Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 24

1764 г. июня 26.Инструкция Адмиралтейств-коллегии капитану 2-го ранга П.К. Креницыну о подготовке и проведении экспедиции на Алеутские острова 1

№ 13

Ея и.в. из Государственной адмиралтейской кольлегии флота капитану 2-го ранга 2 Петру Креницыну

инструкция

Вверяя вам, флота капитану 2-го ранга, столь знатную, сколь важную для славы ея величества и полезную для отечества комисию, Адмиралтейская кольлегия ожидает, что вы известную уже вашу ревность и усердие к службе и в сем случае оказать не преминете, к поощрению которой (буде бы чем-нибудь оное возбудить было надобно) кольлегия имеет всевысочайшее ея и.в. повеление вас и всю команду вашу обнадежить высочайшею ея величества милостию, чему первым знаком служить должно всемилостивейшее пожалование вас, капитана-порутчика Креницына, капитаном 2-го ранга и всех команды вашей по одному чину; а притом и производить повелела, не токмо во все пребывание ваше во оной комисии двойное по чину жалованье, которое вам Колегия и на два года вперед по вашему желанию дать власть имеет, но и сверх того высочайшей ея и.в. указ имеем, чтоб по счастливом вашем возвращении из оной экспедиции в отечество, не токмо еще чином пожаловать, но и производить всем навеки пенсион против получаемого вами денежного полного жалованья по чину, в котором вы во оном пути будите, каковое монаршее ея милосердие простирается и до всех, в вашей команде находящихся.

Столь великая монаршая милость обязывает конечно, чтоб вы, 2-го ранга капитан, усугубили всеподданнейшую вашу ревность и усердие ко исполнению ея воли, которая столь с пользою и славою всего отечества сопряжена, состоящая в нижеследующем,

Из при сем приложенных копей с реляции к ея и.в. от сибирского г-на губернатора Чичерина и присланного к нему из Большерецкой канцелярии репорту, також и приобщенной при том карты, сочиненной тотемским купцом Петром Шишкиным 3, увидите, сколь важно открытие новых неизвестных островов и сколь необходимо знать надобно точное (положение оных, которое по нещастию зделано людьми одним торгом и желанием приумножения своего капитала, а не имея нимало к тому необходимого знания, которое для верного счисления отдаления их и точного положения на карту надобно. А чтоб при том и не отяготить людей, тот торг имеющих, того ради вам повелевается:

1-е. Ехать отсюда со всею вашею командою, которой при сем список приложен 4, как наискоряе, до Тобольска, не останавливаясь нигде и в силу вашего клятвенного обещания не сказывая никому, ни же давая кому знать каким бы то образом ни было о вашей экспедиции.

2-е. По приезде в оной город имеете вы явиться и сию инструкцию показать в оригинале по секрету г-ну губернатору Чичерину, от которого и наставлении в расположении вашего и подчиненных ваших пути, в снабдении вас для исправления помянутой комисии подлежащими вспоможениями и удовольствиями требовать имеете, однако без излишества и напрасного затруднения.

3-е. Какое вы получите от нево наставление 5, куда вам с командою следовать, по оному имеете самоскорейше исполнять, чтоб нигде ни малейшее время туне не произходило. Каковым наставлением вследствие сей инструкции имеете вы снабдить и подчиненных ваших 6.

4-е. Когда в назначенное вам от г-на губернатора место приедете, тут [79] промышленники должны вам будут объявить суда, на которых оне будут производить свой промысел.

5-е. Тогда для желаемого успеху очень надобно будет вам по тем торговым судам разпоряжение таким образом зделать, а имянно: из тех судов самому вам сесть на одно судно, а капитану-лейтенанту Левашову – на другое, из штюрманов или подштюрманов вам себе взять и Левашову дать по два человека на судно. Затем достальных штюрманов и подштюрманов разпределить на торговые ж суда, чтоб на каждом было по человеку, на сколько судов оных станет.

6-е. Оное ваше и подчиненных ваших по судам разпоряжение состоять будет не для того, чтоб над теми судами и будущими на них людьми иметь какую команду, но токмо для единого порядочного и прилежного во всех путях счисления и всех приключеней наблюдения и примечания надлежащих к описи окрестностей, чему и те промышленики противны быть не могут, ибо в том их самих целость, а может быть, и совершенное избавление от погубления состоит. Однако накрепко вам подтверждается, чтоб вы и команда ваша отнюдь ни в какие разпорядки оных судовщиков и промышлеников ни под каким видом не вступали и на их судах, кроме помянутого особо порученного вам дела, не инако как пасажиры были, и не токмо что повелевать, ни же ни о чем им советовать не должны, когда того от вас требовано не будет. А каким образом для предписанного исправления надлежит сыскивать ширину мест чрез обсервацию солнца, склонение компаса в разных местах плавания, приготовлять и поверять инструмент к счислению морскаго меж двумя местами пути, какие нужные примечании употреблять в счислении морскаго пути по морям не описанным и на картах еще не изображенным, об оном о всем обстоятельное вам наставление прилагается при сем за рукою г-на вице-адмирала Нагаева. И для оного дела потребными инструментами здесь от Адмиралтейства вы удовольствованы.

7-е. Во время вашего к исполнению показанной комисии следования и по вступлении во оную, главные командиры, где вы обретаться ни будете, имеют везде чинить вам надлежащее вспоможение.

8-е. Как в 5-м пункте вам уже предписано, в бытность вашу на купеческих судах токмо единое порядочное и прилежнейшее во всех путях счисление и всех приключеней наблюдение и примечание к описи принадлежащих окрестностей иметь, в чем и прилагать вам и подчиненным вашим неусыпное попечение и всему тому вести верные и обстоятельные журналы, как морская должность и искуство требует, не упуская ни малейших случаев! Такие журналы должны начаты быть с прибытия в то место, где на суда надобно будет садиться, и по то время как компания морская окончится. Из каждого журналу сочинить всякому от себя карту, не дожидаясь один другова, и с подлинным журналом чрез тобольского губернатора г-на Чичерина с нарочным в Кольлегию переслать. А особой журнал начать вам со дня приезду вашего в Тобольск и весть во весь продолжаемой путь до вступления на суда, записывая все произшествии. В те же журналы вносить должно, ежели увидите как на сухом пути, так и на воде, каких зверей, положение мест, леса, птиц и рыб, которые с находящимися в России сходства не имеют, или в чом-нибудь сходствуют и в чем имянно разнятся, и протчее, подлежащее для куриозности и известия. Записывать же состояние народов, то есть: как которой зовут, с каким он сходствует, какое платье и обряд около себя имеют, как домовно живут, какую пищу употребляют, какие промыслы имеют, какое богослужение отправляют, есть ли хлебородие и хлебопашество и сколь велико, какой скот и дворовыя птицы, кроме дичи, так же их обхождение, стараяся, сколько возможность допустит и чему возможно ж будет, снимать рисунки. Естли же случай допустит быть на островах, леса имеющих, то примечать, какого те леса роду, и буде найдутся против российских отличные, то пробовать их доброты и несколько на пробу, так же и [80] семян их брать. Естли же найдутся какие металлы, то по нескольку из них брать же и з журналами присылать в Кольлегию 7.

9-е. Но как на таком судне, к произвождению купечества и торговли определенном, не всегда случай иметь можно будет обстоятельныя описи делать, великости или обширности мест и на них произрастающаго, чево для имеете вы представить г-ну губернатору Чичерину: 1-е) нет ли тамо удобных к мореплаванию казенных судов и, буде таковых нет, то не можно ли нанять промышленичьих одно или два судна; и в прибавок имеющимся морским служителям, буде их недостаточно, в Охотске и Камчатке хотя нанять из вольных людей, каких оныя промышленики употребляют; 2-е) буде же, паче чаяния, таковых судов ни нанять, ни купить найтить неможно будет, то не может ли вышепоказанной г-н губернатор вам помочь зделать в том, чтоб построить новыя для того морския боты, которыя тем оного удобнее, что не более 20-ти человек людей надобно; 3-е) из судов вам, как в 5-м пункте показано, сесть на одно судно, а на другом быть лейтенанту Левашову, взяв к себе штюрманов или подштюрманов по два человека, а достальных штюрманов и подштюрманов разпределить на промышленичьи суда по одному человеку на судно.

Когда сибирской губернатор найдет способ посадить вас для той езды на два или хотя на одно казенное, наемное или на вновь зделанное судно и, снабдя вас людьми, правиантом и протчими к пути надобностьми так, чтоб вам в случае в том походе в отдаленных местах зазимования можно было пробавиться без недостатку, тогда, изтребовав от него на те вновь сысканныя острова, а паче до острова Умнака, в проводники бывшаго в том походе и репорт об оном в Большерецкую канцелярию подавшего человека, те места и морское искуство отчасти также обычай тамошних народов знающаго, большую часть тех островов видевшаго и тамошним жителям, которых он в подданстве приведши и ясак с них збирал, ведомаго и знакомаго нижнекамчатского казака Савина Пономарева 8 да к нему в прибавок из камчатских же казаков или промышлеников к тому способных, а паче из тех буде то можно, которые с Алеутских островов ясак збирали, к обычаям алеутских жителей призналися и, с ними познакомясь, несколько их язык разумеют, до пяти человек, от которых бы в вождении вас до тех островов и в приводе живущим на тех островах диким людям, как от знакомых их тем людей, в безконфузное вас с ними знакомство и приятство и в пропитании людей ваших в случае недостатку в правианте чрез ловли тамошних зверей надеяться было можно надлежащаго успеху и помочи, да к тому, ежели есть у нево, губернатора Алеутским островам, приведенным в подданство, карту и ведомость о числе из них на каждом поимянно людей, с которых ясак збирается и о протчем, что к вашему ведению о тех островах касаться будет. И седши вам на те суда, ехать вам в предписанной путь между островов Берингова и Меднова в Алеутския острова, а прошед между ими, ежели вам к которому-нибудь из них пристать не случится, или мимо их плыть к норд-осту, к острову Умнаку, придерживаясь на ходу в виду от всех протягающихся островов от Алеуцких до Умнака, привязываючи все те видимыя вами на ходу острова к плаванию вашему пеленгами, на румбы и дистанции акуратныя, обсервуючи все на пути являемыя вам признаки и обстоятельствы к описи тех островов и пути вашего принадлежащия с запискою всех оных в журнал ваш.

Ежели же казак Пономарев или протчия ево товарищи объявят, что они от Алеуцких островов к Умнаку курса не знают и провести вас не могут, что и статся может, что не знающия навигатской науки во множестве островов частых, где они еще не бывали, заблудится могут, а между тем и к Умнаку пришед, з другой стороны узнать ево не могут, а надеются до него довести вас прямо от Медного острова по прежним своим курсам и признакам на том пути виденными или прежде, тогда при способности ветра лутче вам плыть от Медного острова прямо к Умнаку [81] курсами, Пономареву и протчим ево товарищам знаемыми, и старатца вам всячески ускорять приходом своим к островам Умнаку или Уналакша.

10-е. Пристав к островам Умнаку или Уналакше, как уже к ведомым и в подданство ея и.в. приведенным на них жителям, обойдясь с ними как возможно ласкавея, постараться чрез помянутого казака Пономарева взять от них известие в подтверждение прежнему о всех тех 16 островах, о которых те жители Пономареву сказывали, что лежат они от Умнака и Уналакши к осту или к норд-осту и распространяются далече, как то в репорте того казака в Большерецкую канцелярию и на карте, сочиненной тотемским купцом Петром Шишкиным 9, объявлено. А особливо доведываться от них о курсах и разстояниях до лесных из тех незнаемых островов, яко то до Алакшана многолюдного, при котором уже судно российское купца Бечевина зимовало 10, до Кадьяка и Тыгачтаны, или Шугачьтаны, и когда те люди, или хотя б то было на других островах, станут показывать страны, в которых те невидимыя от них острова лежат, руками, тогда прилежно искусным и скромным образом компасом пеленговать их на румбы и записывать в журнал. А разстояний, буде неможно получить мерами, то доведываться хотя днями по скольку они до них дней в один из оных путь продолжают, дабы по тому можно вам было до них располагать своих путей курсы. А получа оное или сколько о чем в дополнение получено будет, плыть вам от островов Умнака или Шугачьтаны, во-первых, из тех островов, буде к тому способныя ветры служить будут, к острову Шугачьтаны, или Тыгачьтаны, на котором показано жители имеют у себя палаши, зеркалы и чернильницы с перьями, чем является знак, что они получают оные от европейцев, приезжающих к ним с американского берега, отстоящего от них блиско.

Того ради, когда прибудете на тот остров Шугачьтаны, сведя, во-первых, дружбу з жительми, разведать от них наиприлежнейше:

1-е). Сколь далеко от того острова матерая американская земля, под какою из тамошних народов или европейскою державою обстоит и какую они платят кому дань и, есть ли на берегах той матерой земли блиско того острова какия города, под каким правлением и сколь от того острова далече и в которую сторону.

2-е). На каких судах те островския жители к городам на той матерой земле ездят или к ним от той земли приезжают и с чем?

3-е). Не знают ли они влившихся в ту матерую землю от своей стороны больших заливов или сквозь оную до другова моря к востоку или к северу проливов? И не проходят ли сквозь те проливы из другова моря от востока или севера мимо их большия корабли о трех, о двух или об одной маште парусныя и не пристают ли когда для чево-нибудь при их острове или при других ближних к ним.

4-е). Откуда они, ежели вы увидите у них палаши, зеркалы и чернильницы в употреблении, те вещи себе достают и чрез какое посредство, также писать (ежели американцы пишут) – от кого научились и на своем ли языке пишут и о протчих принадлежностях, чиня те ж вопросы сколько где возможно будет, на всех тех крайних островах, на которых вам быть случится.

11-е. Потом, учиня на острове Шугачьтаны все надлежащия к описи обсервации, плыть от него в возвратной путь к острову Умнаку, разполагая ваш путь к нему непрямо. Но переходить мимо всех тех 16 островов, о которых казаку Пономареву умнацкия жители объявили, от одного к другому, а особливо от леснова до леснова, счислением морскаго пути наивернейшим, располагая курсы ваши так, чтоб вам мимо всех из тех безлесных проходить в виду и можно их было пеленговать и с тем привязывать их в своих пунктах к вашему плаванию. А, приходя к большим из них и лесным, яко то: к Кадьяку, Алахшану и к протчим, должно вам на них, буде безопасно будет, всходить и о всех предписанных вам к описи надобностях разведывать и примечать, а которые можно, те [82] осматривать и описывать столько, сколько можно будет по порядку описи и так, как о острове Шугачьтаны вам напомянуто.

Хотя б зачем при котором ни есть из тех островов замедлится и зазимовать вам случилось, к чему признавается избрать вам за лутчей остров лесной, жилой и многолюдной, ловли зверей морских и земляных имеющей Алахшан, потому что на карте подписано, что зимовало уже у него российское купца Бечевина судно 11 знатно, что по ласковости того острова к нему жителей, где можете в подспорье данному вам правианту питаться ловлею зверей, а в продолжении зимы можете ево осмотреть и лутчее осведомление о других около ево островах и о живущих на них народах получить, а некоторые с него сами видеть и пеленговать и другие по тем ведомостям описать и поставить на карту способнее, и в какой близости отстоит от него западной американской берег, да и протчее все к описи надобное получит удобность и время иметь вы будете лутче.

12-е. Возвратясь от тех островов на острова Умнак или Уналакша, разведать вам от жителей вторично о пространстве моря, к северу, к полудни и к западу от них лежащего, нет ли на нем в близости от Умнака Большей земли или еще неведомых островов и не имеют ли умнацкия жители с жительми тех земель какова-нибудь знакомства и сообщения, чрез отъезды к ним на своих судах или чрез проезды к себе тех людей, и ведают ли они о той земле, которая тотемским купцом Петром Шишкиным на карте ево под имянем Земли якутского дворянина 12 назначена? Сколь та земля велика, многолюдна и как от них называется? Какие живут народы, кому подвластны, чем питаются и промышляют или с кем купечествуют? И далече ль вся она, или которая ее часть в которую сторону от них отстоит. И ежели по скаскам их откроется, что те люди на своих байдарах или других каких малых судах с Умнака на ту землю или с той земли на Умнак чрез широкость моря переезжают, потому явно будет, что та земля от Умнака лежит блиско, тогда, не теряя время и ветра, должно вам следовать от Умнака к той земле и пройтить в виду ее несколько к норду или к норд-осту, или к норд-весту, сколько обстоятельства дозволят, наведываясь, буде можно будет, от жителей ея и о той ее части, до которой вы не дойдете, далеко ль она к северу до конца своего простирается и далеко ль западныя ее берега отстоят от Чукоцкого мысу или других берегов камчатских. А на возвратном при ней пути пройтить в виду ея до самого южного ее конца и, от него поворотясь, плыть возвратно к острову Умнаку счислением пути вашего как до ней, так и от нее к Умнаку наивернейшим и з довольным примечанием на ней и на всем вашем пути всего к описи надобного.

От острова Умнака плыть вам в возвратном к Камчатке пути между или в виду тех 13 островов 13, которые казак Пономарев, возвращаясь от Умнака к Камчатке, видел, оставляя их вправе, а прошед их, плыть вам и сквозь все Алеутския в подданство приведенныя уже острова, приставая из них к тем, к которым вас надобность и необходимость позовет, пеленгуючи на пути все в сторонах с пути видимыя вам острова, описываючи их величины и виды так, как порядок описи велит.

А по выходе из Алеутских островов к зюйд-весту, плыть вам к камчатским портам между Медным же и Беринговым островами сщислением путей ваших везде наивернейшим, дабы по оному оба пути ваши между Нижним Камчатским острогом или тем местом, от которого вы начало вашего пути восприимете, и дальнейшим из обысканных вами островов или частей матерой земли американской. И от нее назад до порта камчатского, от которого вы плавание начали, явилось по счислению вашему сходственны, не приправливая, однако ж, ничего собою отнюдь, какая б в том счислении обоих путей разность ни оказалась, но писать всегда в журнал ваш точно то, что когда вами зделано, усмотрено и изчислено ни было.

13-е. По благополучном возвращении из походу на Камчатку оставить тамо с инструментами и припасами из команды своей одного штюрмана [83] и подштюрмана, а самому з достальною командою ехать в Санкт-Петербург, взяв с собою карты и журналы и все принадлежащие дела, которые вы по сей инструкции к исполнению приведете. Естли же из команды вашей лейтенант Левашов и другие при вас на Камчатку еще не возвратятся, то оставить по себе им повеление, чтоб по вышеписанному ж инструменты и припасы отдали оставленным от вас на Камчатке штюрману и подштюрману, а сами б з журналами и картами и с принадлежащими к тому делами потому ж ехали в Санкт-Петербург.

14-е. С карт, журналов и со всего производства никому никаких копей не давать, а показать может токмо одному г-ну губернатору.

Пожалованные вам себе и команды вашей служителям чины и высочайшую ея и.в. милость объявить и привесть к присяге в Тобольске. За повышение чинов у афицеров вычет из жалованья учинить за один месяц. Жалованье вам и команды вашей служителям по новым чинам двойное в Санкт-Петербурге выдано на один год. А естли вы по приезде в Тобольск похотите еще за год вперед взять, оное вам принять, також и на случающияся в пути чрезвычайныя нужды от г-на губернатора Чичерина 1000 рублев, которые в росход держать на что необходимо к службе ея и.в. будет надобно, записывая в шнурованную книгу с росписками, где можно будет росписки получить, которая книга дана вам от Кольлегии.

В протчем во всем, что до интересов ея и.в. следует, поступать как верному, доброму ея и.в. рабу и искусному морскому афицеру благопристойно есть и надлежит, ибо вам и подчиненным в команду вашу служителям, не вступая еще в настоящей труд, всемилостивейшее ея и.в. награждение уже учинено во уповании от всех вас всего того исполнения, что в сей инструкции изображено, а сверх того по возвращении з желаемою пользою и еще высочайшею ея и.в. милостию, как выше показано, обнадежены. Естли же в чем в противность ея и.в. указов и регламентов и сей инструкции поступит, в том имеете ответствовать без упущения и для того подчиненным своим, будущим в откомандировании, особо давать надлежащия наставлении вследствие сей инструкции за своею рукою!

При сем же прилагается вам 1724 года указ 14 о делах, тайности подлежащих для исполнения. Да к вашему сведению, экстракты из журналов капитана-командора Беринга, капитана Чирикова, лейтенанта Вакселя и мастера Хитрова и с карт их также морей арктических и с сочиненной в Сибири копии.

Иван Талызин

Семен Мордвинов

Граф Иван Чернышев

Алексей Нагаев

Иван Демидов

Иван Рамбург

Обер-секретарь Иван Шенин

Санкт-Петербург.

ЦГАВМФ, ф. 216, oп. 1, д. 77, л. 399-408. Подлинник. Частично опубл.: Русская тихоокеанская эпопея, с. 337-343. [84]


Комментарии

1. Разработку публикуемой инструкции Адмиралтейств-коллегия поручила вице-адмиралу А.И. Нагаеву. Одновременно составлялась инструкция и для экспедиции под руководством В.Я. Чичагова, указ об организации которой был принят 14 мая 1764 г. (Русская тихоокеанская эпопея, с. 334-335). Оба документа неоднократно обсуждались в июне 1764 г. на заседаниях Адмиралтейств-коллегии, и в процессе работы было решено вручить П.К. Креницыну «секретное прибавление» к инструкции, определявшее деятельность экспедиции в случае встречи с кораблями В.Я. Чичагова в районе Алеутских островов (ЦГАВМФ, ф. 212, оп. 11, д. 2111, л. 23-28; ф. 216, оп. 1, д. 77, л. 23-35; ф. 179, оп. 1, д. 131, л. 244-246).

Инициатором организации экспедиции под командованием В.Я. Чичагова был М.В. Ломоносов, полагавший, что из Архангельска через высокие широты Арктики (60-70° с.ш.) можно проложить путь из Северного Ледовитого океана в Тихий. Он писал: «Северный океан есть пространное поле, где усугубиться может российская слава, соединенная с беспримерной пользой чрез изобретение восточно-северного мореплавания в Индию и Америку» (Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений Т. 6, 1952, с. 605).

Проект основывался на предположении М.В. Ломоносова о том, что в Центральной Арктике льдов значительно меньше, чем у материка. Северная экспедиция должна была начаться одновременно с экспедицией П.К. Креницына на Алеутские острова.

Согласно «секретному прибавлению», П.К. Креницын и В.Я. Чичагов при встрече должны были обменяться копиями журналов и карт пройденного ими пути, а также другими сведениями, которые взаимно помогли бы им в дальнейшем плавании (одного – на север, другого – на юг), и в качестве проводников взять друг у друга одного-двух членов экипажа.

Чтобы быстрее и точнее опознать суда В.Я. Чичагова и не перепутать их с иностранными судами (обе экспедиции были строго секретными, и делалось все возможное, чтобы их достижения не стали раньше времени известны за границей), «секретное прибавление» предусматривало особую систему опознавательных сигналов и паролей. Руководитель экспедиции на Алеутские острова был снабжен также рисунками кораблей Северной экспедиции (ЦГАВМФ, ф. 216, оп. 1, д. 77, л. 410-414).

Инструкция и «секретное прибавление» к ней были запечатаны в отдельные конверты; пакет с инструкцией П.К. Креницын должен был вскрыть в присутствии губернатора в Тобольске, а второй пакет – на Камчатке, перед отправкой в плавание (там же, ф. 212, оп. 11, д. 2111, л. 29; ф. 216, оп. 1, д. 77, л. 62-63, 398).

Однако встреча судов двух экспедиций не состоялась. Экспедиция В.Я. Чичагова в составе трех судов в мае 1765 г. вышла из Колы на север. В начале августа суда достигли 80° 26' с.ш., но дальше из-за скопления льдов продвинуться не смогли, и отряд вернулся в Архангельск. В мае 1766 г. была предпринята вторая попытка пробиться в Арктику, но и эта попытка не увенчалась успехом. К 18 июля 1766 г. суда продвинулись только до 80°30' с.ш. и повернули обратно (там же, ф. 179, он. 1, д. 131, л. 246 об. 249. Подробнее см.: Соколов А. Проект Ломоносова и экспедиция Чичагова 1765 и 1766 года. – Зап. Гидрографического департамента, ч. V, СПб., 1847, с. 240-247; Перевалов В.А. Ломоносов и Арктика. М.-Л., 1949, с. 293-306; Греков В.И. Очерки из истории русских географических исследований в 1725-1765 гг. М., 1960, с. 300, 305-307; Алексеев А.И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки. М., 1982, с. 99-100).

2. Звание капитана 2-го ранга было присвоено П.К. Креницыну 4 июня 1764 г. (Общий морской список. Ч. II. СПб., 1885, с. 208).

3. Копии в деле отсутствуют. См. док. № 21, примеч. 8.

4. См.: ЦГАВМФ, ф. 216, oп. 1, д. 77, л. 60.

5. См. док. № 28.

6. Выполняя этот пункт инструкции, П.К. Креницын в октябре 1766 г., перед отправкой экспедиции из Охотска на Камчатку (см. док. № 30), вручил М.Д. Левашову, назначенному командиром гукора «Св. Павел», инструкцию. В нее вошли основные положения публикуемой инструкции Адмиралтейств-коллегии и часть наставления, разработанного для экспедиции Д.И. Чичериным (см. док. № 28), в которой говорилось об оказании помощи купеческим судам, терпящим бедствие (ЦГАВМФ, ф. 216, оп. 1, д. 77, л. 425-431).

7. После завершения экспедиции в Адмиралтейств-коллегию поступило большое количество вахтенных журналов, или журналов плаваний, а также береговые лагбуки, которые велись на берегу в период зимовок и ремонта судов на Камчатке и Алеутских островах. Ко второй группе относятся и путевые журналы периода возвращения в Петербург (ЦГАВМФ, ф. 913, оп. 1, д. 111, л. 23-66; д. 114, 115; д. 122, л. 190-197; д. 137, л. 58-78; д. 141, л. 63-110; д. 142, л. 30-72; д. 143, л. 19-32). Однако четкого разграничения между группами не существовало: часто вахтенными журналами назывались не только журналы плаваний, но и береговые, которые велись во время зимовок и ремонта судов, а журналы плаваний – путевыми лагбуками.

Все журналы делились на беловые (подлинные), черновые и копийные. В их оформлении и сдаче в Адмиралтейств-коллегию был определенный порядок. Черновые журналы велись обычно вахтенными офицерами и подписывались ими после сдачи вахты. Журнал заверялся постранично начальником экспедиции или командиром судна.

Набело журналы, как правило, переписывались после завершения экспедиции, уже в Петербурге, подписывались начальником экспедиции и сдавались в Адмиралтейств-коллегию. В отдельных случаях такие журналы оформлялись после окончания плавания, подписывались командиром судна, а иногда и другими офицерами и, не дожидаясь окончания всей экспедиции, доставлялись сибирскому губернатору, который пересылал их в Адмиралтейств-коллегию. Так, например, черновой вахтенный журнал галиота «Св. Екатерина», который велся с 1 июля по 18 сентября 1769 г., подписан штурманами: М.Ф. Крашенинниковым, С.К. Чененовым, А.А. Дудиным-Большим (там же, д. 125, л. 1-77), беловой журнал заверен М.Д. Левашовым (там же, д. 116, л. 21-97), две копии с него составлены, очевидно, позднее (там же, д. 124, л. 1-88; д. 126, л. 2-91).

Три журнала первого этапа экспедиции, в которых содержались сведения о плавании в октябре 1766 г. из Охотска до Большерецка на бригантине «Св. Екатерина», гукоре «Св. Павел» и боте «Св. Гавриил», были доставлены сибирскому губернатору, а затем отправлены в Петербург до отплытия экспедиции на Алеутские острова. В их числе были: вахтенный беловой журнал бригантины, подписанный П.К. Креницыным (там же, д. 111, л. 2-21), заверенный штурманом Я.И. Шабановым журнал гукора (там же, д. 116, л. 2-19) и журнал бота, подписанный командиром судна А.А. Дудиным-Большим и представленный П.К. Креницыну 27 октября 1767 г. (там же, ф. 216, оп. 1, д. 80, л. 8-18). Все журналы четвертого судна – галиота «Св. Павел» погибли вовремя его крушения у 7-го Курильского острова (см. док. № 34, примеч. № 2). Остальные журналы этих судов поступили в Адмиралтейств-коллегию после окончания экспедиции. Обработка их началась в Нижнекамчатске, во время последней зимовки там в 1770/1771 г.; беловые журналы были составлены в Петербурге в 1771 г. Все журналы (и черновые, и беловые) заверялись М.Д. Левашовым, принявшим на себя все дела экспедиции после гибели П.К. Креницына, и А.И. Дудиным-Меньшим. Кроме того, М.Д. Левашов составил «Экстракт из журналов морской секретной экспедиции под командою флота-капитана Креницына и капитан-лейтенанта Левашова разных годов в бытности их в той экспедиции с 1764 по 1771 год» (там же, ф. 179, оп. 1, д. 131, л. 289-342). В нем содержатся краткие сведения и о сухопутном пути до Тобольска и от него в Охотск, а также обратном пути от Охотска в Петербург (там же, л. 290-291. 341-342).

Со всех журналов и с «Экстракта из журналов морской секретной экспедиции...» неоднократно снимались копии для разных нужд Адмиралтейств-коллегии и в связи с подготовкой последующих экспедиций на Восток. Иногда эти копии заверялись, а чаще всего копийные журналы не были заверены. Некоторые журналы дошли до нас только в копиях, например береговой лагбук галиота «Св. Екатерина» с 1 января по 27 июня 1770 г., содержащий сведения о пребывании в Нижнекамчатске (там же, ф. 913, оп. 1, д. 137, л. 58-78). Почти все журналы экспедиции вошли в составленный позднее реестр (там же, д. 109), что значительно облегчает работу по их изучению.

В реестре (по непонятной причине) отсутствуют вышеупомянутый журнал бота «Св. Гавриил» за подписью А.А. Дудина-Большого (там же, ф. 216, оп. 1, д. 9-18) и журнал, который предписывалось вести П.К. Креницыну со дня прибытия в Тобольск. Местонахождение этого журнала до сих пор не установлено. В реестре еще упоминается береговая опись гавани Св. Павла на о-ве Уналашка, ее найти пока также не удалось. Не обнаружен и журнал М.Ф. Крашенинникова, который он вел во время плавания на байдарах вдоль берега Аляски с 16 по 28 октября 1768 г., упоминается он только в описи журналов экспедиции Креницына (там же, ф. 315, оп. 1, д. 583, л. 13-18). Однако этот журнал переписан в беловом журнале галиота «Св. Екатерина» (там же, ф. 913, оп. 1, д. 116, л. 103 об.-108; д. 126, л. 129-133).

В настоящее время 53 экспедиционных журнала хранятся в 29 делах ЦГАВМФ (там же, ф. 913, оп. 1, д. 110-116, 119-122, 124-132, 136-138, 140-143; ф. 216, оп. 1, д. 80, л. 9-37). 16 из них – подлинные (беловые), остальные черновые и копийные.

Наибольший интерес представляют вахтенные журналы галиота «Св. Екатерина» с 1 июля 1768 г. по 31 декабря 1769 г. (там же, ф. 913, оп. 1, д. 116, л. 21-141; д. 124-125; д. 126, л. 1-91, 134-169; д. 127-128; д. 136, л. 1-58; д. 137, л. 1-57) и гукора «Св. Павел» с 1 июля 1768 г. по 28 августа 1769 г. (там же, д. 130-132; д. 138, л. 1-65). В них велись ежедневные записи о всех событиях, происходивших в период плавания в Тихом океане, поэтому они содержат ценные сведения о природных и метеорологических условиях Камчатки, Алеутских островов и Аляски (о землетрясениях, климате, о животном и растительном мире этих мест и т.д.), о встречах с местным населением и промышленниками, о взаимоотношениях с алеутами, сборе и доставке ясака, а также о состоянии дел на судах, жизни и быте команды, о трудностях и лишениях, которые терпели экипажи судов во время экспедиции.

Особая же ценность этих журналов состоит в том, что в них скрупулезно записаны пеленги островов Алеутской цепи и исследованной части п-ва Аляска. Потом на основе этого составлялись карты экспедиции, затем все пеленги были сведены в строгой последовательности в таблицы и приложены к журналам гукора и галиота (там же, д. 122, л. 93-146, 148-189; д. 138, л. 66-89). Таблицы вычислений, производимых на гукоре «Св. Павел» с 22 июня по 24 августа 1769 г. на обратном пути с Уналашки на Камчатку составляют самостоятельное дело (там же, д. 139).

В журнале гукора «Св. Павел» с 1 июня 1768 г. по 25 мая 1769 г. содержатся три научные записки: «Описание острова Уналакши», «О жителях тово острова», «О промысле российских промышленных людей на острове Уналакше разных родов лисиц» (там же, д. 131, л. 114, 121-123). Все они составлены М.Д. Левашовым и являются наряду с путевыми журналами и рисунками первым материалом по этнографии, истории и географии Алеутских островов. Уже много позднее М.Д. Левашов разделил статью «О жителях тово острова» на две: первая ее часть осталась под тем же названием, а вторая стала называться «О ясаке». В таком виде они и вошли с двумя другими в «Экстракт из журналов морской секретной экспедиции...» (там же, ф. 179, оп. 1, д. 131. л. 326-334). Вахтенные журналы экспедиции Креницына – Левашова более многочисленны, чем журналы Камчатских экспедиций первой половины XVIII в. Значительно отличаются они и по содержанию, так как если команда В.Й. Беринга в первый раз прокладывала курс к неизведанным землям, внося открытия в свои журналы, то экспедиция П.К. Креницына, завершая этап географических открытий, должна была уточнить и нанести их на карту.

Вахтенные журналы экспедиции на Алеутские острова представляют большую научную ценность при изучении их в комплексе; публикация же небольших выдержек из них интересна для специалистов отдельных отраслей наук, поэтому в сборнике они представлены незначительно.

Долгое время журналы правительственной экспедиции, в силу ее особой секретности, были практически недоступны и круг лиц, имеющих к ним доступ, весьма ограничен. Только в середине XIX в. они впервые (наряду с другими документами) были использованы в научном плане, но очень незначительно (Соколов А.П. Экспедиция к Алеутским островам капитанов Креницына и Левашова 1764-1769 гг. – Зап. Гидрографического департамента Морского министерства. Ч. X. СПб., 1852, с. 70-103). К тому же считалось, что итоги этой экспедиции не имели практического и научного значения. Только в советское время они вновь стали вводиться в научный оборот, но еще недостаточно: по истории экспедиции имеется всего одно научно-популярное издание (см.: Глушанков И.В. Секретная экспедиция. Магадан, 1972).

8. См. док. № 16.

9. См. док. № 21, примеч. 8.

10. См. док. № 17.

11. См. док. № 17.

12. Под названием Земля якутского дворянина на карте П. Шишкина изображена часть побережья Северной Америки. При этом она повторяет конфигурацию, в какой Северная Америка представлена на известной карте сибирского дворянина, приказчика Анадырского острога И. Львова в 1710-1714 гг. (Ефимов А.В. Из истории русских экспедиций на Тихом океане. М., 1948, с. 102). Карта И. Львова, так же как и карта П. Шишкина (см. док. № 21, примеч. 8), не имеет градусной сетки и масштаба и ориентирована севером вниз. На ней изображен Анадырский Нос (Чукотский п-ов), два острова (о-ва Диомида) и за проливом – не ограниченная с севера часть суши, на которой имеется надпись: «Земля Большая, а на ней живут люди по-чюкоцки зовомы кигин элят. Язык собой (особый. – Т.Ф.) и парки носят собольи и лисьи; и лисицы, и олени, а зверь всякой, соболи и лисицы и олени есть. А юрты у них в земле; а бой лучной, а лес на ней сосняк и листьяк, ельник и березняк и острог у них» (Ефимов А.В. Из истории русских экспедиций на Тихом океане, с. 103).

В 1736 г. И. Львов в Якутске передал свою карту Г.Ф. Миллеру. Возможно, что в Тобольске было известно о карте Львова и при исправлении карты Шишкина на нее было перенесено изображение Северной Америки с карты Львова под названием Земля якутского дворянина. По мнению А.В. Ефимова, на карте П. Шишкина «Америка, возможно, единственный раз обозначена Землей якутского дворянина» (там же, с. 104).

При подготовке экспедиции П.К. Креницына не было ясно, является ли Земля якутского дворянина Северной Америкой, поэтому перед экспедицией и ставилась задача исследования этой земли.

13. Очевидно, здесь имеются в виду острова, которые С.Т. Пономарев и С.Г. Глотов видели на обратном пути от Умнака к Камчатке.

Участник плавания П. Шишкин составил реестр Алеутских островов, в особом списке «задних», «которые пробежали», он поместил 13 островов (Русские открытия, 1944, с. 28-29).

14. В деле отсутствует.