Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 31

1644 (153) г. сентября 29. — Распросные речи ленского служилого человека Лавра Григорьева и сына боярского Ивана Ерастова 1 о показаниях колымского князца Порочи, о северо-восточных сибирских реках, о населении по их берегам, о походе на Колыму Дмитрия Зыряна.

|л. 28| 153-году сентебря в 29 день в роспросе сказывал служивой человек Лаврушка Григорьев:

Привез де к нему наказ за государевою ленскою пичатью от стольника и воеводы от Петра Петровича Головина в прошлом во 151-м году служивой человек Гришка Кисель, а тот де было наказ прислать служивому человеку Митьке Михайлову Ерилу. А в том де накази написано — велено ему, Митьке, проведывать про серебряную руду и роспрашивать иноземцов накрепко против юкагирского шамана речей, которово привез Елеса Буза — на которой реке серебреная руда и сколь далече от-Ындигирской реки.

И он де, Лаврушка, по тому наказу роспрашивал иноземцов юкагирей, ковымсково князца шамана Порочи и жену ево, про серебряную руду — есть ли на которой реке серебряная руда блиско Индигирской реки и сколь далече. И тот де ковымской князец ему, Лаврушке, в распросе сказывал: есть де река Нелога за Ковымою рекою, впала в море своим устьем; а на той де реке Нелоге блиско моря в горев утесе руда серебряная; а люди де живут у той горы пешие де на одном месте в земляных юртах, а род де у них и язык свой не юкагири, а называютцо де оне нанками. Да те ж де люди в реках берут одекуй белой, а тово де у них одекую много. А от той де реки Нелоги от вершины пошла река Чюндона, а впала де та река Чюндона блиско моря в Ковыму реку; а люди де по той реке Сун[пья] живут юкогири, а в вершине де живут на той реке [126] люди род свой, рожи у них писаные. И с Нелоги де реки приходят натты от серебряные руды на ту Чюндону на вершину к писаным рожам торговать, а временем де с ними и дерутца. А продают де те нелогские люди писаным рожам серебро да одекуй, а те де писаные рожи им продают олени да бабы. А серебра де и одекую у тех нелогских людей много. И он де, Лаврушка, казал ему шаману одекуй белой да бисер. /л. 29/ И шаман де сказал — не таков де на Нелоге реке одекуй белой лутче де русково одекую и бисеру. А сказывает де тот шаман, что у них тот одекуй сам видал, и жена де ево видала. И по шамановым де роспросным речам чая тово одекую жемчюгом.

Да он же де, Лаврушка, роспрашивал про тое ж реку Нелогу юкагирсково аманата князца Шенкодея шамана [без] ковымсково 2 аманата Порочю. И тот де Шенкодей шаман в роспросе сказал против всех речей ковымсково князца шамана про ту реку Нелогу и про серебряную руду те ж речи слово в слово. А толмачил де те речи роспросные баба тунгуска, У[збер]чик, которая в толмачах в-Ындигирской реке.

Да тот же де ковымской князец бил челом государю, чтоб ево сына послали в Ковыму реку к Митьке Зыряну, и там де он, шаман, станет государев ясак платить под сына своего по вся годы большей, со всего своего роду, а тут де он, шаман, приходил на Индигирскую реку в гости з братом.

Да он же, Лаврушка, сказывал: в Нижном де ясашном зимовье в Олюбенском острожке слышали де мы от ясашных юкагирей, что де Митька Зырян в Ковыме реке дошел здорово и аманатов добрых поймал, и ясак государев большей взял.

Да он же, Лаврушка, сказывал, что де Индигиркой реки от порогу пошла вершина х Ковыме реке, а имя де ей Мома. А по той де вершине живут юкагири и ламутки многие, а промышляют де соболи, а ясаку де государева с себя не дают. И как де послать в-Ындигирскую реку и в Алазейскую, и в Ковыму реку служивых людей 100 человек збруйных людей и в государеве ясаке чает большей прибыли, потому что те реки людны и собольны, а товар де надобе в те реки на подарки иноземцам одекуй синей большей да палемки 3 небольшие.

|л. 29 об.| Да он же, Лаврушка, сказал: шерогонсково де аманата Шелкодея шамана роду ево многа, а у него де, [127] Шелкодея шамана, четыре сына, и ясаку де государева Шелкодеевы родники не платят, а роду де ево, Шелкодеева, 400 человек, а дети де ево и братья родные к острогу не ходят. А в прошлом во 150-м году служивой человек Митьке Зыряну под него, шамана, дали 20 соболей и с тово де году пот тово Шелкодея ясаку государева не давывали, а промыслить де над ними некому, потому что де безлюдно. Да на Индигирской же де реке есть князец Полева, а роду де ево з 200-ти человек, а ясаку де государева не платит. Да ясашных де родов в-Ындигирской реке Морлева роду со 100 человек, а ясак де государев не со всех дает, а всего де дал государева ясаку 20 соболей. Да другой де князец Беренга, а род де ево со 100 человек и больше, а государева ясаку дает 60 соболей. Да третей де аманат в том же Олюбенском острошке Морлея князеца улусной мужик Кейтега, а ясаку де государева дает 20 соболей.

Да Верхнем де зимовье Голяндза аманата роду человек с 50, а ясаку де после Дмитрея Михайлова со 150 году не дают. Да Ульва князец, роду ево с 40 человек, а ясаку де государева под сына своего с книгами справит. Да пот ковымсково аманата под Шаманова сына взято внове 60 соболей, а роду де ево на Индигирской реке нет, род ево на Ковыме реке. Да у князца де Полевы, роду ево з 200 человек, а ясаку де не платят ничево, а был де он в оманатех пойман у служивого человека у Посника Иванова. И он де у Посника ушел из оманатов. /л. 30/

152-го году на Индигирской реке спрашивал красноярской казак Ивашко Родионов Ерастов у ковымского аманата у шамана Порочи, что слыхал ли ты где есть серебряная руда и на коей реке. И он сказал — есть де река Нелога за Ковымою рекою, впала в море своим устьем, а от той де реки Нелоги от вершины пошла река Чюндона, а впала де та река Чюндона блиско моря в Ковыму реку, вверх идучи по Ковыме реке с левые стороны; а по той реке снизу живут юкагирские люди, а в вершине и по Каменю живут акнемила, писаные ж рожи, и те мужики сходятся с теми людьми, которые люди живут на Нелоге реке, у серебряные руды, а род их, нелоских мужиков, называют натты, и те писаные рожи с ними де торгуют и дерутся, а те неловкие мужики пешие седячие и серебра у них много, да оне ж нелоские мужики по рекам берут белой одекуй в воде. И мы ему казали белой одекуй и бисер, и он сказывает — ваш де одекуй, худ там де лутче и цветиной, и мы чаем быть жемчюг. А те нелоские мужики сказывают, что серебро у них на Нелоге реке [128] от моря недалеко в яру, а весит де из яру соплями. И те нелоские мужики от той серебряные руды сопли отстреливают томарами 4 и стрелами, а инако де оне нелоские мужики ис Камени серебра добывать не умеют. Да он же ковымской аманат шаман Пороча сказывал сколько в Ковыму реку пало рек. Снизу, вверх идучи, с левую сторону недалеко от моря пала река велика Чюндона, выше той реки с левые ж руки пала река Ендона, а повыше Чюндоны на заречной стороне, вверх идучи, на правой руке река пала Улгандона, да на левой ж стороне, вверх идучи, пала река Олюнга, а на правой стороне пала река Алач, на леве же руке пала река Коборой.

Да того ж 152-го году шел с-Ындегерской реки ленской служилой человек Лаврушка Григорьев с товарищи за ясачной государевой соболиной казной с-Ындегерской реки и нашли ясачных олюбенских мужиков шамана Морлева роду. А сказывал он, шаман, красноярскому казаку мне, Ивашку Родионову, про ленсково служилово человека про Дмитрее Михайлова, что он, Дмитрей, дошел здорово до Ковымы реки и аманатов ковымских поймал, и многих побил, и государев ясак взял. И я, Ивашко, у них спрашивал — сколько аманатов ковымских поймано. И он, шаман, сказал — и с алазейскими де всех аманатов 5 человек. А с Алазей пошло с ним, Дмитреем, 3 человека алазейских /л. 31/ аманатов. И я, Ивашко, у нево, шамана, спрашивал — от кого ты слышал и хто тебе сказывал про Дмитрея Михайло[ва] с товарыщи. И он, шаман, сказал: я де слышал от алазейских мужиков, а оне де, алазейские мужики, ходят по вся годы на Ковыму реку к ковымским мужиком к пешим и к оленным в гости.

А Ковыма де река собольна, и которые сторонние реки пали в Ковыму реку, и те де реки собольны ж. А люди по Ковыме реке и по сторонним рекам, которые реки впали в Ковыму реку, живут юкагири и соболей промышляют много. Да Индигирской реки вершина пошла вершина от порогу х Ковыме реке, а имя той вершине Мома. А по той де вершине живут юкагири и ламутки многие, а промышляют соболей, а ясаку государева с себя не дают. И как де послать в-Ындигирскую реку и в Алазейскую, и в Ковыму реку служивых людей 100 человек збруйных людей 5, и в государеве [129] ясаке чает большей прибыли, потому что те реки людны и собольны. А товар де надоба в те реки на подарки иноземцам одекуй сини большей, да палемки небольшие.

Речи писал Ивашко своею рукою.

ф. Якутская приказная изба, опись 1, ст. № 43, лл. 28-31.


Комментарии

1. Фамилия тобольского казака, впоследствии сына боярского, Ивана Родионовича — Бельков (см. ф. Якутской приказной избы ст. № 465, л. 180), но в документах он обычно называется прозвищем Ерастов. Написание прозвища различно, чаще мы встречаем Ерастов, реже — Ярастов.

2. Так в тексте.

3. Палма — широкий и длинный нож; нож на древке, рогатина.

4. Томар — стрела с костяным, тупым наконечником для боя соболя, куницы, горностая.

5. Збруйные люди, т. е. в доспехах, состоящих на вооружении конных воинов.