Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 79

1647 (155) г. не ранее июля 15 — не позднее августа 31. 1 — Отписка якутских воевод В. Н. Пушкина и К. О. Супонева в Сибирский приказ о недостатке в Якутском остроге служилых людей, рассылаемых в острожки и в «дальние землицы», и отсутствии в остроге свинца и «зелья».

|л. 109| Государю, царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии холопи твои Васька Пушкин, Кирилко Супонев, Петрушка Стеншин челом бьют.

В Якутцком, государь, остроге по окладным имянным книгам, каковы с окладной же росписи, что на приезде нашем подал дьяк Еуфим Филатов за своею рукою зделаны, твоим, государевым, служилым людем и ружником, и оборотчиком с твоими, государевыми, з денежными и хлебными, и соляными оклады к нынешнему по 155-му году против прежнего твоего, государева, указу и тобольского наряду, на великой реке Лене твоих, государевых, служилых людей 395 человек. Да сверх твоего, государева, указного числа при прежних стольниках и воеводах при Петре Головине с товарыщи взято в твою, государеву, ленскую службу с их, Петрова с товарыщи, приезду из енисейских и томских, которым твоя, государева, ленская служба и ясачной збор, и новые землицы за обычей. А на тех они твоих, государевых, службах и по наш, холопей твоих, приезд в Якутцкой острог не бывали 6 человек, а до твоего, государева, указу от ленской службы не отставлены, потому что они и по се число на твоих, государевых, на дальних службах для ясачного збору и ясак на тебя, государя, збирают и в Якутцкой острог присылают. И ис тех, государь, служилых людей, опрично тех, что за указным числом, которые [247] по твоему, государеву, указу на Лене по наряду, по твоим, государевым, службам для ясачного збору и новых землиц приводу прежнево Петра Головина с товарыщи и ево, Петрова, одново наряду, а по наш, холопей твоих, приезд в Якутцкой острог не бывали ж. Которые люди в посылке с письменым головою с Васильем Поярковым в Даурскую землю, и назад идучи, оставлен с промышлеными с охочими людьми на Улье реке служилой 1 человек, на Ковыме реке 8 человек, на Оленьке реке 1 человек, на Янге /л. 110/ реке от моря в первом зимовье 13 человек, на Яне ж реке в Верхнем зимовье 1 человек, на Вилюе реке в Верхнем ясачном зимовье 2 человека. Да из Якутцкого острогу к тебе, государю, к Москве в челобитчиках 4 человека.

Да с нашего, государь, холопей твоих, приезду во 154-м году по наряду на твоих же, государевых, службах из Якутцкого острогу к тебе, государю, к Москве отпущены с нашим, холопей твоих, приездом 2 человека. Да для твоего, государева, ясачного збору и новых землиц приводу отпущено с Ленского Илимского волоку и прежнего наряду из Якутцкого острогу в Верхоленской Братцкой острожек 43 человека; на Ленском Илимском волоку с сыном боярским з Григорьем Демьяновым 10 человек; на усть Куты реки у соляной варницы для бережнья и для ясачного збору 5 человек; на усть ж Куты реки по Петрову уговору Головина с товарыщи на тебя, государя, пашню пашут из найму 5 человек, а твоей, государевы, службы они никакой, опрично той пашни, не служат. И выше Киренги и на Чичюйском тунгуском волоку у ссыльных пашенных черкас для твоей, государевы, пашни и их новой селидьбы 3 человеки, на Чичюйском же волоку для ясачного збору 4 человеки, в Олекминском острожке для ясачного ж збору 5 человек. Да из Якутцкого ж, государь, острогу с приезду же нашего по наряду послано для ясачного збору и новых землиц приводу в новую в дальную землю к Даурской стороне на Охоту и на Улью реки 38 человек, опрично того, которые с тех рек в Якутцкой острог с ясаком присланы, да 1 человек прежней письменого головы Василья Пояркова посылки там оставлен. На дальнюю ж на Индигирку, а Собачья тож, послано 17 человек, на Аленек реку 14 человек, на Яну реку от моря в Нижнее зимовье 3 человека.

Да в нынешнем, государь, во 155-м году по нашему ж, холопей твоих, наряду отпущено для твоего ж, государева, ясачного /л. 111/ збору и новых землиц приводу на дальние; реки на кочях морем [248] на Ковыму с сыном боярским с Васильев Власьевым 15 человек; в новую ж в дальную землю за Ковыму на Погычю реку 10 человек, на Яну реку от моря в Нижнее ясачное зимовье для юкагирских аманатов, которые при Петре Головине из ясачного Нижнего зимовья ушли, для поимки и промыслу, 19 человек; на Яну ж реку в Верхнее зимовье через Янской хребет конным путем 6 человек; на Оленок морем же послано к прежним в прибавку и на перемену 13 человек; вверх по Алекме за Камень в новую на Тугир реку 10 человек; по Алекме ж реке в Середнее зимовье на усть Ко[л]ки речки 8 человек; в Олекминской острожек к прежним в прибавку 1 человек; на Вилюй реку в Верхнее зимовье 18 человек, на Вилюй же в Середнее ясачное зимовье 8 человек, на усть Вилюя реки 6 человек; на Маю реку в Верхнее зимовье 15 человек, на Маю же реку в Середнее ясачное зимовье 3 человека; да тунгуской толмач на Алдан реку, в Бутальское зимовье 6 человек; вниз по Лене к Столбам 4 человека; в Жиганы 5 человек. Да в твоих, государевых, делах, про которые велено сыскать, про Петра Головина и про товарыщей ево Матфея Глебова и дьяка Еуфима Филатова в споре и по челобитью всего Якуцкого города служилых и всяких чинов людей, до твоего, государева, указу в тюрьме сидят 4 человека, а в их места без твоего, государева, указу не поверстаны. Да к тебе, государь, к Москве с твоею, государевою, соболиною казною збору нынешняго 155-го году для провожанья по наряду 10 человек, да с отписки, которые ныне посланы 2 человека. И всего, государь, для твоих, государевых, служеб и ясачных зборов, и новых землиц прииску, и к тебе, государю, к Москве с соболиною казною и с отписки в отпуску, и в челобитчиках при прежних стольниках и воевод при Петре Головине с товарыщи и при нас, холопей твоих, 342 человека да тунгуской толмач.

Да в нынешнем, государь, во 155-м году июля в 1-м числе из Якутцкого ж острогу, своровав, збежали /л. 112/ 23 человека. Да наперед, государь, того с Ленского Илимского волоку и с Оленька реки збежали 3 человека. И всего беглых 26 человек.

А за теми, государь, за всеми твоими, государевыми, службами и которые к Москве с отписки и с соболиною казною, и в челобитчиках, и в тюрьме сидят, и которые, своровав, збежали, ныне в Якутцком остроге в остатке служилых людей ко 156-му зимовать всего 27 человек.

И мы, государь, холопи твои, для того чтоб твоему, [249] государеву, делу порухи не учинить, в тех беглых людей место прибрали по се число ис сыльных людей и ис тех, которые за указным были числом. А в Якутцкой острог с ясачным збором ныне приехали, изо шти человек и которые были отставлены прежнего одного Петрова прибору Головина, ис тех всего 22 человека. А твое, государево, денежное и хлебное, и соляное жалованье велели им дати на 156-й год для того, что ныне в Якутцком остроге о городовой службе для россылок и городовых караулов служилых людей и перед прежним мало для россылок и во 156-м году для ясачного збору в Якутцкой уезд розсылать будет неково, и в ясачные зимовья послано перед прежним за безлюдством з большою убавкою. А в-ыныне дальние зимовья в нынешнем во 155-м году на Индигирку, а Собачья тож, на перемену и за Ондигиркою на [А]лазейку реку и на Охоту, и на Улью на перемену ж за безлюдством никово и не послано. И где, государь, служилые ж люди, проведав, про /л. 113/ новые места сказывают, посылать неково.

Да по отпискам, государь, к нам, холопям твоим, с Ленского Илимского волоку сына боярского Григорья Демьянова да из Верхоленского Братцкого острожку пятидесятника Курбатка Иванова, что де братцкие немирные люди от Верхоленского Братцкого острожку многими людьми кочуют за 2 днища, а иные и за днища. А хотят де, государь, те братцкие воинские люди многим собраньем быть войною под Верхоленской Братцкой острожек и на новоселидьбных ссыльных пашенных черкас, которые для Верхоленского Братцкого острожку служилых людей твоего, государева, хлебного жалованья устроены от Верхоленского Братцкого острожку за полтара днища на Тутуре речке, и на пашенных же на Орленьгу, и на Усть-Куты реки на пашенных же, и к Соли и на Илимской волок... А как де, государь, в нынешнем во 155-м году зимою приезжали к ним, служилым людем, в Верхоленской Братцкой острожек те немирные братцкие люди ясырь свой выкупать и спрашивали их, служилых людей — пойдет ли де нынешней зимы твоя, государева соболиная казна на нартах из Якутцкого острогу на Ленской Илимской волок. И они де, служилые люди, сказали им, братцким людем, что де, государь, у них твоя, государева, соболиная казна из Якутцкого острогу зимним путем на нартах ныне не пойдет, а пойдет де та твоя, государева, соболиная казна к тебе, государю, к Москве из Якутцкого острогу Леною рекою в больших судах и через Ленской Илимской волок [250] нынешняго лета со многими твоими, государевыми, служилыми людьми с вогненым боем. И те, государь, братцкие люди, говорили им, служилым людем, что для чево ж де в прошлом году соболиная казна шла из Якутцкого острогу на Ленской волок шла зимою на нартах.

И они де, государь, служилые люди, сказали им, что де та твоя, государева, соболиная казна в прошлом году шла из Якутцкого острогу на Ленской волок зимним путем на нартах, потому что де мы, холопи твои, были на Ленском Илимском волоку, и шла к нам, холопям твоим, навстречю для отпуску к тебе, государю, к Москве.

И по тем де, государь, их роспросным речам тем делом, что им братцким людем для той твоей, государевы, казны итить навстречю погромом. А ныне, государь, нам, холопем твоим, за твоею, государевою, соболиною казною нынешняго 155-го году збору послать для провожанья, опрично тех 10-ти человек, что по наряду, да торговых и промышленых людей, которые отпустятца из Якутцкого острогу до Ленского ж волоку, за безлюдством послать неково ж. И на Ленском Илимском волоку твоя, государева, соболиная казна, которая посылаетца из Якутцкого острогу к тебе, государю, к Москве по вся годы зимует, а острожку нет. Да сверх того на том же Ленском Илимском волоку и на усть Куты реки твоя, государева, денежная и соболиная ясачная и поминочная казна збираетца многая, и твои, /л. 115/ государевы, ленские хлебные запасы в присылке из Енисейского острогу ис твоих, государевых, уговорных десятин, что пашут на тебя, государя, по уговору твои, государевы, служилые люди, и с пашенных крестьян з десятин же выдельной десятинной хлеб и Усть-Кутцкой вари соль многая. И зимует, государь, та твоя, государева, казна и хлебные запасы на Ленском Илимском волоку и за волоком к Лене на усть Муки реки до вешней полой воды до посылки в Якутцкой острог ежегод без перевод но, и съезд, государь, на Ленском Илимском волоку. А к весне за волоком на усть Муки реки торговым и промышленым людем для торгу и соболиного промыслу с привозными рускими товары и с хлебными запасы бывают много. А ныне служилых людей, которые с твоею, государевою, соболиною казною и на Ленском волоку в годовальщиках и для судового дела, всего будет человек с полтретьятцеть. И только, государь, те воровские братцкие люди на Ленской Илимской волок и на усть Куты реки войною придут, и над твоею, [251] государевою, казною и над хлебными запасы, и над соляною варницею, и над твоими, государевыми, служилыми людьми за безлюдством чаят какое и дурно учинят. И вперед, государь, на тот Илимской волок и на усть Куты реки с твоею, государевою, соболиною казною и с хлебными запасы из Енисейского острогу, и торговым и промышленым людем для торгу и соболиного промыслу по тем вестям проезду мало ж чает, потому что с Лены и на Лену реку один проезд, а объехать, государь, того места иным нигде не уметь. А нам, государь, холопям твоим, из Якутцкого острогу в Братцкой острожек и на Ленской Илимской волок, и на усть Куты реки твоих, государевых, служилых людей для опасу и для обереженья от приходу воинских братцких людей за безлюдством послать неково, потому что, государь, на Лене реке твоих, государевых, служилых людей омалело и в Якутцком, государь, остроге нам, холопем твоим, от иноземцов за безлюдством служилых людей жить страшно ж.

А зелья, государь, и свинцу на великой реке Лене /л. 116/ в Якутцком остроге в твоей, государеве, казне мало же и посылать нам, холопем твоим, для опасу от иноземцов в острожки в зимовья нечево. А которые, государь, с нами, холопи твоими, зелье и свинец ис Тобольска на Лену послано, и то, государь, зелье и свинец вышло в росход для твоих, государевых, дальних служеб и ясачных зборов твоим, государевым, служилым людем, А ныне, государь, в остатке того зелья и свинцу в твоей, государеве, казне немного, а которое, государь, зелье приняли по наличью мы, холопи твои, у прежних стольников и у воевод у Петра Головина с товарыщи, и то, государь, зелье мокрое в бочках село стулом и в стрельбу, только ево не перекрутить, не годитца. А селитры, государь, чем то зелье перекрутить, на Лене реке нет.

И к тебе, государю, мы, холопи твои, о прибавочных служилых людех и о зелье, и о свинце наперед сего писали.

И о том что ты, государь, нам, холопем своим, укажешь.

На л. 109 об:

Отметка о подаче отписки: 156-го генваря в 15 день подал ленской десятник Данилко Иванов.

Помета: Чтена. В столп. Посланы новые воеводы и указ у них государев о том есть.

ф. Сибирский приказ, ст. № 303, лл. 109-116. [252]


Комментарии

1. Датируется на основании содержания отписки.