Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Краткое résumé результатов антропологических и анатомических исследований в Меланезии и Австралии

(март 1879 г. — январь 1881 г.)

Покинув Сидней в марте 1879 г., я посетил следующие острова: Новая Каледония, Лифу; из Новых Гебрид: Танна, Вате (Эфате), Тонгоа, Май, Эпи, Амбрим, Мало, Вануа Лава; острова Адмиралтейства; группы Луб (или Хермит), Ниниго (Эшикье), Тробриан; Соломоновы острова; острова у юго-восточной оконечности Новой Гвинеи и острова Торресова пролива 1.

Лишь очень немногие результаты путешествия могут быть охвачены в кратком résumé; из них первые два из нижеследующих кажутся мне наиболее важными:

1. Многие острова Меланезии 2 (в особенности некоторые из островов Новых Гебрид, Соломоновой группы, Луизиады, Новой Ирландии и пр., и пр.) имеют ясно выраженное брахицефальное население (индекс ширины многих голов превышает 80, а иногда даже 85) — обстоятельство, которое не может, конечно, приписываться смешению с другой расой и доказывает, что брахицефалия имеет гораздо большее распространение в, Меланезии, чем предполагалось до сих пор. Таков [75] результат многочисленных тщательных измерений голов и черепов 3 аборигенов различных островов Меланезии 4.

2. Хотя в некоторых деревнях южного побережья Новой Гвинеи заметна полинезийская примесь, все же это обстоятельство вовсе не позволяет называть аборигенов юго-восточного полуострова (являющихся ветвью меланезийского племени) "желтой малайской расой", как это часто делалось в недавние годы 5.

18.png (617856 Byte)

3. Знакомство с языками группы Луб (или Хермит) и диалектами северного побережья большого острова из группы Адмиралтейства, а также с туземными преданиями первой показало, что население группы Луб переселилось с островов Адмиралтейства. Дальнейшее знакомство с туземцами (группы) Луб удостоверило, что среди них есть полинезийская примесь, ставшая результатом похищения женщин группы Ниниго и частых сношений с жителями (также мелано-полинезийской расы) менее крупной группы Каниет, или Каниес (или Анахореты) 6. Мое пребывание среди жителей островов Адмиралтейства позволило мне бросить беглый взгляд на многие интересные островные обычаи; но отчет об этих наблюдениях и исследованиях невозможно уложить в несколько фраз. К этой серии результатов относятся также наблюдения, которые я никогда не упускал делать во время путешествия в Меланезию, когда только представлялся удобный случай, особенно наблюдения за их обычаями, такими, как деформация головы, татуировка, прободение носовой перегородки, крыльев носа, мочек и краев уха. Мне также удалось сделать дальнейшие наблюдения и получить дополнительные сведения о макродонтизме на островах Адмиралтейства и Луб.

На обратном пути с островов Торресова пролива я посетил Брисбен, где первоначально намеревался остаться только на несколько дней. Здесь, однако, представился благоприятный случай приобрести кое-какой интересный анатомический материал для моих антропологических исследований, и это обстоятельство [76] побудило меня продлить мое пребывание на несколько месяцев. А именно я обнаружил, что была возможность продолжить мои исследования по сравнительной анатомии мозга различных разновидностей рода Homo, начатых в 1873 г. в Батавии и возобновленных в 1881 г. в Сиднее 7.

19.png (617856 Byte)

Хотя материал, о котором идет речь, состоял только из трех мозгов, я считаю все же, что этот новый вклад в наше знание расовой анатомии поддерживает точку зрения, которую я могу кратко суммировать следующим образом. Исследование мозгов представителей различных человеческих рас показывает, что встречаются особенности вовсе не маловажного значения, которые нельзя считать индивидуальными вариациями. К этой категории относятся различия в развитии (таких частей, как): corpus callosum, pons varolii, cerebellum, различия в объеме черепных нервов и т.д.; также и расположение извилин cerebri различно, и я думаю, что с течением времени будет, вероятно, открыто, что существуют некоторые определенные типы мозговых извилин, соответствующие главным разновидностям человечества. Для того чтобы открыть эти типы, потребуется тщательное изучение большого количества материала, и я надеюсь, что мое исследование побудит других анатомов работать в этом направлении, чтобы доказать или опровергнуть это утверждение, которое при современном состоянии наших знаний может быть только более или менее гипотетическим 8. [77]

По пути с островов Терсди (Четверга) я не упустил удобного случая осмотреть, измерить и сфотографировать то, что осталось от австралийских аборигенов; и слыша в разных кругах утверждения, будто во внутренней части Квинсленда живут некие туземцы, описываемые как безволосые, я подумал, что проблема возможности существования безволосого племени среди аборигенов заслуживает личного исследования. Я подробно написал профессору Вирхову (Берлин) о моем осмотре этой безволосой семьи, которую я нашел на станции Гульнарбер, около Сент-Джорджа на реке Баллон 9. Это было мне существенно облегчено благодаря любезному содействию г. Дж. М. Кирка со станции Гульнарбер. Что касается этого примера естественной и в данном случае наследственной atrichia universalis среди аборигенов Австралии, я только замечу, что он образует интересную противоположность хорошо известным случаям чрезмерного hypertrichosis.

Для того чтобы работать совершенно без помех, воспользовавшись любезным гостеприимством достопочтенного Дж. П. Белла, я отправился в Джимбур, около Долби, где имел возможность в течение приблизительно четырнадцати дней в совершенном покое пересматривать свои путевые заметки и возобновить свою запущенную корреспонденцию.

Имея в виду продолжить сравнительно-анатомические исследования мозга сумчатых, я направился из Джимбура в Пайкдейл, около Стэнторпа, где мне удалось за почти шестинедельное пребывание приобрести для моих исследований мозга некоторые материалы, которые почти невозможно получить в таких городах, как Брисбен или Сидней, и которые, как я узнал на своем собственном опыте, даже в буше нельзя получить с большой легкостью и быстротой. Мне удалось, однако, получить несколько экземпляров мозгов некоторых видов из родов Macropus, Osphranter, Halmaturus, Petrogale, Phascolarctus, а также несколько мозгов Ornithorhynchus и Echidna.

В конце декабря прошлого года, по-прежнему пользуясь любезным гостеприимством г. Дональда Ганна, я отправился на его другую станцию — Клерво, около Глен-Иннеса, с намерением собрать некоторые ископаемые и без больших хлопот получил серию интересных остатков (видов) Diprotodon australis, Nototherium Mitchellii, Phoscolomys gigas, Macropus titan и т.п.

Говоря о работе, проделанной в Квинсленде, я не пренебрегу настоящим случаем выразить во "имя науки" мою самую искреннюю благодарность всем, кто содействовал мне в моей научной работе, тем более что благодаря этому содействию у меня появилась возможность получить гораздо более удовлетворительные результаты, чем было бы в противном случае. В особенности важным для меня было разрешение, полученное от властей Квинсленда, использовать старый музей в качестве лаборатории, а также пользоваться фотографическим аппаратом землемерного ведомства, [78] благодаря чему я получил превосходные фотографии мозга, которые выставлены 10. Среди многих лиц в Квинсленде, любезность которых" я испытал, должен упомянуть с особой благодарностью о прославленном путешественнике г. О.Ч. Грегори, кавалере ордена св. Михаила и св. Георгия 3-й степени. Шесть недель моего пребывания в Реинворте, его резиденции, были для меня поучительны и приятны благодаря его обширным познаниям в различных отраслях науки и большому опыту путешественника 11.

20.png (617856 Byte)

Когда в мае 1880 г. я получил на о. Терсди письмо от моего друга г. Уильяма Хэзуэлла 12, извещавшее меня о том, что Зоологическая станция в Сиднее еще не учреждена, я решил не покидать Австралию до тех пор, пока этот проект не будет осуществлен. Задержавшись в Квинсленде в связи с уже упомянутой работой, я прибыл в Сидней только в январе этого года, и теперь, после месячного пребывания, я имею удовольствие сообщить, что у меня есть все основания считать, что Зоологическая станция в Уотеонс-бэй будет вскоре открыта 13.

Мое пребывание в Брисбене еще раз заставило меня почувствовать необходимость такого учреждения для биолога. Я мог бы подробно изложить преимущества Зоологической станции, но удовлетворюсь замечанием о том, что, несмотря на мою большую нелюбовь к потере времени, я был вынужден провести много дней, даже недель в Брисбене и Сиднее, не имея возможности работать [79] вследствие недостатка подходящего места. (Я должен выразить здесь свою благодарность сэру Хенри Парксу за предоставление в мое распоряжение коттеджа на Выставочном участке — одной из нынешних "временных зоологических станций") 14.

Я снова повторяю свое убеждение, основанное на длительном опыте, в том, что "непосредственная нужда состоит не в приборах или библиотеках, но в месте для спокойной работы" 15. Я надеюсь, что буду иметь возможность не позднее, чем через два месяца, работать на зоологической станции в Уотсонс-бэй. Я убежден, что многие люди науки будут пользоваться ею в предстоящие годы, и удовлетворен тем, что оставляю грядущим поколениям такой памятный знак своего пребывания в Сиднее, как первая зоологическая станция в Австралии.


Комментарии

Печатается по: A Short Résumé of the Results of Anthropological and Anatomical Researches in Melanesia and Australie (March 1879 — January 1881) // Proc. LSNSW. 1882. Vol. 6. Pt. 2. P. 171-175. Текст представляет собой выступление Миклухо-Маклая на заседании Линнеевского общества Нового Южного Уэльса 23 февраля 1881 г. и напечатан в трудах этого общества. Отсюда с сокращениями: Dr. Miklucho-Maclay's Anthropological and Anatomical Researches in Melanesia and Australia // Nature. 1881. Vol. 24. P. 157-158. В примечании редакции журнала сообщается, что текст сообщения "пересмотрен и представлен автором".

Первая часть этого сообщения (до слов "На обратном пути с островов Торресова пролива..."), посланная 20 октября 1880 г. Миклухо-Маклаем из Рейнворта (близ Брисбена), была зачитана Р. Вирховым на заседании Берлинского общества антропологии, этнологии и первобытной истории 10 декабря 1880 г. и напечатана в его протоколах: Kurze Zusammenstellung der Ergebnisse anthropologischer Studien während einer Reise in Melanesien (März 1879 bis April 1880) // Verhl. BGAEU. 1880. Bd. 12. S. 374-375. Текст незначительно отличается от соответствующей части сообщения, напечатанного в Proc. LSNSW. Черновик немецкой публикации находится в ПФ ААН (Ф. 143. Оп. 1. No 18).

Впервые в переводе на русский язык: СС. Т. 3. Ч. 1. С. 409 — 413, с неточностями.

1. Более подробный отчет о маршруте, о времени, проведенном в отдельных местах, со схематическими картами маршрутов и другими подробностями можно будет найти в моих сообщениях Императорскому Русскому географическому обществу в "Известиях" этого общества.

См. раздел "Путешествие на острова Меланезии и первое посещение южного берега Новой Гвинеи в 1879-1880 гг." в т. 2 наст. изд.

2. Название "меланезийцы" я употребляю исключительно по отношению к курчавоволосым жителям островов Южных морей.

3. Чтобы исключить всякое сомнение в правильности краниологических измерений на живых индивидах, я не упустил случая собрать значительное число несомненно подлинных черепов с Новой Каледонии, Новой Гвинеи, островов Адмиралтейства, Ниниго и Соломоновых.

4. Среди населения Меланезии преобладает долихокефалия и мезокефалия, однако имеются отдельные очаги брахикефалии, например на Новой Британии (у байнингов), на островах Каниет, Д'Антркасто и др. Причины этого указать трудно. Здесь, как и в других регионах, головной указатель не относится к числу важнейших расоводиагностических признаков.

5. Слова Миклухо-Маклая о полинезийской примеси на юго-востоке Новой Гвинеи следует понимать лишь в том смысле, что монголоидно-австралоидные метисы внешне похожи на полинезийцев (см. прим. 1 к сообщению "Несколько слов о так называемой "желтой расе" на юго-востоке Новой Гвинеи" в т. 3 наст. изд.). Однако нет необходимости видеть в этом результат миграции из Полинезии. Австронезийцы посетили этот район, по-видимому, еще до того, как они заселили Полинезию. Не исключено также, что монголоидная примесь была сравнительно недавно занесена из Индонезии.

6. И здесь под полинезийской примесью по существу подразумевается ослабление австралоидных черт и усиление монголоидных. Такая неоднородность антропологического состава меланезийцев может отражать разные этапы и особенности их этнической истории: неодинаковое численное соотношение австронезийского компонента и доавстронезийского субстрата, поздние миграции из Микронезии и Индонезии и др.

7. См. сообщение "Черепа и носы туземцев Новой Гвинеи" в т. 3 наст. изд. и сообщения "Расово-анатомические исследования в Австралии", "Изучение расовой анатомии в Австралии" и "Полное впадение sulcus Rolandi в fissura Sylvii в мозгу некоторых австралийских аборигенов" в наст. томе.

8. Миклухо-Маклай вполне основательно характеризует изложенную им точку зрения как гипотетическую. Позднейшие исследования, которые были посвящены главным образом расовым различиям в строении борозд и извилин головного мозга, показали: а) что их характер в основных чертах чрезвычайно сходен у всех изученных рас человека; б) что в деталях строения, в частности в направлении и в ходе так называемых "борозд третьей категории", наблюдаются огромные индивидуальные различия в пределах каждой расы; в) что эти различия зависят в некоторой степени от размеров мозга и от общей формы полушария, т.е. от относительной ширины головного мозга. Вследствие этих зависимостей очевидно, что установление собственно расовых различий затруднительно. Есть основания думать, что они малы и заключаются в небольших колебаниях процентной частоты одних и тех же вариантов строения. См. также прим. 4 к сообщению "Полное впадение sulcus Rolandi в fissura Sylvii в мозгу некоторых австралийских аборигенов" в наст. томе.

9. См. сообщение "О безволосых австралийцах" в наст. томе.

10. Из текста не ясно, где были выставлены эти фотографии — в Музее Квинсленда в Брисбене или на Международной выставке произведений промышленности и искусства в Сиднее. См. авторское примечание на с. 73 наст. тома и наш комментарий к этому примечанию.

11. Огастес Чарлз Грегори (1819-1905) — австралийский путешественник и исследователь, глава землемерного ведомства колонии Квинсленд.

12. Уильям Эйтчисон Хэзуэлл (1854-1925) — австралийский биолог (специалист по морской фауне), один из руководителей Линнеевского общества Нового Южного Уэльса, с 1890 г. профессор Университета Сиднея. Был секретарем попечительского совета, созданного в июне 1879 г. властями Нового Южного Уэльса для руководства строительством и эксплуатацией сиднейской Зоологической (с 1881 г. — Биологической) станции.

13. О морской биологической (зоологической) станции в Уотсонс-бэй см. раздел "Биологическая станция в Сиднее" в наст. томе.

14. Хенри Паркс (1815-1896) — австралийский политический деятель. На протяжении многих лет, в том числе в 1878-1883 гг. был премьером колонии Новый Южный Уэльс.

Правительство Паркса предоставило Миклухо-Маклаю для научных занятий коттедж, расположенный на территории Международной выставки произведений промышленности и искусства. Коттедж со всеми хранившимися там материалами сгорел во время пожара, уничтожившего здание выставки 22 сентября 1882 г.

15. См.: Proceedings of the Linnean Society of New South Wales. 26th August, 1878.

См. "Проект зоологической станции для Сиднея" в наст. томе.