Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Научные результаты экспедиции на Берег Папуа-Ковиай

Антропологические заметки

Вообще нельзя отличить туземцев Берега Папуа-Ковиай от жителей Папуа-Оним и Папуа-Нотан.

Нельзя отделять в антропологическом смысле жителей береговых от жителей горных деревень, так называемых майрасис и вуоусирау;

Наблюдения показывают, что на Берегу Папуа-Ковиай уже давно существует примесь других рас и <смешение> происходит ежегодно, но это смешение рас выражается только в отдельных, и то немногих, особях, имеющих волоса курчавые, но <с> более широкими завитками или волоса просто вьющиеся, более светлый цвет кожи, другие черты лица и т. д. Но все они составляют исключение, и помимо их существует чистокровная папуасская раса. Горные жители, без сомнения, могут считаться таковыми.

Примесь малайской крови происходит здесь не вследствие поселения здесь малайцев, которые боятся селиться здесь среди папуасов; с другой стороны, папуасы не привозят сюда жен <с> других островов. Женщина из Серама, о которой я упоминал 1, последовавшая за своим мужем в Наматоте, составляет редкое исключение.

Примесь происходит другим образом. Этот берег Ковиай, подобно, хотя реже, как берег Оним и Нотан, посещается ежегодно макассарскими «прауами», которые приходят сюда с одним муссоном, остаются здесь несколько месяцев и уходят с другим муссоном. Торговцы и экипаж этих судов представляют большое разнообразие народностей и рас; здесь есть и бугисы, и макассарцы, и серамцы, люди Галеля с о. Хальмахеры и с о. Бутона и др. Между торговцами и анакодами встречаются нередко помеси арабов, китайцев с малайцами, даже иногда чистокровные арабы и китайцы. Все эти люди имеют сношения с папуасскими женщинами и могут оставить здесь свое потомство, так как матери этих детей остаются по большей части в Новой Гвинее, причем, разумеется, дети иногда, или даже обыкновенно, номинально имеют других отцов. Особенно в семействах начальников встречается часто эта смесь, что можно приписать обстоятельству, что начальники преимущественно пред другими имеют сношения с торговцами (Я знаю вышесказанное не со слов других, а просто из прямого наблюдения отношений туземцев ко мне и к моим людям.).

Хотя примесь здесь несомненна, нельзя сказать, чтобы продукты ее были бы многочисленны и во всяком случае папуасский тип в них преобладает, но они всегда, без особенной трудности отличимы от чистокровного типа папуасов.

Оставляя в стороне результаты этого смешения рас, о которых я буду говорить ниже, обращусь прямо к чистокровным папуасам этого берега.

Не принимая во внимание второстепенные особенности, происшедшие от влияния географического положения (и вследствие [175] этого перемены образа жизни, обычаев и т. д.), и не желая ввести искусственных подразделений, приходишь к результату, что папуасов-ковиай никаким образом нельзя отличить в антропологическом смысле от папуасов восточного берега Новой Гвинеи (туземцев Берега Маклая, напр.). Нет, по моему мнению, достаточных оснований отделять <папуасов-ковиай> как особенную разновидность этой расы. Рост вариирует между широкими границами. Он колебался

у мужчин — между 1750 — 1480 mm

у женщин » 1510 — 1310 » (*)

(* Этого роста <1310 мм> была совершенно развитая и во всех отношениях способная иметь детей девочка или, вернее, женщина лет пятнадцати.)

Хотя и встречаются здесь высокие, здоровые особи, но большая часть населения ниже среднего роста европейцев. Причинами тому, вероятно, сопряженная с кочующим образом жизни недостаточная пища и затем обстоятельство, что едва зрелые девочки делаются уже матерями.

Там, где встречается более достаточная пища, как например, на южном берегу бухты Лакахиа и Кируру (В рукописи: Керуру), там встречаются также более высокие и более крепкие люди.

Исследование черепов и измерение голов папуасов-ковиай подтвердили результат, к которому меня привели измерения черепа туземцев Берега Маклая, именно, что долихоцефалия не может считаться антропологическим характером папуасов и что между ними встречаются нередко особи с короткими головами (т. н. брахицефалы) (Оставлено пустое место для примечания).

И здесь встречаются черепа очень длинные, так что индекс ширины вариирует между 62,0 — 80,2 (20 измерений).

Между женщинами короткие головы встречались чаще, чем у мужчин.

Я не видал здесь никаких следов деформаций детских черепов или лица, за исключением пробуравливания носовой перегородки.

О волосах здешних папуасов не могу сказать ничего особенного, как только то, что расположение их не пучкообразное и что вид их зависит главным образом от обращения с ними. Постоянное смазывание маслом и расчесывание могут довести до того, что курчавые папуасские волосы почти что теряют свои завитки, как <я> это не раз замечал у папуасских женщин, которые, желая походить на своих сестер и удлинить себе волосы, постоянно смазывали их маслом и вычесывали.

Дети (до 10 лет и более) имеют лоб, покрытый волосами; только в средней части лба, над переносицей, волоса короче и не так густы (Лоб, покрытый волосами, не есть особенность, встречающаяся только у папуасской расы. Я встречал его <т. е. такой лоб> и у детей малайцев, и даже у смеси европейцев с малайцами, даже у детей, дошедших до периода зрелости.). От висков вдоль щек спускаются очень заметные бакенбарды. Все эти волоса на лице, хотя довольно длинные, остаются прямыми. Они тоньше и кажутся светлые сравнительно [176] с волосами головы. Грудь и живот, особенно посередине, почти без волос, но зато задняя часть шеи, спина, плечи и задняя часть рук значительно волосаты. Посередине спины, вдоль спинного хребта, волоса особенно часты и длинны. Ягодицы иногда и у детей покрыты волосами, хотя вообще можно сказать, что верхние конечности более покрыты волосами, чем нижние.

Цвет кожи подвержен таким же индивидуальным различиям, как и рост.

На о. Айдума я имел случай видеть новорожденного. Он был желто-серого цвета, который всего удобнее было бы передать тоном между No 51 и No 39 таблицы Брока. Тело было в некоторых местах очень светлым, особенно нос и нижняя часть лица; руки, грудь и живот были гораздо светлее спины и лба; ноги были также светлее спины, однако ж темнее рук. Темнота лба показалась мне особенно замечательною. Волоса новорожденного были темно-каштановые и слегка вьющиеся; глаза также темно-карие.

Кроме значительной подвижности большого пальца ноги, мне бросилось в глаза <легкое сгибание предплюсневых суставов> (В оригинале оставлено место для семи-восьми слов), происшедшее, вероятно, вследствие постоянного упражнения и неупотребления обуви. При сидячем положении угол, составленный линиею <горизонтали> (В оригинале оставлено место для одного слова) и плоскостью подошвы, <был> 45°, и он, кажется, бывал иногда еще того меньше, как, например, при влезании на деревья, восхождении по лестнице, когда вся тяжесть тела лежала на одной ноге.

О папуа-малайской помеси

Во время моего пребывания на о. Кильвару в продолжение месяца я имел возможность наблюдать результаты скрещиваний между малайцами и папуасами.

Я желал установить (Было: Вопрос, который я старался решить) антропологический habitus продуктов смешения обеих рас, имея главным образом в виду форму черепа и характер волос.

Для того чтобы исследовать матерьял, не подлежащий ни малейшему сомнению, я ограничил мои наблюдения только на тех детях, которых отцов и матерей я мог видеть.

Приложенные портреты 2, которые я при этом сделал, особенно интересны своим разнообразием и составляют прекрасную иллюстрацию результатов, которые я могу передать здесь в следующих положениях.

Во-первых. Помесь представляет, рядом со значительным разнообразием физиономий и внешнего habitus'a, в большинстве случаев ясно выраженный папуасский тип (Тот же перевес со стороны более темной расы встречается также у помеси между негром-отцом и яванкою-матерью; в их детях преобладает негритянский тип, но рядом с очень темною кожею, негроподобными чертами лица, волосами почти что негров форма головы была (в двух случаях) брахицефальная, т. е. малайская.). Хотя у некоторых он нисколько не проявлялся.

Тот же перевес со стороны более темной расы встречается также у помеси между негром-отцом и яванкою-матерью; в их детях преобладает негритянский тип, но рядом с очень темною кожею, негроподобными чертами лица, волосами почти что негров форма головы была (в двух случаях) брахицефальная, т. е. малайская. [177]

Во-вторых. Хотя - локоны у некоторых представляли очень мелкие спирали, но весьма немногие имели папуаобразные волоса.

В-третьих. Встретились дети чистокровной папуаски и отца-малайца, которые имели совершенно прямые (Было: гладкие) волоса.

На этот случай, так как мне он показался особенно важным, я обратил специальное внимание. Мать одного такого человека была папуасская женщина с берега Папуа-Оним и имела очень характеристичные папуасские волоса, так называемые («chevelure а grains de poivre») (В оригинале оставлено место для двух-трех слов) и весьма, долихоцефальную голову; ее сын имел, как и отец, совершенно прямые волоса и брахицефальную голову, между тем лицо не представляло ни папуасский и ни малайский тип.

В-четвертых. Помесь имела преимущественно брахицефальную голову; индекс ширины их вариировал между 80,4 — 93,7 (Большое преобладание брахицефалыюй формы зависит, вероятно, отчасти от обстоятельства, что исследованный матерьял был собран наблюдениями над детьми.).

В-пятых. Цвет кожи, который вследствие большого разнообразия <у> папуасов (На Берегу Ковиай я встретил многих, которых цвет кожи был темнее No 30 таблицы Брока.) и малайцев в этом отношении не представляет особенно важный характер, был вообще темнее, чем у малайцев.

В-шестых. Физиономии помеси представлялись для европейского глаза более красивыми, чем физиономии папуасов или малайцев; выражение более интеллигентно 3, более живое, чем у чистокровных малайских детей.

Матерьял, послуживший для этих наблюдений, были дети серамских отцов и папуасских матерей.


Комментарии

Настоящий текст был задуман автором как приложение к дневнику второго путешествия на Новую Гвинею (см. т. 1 наст. изд., с. 277 — 388, 431 — 450) и был, очевидно, подготовлен в 1886 — 1887 гг. Он находится в составе РПТ: АИЭ(П). Ф. K-V. Оп. 1. No 297. Л. 00285 — 00289 об. (пагинация печаткой). Текст в значительной мере повторяет содержание двух разделов немецкоязычной статьи «Моя вторая экскурсия на Новую Гвинею (1874 г.)» (см. наст. том с. 154 — 173): «Антропологическое» (без двух последних абзацев) и «О папуа-малайских помесях на Восточных Молукках». Вместе с тем этот текст не может считаться русским переводом указанных разделов, а скорее представляет собой самостоятельное произведение и отражает последнюю авторскую волю. Кроме сокращений, которым подвергся немецкий текст, многие формулировки изменены, сделаны отдельные дополнения.

Д. Н. Анучин при подготовке издания 1923 г. комбинировал текст немецкоязычной статьи с данным текстом (см. с. 369 наст. тома). Рукопись этой работы хранится в АГО (Ф. 6. Оп. 1. No 82. Л. 502 — 517). В состав ее, кроме того, входят разделы «Озеро Камака-Валлар» и «Физиономия страны и образ жизни населения», также восходящие в немецкоязычной статье. Там же находится копия данного текста, изготовленная для Анучина. Она носит следы стилистической правки, иногда неверного прочтения оригинала. Кроме того, ряд мест вычеркнут рукой Анучина.

Таким образом, настоящий текст фактически публикуется впервые. Там, где в рукописи были оставлены пустые места, они дополнялись по смыслу согласно немецкоязычной статье (все дополнения заключены в угловые скобки). В связи с разнобоем в написании слов волоса/волосы и вариировать/варьировать в тексте везде приняты первые варианты как чаще встречающиеся в данной рукописи И более характерные для Миклухо-Маклая.

Текст и примечания подготовлены А. Н. Анфертьевым.

1. См. дневниковую запись от 1 марта 1874 г. (т. 1 наст. изд., с. 288).

2. Эти рисунки публикуются в наст. томе, с. 169 — 171.

3. Мы сталкиваемся здесь с одним из первых известных случаев употребления слова интеллигентный в русском языке. При этом можно наблюдать самый процесс заимствования слова из немецкого языка в русский, так как слово intelligent было в немецкоязычной статье, на которой основан данный текст. Значение слова здесь, разумеется, то же, что и в немецком: 'разумный, смышленый, развитой'.