Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Антропологические заметки о туземцах островов Адмиралтейства (*)

(Я соединил некоторые из предыдущих и нижеследующих антропологических заметок в письме г. проф. Вирхову в Берлине, приложив несколько рисунков. Так как последние немало способствуют для придания ясности текста, то и примечу (имея в виду тех из г. г. членов (Географического общества), которые специально интересуются антропологиею), что письмо мое с рисунками будет напечатано в «Sitzungsberichte der Berliner Gesellschaft fuer Antropologie, Ethnologie und Urgeschichte». Я просил г. Вирхова прислать экземпляр журнала, в котором будет напечатано мое письмо, в библиотеку Общества 1.)

Я заметил уже на стр. 94 (См. т. 2 наст. изд., с. 112113) и во многих других местах, что туземцам не особенно нравились производимые над ними измерения и что они старались при каждой возможности избежать их; я также сказал, что принужден был, из опасения совершенно отстранить от себя туземцев, значительно сократить ряд наблюдений и ограничиться преимущественно теми, которые, по моему мнению, представляли особый интерес. Я обратил особенное внимание на измерение головы, потому что исследование черепа туземцев соседних местностей (Филиппинских островов и Новой Гвинеи) занимало последнее время многих антропологов в Европе и мне казалось интересным добыть несколько положительных данных о форме черепа (туземцев) прилегающей области — Северной Меланезии. Характеристические особенности такого явления, как большие зубы, далее заняли меня, тем более что эта аномалия стоит, насколько мне известно, пока одиноко и встретилась мне в отдаленной и мало посещаемой местности.

Я привожу в последующем только такие факты, в верности которых я мог убедиться достаточным рядом наблюдений, и откидываю пока те, которые вследствие ограниченности времени [263] я принужден был оставить сомнительными (Так, например, ушной канал показался мне замечательно прям и велик, но, видев его у немногих туземцев и не имея никакого материала, чтобы сделать отливки его формы, оставляю это недостаточное наблюдение в стороне. Изгиб спинного хребта был в некоторых случаях весьма замечателен (не в патологическом отношении), но, не имея снаряда, который надо еще придумать, для точного графического изображения его, и это пропускаю, как и многое другое.). Во многих случаях руководившая меня мысль была: желание определить большим рядом наблюдений границы индивидуальных вариаций, бесспорно доказать, что многие положения, считаемые положительными результатами науки, далеко не так общи и положительны, как вообще предполагают.

Рост. Рост мужчин варьировал между 1470 — 1780 мм.

Это были нарочно выбранные крайности (между сотнями), рост же большинства был (28) (Цифры между скобками здесь и в последующем обозначают число сделанных измерений.) 1510 — 1640 мм.

Рост женщин варьировал между (12) 1460 — 1670 мм.

Я видел, однако же, женщин (двух или трех), которых смерить мне не удалось (по случаю их бегства), показавшихся мне выше сообщенного maximum. При иногда значительном (относительно) росте старые женщины, которые в большинстве случаев очень худощавы, имея бритые головы, груди, редуцированные до незначительных складок кожи, и не нося никаких украшений, которыми не пренебрегают молодые женщины, весьма похожи на мужчин, особенно когда сидят; причем отличия костюма и походки не мешают возможности ошибочного заключения.

О форме головы. По уже сказанной (на предыдущей стр.) причине и потому, что тип здешних туземцев, как также уже замечено, сходен с общим типом папуасов Новой Гвинеи (Берег Маклая, например), было мне особенно интересно убедиться, насколько форма их черепа поддерживает такое мнение. Я постарался поэтому добыть размеры возможно большего числа голов. Не упуская удобного случая, мне удалось собрать [264] 106 измерений головы, которых индексы оказались в средних числах следующими:

У мужчин (68) 73,2 — 84,5

У детей (Моложе 12 лет приблизительно.) (9) 75,8 — 79,8

У женщин (28) 70,5 — 78,6

Индекс ширины головы 7- или 8-дневного ребенка (>) был 82,4.

Чтобы показать, какая форма головы преобладала (Для не антропологов замечу, что те черепа (или головы), которых индекс ширины (процентный показатель ширины в отношении к длине) больше 80, называют брахиоцефалами (короткоголовыми), с индексом ширины меньше 75 — долихоцефалами (длинноголовыми). Между ними стоят мезо- или ортоцефалы (среднегодовые).), приведу, что:

Между 68 мужчинами имели 10 человек и. ш. менее 75,0 и 5 — более 80,0

— » — 28 женщинами — » — 26 — » —  — » — 0

— » — 9 детьми — » — 0 — » —  — » — 0

Итак, мезоцефальные головы имеют, как видно, наклонность к брахиоцефалии.

Что в этом случае у женщин встречались часто длинные головы и даже самая узкая голова была смерена у женщины (При предыдущих путешествиях на Новую Гвинею и на Малайском полуострове один из результатов моих краниологических измерений был, что головы женщин вообще короче мужских.), объясняю я тем важным при вычислении средних чисел обстоятельством, что голов мужчин было смерено <в> 2 1/2 раза более, чем голов женщин; во-вторых, тем, что у почти всех женщин были бриты головы, между тем как мужчины имели большие куафюры волос на головах, которое обстоятельство — причина небольшой погрешности (Которая происходит оттого, что, меряя ширину, имеешь два слоя волос, тогда как при измерении (В рукописи: размере) длины входит только один слой волос (на затылке), из чего следует, что ширина оказывается незначительно больше (на 0,5 мм приблизительно) в отношении к длине головы.), увеличивающей незначительно брахиоцефалию голов (Еще третий момент может быть отчасти причиною, что некоторые головы мужчин оказались короче. Уже сильно смущенные при виде моего намерения прикоснуться к их особе, некоторые из туземцев, как только чувствовали легкое давление краниометра, жались и ахали, как бы действительно чувствуя боль. Заметив, что это очень пугает остальных, еще не смеренных, я в некоторых случаях не сжимал слишком сильно головы этих нежных папуасов краниометром, что вообще делал, имея в виду слой упругих волос этой расы. Но эти случаи были исключения; как тольк9 замечал, что погрешность может поэтому быть немного значительною, переходил к другому. Женщины, или вследствие смущения или боязни, или будучи терпеливее мужчин, переносили, не произнося ни слова и не делая гримас, значительное давление краниометра. Имея дело с такими терпеливыми объектами, я мерил как следует.).

Я намерен прибавить здесь несколько общих замечаний об измерениях головы, что уже несколько раз откладывал, хотя и сообщал результаты этих измерений. [265]

Как уже сказано в свое время (См. мою программу исследований (Изв. РГО, 1870. Т. 6. Отд. 2. С. 265) <см. наст. том, с. 302>.), я не полагаю основательным придавать слишком большого значения размерам черепа, но считаю, несмотря на то, индексы ширины и высоты черепа в ряду антропологических измерений (при настоящем, весьма ограниченном методе антропологических исследований) цифрами очень важными. Г-н Вирхов называет индекс ширины одним из «главных чисел при антропологической классификации».

Желая (в 1873 г.) ответить <на> вопрос г. акад. К. М. Бэра (Там же. С. 264.) и не видя возможности в короткое время стоянки «Изумруда» на Манильском рейде добыть необходимое для этого достаточное число черепов негритосов, я был наведен на мысль заменить измерение черепов измерениями голов. Убедившись позднее опытом, что размеры головы и черепа той же личности представляют почти (погрешность оказалась весьма незначительною) что те же пропорции, я не упускал случая при дальнейших путешествиях делать измерения голов представителей различных рас, с которыми приходил в столкновение.

Измерение головы имеет, что касается определения индекса ширины, значительные преимущества над измерениями черепа. Во-первых, измеряемый материал бесспорно настоящий, так как сам видишь измеряемых и собственными глазами можешь судить о них. Во-вторых, при некотором такте и старании наблюдателя этот материал может быть без особых трудностей увеличен. В-третьих, пол и возраст объектов наблюдения также известны. Первые два пункта особенно важны. Каждому путешественнику известно, как нередко бывает трудно убедиться в происхождении находимых или покупаемых черепов и как мало можно доверять при этом уверениям туземцев; только в немногих местностях, где обитает единственно одно племя (как, например, на Берегу Маклая), не имея даже мимоходных столкновений (На стр. 112 <см. т. 2 наст. изд., с. 132> я привел случай, что такое сравнительно редкое столкновение, как туземцев о. Вуапа с жителями о-вов Адмиралтейства, может быть причиной (если тем или другим образом черепа этих микронезийцев попадут в европейские музеи и будут описаны как черепа островитян о. Тауи) ошибочных заключений, недоразумений, споров и т. п.

Что подобное может случиться и случается, приведу пример, на который я обратил внимание, перечитывая на днях описание экспедиции парохода «Этны» в 1858 г. Будучи в 1874 г. в Новой Гвинее, я слышал от самих папуасов Берега Ковиай, что они имеют обыкновение вешать черепа ими убитых на деревья около хижин и что в некоторых (местах) таких черепов на деревьях много (в верности этого рассказа я сам впоследствии убедился). Но между черепами при междоусобных войнах убитых папуасов находятся также и такие, которые могут принадлежать представителям весьма различных народностей Малайского архипелага, почти каждый год стекающихся для торговли на больших макассарских «падуаканах» или на небольших разнообразных «прау» из Серама, Серам-Лаут, Горама, Халмагеры и т. д., т. к. убийства целых экипажей таких судов весьма нередко случались и случаются на этом берегу. Путешественник, собирая в этой местности антропологические коллекции, должен быть весьма осторожен, и только познакомившись с обычаями хоронить покойников и сохранять их кости, он может достать в некоторых случаях достоверный материал, но даже и тут он не избавлен от возможности добыть не настоящий, потому что на этом берегу между папуасами чистой крови встречается нередко малайско-папуасская смесь; эти люди смешанного происхождения живут и могут быть похоронены, как настоящие папуасы, от которых они социально не отличаются.

Читая описание плавания «Этны» г. Ройера, командира этого парохода (Roijer G. Reis van Amboina naar de Z. W. en N. Kust van Nieuw-Guinea, gedaan in 1858 met Z. M. Stoomschip «Etna». Amsterdam, 1862. P. 32), я нашел рассказ, что один из многих черепов, висевших на дереве около деревни близ р. Каруфы, был доставлен комиссии на пароход, а передан впоследствии в музей Батавий-ского общества. Хотя нельзя утверждать, что именно этот череп принадлежал не папуасу, но сомнение в достоверности (зная вышесказанное) весьма у места, и один такой сомнительный череп (если черепа Батавийского музея не имеют подробных ярлыков с указанием их происхождения), не обозначенный как таковой, может спутать результаты исследования целой коллекции. Разбирая внимательнее историю собираний коллекции черепов (и других объектов) и зная локальные обычаи мест их происхождения, можно привести много подобных примеров.) с другими [266] расами, можно быть уверенным в подлинности происхождения находимых или получаемых от туземцев черепов.

С другой стороны, число наблюдений очень важно; весьма редко и только в особенных случаях и вообще не в короткое время можно получить достаточное число черепов (А. Б. Мейеру 2 удалось в 1873 г. вывезти из Новой Гвинеи около 150 черепов («Natuurkundig Tijdschrift voor Nederlansch Indiл», Deel 35. 1875. P. 118); ничего не зная еще, откуда и каким образом ему посчастливилось добыть такой материал, не могу сказать ничего об этом случае, тем более что г. Беккари, с которым я имел удовольствие встретиться в последний раз на о. Яве в 1874 г.3, сообщил мне, между прочим, что ему известно одно место на Новой Гвинее (он не говорил определеннее), где он может достать много десятков черепов. Все эти местности: Папуа-Онин, Нотан, окрестности Доре и Гельвинк-Бай, где были эти естествоиспытатели, как и Берег Ковиай, посещаются малайцами.). Как долго пришлось бы мне, например, остаться на о. Тауи, чтобы собрать положительно достоверные 106 черепов? Правда, что тогда я мог бы дать 4664 измерения (по 44 на каждый череп), а не 212. Но вопрос, на который я пока хотел иметь ответ, был: какие головы преобладают у туземцев о. Тауи? Теперь с приблизительною достоверностью могу ответить, повторяя уже вышесказанное: головы островитян о. Тауи мезоцефальны, но имеют наклонность к брахицефалии, что в свою очередь представляет доказательство, что положение: меланезийцы — племя длинноголовое, далеко не такое общее, как полагают и как, один полагаясь на другого, повторяют авторы по антропологии.

Цвет кожи. Черновато-коричневый различных оттенков цвет кожи соответствует основному тону No 50 (табл. Брока) 4, с оттенками, переходящими к No 43 и No 28. Хотя цвет здешних островитян вообще значительно темнее микронезийцев и даже характеристичный тон может быть назван «черноватым» или «весьма темным» (No 50 приблизительно), но цвет кожи варьирует здесь в такой степени между особями, что в группе туземцев Тауи, не обращая внимания на лица и различный характер волос, [267] руководясь единственно цветом кожи, я при первом взгляде не мог отличить между ними туземцев Вуапа и Пелау.

Упомянутый уже 7- или 8-дневный ребенок имел кожу коричневато-серого цвета, соответствующего приблизительно смеси No 21 и No 52.

Волоса. То, что я могу сказать о волосах, уже высказано в другом месте, так что могу слово в слово повторить уже сообщенный результат моих наблюдений 1871 г. на Новой Гвинее. Вот перевод этих мест: «...Волоса растут на голове папуаса совершенно подобно, как и у европейцев, и на голове не иначе, как вообще на теле человека...» и «...Как на голове, так и на всем теле папуаса волоса растут не группообразно, отдельными друг от друга пучками, как это было утверждаемо многими авторами...» (См. мою статью «Antropologische Bemerkungen...» в «Natuurkundig Tijdschrift», D. 33 за 1873 г. <см. наст. том, с. 14 и 19>.)

Все это я могу сказать о всех до сих пор мною виденных географических разновидностях папуасского племени, как-то: о папуасах восточного и юго-западного берегов Новой Гвинеи (Берега Маклая и Берега Ковиай), о негритосах о. Люцона, о сакай и семанг Малайского полуострова и, наконец, туземцах о-вов Тауи и Агомес (о-ва Хермит на картах) (Папуасы, которые, имеют такое «пучковатое» или «косматое» (buschelhaarig) расположение волос, так что «пучки волос отделены друг от друга пространством без волос», встречаются на о-вах Баладеа, Лифу, Аиейтиум, Танна, Луизиада, на о-вах Торресова пролива, в некоторых местах Новой Гвинеи и во всем арх. Фиджи (Waitz T. Anthropologie der Naturvoelker. Th. 5. Leipzig, 1870. S. 546). Из всех этих островов я был пока только в Новой Гвинее, где мне, как видно, не посчастливилось попасть в местность с «косматоволосыми» жителями!). Ни у одной особи перечисленных географических разновидностей я не видал группообразного расположения корней волос («Группообразное», «пучковатое» или «косматое» расположение волос принадлежит, как и долихоцефалия меланезийцев, к положениям, которые так утвердились в антропологии, что даже послужили к основанию целых классификаций человеческих племен, как это мы видим у Геккеля (Haeckel E. Naturliche Schopfungsgeschichte. Berlin, 1868 (4. Anl. — Berlin, 1873) и у Мюллера (Muller Fr. Allgemeine Ethnographie. Wien, 1873) 5.).

О том, насколько диаметр спиральных колец курчавых волос папуасов может быть принят во внимание при классификации разновидностей этого племени, я не составил себе еще окончательного мнения; замечу, однако, что при рассматривании коллекций волос чистокровных папуасов (собранной в 1871/72 г. на Берегу Маклая (В этой коллекции все искусственно измененные волосы были строго исключены.)) я нашел, что диаметр спиральных колец волос головы у различных особей (мужского пола) варьирует между 2 и 14 мм (!).

Если принять определения разных характеров человеческих волос, которые даны в «Instructions generales sur l'Antropologie» (стр. 59) Парижским антропологическим обществом 6, то волоса островитян Тауи (как и всех, виденных мною и перечисленных [268] выше разновидностей папуасского племени) следует назвать руноподобными (laineux), но заметить, что волоса эти сообразно обращению с ними представляют или «une chevelure а grains de poivre» (Мелко-курчавые волосы; букв: волосы с завитками размером с перечное зерно (франц.)) или «une chevelure en tete de vadrouille» (Волосы, как швабра (франц.)), могут перейти при достаточной длине и при расчесывании из первого состояния во второе и через некоторое (но более продолжительное) время снова вернуться к первому. Так что, пожалуй, вернее заменить слово «chevelure»  словом «coiffure» (Из которых, однако же, только одна («en tete de vadrouille») — произведение искусственное, первая является сама собою, как только волоса достаточно длинны и предоставлены сами себе. Но многие папуасы пользуются этим свойством волос и выдумывают разнообразные прически: натирая более или менее толстые космы, кончающиеся «grains de poivre», красною или черною землею, разбавленною маслом, привешивают к ним маленькие раковины, блестящих насекомых и т. д. и т. д.) (Прическа (франц.)).

Волоса 7- или 8-дневного ребенка, о размерах головы и цвете кожи которого я уже говорил, были матово-черного цвета, очень тонки и при длине 15 — 20 мм имели (но не все) загнутые концы (начинали виться).

Обращение с волосами. Мужчины о. Тауи носят волоса длинные и располагают их в виде весьма различных причесок. Волоса на лице, с включением бровей, они выдергивают или бреют, употребляя для этого осколки обсидиана, о чем говорил в предыдущем письме.

О больших зубах. Так как на предыдущих страницах уже много раз говорено об этой анатомической особенности островитян Тауи, то я рекапитулирую здесь единственно главные пункты, отсылая антрополога-специалиста к моим письмам г. проф. Вирхову, к которым приложены рисунки, дополняющие описание.

1. Размеры некоторых, самых больших зубов 7, по возможности тщательно измеренных:

1) средний dens incisons правой стороны верхней челюсти: длина зуба (передней эмалевой поверхности) 15 мм, ширина его у корня 12 мм, внизу — 21 мм;

2) средний dens incisoris правой стороны верхней челюсти другого туземца: длина 15 мм, ширина у корня 11 мм, внизу — 19 мм;

3) средний dens incisoris нижней челюсти правой стороны третьего туземца: вышина (длина) 6 мм, ширина верхней поверхности 14 мм, толщина 9 мм;

4) средний dens incisoris левой стороны верхней челюсти четвертого туземца имел 16 мм длины; средний dens incisoris левой стороны нижней челюсти четвертого туземца имел 24 мм длины (Это был самый длинный мною смеренный зуб, но обладатель его скрылся прежде, чем я мог измерить другие размеры.).

2. Положение зубов в челюсти различно: у некоторых они стоят вертикально (ортогнатно), у других значительно выдаются [269] вперед (прогнатно). В обоих случаях верхний ряд выдается перед нижним.

3. Чаще увеличены были зубы верхней челюсти сравнительно с зубами нижней, но нередко зубы обеих челюстей показывали эту особенность.

Хотя dentes incisores бросались особенно в глаза своею величиной и вообще, кажется, чаще других бывают велики, но и dentes canini нередко бывают гипертрофированы.

О dentes praemolares и dentes molares могу только сказать, что ничего не заметил в них особенного, но это не исключает возможности, что у них встречаются какие-нибудь особенности, хотя и в меньшей степени. Неохота туземцев подвергаться исследованию, которая затруднила немало даже получение добытых наблюдений, делала невозможным более продолжительный осмотр их челюстей. Я ограничился, уступая необходимости, наблюдением главного, бросающегося в глаза при первом осмотре. Позднейшие наблюдения дополнят, может быть, то, в чем мне не удалось убедиться вполне этот раз.

4. Гипертрофия показывает наклонность являться симметрично, так что обе стороны одной или обеих челюстей имеют равное число зубов увеличенных, но встречаются также особи с единственно одним увеличенным зубом, который в таком случае бывает обыкновенно один из резцов.

5. Так как со времени приобретения этой особенности уже пережили многие поколения и она стала наследственною, то зубы детей часто очень неправильно расположены и нередко некоторые из них имеют несоответственную летам значительную величину.

6. У женщин я видел также большие зубы, но только издали (так как они при первом взгляде уже убегали); мне кажется, однако же, что у женщин эта аномалия встречается не так часто и зубы не достигают таких размеров, как у мужчин.

Скажу теперь несколько слов о том, к какому разряду явлений мы можем отнести эту несомненно интересную и характеристическую особенность туземцев о. Тауи.

Ясно, что мы имеем здесь дело с гипертрофией (вероятно, гиперблазией) зубной ткани (dentinum), которая только при помощи микроскопического исследования может быть ближе определена. Нет основания назвать эту гипертрофию патологическим процессом; эмаль гладка и здорова, увеличенные зубы стоят у нестарых людей крепко в челюстях, сильное давление (У двух или трех туземцев я пробовал сильно сдавливать зубы хирургическими щипчиками — пациенты не подавали знаков боли, как и те, которым я пальцем сильно давил на десны.) на зубы и на десны не соединено с болью. Наклонность гипертрофии являться симметрично в челюстях, а главное наследственность, причем некоторые зубы у детей растут только скорее и достигают большей величины, чем остальные, совершенно, как мне [270] кажется, исключает мысль о болезненном явлении, не забывая, однако же, при этом, как узка граница между нормальным (здоровым) и патологическим процессом. Увеличение зубов принадлежит, как я полагаю, к тому ряду явлений, как увеличение нимф и стеатопигия у готтентотских женщин; подобно этим особенностям готтентотской расы, увеличение зубов у островитян Тауи встречается не как постоянное явление у всех особей, а только у некоторых.

Об относительном числе таких исключительных особей я не имею достаточно данных, чтобы сказать что-нибудь положительное; замечу, однако же, что я видел многие десятки людей с большими зубами, и могу прибавить, что это явление на о. Тауи не составляет редкости (Я видел десятки таких людей, потому что обращал внимание и старался не пропустить ни одного случая, так как особенность эта представляет значительное индивидуальное разнообразие. Этим, я думаю, можно объяснить тот странный факт, что до сих пор эта довольно резкая аномалия оставалась неизвестною. Надо еще при этом принять во внимание, что большинство людей обыкновенно смотрят только на то, что их интересует; кроме того, в этих редко посещаемых странах есть многие другие предметы, бросающиеся в глаза путешественника-неестествоиспытателя.).

Я провел на этом острове слишком мало времени, чтобы составить себе какое-либо мнение о том, какой образ жизни и какого рода пища вызвали, вероятно, эту гипертрофию; не желаю поэтому делать, а тем более высказывать возможные предположения, так как наблюдения, вероятно, в состоянии будут дать прямой ответ на этот новый антропологический вопрос (Пример влияния пищи на зубы я нахожу в инструкциях для руководства при антропологических измерениях экспедиции фрегата «Навары» 8 (К. Scherzer, Е. Schwarz. On Measurements as Diagnostic Means for Distinguising the Human Races. Sydney, 1858. P. 8. Printed for private circulation only). Там говорится, что зубы туземцев Никобарских островов патологически так изменены вследствие жевания жестких и едких (corroding) веществ, что изменили свое положение и двигаются под острым углом. К сожалению, там не прибавлено, сохранили ли зубы при этом свою нормальную величину.).

О некоторых особенностях глаз (palpebra tertia 9 значительной ширины, очень светлый iris, о бугорках на краях ресниц около caruncula lacrim.) я уже говорил на стр. 102 (См. наст. изд., т. 2, с. 125), так что не стану повторять уже сказанное.

О незначительной величине мужского полового органа я также заметил при описании костюма туземцев (стр. 70) (См. наст. изд., т. 2, с. 109 — 110). Некоторые сюда относящиеся замечания я откладываю до описания антропологических особенностей жителей о-вов Агомес (Хермит), где я имел случай видеть этот орган, которого величина была еще более редуцирована.

Короткость большого пальца ноги. У многих туземцев оказывался большой палец, вместо того чтобы превосходить длиной остальные, короче второго. При нормальном положении пальцев ноги стоя разница эта была 5 — 14 мм (разница становилась еще значительнее при вытягивании пальцев, так как 2-й [271] палец ноги более согнут, чем 1-й). Не знаю, встречается ли это у взрослых кавказского племени, но мне известно, что в эмбриональном развитии есть период, когда большой палец короче остальных.

О замечательном развитии мускулатуры пальцев ног могу только упомянуть как о вероятном предположении, видев гимнастику или забавы туземцев, описанные на стр. 108 (См. наст. изд., т. 2, с. 129 — 129); остается мне заметить о том, что боковое положение внешних пальцев ног, особенно 4-го и 5-го, я видел здесь нередко (Особенно характеристический пример такого бокового положения трех внешних пальцев ног я заметил сперва у сакай Малайского п-ова (см. мои «Ethnologische Excursionen in der Malayischen Halbinsel». 1875. Taf. 2. Fig. 4 <См. m. 4 наст. изд.>), вследствие чего стал обращать внимание на пальцы ног представителей других рас и нашел то же (В рукописи: ее) в большей или меньшей степени у малайцев, микронезийцев и здесь у папуасов.).

20 февраля 1877 г.
Бугарлом,
на Берегу Маклая в Новой Гвинее.


Комментарии

Печатается по: АГО. Ф. 6. Оп. 1. No 61. Л. 113 — 124. Описание беловой рукописи и ее чернового варианта см. на с. 468 — 470, 473 — 474 т. 2 наст. изд.

Впервые: Изв. РГО. 1878. Т. 14. Вып. 5. Отд. 2. С. 445 — 455, с небольшой правкой. Отсюда: Изд. 1941 г. С. 31 — 38, со значительной правкой, с пропуском одного абзаца; СС. Т. 3. Ч. 1. С. 313 — 324, с некоторыми уточнениями, но с сохранением пропуска.

Примечания 5 (част.), 9 сделаны А. Г. Козинцевым, 7 — М. В. Станюкович. Остальные примечания подготовлены Д. Д. Тумаркиным.

1. Имеется в виду статья «Антропологические заметки, собранные во время путешествия в Западную Микронезию и Северную Меланезию в 1876 г.», публикуемая в наст. томе.

2. Об А. Б. Мейере (Майере) см. прим. 1 к тексту «Поправки к странице 459 части XX» в наст. томе.

3. Об Э. Беккари см. прим. 16 к тексту «Бейтензорг — Амбоина» в т. 1 наст. изд.

4. О таблице Брока см. прим. 15 к тексту «Фрагменты полевого дневника за 1872 г.» в т. 1 наст. изд.

5. Фридрих Мюллер (1834 — 1899) — австрийский языковед и этнограф, профессор Венского университета, один из зачинателей этнолингвистики. Об Э. Геккеле см. прим. 56 к «Первому путешествию по Малаккскому полуострову» в т. 2 наст. изд.

Неравномерность расположения корней волос, при которой некоторые участки кожи головы остаются открытыми, наблюдается у некоторых африканских народов, в частности у бушменов, готтентотов, в некоторых нилотских группах (динка, нуэр, шиллук). Адаптивное и расоводиагностическое значение этого признака неясно, но во всяком случае он не дает оснований для деления рас на низшие и высшие.

6. Имеется в виду кн.: Broca P. Instructions generales pour les recherches anthropologiques. Paris, 1865. См. также прим. 4 к данному тексту.

7. В ч. р. здесь сноска: «Чтобы производить измерение по возможности точно и скоро, что было необходимо при нетерпеливости, беспокойстве меряемого субъекта, и притом получить верный рисунок, я начинал с того, что переносил циркулем прямо на бумагу различные размеры зуба или зубов, а затем при помощи полученных точек делал рисунок зуба или зубов. Боязливость, подвижность измеряемых была причиною, что я часто должен был ограничиваться более характеристичными размерами и оставлять другие в стороне. Если эти размеры рознятся от посланных г. Вирхову, то это вследствие того, что, не имея копии с письма к нему, я не знаю, размеры каких зубов я ему послал. Здесь я привожу размеры самые большие».

8. Об экспедиции на австрийском фрегате «Новара» см. прим. 11 к статье «Антропологические заметки, собранные во время путешествия в Западную Микронезию и Северную Меланезию в 1876 г.» в наст. томе.

9. О palpebra tertia см. прим. 5 к статье «Антропологические заметки, собранные во время путешествия в Западную Микронезию и Северную Меланезию в 1876 г.» в наст. томе.