Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ОСТРОВА МЕЛАНЕЗИИ И ПЕРВОЕ ПОСЕЩЕНИЕ ЮЖНОГО БЕРЕГА НОВОЙ ГВИНЕИ В 1879-1880 гг.

Путешествие на острова Меланезии 1879 г.

Письмо г. проф. Р. Вирхову. — Препятствие. — Н. М. S. (Her Majesty Ship - корабль ее величества (англ.)) «Renard». — Трехмачтовая шкуна «Sadie F. Caller». — Программа путешествия.

Мог бы я, без постоянных и частых помех разного рода, спокойно заниматься моими анатомическими работами, одним словом, существуй уже Зоологическая станция в Сиднее, я и подумал бы <стоит ли> прервать начатые работы, предпринять новое путешествие, не окончив начатую работу... Но при данной обстановке, видя, что я теряю даром много времени по случаю неудобного, даже совершенно негодного для серьезных занятий, но, к сожалению, единственного места для анатомических работ (Смотри об этом мои письма г. проф. Вирхову в «Sitzungsberichte der Berliner Gesellschaft fuer Anthropologie, Ethnologie und Urgeschichte», 1879 1.), я стал помышлять об отъезде в Японию. Но, обдумывая мои предыдущие путешествия и подводя итоги результатов, я пришел к заключению, что об возвращении в Европу пока думать еще не время, что мне следует дополнить мое знакомство Меланезии посещением островов Новой Каледонии, Новых Гебрид, Соломоновых и др.

Чтобы избегнуть повторений, приведу здесь письмо, посланное мной г. проф. Р. Вирхову перед отъездом из Австралии. [234]

Сидней, 13.III.1879.

«...Начать какую-нибудь работу бывает обыкновенно легче, чем закончить ее удовлетворительно. Наполнить пробелы хламом слов — дело возможное и нередко пускаемое в ход — противно настоящему исследованию (ist der wahren Forschung ganz und gar zuwider). Так как после 9-летнего странствия по островам Тихого океана мне более бросаются в глаза (в областях: антропологии и этнологии) вопросы без ответов, чем удовлетворительные ответы, и так как здоровье мое снова достаточно поправилось, то я решил, продолжая избранный мною путь, предпринять 4- или 5-месячную экскурсию на острова Меланезии, на те преимущественно, которые остаются мне еще не известными. Мне кажется весьма важным видеть самому как можно большее число разновидностей меланезийского племени. Несколько дней, даже несколько часов личного наблюдения туземцев на месте родины и в их ежедневной обстановке имеют в этом случае большее значение, чем повторное чтение всего об них написанного.

Я предпринимаю это путешествие при особенных условиях, и только сознание значения его для моих антропологических исследований побудило меня остановиться на этом решении, сообразно моему убеждению, что в предприятиях, касающихся успеха науки, всякий личный интерес должен уступить.

Будучи убежден, высокоуважаемый господин профессор, что Вы разделяете мое мнение о немалом значении для антропологии беспристрастного разъяснения отношений между разновидностями меланезийского племени, то смею думать, что мой план окажется достойным Вашего полного одобрения.

Другое обстоятельство побуждает меня не отлагать мое путешествие: то, что если я отложу его теперь, пожалуй, никогда не буду в состоянии его предпринять...»

Мое решение не только шло наперекор моему намерению вернуться в этом году в Европу, что было для меня желательно и даже важно во многих и многих отношениях, но при этом представлялось еще и другое затруднение, заключающееся в моем финансовом положении. Ожидать присылки денег было неоткуда; даже наоборот: в то время как я обдумывал план путешествия, я получил из Батавии письмо от одного торгового дома Д. 2 — настоятельную просьбу об уплате старого долга, составляющего относительно значительную сумму.

Но подчинить дело науки грошам, бросить план научного путешествия вследствие недостатка нужных грошей, мне показалось делом совсем неподходящим. Я решил прибегнуть к крайнему средству, будучи убежден, что имп. Русское географическое общество, помогшее мне 9 лет тому назад предпринять путешествие на острова Тихого океана, не задумается помочь мне, когда дело касается серьезной попытки удовлетворительно закончить ряд нелегких и многосторонних исследований!?... [235]

Вексель на кассу имп. Русского географического общества, который г. В. Маклей 3 имел любезность индоссировать на сумму 150 фунтов стерлингов (расчетливо рассчитанный минимум на издержки), помог мне выйти из затруднительной дилеммы.

Мое намерение было отправиться с одной из военных шкун, которые посылаются английским правительством на станции в разные архипелаги юго-восточной Меланезии с целью контроля над вывозом так называемых «free labourers» (Свободные рабочие (англ.)) (иначе или, вернее, рабов) из этих островов. Эти шкуны уходят из Сиднея и остаются месяцев 6 (иногда более) в этих архипелагах. Сообщив г. коммодору Вильсону, начальнику Австралийской морской станции, мое желание и спросив его позволение отправиться с одною из шкун на острова, я получил ответ, что он не имеет ничего против, если командир одной из шкун согласится взять меня; но что при тесноте помещения (шкуна всего около 80 тонн) он не желал бы стеснить двух офицеров (лейтенанта и мичмана), помещающихся в небольшой каюте, приказанием.

Случилось, что командир одной из шкун, Н. М. S. «Renard», был лейтенант Ричардс, сын адмирала Ричардса, с которым я познакомился в Лондоне в 1870 г. при выдаче мне из английского Адмиралтейства линя для термометрических наблюдений. Я отправился повидаться с г. Ричардсом, который с первых же слов согласился взять меня с собою.

Однако же, осмотрев шкуну, убедившись в тесноте каюты и услыхав еще, что г. Ричардс обещал г. Л. Лайарду 4, английскому вице-консулу в Новой Каледонии, взять его с собою из [236] Нумеи на Соломоновы острова, стало ясно, что, чтобы других не стеснять и самому не быть стесненным, мне следует приискать другую оказию, чтобы попасть на острова Меланезии.

Такая не заставила долго себя (В рукописи: на себя) ждать; американская трехмачтовая шкуна «Sadie F. Caller» — хороший ходок с довольно большим помещением — должна была отправиться на острова Меланезии и в Новую Гвинею с коммерческой целью. Программа экспедиции довольно сложная. Освободившись от своего груза из Сиднея в Нумее, она должна будет по пути из Новой Каледонии, via острова Лояльти и Новые Гебриды, набрать человек 40 или 50 рабочих для ловли и препарирования трепанга на островах Санта-Круц. Затем для меновой торговли предполагается посетить Соломоновы острова и острова Адмиралтейства и острова юго-восточной оконечности Новой Гвинеи.

Программа эта подходит к моим планам: шкуна должна была посетить многие острова, и довольно продолжительная стоянка на островах Санта-Круц для ловли и приготовления трепанга, могущая продолжаться даже 1 1/2 или 2 месяца, не пугает меня, т. к. группа Санта-Круц, или Нитенти, хотя открытая в конце XVI столетия (Мендана, в 1595 г.), все еще остается известною в этнологическом отношении главным образом из описания первых испанских мореплавателей.

Обстоятельство, что шкуна посетит острова Тауи (Адмиралтейства) и зайдет на острова юго-восточной оконечности Новой Гвинеи, представляло удобный случай навестить Берег Маклая. Этот пункт, соединенный с другим моментом немалой важности — <наличием> довольно большой каюты, определили мое решение отправиться с этой шкуною (В рукописи этот абзац вписан на полях).

Наученный опытом путешествия 1876 г., я счел нужным заручиться письменным документом, излагающим на бумаге обоюдное соглашение между шкипером шкуны и мною, которого содержание в кратких словах следующее:

«Нижеподписавшиеся согласны в следующих пунктах:

Во-первых, что трехмачтовая шкуна «Сади Ф. Каллер» после посещения островов Новой Каледонии, Новых Гебрид, Соломоновых и других зайдет на Берег Маклая в Новой Гвинее, где останется по крайней мере 14 дней, что посетит также острова Кар-Кар и Ваг-Ваг.

Во-вторых, что капитан Веббер обязывается дать всякое содействие (to give every assistance) г. Миклухо-Маклаю, связанное с его научными работами, в котором случае г. Миклухо-Маклай обещает содействовать экспедиции своим знакомством с островами, нравами туземцев и т. д.

В-третьих, что г. Миклухо-Маклай обязуется платить 30 шиллингов в неделю, которая плата включает содержание его слуги.

В-четвертых, что в случае, если г. Миклухо-Маклай будет убит туземцами одного из островов, капитан Веббер обещается не позволить себе никаких насилий относительно туземцев под [237] предлогом «наказания» (will not permit himself to employ any kind of violence against the Aborigines by way of punishment)».

(Вина белых в отношении островитян Тихого океана, по моему мнению, так громадна, что всякое так называемое «наказание» только увеличивает число преступлений против них! К тому же, по моему мнению, шкипера торговых судов не имеют ни достаточной компетенции, ни достаточно средств быть беспристрастными и справедливыми судьями — это не их дело.

Первое предложение в этом примечании объясняет, почему я считаю и командиров военных судов не в праве, в большинстве случаев, брать на себя ответственности так называемых «наказаний».)

Шкуна «Сади Ф. Каллер» отправилась в путь из Сиднея 29 марта, в 5 1/2 часов утра.

Миклухо-Маклай

22 апреля 1879 г. (В рукописи здесь изображен якорь)
Bonne Anse, Baie de Prony на юге Новой Каледонии.


Комментарии

В марте 1879 г. Миклухо-Маклай отправился во второе (после 1876 г.) путешествие по Меланезии. Он собирался посетить несколько архипелагов (преимущественно те, где ему еще не довелось побывать), чтобы продолжить изучение этнологии и антропологии меланезийцев, а затем вновь побывать на Берегу Маклая. Однако на сей раз, помимо решения чисто научных задач, он поставил перед собой цель: собрать материалы о похищении людей в рабство и работорговле на островах Меланезии, чтобы по возвращении в Австралию развернуть борьбу «против торга человеческим мясом и варварского насилия» (см. наст. том, с. 344).

Первоначально ученый намеревался плыть на английском военном судне «Ренард», но затем предпочел американскую торговую шхуну «Сэди Ф. Коллер». Его устраивала отдельная каюта и маршрут шхуны, в частности возможность продолжить исследования на Берегу Маклая. Однако обстановка, царившая на шхуне, была столь тягостной, что привыкший к трудностям исследователь неоднократно жалуется в описании путешествия на отсутствие условий для работы. Состав команды и обращение шкипера и «тредоров» с островитянами были таковы, что ученый отказался от захода на Берег Маклая, «не рискуя подвергнуть своих черных друзей риску подобного знакомства» (с. 335 наст. тома).

В январе 1880 г. Миклухо-Маклай окончательно решил оставить шхуну и высадился на о. Варе (Вари), где вскоре дождался прибытия миссионерского парохода «Элленгован», на котором совершил путешествие вдоль южного берега Новой Гвинеи. Посетив несколько островов в Торресовом проливе, ученый в мае 1880 г. завершил свое путешествие в австралийском городе Брисбен.

Большинство своих вещей Миклухо-Маклай оставил на «Сэди Ф. Коллер», взяв со шкипера слово сдать их в русское консульство в Сиднее. Обязательство не было оформлено документально, шкипер вскоре умер, и вещи Миклухо-Маклая пропали. Возможно, этим отчасти объясняется скудость материалов, сохранившихся от этого путешествия. Его описание представлено следующими текстами, публикуемыми в наст. томе:

«Путешествие на острова Меланезии. 1879 <г.>» — вводный текст. Дневниковые записи «Новая Каледония и остров Лифу» (8—26 апреля), «Островок Андра» (21 августа — 1 сентября и 4—9 ноября), «Посещение острова Сорри» (17—24 октября), «Первое посещение южного берега Новой Гвинеи в 1880 г.» (20 января — 6 марта). И в завершение «Путешествие на острова Меланезии и четвертое посещение о. Новой Гвинеи» — краткий обзор, сообщающий маршрут и некоторые результаты путешествия.

Обращает на себя внимание, что из почти десяти месяцев плавания на «Сэди Ф. Коллер» детально освещены лишь полтора; из множества посещенных островов подробно описано пребывание лишь на Новой Каледонии, а также на островах Андра и Сорри. Конечно, такое путешествие было сопряжено с неминуемыми «простоями». Например, как видно из статьи «Путешествие на острова Меланезии и четвертое посещение острова Новой Гвинеи», 28 дней, проведенных в июле в лагуне у рифа Канделярия (Ронкадор), были посвящены письменной работе ввиду отсутствия объектов наблюдения. Однако из той же статьи явствует, что в мае Миклухо-Маклай жил по 5—10 дней в нескольких деревнях на Новых Гебридах, в декабре провел 20 дней на берегу о. Симбо (Соломоновы острова) и т. д. Об интенсивности полевых исследований, проводившихся ученым во время путешествия на «Сэди Ф. Коллер» и на южном берегу Новой Гвинеи, свидетельствует уцелевшая записная книжка No 5 (АГО. Ф.6. Оп. 1. No 24) со множеством рисунков, записями этнографического и антропологического характера и т. д. Эта ЗК использована при подготовке наст. тома.

Значительное время в этот период Миклухо-Маклай уделял подготовке к печати материалов своих предыдущих путешествий и других писем-отчетов для РГО. В ПО ААН (Ф. 143. Оп. 1. No 15) хранится большая тетрадь, первую часть которой составляет беловик сообщения «Второе пребывание на Берегу Маклая в Новой Гвинее (от июня 1876 г. по ноябрь 1877 г.)», с подзаголовком «Сообщение, писанное в Бугарломе на Бер. Маклая в октябре 1877; переписанное во время якорной стоянки в лагуне рифа Канделярия в июле 1879» с пометой; «Послано из: Порт Андра, с: пароход «Alice», первого августа 1879». Этот текст публикуется в наст. томе.

В этой же тетради находятся черновики четырех текстов, описывающих деятельность Миклухо-Маклая в 1878—1879 гг. Тетрадь сшита из линованных двойных бумажных листов большого формата с водяными знаками. Листы исписаны с обеих сторон, в основном синими чернилами, кое-где черными или карандашом. По мере приближения к концу почерк записей становится все более неровным.

На л. 29 (пагинация архивная, карандашом) данной тетради находим первоначальный план этих четырех сообщений. Страница оформлена так, как Миклухо-Маклай обычно оформлял заглавные листы своих черновиков. Вверху надпись: «Императорскому Русскому географическому обществу в СПБурге. 1879. Сообщения. Г-ну Секретарю И. Р. Г. Общ.». Свободное место, особенно в нижней части страницы, занято вензелями, выполненными синими чернилами и раскрашенными синим и красным карандашом. План включает четыре «письма» (как и в описании путешествия 1876 г., деление на «письма» условно и не проведено последовательно). Приведено краткое содержание каждого «письма». Первое, опубликованное впервые в СС (Т. 2), получило там заголовок «Сингапур. Сидней»; в черновике оно снабжено пометой: «(послано 29 октября 1879)». Второе «письмо», впервые опубликованное в Изв. РГО, имеет авторский заголовок «Пребывание в Сиднее (от августа 1878 по март 1879)» и снабжено пометой: «(послано с лагуны рифа Канделярия со шкуной «Дафна» 1. VIII 79)». Эти два «письма» публикуются в т. 5 наст. изд. «Письмо третье» снабжено такой же пометой, что второе. Это текст «Путешествие на острова Меланезии. 1879 <г>», публикуемый в наст. томе.

«Письмо четвертое» имеет помету «(посланное [...])», оставшуюся недописанной. Приведем его краткое содержание по намеченному автором плану: «Маршрут: Новая Каледония, Лифу, Танна, Эфате, Тонгоа, Май, Эпи, Амбрим, Мало, Вануа Лава, арх. Квироса, о. Лом-Лом, риф Канделярия». Таким образом, «письмо четвертое» должно было довести описание путешествия до пребывания в лагуне рифа Канделярия. Однако черновик этого «письма» в данной тетради отсутствует: после «письма третьего» идет черновой карандашный набросок текста «Путешествие на острова Меланезии и четвертое посещение острова Новой Гвинеи». Начало «письма четвертого» известно нам лишь по беловой рукописи «Новая Каледония и остров Лифу» (АГО. Ф. 6. Оп. 1. No 68), публикуемой в наст. томе. Она помечена в начале крупной цифрой 4, написанной синим карандашом. Цифра совпадает с номером данного «письма» в плане сообщений, намеченном автором.

Цифрой 5 помечен беловик текста «Посещение острова Сорри» (АГО. Ф. 6. Оп. 1. No 84), черновик которого не обнаружен. По хронологии, однако, он попадает в середину второй части сообщения «Остров Андра», впервые опубликованного в 1887 г. в журнале «Северный вестник». Черновая и беловая рукописи этого сообщения не найдены. Тексты «Посещение острова Сорри» и «Остров Андра» печатается в наст. томе.

Что же касается публикуемого в наст. томе текста «Путешествие на острова Меланезии и четвертое посещение острова Новой Гвинеи», который известен по черновой и беловой рукописям (АГО. Ф. 6. Оп. 1. No 71; ПО ААН. Ф. 143. Оп. 1. No 16), то он содержит указание на историю своего написания: «Начато во время нездоровья в деревне Ануапата на Новой Гвинее. Закончено, переписано и дополнено 8 месяцев спустя в Пейкдейл (в Квинсланд)». Дата окончания — 16 ноября 1880 г.

Материалы, собранные во время плавания на «Сэди Ф. Коллер», отражены автором также в работах «Вторая заметка о макродонтизме меланезийцев» и «Диалекты островов Андра и Сорри», публикуемых в т. 3 наст. изд.

Печатается по рукописи: АГО. Ф. 6. Оп. 1. No 69.

Впервые: Изв. РГО. 1880. Т. 16. Вып. 4. Отдел 2. С. 425—429, с небольшой стилистической правкой.

Переиздано: 1941. Т. 2. С. 95—97, со значительной стилистической правкой; СС. Т. 2. С. 444-448, с устранением части необоснованной правки, допущенной в предыдущем издании, но с небольшой новой правкой.

Текст имеет заголовок «Господину Секретарю имп. Русского географического общества, в СПБурге. Путешествие на острова Меланезии. 1879. Миклухо-Маклай». В наст. изд. обращение и подпись в заголовке опущены, как и «индексы содержания» — пометы на полях, своеобразная постраничная рубрикация. Последние не включены в основной текст в соответствии с просьбой автора, обращенной к редакции Изв. РГО: печатать «индексы содержания» мелким шрифтом на полях либо, если это неудобно по техническим причинам, не печатать вовсе (см. об этом с. 473 наст. тома).

Беловая рукопись — на пяти больших листах нелинованной белой бумаги, исписанных с одной стороны синими чернилами. Рукопись испещрена отпечатками пальцев, испачканных типографской краской. «Индексы содержания», помещенные слева на полях, повторяют краткое содержание письма, предпосланное основному тексту вслед за заглавием. На первом листе рукописи в левом верхнем углу оттиснута стилизованная буква М, увенчанная коронкой. Нумерация двойная, в правом верхнем углу: авторская синими чернилами (первый лист не нумерован, далее нумерация: 11—14) и архивная простым карандашом (1—5). Листы носят следы складывания вчетверо — вероятно, для пересылки по почте.

Черновик текста находится в большой тетради, содержащей черновое описание второго пребывания на Берегу Маклая и начала второго путешествия по островам Меланезии (ПО ААН. Ф. 143. Оп. 1. No 15. Л. 42—43). Здесь, кроме того, на л. 29 дано краткое содержание этого текста: «Путешествие в Меланезию. Письмо Вирхову. Финансовое мое положение. Фотоаппарат. Draft ? 150 на имя Географического общества. «Renard» & three-masted Schooner «Sadie F. Caller». Черновой текст воспроизводится в беловике с незначительными изменениями, с добавлением первого абзаца: «Мог бы я ~ Соломоновых островов и др».

Примечания подготовлены Д. Д. Тумаркиным.

1 Имеются в виду письма Р. Вирхову, опубликованные в 1878—1879 гг. в «Verhandlungen der Berliner Gesellschaft fur Anthropologic, Ethnologie und Urgeschichte» (приложение к журналу «Zeitschrift fuer Ethnologie») под заголовками «Расово-анатомические исследования в Австралии», «Основание зоологической: станции в Сиднее» и «Несколько слов о еще не существующей зоологической станции в Сиднее», публикуемые в т. 4 наст. изд.

2 Речь идет о торговом доме Дюммлер и К°. См. прим. 2 и 5 к очерку «Один день в пути» в наст. томе.

3 Уильям Джон Маклей (1820—1891) — австралийский зоолог, основатель Линнеевского общества Нового Южного Уэльса и музея, ныне носящего его имя и состоящего при Университете Сиднея. Обладатель большого личного состояния, он финансировал различные научные начинания, оказывал помощь исследователям. В 1875 г. Маклей снарядил за свой счет экспедицию на корабле «Чеверт» для сбора научных коллекций на побережье Квинсленда, на островах Торресова пролива и в заливе Папуа (юго-восточная Новая Гвинея). Живя в Сиднее, Миклухо-Маклай пользовался его гостеприимством и поддержкой и опубликовал совместно с ним несколько статей по зоологии в трудах местного Линнеевского общества.

4 О Лайярде см. прим. 2 к тексту «Новая Каледония и остров Лифу» в наст. томе.