными припадками и ненадобностию их более в экспедиции при сем возвращаются, о выдаче ж им денежнаго и правиантскаго жалованья атестаты от меня даны и как оным в натуре на берегу провиант производить не предписано, то вычесть сие предаю на благоразсмотрение Государственной адмиралтейств-коллегии, так как от меня в преждепосланном рапорте в разсуждении чрезвычайной дороговизны во всем в здешних местах о невычете со всех ундер-афицерские чины имеющих прошено.

С утерянного рапорта, посланного из Охотска августа от 3-го числа 1786 года, копию с приложением тож копии с журнала, мною в Охотске полученнаго и из Верхне-Ковымска от 17-го числа октября того ж года отправленнаго, веденнаго сержантом Буиловым, бывшаго на Алеутских островах для збору ясака на компанейских промышленных судах, равно и с повеления его высокопревосходительства г-на генерал-порутчика тогда правящаго должность иркутскаго и колыванского генерал-губернатора и разных орденов ковалера Ивана Варфоломеевича Якобии о изследовании поступок промышленных с островитянами с прописанием имянного ея и.в. указа о суднокрушении рапорт и консилиум во орегинале... 5 сообщения мною полученного 8 числа сентября от правящаго здесь коменданскую должность г-на коллежскаго ассесора Коха и с поданного ему ластовых судов от подмастерья Михаила Козинна рапорта копию при сем представляю 6.

ЦГАВМФ, ф. 214, oп. 1, д. 58, л. 73 об.- 76. Запись в журнале исходящих документов.


Комментарии

1. Компания Шелихова-Голикова имела к этому времени три судна, построенные недалеко от Охотска на р. Урак. Два из них – «Три святителя» и «Св. Михаил» – по конструкции ластовые боты, третье – галиот «Св. Симеон и Анна-пророчица». Какое из них должно было прийти из Тигиля, установить не удалось.

2. См. док. № 67.

3. См.: ЦГАВМФ, ф. 214, oп. 1, д. 58, л. 78.

4. Табель в деле отсутствует.

5. Одно слово не разобрано.

6. Упоминаемые документы в деле отсутствуют.