Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

№ 7

Не ранее 1626 (135) г. сентября 20 — ранее 1627 (135) г. июля 12 1. — Отписка тобольских воевод А. А. Хованского и М. А. Вельяминова о результатах поездки служилых людей на рр. Мутная и Зеленая для «проведывания про немецких людей» и постройки острожка.

|л. 343| Государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Ондрюшка Хаванской, Мирошко Вельяминов, Ивашко Федоров, Степашко Уготцкой челом бьют.

В прошлом, государь, во 134-м году июля в 8 день в твоей, государеве, цареве и великого князя Михаила [71] Федоровича всеа Русии грамоте писано к нам, холопем твоим, что немецкие люди от Арханьильсково города, и, не заимуя Арханьильсково города, и своих земель во 134-м году по первой полой воде хотели отискивать ходу водяным или сухим путем в Мангазею. И по твоему, государеву, указу велено в Тобольску роспросити всяких людей, которые водяной путь старую дорогу из Мангазеи реку Таз и Зеленую, и Мутную реку, и Карскую губу, и Большое море окиян к Арханьильскому городу ход и на Пусто озеро знают, или которые люди про тот ход слыхали, в которых местех мочно поставить острог, /л. 344/ и много ли в тот острог на заставу надобно послать служивых людей, и лес в тех местех на острожное ставленье есть ли. А будет в тех местех лесу на острожное ставленье добыть не мошно, велено нам, холопем твоим, лес приготовить в Тобольску тотчас. А приготовя лес и роспрося про тот ход, велено послати из детей боярских и ис служивых людей, сколько человек пригоже, и с ними лес на острожное ставленье, и велено на Мутной и на Зеленой реке поставить острожок, хотя буде и не один, для приходу немецких людей и для проезду в Мангазею и из Мангазеи на Русь торговых и промышленых людей.

И в прошлом, государь, во 134-м году по прежнему твоему, государеву, указу до той твоей, государевы, грамоты меж Мутные и Зеленые реки на волок на заставу и для острожново ставленья посылали мы, холопи твои, березовсково атамана Ивана Бабарыкина да с ним тобольских и березовских служивых людей 43 человека, да дву человек вожей. А велели ему, Ивану, с служивыми людьми, пришед /л. 345/ на Зеленую и на Мутную реку, острог поставить, где пригоже, и про немецких людей велели проведывати накрепко, чтоб немецкие люди водяным путем и сухими дорогами в Мангазею ходу не проискали и торговых и промышленых людей с моря и ис поморских городов в Мангазею, и из Мангазеи на Русь пропускати не велели. Да и того велели проведывати накрепко всякими мерами — в прошлом во 133-м году з Большово моря в Карской губе прямо ль карабли были, и сколько караблей было, и какие люди, и для чево приходили, и до коих мест доходили. Да и в прошлом во 134-м году не были ль з Большово моря в Карской губе и в Мутной реке, и на волоку, и в Зеленой реке для проведыванья ходу в Мангазею немецкие люди, и по Мутной и по Зеленой реке, и на волоку, и у Карские губы велели рассматривать не поставлены ль какие признаки. Да буде найдут какие признаки, и те признаки велели мы, холопи твои, зжечь. [72]

И Березова, государь, города атаман Иван Бабарыкин с тобольскими служивыми /л. 346/ людьми приехали назад в Тоболеск в нынешнем во 135-м году сентября в 20 день. А в роспросе нам, холопем твоим, сказали: как пошли они з Березова на твою, государеву, службу и шли до островов гребью 3 недели, потому что ветры де им были встрешные. А из островов вышед, бежали Мангазейским морем по левой стороне, на которой стороне Зеленая река, парусным погодьем двои судки до Русково завороту, и против де Русково завороту пришла на них туча з дожжом и ветр встречной с сиверу, и парус на коче изодрало, и сапец 2 у коча выломило, и павозок 3 розбило, и кочь с якорей збило, и прибило за Кошку 4. И стояли де они за ветры 6 недель, дожидались пособных ветров и до Оспожина дни пособных ветров не дождалися, а бес пособных де, государь, ветров до Зеленые реки гребью доитить было не мочно. А не дошли де, государь, они до Зеленые реки за 3 дни да за 2 ночи парусным ходом. А с Оспожина дни /л. 347/ он, Иван Бабарыкин, с тобольскими и з березовскими служивыми людьми воротился назад, а на Зеленую и на Мутную реку не пошли, потому что стало поздо, море стало мерзнуть и льдов стало много, и земля мерзла, а лесу никакова нет. А идучи де, государь, они з Березова, как проехали Обдор и до тех мест, где их море било, и назад идучи до Обдори, людей никаких не видали и вестей никаких про немецких людей не слыхали. И за то, государь, Ивану Бабарыкину и служивым людем, что они до Зеленой и до Мутной реки, и до Карские губы не дошли, в Тобольску было наказанье.

А в нынешнем, государь, во 135-м году за льдом послали мы, холопи твои, на тое заставу тобольских служивых людей 20 человек, да з Березова воеводам князю Льву Волконскому да Илье Зубову, велели послать Ивана же Бабарыкина, да березовских служивых людей в 23 человека, да дву человек /л. 348/ вожей. И наказную память к Ивану Бабарыкину послали мы, холопи твои, ис Тобольска с великим укрепленьем, велели им однолично з Березова итти наспех днем и ночью и, пришед на волок, поставити острошки, где [73] пригоже. И велели им про немецких людей проведывать накрепко, чтоб отнюдь в Сибирь в Мангазею немецкие люди ходу не проискали, и руских торговых и промышленых людей с моря и ис поморских городов в Мангазею, и из Мангазеи на Русь пропущати не велели. И про все статьи по твоему, государеву, указу велели рассмотрити и розведать подлино, чтоб вперед тамошние меры как твоих, государевых, служивых людей на ту заставу посылать в Тобольску ведать, потому что в Тобольску знатцов, хто б водяной путь старой дороги из Мангазеи рекою Тазом на Зеленую и на Мутную реку, да на Карскую губу и Большим морем к Арханьильскому городу и на Пусто озеро подлинно знал, нет, роспросить неково, и лесу послати ис Тобольска и з Березова /л. 349/ не уметь, потому что тамошние места не ведомы. А только, государь, острожной лес послати ис Тобольска или з Березова, и твоим, государевым, служивым людем, которые посланы будут на ту заставу, в морском ходу и досталь будет мешкота, а лесу не довести ж, потому что бывают им встрешные ветры и кочи море бьет, и в те поры ис кочей и хлебные запасы мечют в море. А как атаман Иван Бабарыкин с служивыми людьми з заставы придут, и что нам, холопем твоим, про немецких людей и про тамошние меры в роспросе скажют, и о том мы, холопи твои, к тебе, ко государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, отпишем тотчас.

На л. 343 об.:

Отметка о подаче отписки: 135-го июля в 12 день с тобольским стрельцом с Тренькою Кириловым.

Помета: В столп.

ф. Сибирский приказ, ст. № 5, лл. 343-349.


Комментарии

1. Датируется на основании содержания отписки и отметки о подаче.

2. Сапец — руль, служащий для управления нечем.

3. Павозок — большая разгрузная лодка, с одним парусом, поднимает до 300 пудов; она находится при кочах, каюках, служит для помощи по речным мелководьям и переправам.

4. «Кошка» — коса на взморье или отмель грядью, обнажаемая отливом.