Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 29

1766 г. августа 22. – Из рапорта С.Г. Глотова Т.И. Шмалеву о плавании на судне «Св. Андреян и Наталия» в 1762-1766 гг. на Алеутские острова и открытии о-ва Кадьяк 1

Благородному и почтенному г-ну прапорщику Тимофею Ивановичю Шмалеву конпании лальского купца Терентья Чебаевского, бывшаго прикащика ево Василья Попова «Св. Андреяна и Наталии» от морехода и передовщика яренского купца Стефана Глотова

репорт

Во исполнение данного мне ея и.в. указу ис Камчатской Большерецкой канцелярии и от конпании означенного прикащика Попова письменного наставления следовал я на означенном купца Попова с [102] товарыщи судне «Св. Андриан и Наталии» в морской вояж для промыслу морских и протчих зверей к приращению высочайшаго ея и.в. интереса, общенародной и собственной конпанейщиков пользы и ко изысканию знаемых и незнаемых морских островов и протчаго полезнонадобнаго к государству исправления дел из Нижнекамчатского устья в морской вояж во открытое Тихое море 762-го году октября 1-го числа 2 с приданными мне от конпании разных городов и промышленными рускими тритцати восьми, камчедалами разных острошков с осьми, а всего сорока шести человеками 3 имел судном отбытие. А с отбытия с восьмой день, то есть 8-го числа того ж октября 4, на ближней близ состоящей Командорской на малой, по названию Медной, остров прибыл благополучно. Обыскав на оном к поставке судна удобную гавань, в кою и вошел, а потом с судна имевшую конпанейскую кладь и собственной промышленных шкарб вынося на берег и судно на место поставя, где до отправления из оного на дальния острова и состояло, и с помянутого 8 сентября 762 по 26 июля 763 находился я, нижайшей с промышленными и камчедалы за промыслом морских зверей... 5.

26 июля 763 6 с промышленными рускими и камчедалы отправился судном к мореплаванию. И тем плаванием желая прибыть на прежде обысканныя мною судном бывшаго московскаго купца Ивана Никифорова с товарищи Лисишныя, по названиям Уналашк и Умнак, острова 7, на которых сперва, то есть в 762-м году, мною ж с промышленными и протчими работными людьми черных, черно-бурых, бурых крестовкам, сиводушкам и красным лисицам, то ж 2 бобрам промысел производим был 8 и в Камчатку вывезены были. Для чего, простирая следованием морским, во-первых, с означенным Лисишным островам и чрез 30 дней, то есть 24 августа, разными ветрами случившими способными, противными и пременными прибыл за благодать божию на Умнак остров 9, на которой не пристав судном и не став на якорь, желая еще продолжать свой чрез мореходное хождение путь ко изысканию неведущих до сего таковых же, ежель обысканы в том хождении будут, морских островов, отбыл тем же плаванем от показанного Умнака, Лисишного острова, на дальния острова. И чрез то следование под ветром под осто-норд-остом лежащия острова усматриваны были до осьми островов 10, состоящия собственными своими проливами остров от острова от 20, 50, 70, 80 и до 100 по примерам верстах, х которым потому ж, не касаясь и не для чего пристани не чиня, и к последнему, лежащему под ветер восток острову, по-тамошнему названию Кадьяку, 5-го числа сентября того ж года прибыл благополучно 11. А точию от оного вдале, кроме противо оного, состоящего под ветер под ост в разстоянии особливым проливом по примеру в 30 верстах от оного острова, по званию тамошнему Сиктуака 12, никаких островов видимы не были. И промеж тех, Кадьяка и Ситунока 13, обыскав пристойную речку, лежащую устьем под ветер зюйд-ост, которая пала от озера, коя длиною до озера состояла по примеру 4 версты, а по примечанию обширность имела до 100 сажен, а озеро в длину 6, в ширину 1 верста, глубиною до 15 сажен, в которую речку судном с ымевшею кладью, не выгружая с судна оного нисколько, 8-го сентября вошел, где состояло до 12 числа октября 763.

Точию оная речка во время убыли морской воды высыхала, и судно становилось на сухе так, что и пешия по земле ходили. А когда вода морская наполняется и в прибыль пойдет, то и в речке так же, что и судно на воле бывает. В бытность на означенном судне до поднятия еще на земле усмотрены были тамошних народов 14 жительством находящихся в четырех больших земляных юртах немалое число, которым по исчислению приметить за множеством их положить невозможно. И быв оныя в тех юртах, вскоре оставя свои юрты, ушли неизвестно куда, а жилища свои оставили пусты. Точию с приходу на помянутой Кадьяк остров на другой день, то есть 6 сентября, жительствующия на [103] оном люди понемногу, приезжая в байдарках морем близ судна, разговаривая, точию хотя при судне прежде вывезенной мною с Умнака Лисишного острова в Камчатку по самоохотному желанию тамошних островов парень Иван по отдаче в 762-м году при указе ис Камчатской Большерецкой канцелярии для толмачества и находился, но совершенно со оными разговоров не знал, и потому те кадиатския мужики, в байдарках своих с собою привезя взятого ими с Лисишных и Санака острова по их бытию на оных в недавных годеха за войною в полон малолетного парня, с которым будущей при нас в толмачах Иван разговоры достаточно производил. И тот, привезенной кадиацкими мужиками парень, тем людям достаточно следующия от нас разговоры переводил и чрез то к совершенному разговориванию с теми людьми в потребном деле, а в случае ко увещеванию к бытию тем народам с нами во всяком приятстве и дружеском обхождении, а особливо чрез все то лехко их можно было под высокосамодержавную ея и.в. руку склонять и в платеж ясака привесть. И потому у предписанных приезжающих к нам тамошних мужиков чрез увещание того привозимого ими парня к толмачеству, я просил точию не только им оного отдать, но и сами с ним вскоре в свои жилища на особливо состоящей по разстоянию от Кадиака к зюйду в трех верстах, от судна за 150 сажен отпрядыш, называемой Акталин, отъезжали.

И потому чрез всякия увещевательныя прошении, требования помянутого малолетного парня от тамошних народов, того ж 6-го сентября в одной байдаре в 13 человеках байдарщика тотемского посацкого Стефана Каплина, определя к нему для совершенного того прошения парня к толмачеству, своего толмача Ивана отправил. И оной Каплин, побыв там, и того ж дня к судну благополучно прибыл, которой и объявил, что он на означенном отпрядыше был и, усмотря жительство тамошних народов, в котором имелось до 10 юрт земляных, а ис какого лесу и каким маниром построенныя за небытием в них не разсмотрел, а точию на юртах жительствующих народов одного мужеска полу, по-видимому, ево состояло по примеру человек до ста, кои к нему, Каплину, и прочим оказывались ласковы, и он напротиво того с ними обходился теми ж меры, увещевая их к дружелюбному обхождению с нами. И чрез то в знак мирного житья чрез отправленного с ним от меня толмача Ивана и от оного их малолетного, привозимого к судну парня переводу, уже к ним требовал аманатов. Точию де оныя отзывались, объявляя, яко б у них ко отдаче в аманаты никого достойных не находится, а вместо тех отдали ему, Каплину, требуемого им к толмачеству вышеписанного, привозимого ими прежде к судну парня, коего по привозе оным Каплиным я принял. И оной чрез толмача Ивана о тамошнем народе объявлял, что оных на том Кадиаке острову находится весьма многое число так, что о числе их примера никакого положить неможно. А он, малолетной, у тех людей начел жить назат тому года четыре, а взяли де ево те народы по прибытию их походом на жительствующих на Исанике острову людей, и во время между ими сражения взят он был теми кадиацкими людьми в плен, коего при судне и содержал в добром, довольствуя по ево желанию до самой Охоты харчевыми припасами, каковыя и протчия употребляли, то ж платьем и обувью без недостатка.

Потом же с помянутого отпрядыша и протчих мест до поставки судна в гаване, то есть до 8 числа сентября, тамошния люди морем в байдарках к судну по 5, 10, 15, 20 и до 30 человек в байдарках прибежали, кои не по большему числу на судно пущаемы были со острожностию так, что до подлежащего до действия ко оборонительному порятку, то есть до огненного оружия и тому принадлежащего допущаемы и ниже оказуемо им оного было, но единственно побеждая и склоняя их к мирному с нами житию и дружеприятственному обхождению к чему всечасом старали прилагать как бы их по склонности привесть под [104] высокосамодержавную ея и.в. руку и в платеж ясака, а особливо чрез все на их острову судном бытию, оказываемы были к нам добропорядочныя поступки. Между тем означенное судно в помянутую падшую из озера речку, не выгружая нисколько клади, 8 числа сентября ввел благополучно и, не учиня с судна имевшей кладе никакой на берег выгруски, 9 числа к жительствующим близ оного судна в разстоянии примером от оного за 100, а от берегу за 5 сажен тамошним народам в одной байдаре в девяти человеках для осмотру земли и тех народов жилищ, и их всего жительством произхождения усмотрению выезжал. И по выезде пришел к ним и в их жилища, коих при том имелось до трех летних травяных барабор, покрытою тамошнею растущею по всему их жилищу и тому острову травою. Величина оных состояла в длину по шести, поперег по четыре и по пяти сажен, в вышину по четыре аршина. А во всех тех бараборах одного мужеского полу имелось человек до ста, а женского полу и малолетних детей ни единой души видимо не было, у коих побыв часа с три и паки к судну обратно прибыл благополучно.

И, разсмотря оное их бытие, октября до 12 числа 763, не выгружая с судна на землю нисколько не только конпанейской, но и собственной промышленных клади, при судне находился со употреблением во осторожность себя и всего судна, в кораулы каждосуточно из бывших при судне работных руских и камчедал по шести человек да в дозор в ночи употреблялось сверх означенных шести по четыре человека. Между тем стояли еще судном в речке, тамошния народы по малому числу к судну приходили, и чрез бывших при судне толмачей довольно оныя были мною в потребном деле уговариваны и увещеваны и оказывано им было к житию в мирном состоянии добрыя порятки, при чем и требовано от них было ж в знак мирнаго с нами жития из их ближних родов или из детей их в аманаты с таким при том старательным наблюдением и уговариванием, что те их аманаты содержаны при судне будут в добром во всем распоряжении, но тот народ по-своему дикому размышлению и зверонравному обычаю всего предлагаемого от меня в резон к себе не принял 15. Но кольми паче старание имел и тщание к тому видно изыскивал к действительному злодейству и ко убивству не только бывшаго при судне российскаго народа, но и всего судна раззорению и к бедствию привесть 16, что ими и совершенно самым действием учинено было следующее, что оныя набравшись неизвестно откуд так много, что и примерен к различению их положить было невозможно, на 1-е число октября в ночи на разсвете, пришед оныя воровским образом так, что и стоящия в карауле при судне часовыя их приходу усмотреть не могли, и подойдя оныя к судну весьма уже в ближнее разстояние, то тогда караульныя усмотрели, и не видя те пришедшия народы при судне (кроме стоящих в карауле) большаго числа людей, начали на оных, стоящих в карауле часовых, из своих луков ко удивлению и смертному оных убивству стрельбу производить. Точию те стоящия, не чиня к ним никакой из оружей стрельбы, ухраняя у судовых бортов и чрез то бывших при судне людей, то ж и меня, единым крыком возбудили и тот час ко охранению себя отстреливаясь из ружей не ко уязвлению их, но точию ко единому отгону от судна прочь, кои безвредныя с великим криком от судна отшатились и более от них никакого нападения в то время не происходило; и как дошел денный свет, то близ судна усмотрено было оставленного теми людьми, а ими с собою привезенного может по уловлению и побитию стоящих при судне часовых к входу на судно деревянныя немалое число лесницы то ж и травеныя, с наложением внутре серы горючей, мажется к зажению судна превеликия снопы, а отчасти и сухова береста немалое число, кои усмотря, наивящее стал быть от тех людей опасным и себя содержать во оборонительной осторожности, что и с судна ни на малое время на берег люди выпущаемы не были [105] кольми паче, возбуждая оных к предохранении себя и всего судна ко употреблению в каждыя сутки и нощь в караулы, которыя употребляемы от меня были по вышепрописанному числу, но и сам производящия караулы в ночи стал с крепкою осторожностию наблюдать и всево смотреть, чтоб те народы по несклонному их состоянию не могли учинить какого бедствия. А потом же те народы пришед к судну и послее хотя по самому небольшому числу и чинили точию видно с немалым подсмотром, усматривая производящей мною каждодневной и ношной ко осторожности нашей караул, которыя потому ж на основании вышеписанном довольно чрез толмачей уговариваны были, но ни на что не смотря, уходили обратно без всякого принятия от меня в резон обстоятельств. А особливо, не смотря на производимой при судне караул, те ж народы вторично октября 4 дня приходили к судну, которыя во близость судна состояли сот до двух с приуготовленными луки и стрелы 17 и имели при себе по их нраву ко обороне куяки деревянныя и как увидели мы их, к нам неприятельской народ, и стали их чрез ласку и привет уговаривать, чтоб они такова злодейства не чинили. Но не взирая они на то, но чрез всякими способы старались отаковать и смертно нас побить, подходя во близость судна, то мы напротиво их пошед на выласку. Усмотря они, что не бояся к ним мы пошли, то и без всякого стреляния от нас прочь побежали и ушли в свои жилища. Между тем означенное судно от воды на землю подняв с намерением, чтоб на том Кадьяке острову прозимовать 18 что и учинено было, точию со всякою от тех народов осторожностию и наблюдением, чтоб на оное судно какова раззорения учинено не было.

Означенныя ж народы злой умысел производя в трети, то есть на 26-е число октября, в ночи пришед в близость к судну 19 которых бывшия караульныя во осторожность себя часовыя их усмотрели и немедленно о том мне объявя и протчим. А как же уже тогда наступил денной свет и оказалось онаго идущаго к нам народа по исчислению примером тысячи до полтары с приуготовленными у них ко взятию нашего судна убивством нас немалыми щитами, зделанными из нетонкого лесу в ряд в три лесины по примеру в толщину в поларшина, в ширину двух и свободнее сажен, в вышину в сажен, коих щитов при них имелось до семи. А под каждым щитом шли под укрывательством человек по тритцати и по сороку с приуготовленными ж их костяными копьями. А которыя по одиначеству состояли не за щитами, то и те каждой человек ко обороне себя имели ис китовых костяных щок, а у протчих и деревянныя куяки, укрываясь оными. Которыя, подойдя к судну за 50 сажен, и начали к нам самым явным делом, не взирая на наши много произведенныя, а потом и увещевательныя учинению злодейства разговоры приступать к судну и еще в близость подойдя, во-первых, из луков своих стрелы начали к нам испущать, которых на судно стало прилетать весьма многое число и уже ставало единственно кроме судовых бортов спасения получить было негде. И потому, призвав господа бога в помощь, напротиво и мы защищались и стреляли по их щитам, точию не только тому народу какой вред и убийство чинить, но вышеобъявленных их деревянных щитов по толстоте наши малопульныя винтовальныя ружья силою своею не могли прострелить. И как оной народ сильно на нас приступом устремился, что и немало нашей ружейной стрельбы боясь, под укрывательством своих щитов приближаясь еще к судну. И видя мы себе неотступное тех народов к нападению приближение, к защищению себя все единодушно, сколько нас было, с ружьями и кольями принудили и кинулись судна к их щитам, ис коих из одного щита имели их безвредных. А потом все усердно поступили и к другим щитам. И таким же способом по воли божеской збив, обратились оныя народы безвредными ж ни единого человека от своих щитов обратно во убег, оставя оныя и протчее. И усмотрено было по их обыкновению: [106] байдары кожаные большие, которых оказалось 17, наполненныя все тем народом да притом, что еще и малых одинаких байдарок, которых по примеру имелось весьма многое число, и оных счислить по множеству было никак не можно, кои в тех и угребли морем, а инныя и горою пешею ногою ушли.

А оставленныя от тех народов походныя щиты усмотрены, что оныя построены были из лисвеничного и елового круглого лесов и не справлены, а точию связываемыя воукрепление тамошними ремнями и сушеною капустою. И как благодатию божиею те народы оказались нами отгонены, то во близости судна из наносимаго лесу к жительству своему построя юрту, где и находились жительством, точию тамошних народов нисколько уже к судну до 25 числа декабря не приходило 20. А мы от онаго судна не только куда вдаль к разсматриванию тамошних народов жилищ и всиго их обращения, но и со всякою осторожностию, с наблюдением в случае бываемых иногда от них нападеней, обращались же за промыслом вблизе состоящем от устья за 5 верст озере и, упромышливая во оном к пропитанию своему собственными своеми заводами, то есть неводами, рыбы, называемой гольцы, красной, кижуч, ханка, горбуши, канбалу 21, каковой и здесь, в Камчатке, находится, а особливо пестриков, коя величину имеет против красной рыбы сельди в длину по пяти и шти верхов, а отчасти и заходящую с моря палтусину и треску, которой было так много, что и без всякой нужды не только одному, но и двум и трем судам пропитаться можно. И, упромыслив оной, со всяким удовольствием начали находиться точию тамошним зверям нисколько промыслу не производили, опасаясь, чтоб быв за разъездом у промыслу, не могли тамошния народы причинить какого нападения и смертного убивства 22. А между тем означенного 25 числа декабря пришли к нам к судну ис тамошних народов два человека 23, точию не подходя оныя во близость, но вдале в таком разстоянии как бы можно было чрез толмачей переговариваться. И оных, всякими мерами склоняя, уговаривал чрез тех же толмачей, чтоб они, не боясь нас за прежде пришедшеи их к нам со злым ко убивству нас намерением, что за то ничего во отмщение им учинено не будет, кроме одного сказуемого к ним всякого снисхождения и дружелюбного обхождения к нам к судну приходили и, ежели потребно, что им окажется с ними торг по их желаниям на приносимыя ими звери чинен будет. И оныя, мало в понятность и в резон представляемыя к ним от меня обстоятельства за действия приняв, с тем того ж дни и обратно ушли, которых до 4-го числа апреля 764 года к судну нисколько не приходило 24.

А обращались в построенной своей юрте без всякого промысла, питаясь собою упромышляемою на озере разною рыбою. И в том приключении за нехождением нисколько от гавани за опасением живущих на оном многаго числа народа по обыкновенному тамошнему воздуху на бывших при судне людей напало тягость, и стали оныя цынжать и никакого движения иметь не стали. В том приключении волею божиею померло руских девять человек 25, а кто имяны, приложен реэстр 26.

Прозимовав в построенной своей юрте, и означенного 4-го числа апреля пришли к судну ис тамошних людей четыре человека 27, которыя потому ж, не подходя вблиз к нам, чрез толмачей на вышеозначенном же основании довольно к добропорядочному с нами житию уговариваны были, и оныя чрез то несколько в склонность пришли. И из них один, подошед к нам, который, показав две лисицы-сиводушки, и с ласковым тогда обхождением чрез толмачей отдавал в продажу 28. И за оныя к себе по удобности своей требовал корольков, а хотя притом и сказывано ему было ис протчих товаров, яко то рубашки дабинныя, холст и китайка, то на оныя нисколько охоты ко взятью не имел, а имел единственно охоту к получению себе разных цветов корольков, коему число [107] требуемое и было отдано. Напротиво тех и он с охотою своею принесенныя им две лисицы нам отдал.

Послее торгу оной пришедшей мужик так довольно чрез означеныях толмачей уговариван был и чтоб он и напредь з добрым порятком, а не со злым намерением к тому и охоту своей братье придавал, приходили, что им никакого озлобления чинено от нас не будет, которой к тому желание возымел и с тем намерением от нас ушел. И оной, объявя своей братье оказуемыя ему благосклонныя приятства и дружеское обхождение, с помянутого 4 числа апреля до самого судном в Камчатку отбытия тамошния народы, хотя не по всякой день, но в разныя числа довольно к судну приходили 29, которыя, не видя от нас никакого нападения и озлобления, приносили к нам по охотному своему желанию лисицы и парошныя бобры, также и из лисиц красных шитыя парки, горностали и протчее, которыя на означенныя имеющияся при конпании разных цветов корольки продавали. Получа от нас просимое ими число корольков со увещеванием о бытии, во-первых, в верноподданнической должности и в подданстве ея и.в. и в платеже ясаков, а потом и с российскими людьми в добропорядочном обхождении, к чему склонясь, уходили в свои жилища с намерением, что они по увещании во верноподданнической ея и.в. должности быть желали, что от них и совершенно учинено было и по склонности от дву человек в казну ея и.в. принесено две лисицы чернобурыя 30, которыя, получа, в данную мне при указе ея и.в. ясашную шнуровую книгу со объявлением, когда и кем принесены, в приход записаны и тем приносителям в ясак даны от меня квитанции.

А ис тех же народов, принеся к нам два ковра, один новой, другой – старой, однем маниром зделанныя, точию не против российского дела: с одной стороны во весь ковер положен бобровый мех, которыя, всеми меры я тщась, на корольки у них купил. А точию оныя сами ли делали или чрез кого откуд получили, того чрез толмачей распросить у них не мог. В бытность же на означенном Кадьяке острову по необходимости нашей, хотя тамошней народ начал в поданство и в платеж ясака по довольном увещании по склонности их приходить, точию опасаясь по многому их на том острову жительством нахождению, чтоб какова бедственного впредь в летнее время вреда и нападения учинено не было, к приуготавлению к мореплаванию и налитию воды, к починке бочек потребовалось неотменно на обручи лесу. А как чрез тамошних людей уверен я был, что от гавани в сороки или в пятидесяти верстах находился удобной на обручи лес 31, а какой до привозу онаго знать неможно. Для чего от меня 25 апреля в одной байдаре байдарщик Соликамской посацкой Лука Вторушин в одиннатцати человеках отправлен был и того ж дни оной обратно в гавань прибыл, которой и объявил, что они от гавани по полдневой стороне следовали морем по берегу и прибыл на некоторое место, где от морского берегу в разстоянии в полуверсте, прошед каменными горами, по названию, каков и здесь, в Камчатке, есть ольховой [лес]. Состоял в отрубе дву до трех и четырех верхов, которого имелось низменному месту, как им розсматриван был, в однех тех падях, потребное число на обручи нарубя, с которыми и прибыл. А точию де тамошних народов и их жилищ нисколько усмотрено им, то ж и, кроме оного, никакого лесу не было.

С начала прибытия и по отбытии с помянутого Кадьяка острова на ближния Лисишныя острова тамошней народ разсматриваем был на нижеследующем основании: оной Кадьяк тамошними людьми назван был островом, а не матерою землею 32, лежания оного от весту на ост по видимости состоял не мал. На оном оказует хрепты и сопки высокия и низменныя места, посредине от зюйду пролив не мал, впадшей устьем в море. На зюйд в него имеют течение речки, вышедшие ис хрептов, в котором проливе иметь можно малыми судами и з грузом всход [108] судном в гаване стояли, в заливе речка от северу из озера выпала устьем к зюйду. В ширину по примечанию 100 сажен, а в длину от устья до озера четыре версты. А озеро в длину по примеру шесть, а в ширину одна верста, глубина в 10 и в 15 сажен, от онаго река устьем в море выпала. По той речке в озеро заходит рыба: гольцы, красная, кижуч, ханко, горбуша, канбала, какова и здесь, в Камчатке, имеется. Пестряки против красной рыбы величины сельди, рямжа, быки, палтусина и треска, коей имеется довольно.

На оном острову живут люди незнаемыя, по их званию, канагыст 33, коих находится многолюдно, коих числом положить невозможно. Оной народ обычаем самоправен, неведущей никакого начальника, между собою почтения никакого не имеют. Платье на себя употребляют: парки из лисиц бурых, сиводушек и красных, бобровыя, из птиц, урильих, и из оленьих кож выпороточьи еврашичьи. А как оныя, где и в каких местах упромышливают и какими заводами, того разсмотреть было неможно. На ногах в зимнее время употребляют из оленных кож и камысов шитыя долгия торбасы, штанов никаких не носят. На головах шапки разныя, по их обычаю зделанныя разными манирами, из разных вещей. И ис тех, получа от них на корольки для усмотрения здесь до пяти разных шапок, вывезены, кои и объявляю. Оружия их луки и стрелы, копия, топоры, и ножи имеют из оленьих костей, а топоры – ис черного камня.

У нижнея губы у лица прорезывают, так же и у носу на конце прокалывают и вкладывают звериныя и птичьи кости, а лицо иногда красят красками; и протчия щиты у себя имеют, по их званию куяки, деревянныя. Оныя по морю ездят по одному и по два человека в байдарках. Питаются рыбой, которую, выезжая в байдарках в море, ловят костяными удами, решную рыбу – черючами, то есть из жильных ниток связанныя мешки. В пищу употребляют сырое. Звери имеются в море: бобры и нерпы, коты, сивучи, по рекам – выдры земляныя, лисицы бурые, сиводушки и красныя, ко... ми 34, медведи, еврашки, птицы: гуси, журавли, утки, чайки, куропатки, вороны, сороки. Овощи земляныя, брусница, шикша, клюква, черница, голубель и толокнянка, сарана. Сверх означенного есть лес: ольха и тальник небольшей.

И разсмотря все вышеозначенное, спустя з земли на воду судно и собственною работничеей и конпанейною кладью погружа, и 24 майя 764 с вышепомянутого острова Кадьяка с положением своего намерения имели вытить 35 и чрез мореплавание, за неспособными ветрами и противными погодами продолжая хождение к Лисишным островам, июля 3 дня прибыл 36 благополучно ис тех к одному, Умнаку, острову... 37

Между тем помянутого 765 в разных месяцах в летнее время к предусмотрению явившагося на оном жительствующаго народа, а особливо и ко изысканию от разбитаго протасовского судна материалов в объезд по тому Умнаку острову в байдаре в нескольки человеках обращался. А между тем и вкруг оного один раз ездил и разсматривал жилищ тамошних народов. Которой остров оказался по примеру вокруг до трехсот верст, лесов, на оном растящих, никакого не имеется, трава обыкновенная, какова и в Камчатке ростет. Речки, падшия, есть от озер, небольшие, о котором примечал и о числе народов и о протчем прежде уже конпанями репортами донесено же 38. Точию во время моего по тому острову бытия в жительствующих на жилищах тамошния народы, хотя усматриваны и были, точию как скоро они приезд мой разсматривали, так скоро из жилищ своих убегали и жилища свои оставляли пусты. А хотя ж инных и заставал, но и те чрез всякое увещание мало склонными себя оказывали, но притом всякими способы старался склонить. Ис которых самое малое число чрез довольныя увещании в склонность приходили и оных под высокосамодержавную ея и.в. руку и в платеж ясака приводил, с которых по доброжелательной их в казну [109] отдаче ясаки мною взяты. А с кого имянно и какими зверьми, значит в книге...

По прибытии ж моем с разъезда к судну, находясь чрез все 765 году лето при гаване, куда уже тамошния народы по небольшому числу приходили, привозя с собою бобры, лисицы, чернобурыя, сиводушки и красныя чрез добровольное желание на корольки меняли, и, без учинения к ним никакого озлобления, в свои жилища обратно уходили. А между тем и сами конпанейскими заводами несколько бобров, маток и кошлоков упромышливали, а каких, в приложенном реэстре объявлено 39. Сверх того происхождением бытия для промыслу по Умнаку и Уналашку островам всякого рода зверей еще в сентебре месяце отправлены были от меня две байдары с работными людьми, которыя, быв за тем промыслом, и обратно апреля месяца 766 годов к судну благополучно прибыли 40, которыми упромышлено было всякого рода морских и земных зверей, и оныя, приняв записал в реэстр. До прибытия оных и при гаване таковым же зверям промысел производим был. А отчасти и от тамо живущаго народа на разныя их надобности, то есть корольки, покупано было бобров, лисиц разных разборов, то ж и в зборе в казну ея и.в. Несколько ясаков состояло, а каких имянно во всю на оном Умнаке острову бытность зверей упромышлено, то ж и от дальнего Кадьяка острова по званиям зверей вывезено, какими добротами и сколько, то ж и о всем моем судном с начала с Камчатки отбытия и по обратном из морских островов прибытии... 41 и схождении и о пристане ко островам с расписанием ветров и курсов описание у сего прилагаю.

На означенном судне з дву [островов], Кадьяка – малолетной парень, по названию нашему Алексей, а ныне, по святом крещении Александр Попов, от роду по примеру тринатцати лет с да прежде вывезенной с Умнака острова и отданной мне при указе ис Камчатской Большерецкой канцелярии для толмачества Мушколя, по крещении Иван Глотов, в Камчатку вывезены. Ис которых, как ясашную казну, при шнуровой книге и так же упромышленныя звери при реэстре, сысканную на Медном острову самородную медь и оставшия из взятых на Командорском острову от экспедичных вещей, также вывезенныя с Кадьяка острова тамошних народов шапки и протчее и по отъезде нашем с помянутого Умнака острова нарочно пойманныя живыя чернобурыя, восемь щенков 42, по привозе в Камчатку и из оных лутчия и добротою против протчих превосходнее одну парочку, а две лисицы, так же о умерших и налицо прибывших людей ведомость при сем вашему благородию объявляю.

О сем чрез сие покорнейше репортую.

К подлинному репорту мореход и передовщик Стефан Глотов руку приложил.

Августа 22 дня 1766 года.

Из отправленных на предписанном судне в вояж живых прибыло: руских 22, камчедал 5, в вояже померло: руских 17, камчедал 2, да приведенных Коровиным на Умнаке острову камчедал прибыло 6.

АВПР, ф. РАК, д. 20, л. 95 об.-116. Копия. [110]


Комментарии

1. Рапорт С.Г. Глотова – один из документов, переписанных для Г.Ф. Миллера и благодаря этому сохранившихся в его Портфелях. При переписке заполнялась только одна сторона листа, та, которая по архивной терминологии называется оборотной, вторая половина оставлялась свободной для помет. Многочисленные пометы Миллера, сделанные на немецком языке на свободной стороне листа, свидетельствуют, что публикуемый рапорт привлек особое внимание ученого. Он выписывал даты, названия островов и другие данные (АВПР, ф. РАК, д. 20, л. 95 об.-120). Источниковедческий анализ этих помет дает возможность изучить творческую лабораторию ученого.

2. Помета Г.Ф. Миллера: Abreise von Kamtchatka den 1 Octobr 1762 (Отплытие с Камчатки 1 октября 1762 г.).

3. 38 Russen + 8 Kamtschedalen = 46 (38 русских + 8 камчадалов = 46).

4. 8 Octobr. Ankunft auf Mednoi Ostrow (8 октября. Прибытие на о-в Медный).

5. Опущен текст о заготовке провианта на о-ве Медном, посещении о-ва Беринга и ремонте судна с использованием остатков пакетбота «Св. Петр».

6. 1763. Den 26 Juli.

7. См. док. № 16.

8. Lisischnia ostrowa Unalakscha u(nd) Umnak sind 1762 durch das Schiff des Moscowisch(en) Kanfmanns Iwan Nikiforow entdeckt worden unter Anführung des Morechod und Peredowschiks Stepan Glotow (Лисьи острова Уналашка и Умнак от-

крыты в 1762 г. кораблем московского купца Ивана Никифорова под предводительством морехода и передовщика Степана Глотова).

9. Den 24. August 1763 Ankunft auf Umnak (24 августа 1763. Прибытие на Умнак).

10. Verschiedene Inseln gegen O (Острова напротив O).

11. Kadjak Ostrow den 5. Septbr Ankunft (О-в Кадьяк. 5 сентября. Прибытие).

12. Insel Siktrak 30 Werste von von Kadjak darauf ein See 6 Werste lang, 1 Werste breit, 15 Faden fief. Aus dem selben ein Bach gegen SO, 4 Werste lang, zur Zeit der Fluth 100 Faden breit, trocknet aus zur Zeit der Elbe. Das Schif(f) stehet in dem Bache bis zum 12 Octobr (Остров Сиктрак в 30 верстах от Кадьяка, затем – озеро, 6 верст в длину, 1 верста в ширину, глубиной в 15 саженей. Из него к Ю[го]-В[остоку] вытекает речка длиною в 4 версты, во время прилива в 100 саженей шириной, [но] пересыхает во время отлива. Корабль стоит в речке до 12 октября).

13. Так в документе.

14. Dortige Einwohner (Тамошние обитатели).

15. Sie wollen keine Amanate geben (Они не хотят давать аманатов).

16. feindlicher Anfall (Вражеское нападение).

17. Zweyter feindlicher Anfall den 4. Octobr (Второе вражеское нападение 4 октября).

18. Sie überwintern auf Kadjak (Они зимуют на Кадьяке).

19. Drifter feindlicher Anfall den 26. Octobr (Третье вражеское нападение 26 октября).

20. Bis den 25. Decebr. in Ruhe (до 25 декабря без движения).

21. Fische auf Kadjak (Рыба на Кадьяке).

22. Sie unterstechcfi sich nicht auf die Jagd auszugeh[en] (Они не осмеливаются выходить на охоту).

23. Den 25. Decbr. Insulanern kommen zum Besuche (25 декабря явились в гости двое островитян).

24. Bis den 4. April 1764 (До 4 апреля 1764).

25. Von Scorbut sterben (Умирают от цинги).

26. Реестр опущен.

27. Den 4. April Besuch von 4 Insulanern (4 апреля пришли четверо островитян).

28. Treiben Handlung (Занимаются торговлей).

29. Fernerhin friedlich bis zur Abreise (В дальнейшем до отъезда мирно).

30. Jasak (Ясак).

31. Holz (Дрова).

32. Beschreibung der Insel Kadjak (Описание о-ва Кадьяк).

33. Beschreibung der Einwohnern Kanaggjt (Описание жителей Канаги).

34. Одно слово не разобрано.

35. Abreise von Kadjak den 24. May 1764 (Отплытие с Кадьяка 24 мая 1764).

36. Ankunft auf Umnak den 3. Juli (Прибытие на Умнак 3 июля).

37. Здесь и далее опущен текст о повторном пребывании на о-ве Умнак, гибели судов «Св. Иоанн», «Св. живоначальная троица», совместном промысле с командой последнего и вывозе ее на Камчатку.

38. См. док. № 16, 17. Русские открытия, 1948, с. 146-170.

39. См.: АВПР, ф. РАК, д. 20, л. 120 об.

40. Überwintern auf 1766 (зимовка на 1766).

41. Одно слово не разобрано.

42. lebendige schwarze Füchse (живые черные лисицы).