Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 207

1662 (170) г. июля 18. — Наказная память сыну боярскому Ивану Ерастову с товарищами — в числе которых Семен Дежнев, отправленных с соболиною казною из Якутского острога в Москву, в Сибирский приказ — о мерах охраны «казны» в пути.

|л. 91| Лета 7170-го июля в 18 день по указу великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича... (т.) и по приказу стольника и воеводы Ивана Федоровича Большово Голенищева-Кутузова память Якутцкого острогу сыну боярскому Ивану Ярастову, да с ним служилым людем.

В нынешнем во 170-м году отпущена с великой реки Лены из Якутцкого острогу к великому государю, царю и великому князю Алексею Михайловичю...(т.), к Москве ево, великого государя, ленская соболиная казна и всякая мяхкая рухлядь збору нынешнего 170-го году и доимочная прошлых годов из съезжей избы ясачной и поминочной, и десятинной соболиной мяхкой рухляди в 70-ти /л. 92/ сумах оленьих и яловиных, [а ящик деревяной] 1, головные сороки и одинцы, а лисиц в сороке в одном мешк[ах] 1 холщевых, да в 8-и бочках, да во 20-ти сумах кости рыбья зуба, великого государя ленскою Якутцкого острогу печатью с ним, Иваном. А для береженья в провожатых за тою, великого государя, соболиною казною и костью рыбья зуба посланы до Москвы из Якутцкого острогу ленских служилых людей 16 человек да енисейской служилой Сенька Дежнев. Да у той же великого государя соболиной казны и у кости рыбья зуба ныне у приему и на Москве для отдачи посланы 2 человека целовальников торговых людей Ивашко Павлов да Яшко Щепеткин, а у кости рыбья зуба Филька Данилов Лалетин да Томилко Елфимов Сысолетин. [504]

И сыну боярскому Ивану с служилыми итти из Якутцкого острогу вверх Леною рекою на судах с промышлеными людьми, которые им под ту великого государя казну для работы и провожанья в прибавку к ним, к служилым людем, в Якутцком остроге даны, итти днем и ночью наспех, не приставая к берегу ни на один час. А з судов на бечеве великого государя под соболиною казною служилым и промышленым людем быть днем и ночью по перемена, а в перемене б было человек по 10-ти и больши, кем бы мочно итти без мешкоты, по скольку человек пригоже, смотря по нынешнему верховому водяному пути. А служилым людем, которые будут /л. 93/ у той, великого государя, соболиной казны ночью не в работе, велеть им караулить на судне попеременно, по скольку человек пригоже. А оружье б у них, служилых и у промышленых людей, заряжено беспрестани было наготове, чтоб над тою великого государя соболиною казною и над теми служилыми, и над целовальники, и над промышлеными людьми, пришед безвестно, государевы изменники воровские люди браты и мунгалы, и якуты, и тунгусы, какова дурна не учинили. А будет какие воровские братцкие люди или какие иноземцы великого государя на казну и на них, служилых людей и на целовальников, и на промышленых, каким воровским умыслом напуск учинят и битца с ними станут, и ему, Ивану, и служилым людем, и целовальником, и промышленым людем с теми воровскими иноземцы битца не щадя головы своей досмерти и над теми воровскими людьми промышлять всякими мерами, как бог помощи подаст.

А будет у тех воровских людей встреча и бой учинитца на воде, и ему, Ивану, с товарыщи промышленых людей которые будут на бечеве, уберечь к себе на суды, в лехких судах тотчас перевесть. А судами к берегу не приставать и битца с теми братцкими воровскими людьми, и над ними промышлять, как бог помощи подаст, чтоб им великого государя казну и себя от таких воровских иноземцов оберечь и за то себя видеть от великого государя в милостивом жалованье и призренье.

А как он, Иван, и служилые люди с тою великого государя соболиною казною Леною рекою придут на усть Куты реки, и им от воров от немирных от братцких людей, которые великому государю учинятца непослушны, держать великое береженье по тому ж великого государя соболиною казною итти Кутою и Купою реками в тех же дощениках до усть Муки реки или до коих мест мочно дотти. И, пришед на усть Куты реки, про немирных про братцких людей вестей [505] проведывать у служилых и у промышленых людей, которые придут из Верхоленского Братцкого острожку, и их роспрашивать и тынгусами проведывать — не чают ли немирных братцких воинских людей войною приходу. И будет про тех воинских братцких людей по роспросу, и проведав подлинно, приходу чают братцких людей, жить с великим береженьем, не роспуская промышленых людей всех; и самому ему, Ивану, и служилым /л. 94/, и промышленым людем быти наготове с оружем, заправя заряды, а промышленым людем, у которых пищалей не будет, велеть быть с луками и с копьи всем готовым. И будет приход тех братцких людей, и ему, Ивану, с служилыми людьми седеть от тех воинских людей в осаде, и с ними, братцкими людьми, по тому ж битца, не выходя из острогу, и радеть и промышлять, сколько милосердый бог помощи подаст, чтоб однолично ту великого государя соболиную казну и себя от тех братцких воинских воровских людей уберечь и к великому государю, к Москве в целости здорово довести. А суды и судовые снасти отдать на усть Куты или на Муке реке служилым людем, кому то приказано, и в том во всем росписатца.

И с усть Куты или с усть Муки реки, или откуды пригоже для поспешенья послать для подвод на Ленской волок к воеводе к Тихону Вындомскому с отпискою и с подорожною, сколько человек пригоже, и взяв подводы великого государя под соболиною казну, ехать тотчас не мешкав. А идучи ему, Ивану, с служилыми людьми и с целовальники через волок, великого государя соболиной казны досматривать почасту, чтоб великого государя соболиной казны с-ысподе грязью, а сверху дождем не подмочило и порухи не учинило.

А приехав в Илимской острог ему, Ивану, и служилым людем взять у воеводы у Тихона Вындомсково суды и подводы по подорожной и плыть в Енисейской острог.

А приплыв в Енисейской острог, у воеводы у Ивана Ржевского взяв по подорожной под ту великого государя соболиную казну подводы и провожатых, ехать в Маков острожек, не измешкав ни одного часу, а однолично б в Енисейском остроге не зимовать, осенним путем итти великого государя с казною до Маковского острогу. А о том в Енисейской острог прислана от великого государя грамота к воеводе к-Ывану Ржевскому — великого государя ленские казны держать в Енисейском остроге не указано, а указано перевозить ево великого государя казна как придет из Якутцкого острогу. А будет воевода Иван Ржевской великого государя под казну подвод не учнет давать, тебе, Ивану, [506] в Енисейском остроге воеводе Ивану Ржевскому говорить, чтоб он дал подводы великого государя под казну безо всякого мотчанья. А будет подвод не даст, и тебе, Ивану, на него, воеводу Ивана Ржевского, являть на Гостине дворе купетцких людей и по приходам роздать письмяные явки, и к стольнику и воеводе к-Ывану Федоровичю Большому Голенищеву-Кутузову о том для ведома с ездоки отписать.

И в Маковском острожке тое великого государя соболиную казну покласть в дощаник, каков велит дать воевода Иван Ржевской, плыть с тою, великого государя, соболиною казною Кетью рекою до Кетцкого острогу, а от Кетцкого острогу до Оби реки, и Обью рекою до Нарыму и до Сургута, и до Иртишского устья, и вверх по Иртишу в Тоболеск, а ис Тобольска до Тюмени и до Туринского, и с Туринского до Верхотурья, и с Верхотурья через Верхутурской волок и рускими городами и до Москвы с ево великого государя соболиною казною ехать по тому ж наскоро днем и ночью безо всякой мешкоты. А подводы им под ту, великого государя, /л. 95/ соболиную казну и под кость рыбья зубу имать по подорожной и за тою великого государя соболиною казною провожатых имать от города до города по скольку человек пригоже. А едучи дорогою в городех и в слободах, и в селех, и в деревнях на дворех, на станех с ево, великого государя, казною стоять с великим береженьем и караулы б великого государя указаны были беспрестанные, чтоб над ево, великого государя, соболиною казною какие воровские люди какова дурна не учинили и сум, подрезав, не покрали. А где будет на городе в Тобольску или на иных городех той великого государя ленской соболиной казне в подводах или за провожатыми, или за каким иным делом какое будет задержанье, и ему, Ивану, в Тобольску боярину князь Ивану Андреевичю Хилкову с товарыщи бить челом, а в-ыных городех воеводам и дьяком говорити, чтоб они той великого государя ленской соболиной казны не держали и отпущали к великому государю, к Москве везде без задержанья, и тем бы великого государя казне в задержанье порухи не учинили.

А едучи ему, Ивану, над якутцкими служилыми людьми смотреть и беречь накрепко, чтоб они в городех и в селех, и на ямах, и по слободам не воровали и по кабакам не пили и не бражничали, и зернью, и карты не играли, и по блядни не ходили, и дурна великого государя над казною и розни меж себя ни [507] в чем не чинили. А будет хто ис тех служилых людей с тою великого государя соболиною казною, едучи к великому государю, к Москве, по городам и по ямам, и по слободам, и по селам, и по деревням учнуть пить, и бражничать, и воровать, и грабить кого, и зернью, и карты играть, и по блядни ходить, и великого государя над соболиною казною учнут небереженье держать или в чем ему, Ивану, непослушны будут, и ему тех служилых людей, хто из них учнет воровать, и от воровства унимать и, смотря по вине, бить батоги нещадно. А буде которые служилые люди учнут воровать, а унять себя от того дурна не дадут, и ему, Ивану, на тех непослушников бити челом о управе в городех Тобольску боярину князю Ивану Андреевичю Хилкову /л. 97/ с товарыщи и в-ыных городех воеводам и дьяком. А которые служилые люди никоими мерами от воровства до Чичюйского не уймутца, и тех сослать в Якутцской с кем пригоже. А которые учнут воровать меж городов, и тех отдавать в городех воеводам и бить челом о том, чтоб они, воеводы, взяв у него, Ивана, тех воров, велели посадить в тюрьму, а ис тюрьмы отослали их в Якутцкой с кем пригоже. И самому ему, Ивану, и служилым людем без вины не приметыватца, и налоги и обиды ни в чем никому никакой людем не чинить, и по городам великого государя с казною нигде простою не было, и, едучи реками, великого государя ясачным людем в юртах грабление не было, ехать к великому государю, к Москве неоплошно наскоре безо всякого мотчанья, чтоб им поспеть нынешным летом до Тобольска и до Тюмени водяным путем. А будет он, Иван, с служилыми людьми великого государя с казною поедут мешкотно и оплошно, и тою их оплошкою великого государя над казною учинитца какое дурно или в проезде мешкота, и ему, Ивану, с товарыщи быть от великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича... (т.) в великом наказанье.

А в провожатых за тою, великого государя, казною посланы с ним, Иваном, служилые люди: Федька Жеребец, Сенька Сероутка, Ивашко Биднаро, Мишка Архипов, Ивашко Захаров Потаповых, Матюшка Курочкин, Микишка Мощинцов, Софонко Симанов, Безсонко Васильев, Ивашко Мунай, Мишка Савин, Коневал, Федька Копылов, Ондрюшка Булычев, Пронька Дудин, Ивашко Белокопыт, Гришка Федоров Пискун, Петрушка Оболтин, Енисейского острогу служилой человек Сенька Дежнев.

ф. Якутская приказная изба, опись 1, ст. № 174, лл. 91-97. Отпуск. [508]


Комментарии

1. Написано неясно, буквы стерты, дополнено по смыслу фразы.